пятница, 30 июня 2017 г.

Рэйчел Коэн-Ротенберг: "Почему в кампаниях по бодипозитиву нет изображений инвалидов?"

Источник: The Body Is Not An Apology Переводчик: Валерий Качуров Становясь более понимающей по отношению к себе и к своему восприятию как инвалида, я начала лучше осознавать, сколько "прогрессивных" в других отношениях движений просто игнорируют нас. Например, в академических кругах критическая теория часто игнорирует проблемы инвалидности при рассмотрении проблем расы, класса и гендера, хотя инвалидность вплетена во все эти вопросы.
И я была шокирована, увидев, что движения против стигматизации и обесценивания отличающихся тел часто игнорируют ту категорию, в которой может оказаться каждый человек - инвалидность. Может, именно поэтому инвалидность отсутствует в этих кампаниях. Потому что большинство людей настолько боятся стать инвалидами, что хотят просто выбросить эту вероятность из головы.

Я вижу, что кампании бодипозитивности в популярных СМИ в значительной степени не включают в себя инвалидов. То тело, насчет которого мы должны чувствовать себя позитивно - это скорее всего не-инвалидное тело. Оно может быть толстым, худым, белым или черным, испанским или азиатским, выглядеть бедным или богатым, но оно почти всегда выглядит дееспособно.

Например, в этом меме показаны узкие представления о красоте в кампании "Victoria’s Secret. Любите свое тело", и ниже они заменены на другое, не менее узкое представление.

четверг, 29 июня 2017 г.

Митчел «MJ» Джонс: «Дело не в спорах о том, кто больше угнетен: речь идет о выставлении приоритетов в борьбе за социальную справедливость»

(Фреска с изображением квир-транс активиста Миа Ту Mia Tu Mutch, выполненная Таней Вишерат, аллея Клерион, Сан-Франциско. Фото Аарона Мусшалски.  Creative Commons license)
Источник:  Wear Your Voice

«Не существует иерархии угнетений. […] Не такой штуки, как борьба с одной проблемой, потому что наша жизнь не течет только в одном направлении» - Одри Лорд.

Прошлым летом я посетил национальный съезд активистов и художников со всех концов страны.

На мероприятии, посвященном проблемам цветных трансгендерных и гендерно-некомформных людей, постоянно поднимался вопрос о том, кто должен быть «в центре внимания нашей борьбы за социальную справедливость?».

В комнате было много белых трансгендерных людей, и цветных цисгендерных людей, которые просто хотели узнать больше о проявлении солидарности, и о вопросах расы, инвалидности, классовой принадлежности, образования и т.п. В течение некоторого времени группа пыталась найти ответ на этот неоднозначный вопрос.

Текущая повестка по гендерным вопросам ужасно обширна: существуют государственные и местные законопроекты, которые запрещают трансгендерным людям пользоваться уборными, соответствующими их гендерной идентичности. В последние годы резко увеличилось количество насилия по отношению к цветным трансгендерным женщинам. Кроме того, многим членам нашего сообщества приходится бороться за доступ к здравоохранению и репродуктивным услугам.

Итак, возникает вопрос: чьи голоса должны звучать громче?

среда, 28 июня 2017 г.

Лаура Дикман: «Как стоить интимные отношения с людьми, страдающими ПТСР»

Источник: Wear Your Voice

(Примечание администрации сайта-переводчика: Стоит заметить, что все люди разные, причины ПТСР могут быть разными и ПТСР может проявляться по-разному, поэтому эти – как и любые другие советы – не могут быть полностью универсальными)

Два человека держат руки так, что их пальцы образуют подобие сердечка. Лиц людей не видно – видны только их руки.
Когда мы слышим слово «посттравматическое стрессовое расстройство»,  мы обычно представляем себе солдат, которые вернулись домой с войны, и которые теперь не переносят громких звуков и неожиданных прикосновений. Но ветераны составляют лишь небольшой процент людей, страдающих ПТСР.

Посттравматическое стрессовое расстройство и его кузен, Сложное (комплексное) ПТСР может возникнуть от самых разных опасных ситуаций, как от физической, так и от психологической угрозы. И женщины страдают от этого расстройства гораздо чаще, чем мужчины. Те, кто пережил (или все еще переживает) домашнее насилие, часто страдают от сложного ПТСР из-за длительного воздействия различных видов насилия и травм. Люди, которые выросли в насильственной обстановке (как в физическом, так и в психологическом смысле), тоже часто страдают от Сложного ПТСР.  И вне зависимости от того, было ли ПТСР связано с сексуальным насилием, 90% страдающих от него женщин сообщают о сниженном либидо.

Говоря научным языком, ПТСР является реакцией миндалевидного тела головного мозга на опасность. «ПАУК! АААА!» - «орет» миндалевидное тело, пока гипокамп старается успокоить его, поясняя: «Угомонись, чувак, этот паук в телевизионной программе». Катехоламины должны помочь контролировать то, как ваш мозг воспринимает ситуацию, но «сигнал бедствия» может отключить любой анализ. Стресс вызывает определенную химическую реакцию, которая вызывает новую волну пугающих мыслей, создавая порочный круг паники и стресса.

Доктор Рейчел Иегуда из Международного общества по изучению сексуального здоровья женщин (ISSWSH) говорит, что если уровень катехоламина слишком высок, это приводит к «перегрузке» памяти. Эта перегрузка - слишком много деталей, слишком много зацикленных мыслей -  и приводит к ПТСР. Это происходит во время невероятно стрессовой ситуации, когда обычные механизмы, помогающие управлять стрессом, по той или иной причине не могут сработать.

Такие вещи как ПТСР и Сложное ПТСР могут казаться простым явлением, но… Эти расстройства могут затрагивать практически все сферы близости между друзьями, членами семьи, романтическими и сексуальными партнерами.  Жертвами расстройства могут стать доверие, близость, коммуникация, ответственность и возможность эффективно решать различные проблемы.  У некоторых все, что прежде сияло, превращается в нечто тусклое, в том числе это отражается на тех чертах их характера, которые прежде были очень живыми и яркими. Они могут стать раздражительными, легко возбудимыми, тревожными и чувствовать постоянную необходимость контролировать все (и всех).

понедельник, 26 июня 2017 г.

Экономим ложки

spoon1.jpg
 Описание изображения: Набор ложек разных размеров на синем фоне

Ложки - одна из самых используемых метафор в аутичном сообществе и в сообществах инвалидов.

- У меня нет на это ложек.
- Я сделаю это, если у меня будет ложки.
- Взять бы где-то ложки для учебы!

Такие фразы вы можете увидеть в специализированных постах и услышать на группах поддержки. Ложки -это силы, которые надо дозировать, потому что наши силы не безграничны, и их на все не хватает.
Метафора ложек берет начало из легендарного текста Кристиан Мизерандино, с которым мы и предлагаем вам ознакомиться.
И еще мы выбрали для вас три статьи о том, как экономить эти самые ложки, и повышать свою работоспособность.

Десять аффирмативных политиков-мусульман

Сенатор Мобина Джаффер
По материалам Huffington Post
Подготовлено специально для Nuntiare.org и переопубликовано с их разрешения

Критики ислама часто говорят о том, как мусульмане нетолерантны к ЛГБТ. Их критика относится к ультраконсервативным религиозным лидерам, молодым неофитам, а также к тем мусульманам, которые считают ислам несовместимым с «западными» ценностями.
Но это — не все мусульмане.
К примеру, вот список десяти политиков-мусульман, которые борются за принятие ЛГБТ в обществе:

1. Рана Бокхари
Бокхари (Rana Bokhari) была лидером либеральной партии в Манитобе. В 2015 году она и ее партия работали над запретом репаративной терапии для несовершеннолетних ЛГБТ. Также она высказывалась в поддержку брачного равноправия.

2. Салма Захид
Член канадского парламента Салма Захид (Salma Zahid) поддержала законопроект, запрещающий дискриминацию по признаку гендерной идентичности и гендерного выражения. Она написала в Facebook, почему поддерживает это: «Права ЛГБТ — права человека. В Канаде мы рады всем».

3. Мобина Джаффер
Канадский сенатор Джаффер (Mobina Jaffer) также поддержала законопроект о запрете дискриминации по признаку гендерной идентичности и и гендерного выражения: «Подобная защита очень нужна трансгендерным людям в Канаде. Многие из них каждый день сталкиваются с дискриминацией по нескольким признакам одновременно».

суббота, 24 июня 2017 г.

Айман Экфорд: «3 причины, из-за которых мне нравится мода на игрушки для стимминга»

Спиннер и фиджет-куб
В детстве мне запрещали стимить. На меня кричали за то, что я бегаю из стороны в сторону, трясу ногой, верчу что-то в руках, жую завязки и пряди волос, грызу карандаши, издаю странные звуки, раскачиваюсь из стороны в сторону, трусь лицом об свою подушку.

Некоторая критика была обоснованной  - волосы от жевания становились грязными, завязки портились, а своей беготней я могла мешать спать соседям снизу. Но даже эта, на первый взгляд, логичная критика, была странной. Ведь, в конце концов, волосы являются частью моего тела, а значит, у меня есть право ими распоряжаться. Завязки свисали с моей одежды, а значит, я могла делать с ними все, что захочу. Да, я действительно могла мешать соседям спать и мне не стоило бегать в помещении… но почему меня ругали за то, что я бегаю на улице? Почему родители смеялись над тем, как я при этом трясу руками и в какую сторону смотрю, если это никому не мешало? И почему отец называл естественные для меня телодвижения признаком «распущенности»?

Я узнала ответы на эти вопросы только когда выросла. Родители хотели, чтобы внешне я была «как все», «неотличимой от сверстников». Я узнала, что многих аутичных детей в свое время стыдили за то, что они раскачиваются, крутят в руках всякие предметы и трясут кистями рук. Некоторых знакомых мне аутистов за это били, опускали их руки в неприятные субстанции, на них кричали, их лишали их имущества…
По-сути, подобное насилие является насилием на почве ненависти, даже если те, кто совершает его, этого не понимают.
Ведь стимминг является естественным поведением для аутичных людей – для некоторых настолько естественным, что они его даже не замечают. Стимминг помогает нам думать, успокаиваться, и иногда он является даже способом выражения эмоций. Многим аутистам – особенно детям , приходится тратить много сил на то, чтобы не стимить, и это те самые силы, которые они в это самое время могли бы использовать для того, чтобы слушать учителя на уроке, решать задачи или формулировать свои мысли словами.

Многие взрослые аутичные люди усиленно борются со стереотипами, которые заставляют взрослых ограничивать стимминг аутичных детей, и стимминг стал своеобразным символом аутичной культуры.

И поэтому когда фитжеты – игрушки для стимминга – стали модными и ими  начали пользоваться самые разные люди, некоторые аутисты почувствовали себя оскорбленными.
Аутичные подростки видят, как те самые дети, которые били их за тряску руками, теперь смотрят на табличку «у нас продаются спиннеры», и считают деньги, чтобы купить вертящуюся штуку. Аутичные взрослые видят детей, играющих с фиджет-кубами, и никто их не ругает за игры с этими кубиками, никто не пытается их ограничить.
Наоборот, благодаря рекламе подобное поведение стало модным.

Я понимаю, что подобные двойные стандарты могут быть неприятны. Но сам факт того, что аллисты (не-аутисты) и нейротипики (те, чья нервная система соответствует доминирующим представлениям о норме), стали покупать игрушки для стимминга, не является чем-то отрицательным. И вот  3 причины, из-за которых мне нравится подобная мода, и не нравятся попытки ограничивать использование фиджетов нейротипиками и аллистами.

1. ИГРУШКИ ДЛЯ СТИММИНГА СТАЛИ ДОСТУПНЕЕ.
Два года назад я купила себе несколько машинок с колесами разных размеров и разной текстуры, для того, чтобы носить машинки в карманах и вертеть колеса. Мне нравится ощущение вращающегося предмета в руке, нравится вращать круглые предметы, нравится, когда предметы, которые я вращаю, разные на ощупь.
Но вращать маленькие колеса машинок далеко не так удобно, как вращать спиннеры.
 Раньше мне приходилось подбирать машинки, а теперь на многих магазинах появилась надпись: «у нас есть спиннеры» - и у них есть самые разные спиннеры. Они разных размеров, они разные на ощупь, некоторые из них беззвучные, а другие издают приятный треск, некоторые легко крутить, а для того, чтобы крутить другие, нужно прикладывать усилие. И я могу выбирать их, покупать те, которые мне больше подходят, и не тратить на поиски подходящей «крутилки» уйму времени!

пятница, 23 июня 2017 г.

Кристин Мизерендино: "Теория ложек"

Две ложки - одна большая, другая маленькая
Источник: But you don't look sick
Переводчик: Аня Азаматова
Мы с лучшей подругой сидели в кафе, болтали. Как это водилось, было поздно и мы ели картошку фри с соусом. Как обычные девчонки нашего возраста, мы проводили много времени в кафе, разговаривая о мальчиках, музыке и тривиальных вещах, которые казались очень важными в тот момент. Мы никогда не были слишком серьезны на счет чего-либо и в основном смеялись.

Когда я стала принимать таблетки вместе с едой, подруга странно на меня смотрела, не продолжая разговор. И вдруг спросила: каково это – страдать СКВ и быть больным человеком? Я была шокирована не только потому, что она задала вопрос совершенно неожиданно, а еще и потому, что считала, что она вроде бы знала об этом все, что можно знать. Она была со мной у врачей, она видела меня с палочкой и как меня тошнит в туалете. Видела, как я кричу от боли – что еще можно было рассказать?

Я стала причитать о таблетках и о болях, но она все спрашивала меня и не была удовлетворена ответами. Меня удивило это: моя соседка по комнате в колледже уже несколько лет, близкая подруга - я думала, она уже знает медицинское определение СКВ. Затем она посмотрела взглядом, знакомым каждому больному человеку: чистое любопытство о том, что ни один здоровый человек полностью понять не сможет. Она спросила меня не о том, каково было быть мной физически, а о том, каково быть мной изнутри.

четверг, 22 июня 2017 г.

Монологи ЛГБТ-активистов с инвалидностью о борьбе за свои права

Источник: Афиша Daily

«Афиша Daily» поговорила с активистами движения за права ЛГБТ-людей с инвалидностью о двойной дискриминации, правозащитной деятельности в условиях закона о гей-пропаганде и предрассудках внутри самого сообщества.
 
 
Спикер и два активиста движения Queer-Peace на фестивале ЛГБТ-кино Бок о Бок.
 
 
Айман Экфорд, 21 год
Создательница Аутичной инициативы за гражданские права, активистка Queer Peace

О дискриминации

Я аутистка в обществе, созданном для неаутистов. В этом обществе на неаутистов рассчитано все — от торговых центров до системы образования, от методик обучения до представлений о приемлемом поведении детей.

Я лесбиянка в обществе для гетеросексуалов. В отличие от гетеросексуалов я не могу удочерить ребенка так, чтобы опека над ним принадлежала и мне, и моему партнеру. Я не могу получить российское гражданство, несмотря на то что у моего партнера оно есть (но могла бы, если бы моя девушка была парнем). Я не могу быть родственником моей партнерши, и в случае чего не смогу навестить ее в больнице. Я не могу даже открыто говорить о своей сексуальной ориентации и о своих отношениях, не рискуя при этом выслушать уйму оскорблений. А гетеросексуалы говорят об этом свободно.
Я выгляжу младше своего возраста. Меня не воспринимают всерьез, поэтому даже посторонние люди готовы поучать меня. Я женщина в мире, где большинство руководящих должностей занимают мужчины.

Не знаю, отказываются меня брать на работу из-за гражданства, внешности или аутичного поведения. Я не представляю, каково принадлежать к доминирующему большинству. Я не вижу проблемы в своих особенностях. Проблема в нашем обществе, которое не хочет их принимать.

О травле

У меня диагностировали аутизм во взрослом возрасте. Так часто бывает в постсоветском пространстве, особенно в не очень крупных городах вроде Донецка, откуда я родом.

Аутичная американка на Живой Библиотеке

Это – моя анкета для Живой Библиотеке. Я часто участвую в Санкт-Петербургском проекте Живая Библиотека, и обычно представляю книгу «аутистка». Выражается это в том, что я сижу рядом с табличкой «аутистка», и люди, желающие узнать об аутизме, задают мне вопросы.

На этот раз 9 июля я буду представлять «книгу» под названием «аутичная американка». И вопросы, на которые меня попросили перед этим ответить, кажутся мне настолько важными, что я хочу опубликовать их здесь.

1) Ты родилась в Америке? 
Нет, я родилась в Украине, в Донецке. Чуть не написала « в России», потому что я плохо различаю страны постсоветского пространства. Для меня они все одинаковые, со странной, но уже поднадоевшей культурой. Я понимаю, что для многих украинцев очень важна их идентичность, но я просто не замечала украинской идентичности и украинской культуры до начала войны. А когда заметила, она была для меня такой же экзотикой, как и культура Китая.
Культура России для меня тоже экзотична и непонятна, но я хотя бы знала о том, что она существует.


2) Почему ты называешь себя "американкой"? 
Потому что я и есть американка.
Для того, чтобы понять это, важно осознать, что определяет культурную принадлежность человека.

Итак, определяет ли культурную принадлежность территория, на которой человек родился? Сестра моей девушки рожала ребенка во Франции, но вряд ли от этого ребенок станет французом.

Определяет ли культурную принадлежность территория, на которой ребенок провел свое детство? Если да, то почему у нас все еще существуют диаспоры? И почему еврейская культура существует несмотря на то, что у евреев очень долго не было своего государства?

Определяет ли культурную принадлежность язык, на которой говорит человек? Ну, возможно, язык является важным элементом культуры для тех, кто мыслит словами, но я не мыслю словами. Я мыслю образами, и любое словесное описание, даже любая мысль, которая у меня возникает в словах – это перевод с моего языка картинок на язык, который я выучила позже – не важно, на русский, английский или украинский. Никакой словесный язык не является моим родным языком.
Определяет ли культурную принадлежность происхождение? Если да, то почему тогда культура приемных детей чаще всего совпадает с культурой их приемных, а не биологических родителей?

И что тогда определяет культуру человека? Его «социализация» - то есть, по- сути, то, с кем он жил в одной квартире в первые десять лет жизни?

среда, 21 июня 2017 г.

Дэнари Монро: «3 причины, по которым для описания угнетения стоит найти более подходящий термин, чем «фобия»»

Closeup on a person gazing sadly into the camera as they rest their hands on their knees.

(Фотография человека, который печально смотрит в камеру, положив руки на колени)

Источник: Everyday Feminism

Уверена, что если вы принадлежите к  ЛГБТКИА+сообществу, вы понимаете значение освобождения и возможности быть собой. Несмотря на то, что мы принимаем свои идентичности в разные жизненные периоды, и у всех у нас разный путь, само принятие дает всем нам ощущение «дома».

Вне зависимости от того, вынуждают ли нас обстоятельства к молчанию, либо мы громко и гордо объявляем о себе всему миру, возможность быть собой дается нам не так уж и легко.

В США и в некоторых других странах уже узаконены однополые браки. Несмотря на то, что это подвиг, о возможности которого даже не подозревали многие наши предшественники, нам еще предстоит много работы. Мы по-прежнему вынуждены терпеть более высокий уровень бедности, насилие, основанное на ненависти, и дискриминацию в отношении работы и жилья.

Кроме того, все члены нашего сообщества находятся в неравном положении, и угнетаются по-разному. Согласно исследованиям, би+ живут в большей бедности, и гораздо чаще страдают от депрессии и злоупотребления психотропными веществами, чем геи и лесбиянки. И в более тяжелом положении находятся трансгендерные люди, вне зависимости от сексуальной ориентации.

В течение многих лет,  и до сегодняшнего дня, мы называли подобные притеснения гомофобией, бифобией, трансфобией и квирфобией. Другие движения также используют подобные слова: например, ксенофобия, исламофобия и фатфобия.

Очень важно то, что у нас есть возможность называть определенными словами системные структуры, которые маргинализируют нас и влияют на нашу повседневную жизнь. Создание подобного языка необходимо для борьбы за освобождение всех маргинализированных групп. Я помню, насколько важным для би+ сообщества было создание лексики, описывающей наш опыт.

Когда мы даем чему-то имена- не важно, чему: ложкам, деревьям, породам собак – у нас появляется возможность это идентифицировать. И, в случае угнетения, противостоять этому.

К сожалению, история сложилась так, что выбранный нами язык оказался не только проблематичным, а еще и укрепляющим эти самые системы угнетения.

И меня это достало. Для большинства из нас этот язык является частью нашей жизни. Вне зависимости от того, принадлежим ли мы к угнетаемым сообществам или являемся их союзниками, язык отражает наш опыт – то, как мы понимаем неравенство, как мы говорим о дискриминации, с которой нам приходится сталкиваться, и как мы относимся к другим людям с подобными угнетениями.

Но такие слова, как «исламофобия» и «трансфобия» содержат второй корень «фобия». Те, кто придумал эти слова, проигнорировал тот факт, что фобия – это существующее явление, причиняющее проблемы конкретным людям. При этом, практически все, кто используют эти термины, прекрасно понимают, что в борьбе за всеобщее освобождение и социальную справедливость нельзя игнорировать опыт людей.

Вне зависимости от благих намерений, нельзя строить риторику движения, способствуя при этом угнетению других маргинализированных групп. Кроме того, выбирая некорректный и неточный язык, мы вредим сами себе.

Итак,  я приведу несколько доводов о том, почему использование слова «фобия» может служить угнетению – и я хочу предложить альтернативу, которая лучше подойдет для нашей интерсекциональной борьбе за всеобщее освобождение.


вторник, 20 июня 2017 г.

Айман Экфорд: «Акция на Autistic Pride Day и закон подлости»

Рома, изображающий моего отца "бьет" меня ремнем. Рядом стоит Енот с плакатом: "Ударить взрослого - заключение сроком до двух лет (ст.115 УК РФ), ударить ребенка - воспитание?"
С самого начала все шло так, словно эта акция не должна была состояться. Но мы провели ее – несмотря ни на что.



I. ОБ ИДЕЕ АКЦИИ.
 Я думала провести акцию против детского бесправия еще к Первому Июня, ко Дню Защиты Детей. Дело в том, что после принятия закона о декриминализации домашнего насилия очень много говорили о домашнем насилии по отношению к женщинам, и очень мало – о насилии по отношению к детям. Мне это казалось крайне несправедливым и нелогичным. Разумеется, многим женщинам по самым разным причинам – от финансовых до психологических – сложно уйти от мужей-агрессоров, но у них есть юридическая возможность это сделать. Женщины могут подать на развод, найти работу и обеспечить себя деньгами, выбрать себе новое место жительства и даже переехать в другой город. Несовершеннолетние же полностью зависимы от своих родителей или опекунов, какими бы ужасными эти родители или опекуны ни были.

В особо уязвимом положении находятся дети-представители маргинализированных групп, чьи родители принадлежат к доминирующему большинству. Я имею в виду ЛГБ-подростков, трансгендерных и интерсекс детей всех возрастов, аутичных детей, детей-инвалидов, детей, чья религия или культура не совпадают с религией и культурой их родителей.

Чтобы привлечь внимание к этой проблеме, я решила провести акцию-перфоманс с плакатами, демонстрирующими двойные стандарты, и со сценками, в которых я изображала бы ребенка, а кто-то из старших активистов – консервативного и жесткого родителя.

Но к Первому Июня все знакомые мне активисты были заняты, а план акции не был до конца продуман, и поэтому идею пришлось отложить. Но уже к вечеру того дня, когда активисты Альянса гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие провели другую акцию, посвященную детям, я знала, как и когда смогу использовать свою идею.

18 июня, Autistic Pride Day, считается радостной датой в аутичном сообществе. В отличие от Дня Информирования об Аутизме, которое отмечают 2 апреля, Autistic Pride Day придумали сами аутичные люди. В отличие от 2 апреля, это не день «информирования о проблемах аутизма», когда неаутичные родители и специалисты говорят о том, что аутизм – это ужасное заболевание, которое надо лечить и предотвращать. Это – день, когда аутичные люди говорят о том, что они могут принимать себя и быть собой несмотря ни на что.
Но проблема в том, что многие аутичные люди не могут быть собой. Многие из них являются несовершеннолетними, и полностью зависят от своих родителей, которые пытаются их переделать. Некоторые становятся жертвами принудительной госпитализации. Некоторых родители доводят до самоубийства, вынуждая жить в среде, не предусмотренной для аутистов ради того, чтобы внешне казаться «нормальным». Некоторые аутичные подростки кончают с собой, потому что им с детства внушают, что они неполноценные, и они начинают в это верить и у них не остается надежды на полноценное будущее. Многим после всего этого удается выжить, но они уже не могут принимать себя такими, какие они есть, и даже считать себя полноценными людьми.
Как в такой ситуации можно говорить об аутичной гордости и о возможности быть собой?
Поэтому вопрос домашнего насилия крайне важная тема для Autistic Pride Day, которая затрагивает саму идею этого праздника.


воскресенье, 18 июня 2017 г.

Айман Экфорд: «Ваша жизнь принадлежит вам»

Сегодня Autistic Pride Day, день, когда аутичные люди во всем мире празднуют возможность оставаться собой и вести себя аутично, несмотря на давление со стороны общества.

Вам может это показаться странным, но сейчас я хочу обратиться не только к аутичным людям, а и к людям с различными видами инвалидности, к ЛГБТИ-людям, к тем, кто чувствует свою принадлежность к другой культуре, к тем, кто вынужден жить в сексистской, патриархальной, фундаменталистской среде, ко всем, кто чувствует себя чужим в своем окружении. И, прежде всего, я хочу обратиться к подросткам и молодым людям, которые полностью зависимы от своих родителей.

Ваша жизнь принадлежит вам. Не вашим родителям, не вашим родственникам, не вашему государству. Она принадлежит только вам.


I.
Я выросла в семье технической интеллигенции, которая ненавидит Запад. Моя культура была американской. Мне не близка ни Советская, ни Российская, ни Украинская культура. Более того, мне становится плохо от  проявлений российской культуры, а иногда даже от упоминания определенных элементов советской истории.
В моем окружении было много «умеренных» антисемитов. Я же в детстве часто сравнивала себя с европейскими евреями 19-начала 20 века, и мне было очень неприятно выслушивать антисемитскую риторику.
В моем окружении было много исламофобов. В двадцать лет я приняла ислам.
Мое окружение было наполовину православно-фундаменталистским, наполовину – воинственно атеистическим.  Как только я перестала бояться «разгневать Бога», мои религиозные взгляды стали основываться на самостоятельном анализе священных текстов со ссылкой на исторический контекст. На данный момент я не отношу себя к определенной религии, и,  в отличие от людей, которых я знала в детстве, я точно никогда не стала бы навязывать другим людям какие-либо религиозные взгляды и их отсутствие.

суббота, 17 июня 2017 г.

Что такое Autistic pride day

d291811c4b9c05a7ff6d659b108c2337.jpg
На белом фоне написано разноцветными буквами: Autistic Pride Day . Ниже написано темно-синим шрифтом: 18 июня. Ниже нарисован знак бесконечности.


18 июня аутичное сообщество во всем мире отмечает Autistic pride day (день гордости аутизма). В английском языке очень часто используется слово «гордость» в отношении аутизма, и это понятие очень близко к понятию принятия, к идее, что человек может гордиться собой, оставаясь тем, кто он есть. Autistic pride day — инициатива организации Aspies for Freedom, которая со временем приобретала всю большую популярность. На протяжении десятилетий аутисты были исключены из обсуждений, касающихся вопросов аутизма. И поэтому 18 июня аутичные люди и организации, согласные с идеей нейроразнообразия, проводят конференции и мероприятия, с помощью которых они стремятся донести до общества, что им не нужна жалость и «исцеление», что они хотят иметь равные возможности и быть принятым, оставаясь собой.

четверг, 15 июня 2017 г.

Лорен Розенталь: "4 способа уважать гендерную автономию ребенка"

Источник: Everyday Feminism
Переводчик: Валерий Качуров
Родитель и ребенок прижимаются друг к другу лбами. Источник: Huffington Post
Посвящается Сандре Бем, которая скончалась 22 мая 2014 года.

Вне зависимости от того, являетесь ли вы родитель_ницей, или планируете е_й стать, или вообще не хотите заводить детей,  в любом случае важно, как вы говорите с детьми о гендерных вопросах.

Хотя дети во многом учатся таким вопросам путем наблюдения за своими сверстниками, основу своего понимания они берут у взрослых в семье.

Почему важно разговаривать со своими детьми о гендерных вопросах? Потому что если вы этого не сделаете, то они изучат ту модель, которая распространена в обществе - модель взаимоисключающих полов и поляризованных гендерных ролей.

Эта модель не совсем способствует равенству и инклюзии. И на самом деле она ведет к угнетению большой группы людей - всех, у кого есть женственные качества.

Да, за несколько прошедших десятилетий мы добились прогресса в том, чтобы рассматривать феминные качества более позитивно. Но люди с женственными качествами по-прежнему каждый день сталкиваются с неравенством и угнетением.

Если мы хотим жить по-настоящему феминистской жизнью, то нам следует воздержаться от поддержки любых угнетений. И становясь более осведомленными о сложности гендерной проблематики, мы можем сознательно жить так, чтобы не поддерживать гендерные стереотипы.

Рассказывая об этом понимании своим детям, мы можем внести изменения в мышление следующего поколения, и тем самым прервать укоренившиеся структуры угнетений.

Но давайте немного отвлечемся. Почему так получается, что концепция гендера у наших детей настолько не зависит от нас? Ответ прост - из-за гендерной социализации.

Гендерная социализация - это процесс, посредством которого люди “обучаются” гендерным ролям, просто наблюдая за общественными нормами, и видя, что происходит с теми людьми, кто им не соответствует.

В школе дети видят, какими могут быть последствия несоответствия - и быстро усваивают, что чтобы быть принятыми, нужно соответствовать. Хотя значительная часть социализации детей и происходит в школе, но то, что вы делаете дома, может значительно повлиять на гибкость и инклюзивность их мышления.

Итак, вот четыре способа, с помощью которых вы можете поддержать гендерную автономию своих детей:

среда, 14 июня 2017 г.

Подростки и политика

внешняя политика.jpg
Флаги различных государств, образующие подобие глобуса на фоне неба.


После новой волны антикоррупционных митингов в интернете начинается новая волна эйджизма. Политические взгляды молодых участников митингов обесцениваются исключительно из-за их опыта.
Считается, что политика - "дело для взрослых и умудренных опытом". Но так ли это на самом деле? Как тогда объяснить, что Александр Невский получил свое прозвище в 18 лет, разгромив крестоносцев, Карл XII стал полновластным правителем в 15 лет, а Петр I - в 17? Возможно, с современными стереотипами что-то не так?
Мы предлагаем вам 4 статьи, которые, надеемся, заставят вас заново проанализировать эту тему.

вторник, 13 июня 2017 г.

Айман Экфорд: "Обращение к ОМОНовцу"

Сотрудники ОМОНа на Марсовом поле. Они стоят не там, где стоял тот сотрудник ОМОНа, которому я посвятила это письмо. Но у меня нет его фотографии.

Уважаемый сотрудник ОМОНа,
Вы видели меня на митинге против коррупции, который проходил на Марсовом поле в День России. Помните, как ваши люди окружили толпу протестующих, которых вы задержали только за то, что они высказывали свою позицию?

Они стояли за Вашей спиной, а лицом к Вам стояли мы – остальные участники акции. Вы стояли прямо напротив меня, и, возможно, Вы меня заметили – на мне были большие наушники, а на моем рюкзаке была повязана радужная ленточка.
Я обратила на вас внимание только потому, что вы были небольшого роста, и вели себя не так, как остальные ОМОНовцы. Вы что-то им говорили, и, как мне казалось, отдавали распоряжения. Подробностей я не запомнила. Вокруг было слишком шумно.
Но мне удалось расслышать ваш разговор с одним из знакомых, потому что в тот момент Вы находились очень близко ко мне.
Вероятно, этот Ваш знакомый был одним из участников митинга против коррупции, как и я.
Вы говорили о рыбалке. И Вы жаловались ему на то, что из-за «вас» (то есть нас) Вы не можете пойти на рыбалку.  Вы винили нас в том, что мы испортили Вам выходные.

И именно эта логика кажется мне странной. Не я выбирала за Вас работу. Не я подписывала трудовой договор, зная, что работа может подразумевать смены в праздничные и выходные дни. Если бы Вы были хирургом, и в День России Вам бы пришлось делать операцию, Вы бы тоже винили больного в испорченных выходных?

Но еще более странной мне кажется даже не то, что Вы согласились работать в выходные дни, не желая работать в выходные дни, а Ваше отношение к задержанным.
Вы знали, что нарушаете закон. Вы знаете статью 31 Конституции Российской Федерации, которая гласит: «Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование»

воскресенье, 11 июня 2017 г.

Проблемы исламофобии

Source: Muslim Women Coach
Фото женщины в хиджабе. Источник:  Muslim Women Coach

Благодаря ужасным терактам, совершаемым исламистскими группировками, люди начинают бояться мусульман, всех мусульман, вне зависимости от их религиозных взглядов и отношения к насилию. Более того, этот страх распространяется даже на немусульман, которые внешне похожи на выходцев из исламских стран. Подобный страх можно заметить даже во внешне прогрессивных  сообществах. И подобные настроения в обществе очень опасны, потому что из-за них жертвами исламофобов становятся ни в чем не повинные люди, и зачастую, эти люди принадлежат к другим маргинализированнм группам. Например, в особо уязвимом положении находятся нейроотличные люди арабской внешности, и нейроотличные люди, которые интересуются арабской тематикой, просто потому, что нейроотличные люди выглядят странно и от этого могут показаться опасными.
Поэтому крайне важно понимать основы исламофобии, и бороться с подобными стереотипами в своем окружении.
Вот несколько статей о том, как исламофобия вреди аутичным людям, какие стереотипы о мусульманах особо опасны, и на что похожа террористическая пропаганда.

пятница, 9 июня 2017 г.

Айман Экфорд: «Фильмы «Люди Х» и вопросы прав меньшинств»

Основные персонажи фильмов "Люди Х" из новой и оригинальной трилогий

Когда после очередного мероприятия на аутичную тему меня просят посоветовать фильм, который лучше всего отражает опыт дискриминации аутичных людей, обычно я вспоминаю цикл фильмов «Люди Х» и мультфильм «Холодное Сердце», а уж потом думаю о фильмах, посвященных непосредственно аутизму. В фильмах об аутизме аутичные люди обычно объективизируются, ситуации показаны  с позиции неаутичных друзей и родственников аутичных персонажей, а социальным вопросам, влияющим на качество жизни аутичных людей, уделяют слишком мало значения.

В фильмах «Люди Х» (особенно в оригинальной, «старой», трилогии), наоборот, большое значение уделяется вопросам дискриминации и прав меньшинств. Я часто вспоминаю фрагменты из этих фильмов, когда говорю с другими активистами на тему аутизма, инвалидности и ЛГБТИ.

Вот 5 тем, из-за которых мне нравятся фильмы о мутантах.
Внимание! В тексте могут быть спойлеры.


1. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С РОДИТЕЛЯМИ.
Одна из главных причин, по которым старые фильмы про мутантов нравятся мне больше, чем новые, заключается в том, что в старых фильмах большое значение уделяется теме взаимоотношений родителей, принадлежащих к доминирующей группе, и их детей из стигматизированной группы.
В фильме «Люди Х-2» есть сцена, где один из героев-подростков, мутант-Бобби, делает «мутантский» камин-аут перед своими родителями.  Его мать говорит:
- Бобби, мы тебя очень любим, но проблема мутантов….
- Какая проблема? – спрашивает один из одноклассников Бобби.
- Непростая, – с вызовом отвечает мать, после чего спрашивает у сына,  не старался ли он не быть мутантом.
Точно такая же мои родители реагировали на мои аутичные особенности. Они считали, что я могу «постараться» и избавиться от них. И примерно так же прошел мой камин-аут как лесбиянки.

Айман Экфорд: "Проблемы безопасности"

2017 год.
Я написала этот текст год назад, но проблемы, из-за которых я его написала, никуда не исчезли. Наоборот,  после последних терактов фанатизма стала еще больше. Даже в "прогрессивных" родительских группах. Даже в ЛГБТИ+ и феминистическом сообществе. Поэтому я публикую его снова. Не внося в него никаких изменений.

2016 год.
Родители аутичных детей часто говорят нам, что мы не знаем, каково это – боятся за будущее своих детей. На самом деле, многие из нас это знают. У многих аутичных активистов есть аутичные дети. У некоторых из нас есть аутичные братья и сестры. Я понимаю страх родителей аутичных детей, потому что мой трехлетний брат может быть аутичным.
Его еще не диагностировали, но когда я смотрю на него, то постоянно думаю о такой вероятности.

Он трясет руками, так же, как и я. Он трется лицом об махровую тряпку, как я трусь лицом о свою любимую подушку. Он постоянно повторят фразы из любимых мультиков и книг, так же, как и я. Он, как и я когда-то, постоянно задает одни и те же вопросы, и любит получать на них одинаковые ответы. Он поздно начал говорить, да и сейчас, когда ему три с половиной года, говорит не очень внятно. Он любит ходить по одним и тем же маршрутам.  Очень долго он не садился есть, пока не выставит в ряд определенные предметы в определенной последовательности.

Он знает все об интересующих его вещах. Ему было около двух лет, когда он начал распознавать марки автомобилей на улице. Он постоянно произносил марки всех автомобилей, мимо которых мы проходили, хоть тогда он почти не говорил. Я в свои двадцать знаю марки автомобилей гораздо хуже него. Он знает всех героев любимых мультиков, все их имена и биографии.

Мама говорит, что ему сложно ладить со сверстниками, но при этом он прекрасно ладит с людьми, которые его старше. И ему очень нравятся другие аутичные дети, возможно, он узнает в них себя. Он десятки раз смотрел «историю Томаса» и «День Найнзеи» из серии видео «Улица Сезам и Аутизм». При виде аутичных детей он радостно трясет руками.

четверг, 8 июня 2017 г.

Хватит относиться к религиозным женщинам как второсортным феминисткам

(Примечание: Подобная проблема существует в российском феминистском и ЛГБТ-сообществах)

По материалу: Huffington Post

Авторы: Дженнифер Зобаир, Джина-Мессина-Дайрт и Эми Левин

Фото книги авторов этого текста
Такое ощущение, словно сейчас чуть ли не каждую неделю очередная юная знаменитость с гордостью и публично заявляет о том, что она не феминистка: Шайлин Вудли, Кэти Перри, Келли Кларксон, Кендалл Дженнер. Эти женщины зачастую объясняют свой отказ от феминизма тем, что они не ненавидят мужчин – ссылаясь на самые злобные и спорные стереотипы о феминизме – или говорят о том, что лично они никогда не сталкивались с неравенством.

При этом они игнорируют тот факт, что женщинам с возрастом становится гораздо сложнее получить значимые роли в кино, чем мужчинам, и то, что недавно 37-летнюю Мегги Гилленхаал посчитали  «слишком старой», чтобы она могла сыграть женщину, в которую влюблен 55-летний мужчина. И даже когда феминистки верят тому, что эти молодые звезды действительно никогда не сталкивались с дискриминацией, они удивляются, почему эти звезды не думают о других, менее привилегированных женщинах.

С одной стороны, это некорректный вопрос. С другой стороны, он вполне обоснован. С одной стороны, какое нам дело до того, как телезвезды относятся к феминизму? С другой стороны, эти знаменитости имеют огромное влияние на молодых женщин. Их заявление о том, что: «никакой феминизм не нужен, потому что у меня есть все права», во-первых некорректны по отношению к нашим предшественницам-феминисткам, благодаря которым у нас и есть эти права, а, во-вторых, это является игнорированием того факта, что права женщин все еще ущемляются.

понедельник, 5 июня 2017 г.

Ник Уолкер: «Дорога Ярости и ПТСР»

Кадр из фильма "Безумный Макс: Дорога ярости"
Источник: Neurocosmopolitanism
Вчера я посмотрел фильм «Безумный Макс: Дорога Ярости». Он оказался даже лучше, чем писали в хвалебных рецензиях. Это, пожалуй, лучший боевик из тех, что я видел. И да, он откровенно феминистский. И там есть замечательные и сильные женщины-инвалиды.

Одна из самых интересных вещей, так и не была описана ни в одном отзыве и описании к фильму (во всяком случае, из тех, что я читал). Я имею в виду яркое и правдоподобное изображение посттравматического расстройства Макса, в том числе, его кошмары и внезапные галлюцинаторные воспоминания. Впервые я видел, чтобы в боевике правдоподобно показали уровень ПТСР, которое, вероятно, было бы у человека, пережившего события предыдущих фильмов. В фильме Безумный Макс 2: Воин Дороги нам показано, что после событий первого фильма Макс остался лишь «оболочкой человека» - но в Дороге Ярости мы, наконец, видим, что кроется за этой оболочкой.

воскресенье, 4 июня 2017 г.

Ли Любов:"Как союзничать с инвалидами и нейроотличающимися людьми в активистских и академических сообществах"

Источник: Queer Mental Health Переводчик: Валерий Качуров
Фото двух плюшевых мишек


*Эта статья основана на моем опыте участия в активистских движениях инвалидов, транс, квир и аутичных людей. Собирая этот список, я консультировалась с другими активист_ками. Я принимала участие в квирных, радикальных и академических сообществах, как студентка и просто как человек. Я не претендую говорить от имени всех нейроотличающихся людей, всех инвалидов, или любой другой группы. В этой статье просто перечислены несколько идей о том, как быть лучш_ей союзниц_ей для тех людей, которые остаются вне движений и сообществ.



Делайте ваши мероприятия и встречи доступными. Часто инвалиды, люди с нейроотличиями или с хроническими болезнями исключены из пространств, созданных для построения социальных связей. Это значит, что инвалиды нередко изолированы от общества. Жесткая изоляция до сих пор используется как наказание в медицинских тюремно-индустриальных учреждениях. Изоляция - это форма культурного насилия, и её последствия могут быть серьезны: травмы, депрессия, ощущение безысходности. Поэтому для того, чтобы быть действительно радикальными активистами надо учитывать потребности  самых изолированных и замалчиваемых людей. Доступность означает, что вы пытаетесь учитывать наши потребности - это словно теплые объятия, которые показывают, что вы цените и заботитесь о нашем самочувствии и безопасности. Доступность среды может включать в себя (но не ограничивается этим): пандусы для инвалидных кресел, доступные лифты, доступные и гендерно-нейтральные туалеты, выбор места проведения мероприятий недалеко от автобусных остановок, пространства без резких запахов, интерпретаторы и переводчики, приглашенные на мероприятия, сенсорно-дружелюбная среда (нет флюоресцентного освещения, нет давления к социализации, тихие комнаты, помещения без эха, и т.д), наличие субтитров, отсутствие алкоголя и курящих людей, наличие диванов рядом с танцплощадкой, проведение событий не очень рано или не очень поздно, а также варианты досуга для детей.

суббота, 3 июня 2017 г.

Сара Уайтистоун: "3 вещи, которые каждая феминистка должна знать о служебных собаках и их владельцах"

Источник: Everyday Feminism
Переводчик: Валерий Качуров

Черная служебная собака в жилете смотрит в камеру. Источник: Therapeutic Medical Alert Service Dogs

Конец дня, и вы устали. Вы заходите в дверь, и ваша собака с нетерпением ждет вашего прихода, бежит к вам и покрывает вас сладкими мокрыми поцелуями.

И в этот момент вы не беспокоитесь о стрессе на работе или о посуде в раковине. Вместо этого вы чувствуете любовь и поддержку со стороны верного спутника.

Но некоторым людям с инвалидностями эти красивые животные дают гораздо больше, чем влажные поцелуи и приятную компанию.

Для некоторых из нас служебная собака необходима для физической безопасности, здоровья и благополучия.

Например, помимо ежедневного стресса с работой и посудой, у меня есть дополнительные заботы, связанные с состоянием здоровья. Что будет, если я потеряю сознание на улице, или если я буду слишком слаба, чтобы принести воду из кухни?

Поскольку я не в состоянии платить за круглосуточную социальную поддержку, только служебное животное дало мне уверенность в том, что я могу быть независимой, при этом оставаясь в безопасности и получая необходимую поддержку.

Служебные животные, как и обычные домашние питомцы, обеспечивают инвалиду терапевтическую эмоциональную поддержку.

Но кроме этого, их обучают служить своим владельцам и помогать им со специфическими вопросами, связанными с инвалидностями. Служебные животные не только поддерживают инвалидов в повседневной жизни, а и могут оказывать им помощь в чрезвычайных ситуациях.
Служебную собаку можно обучить тому, что делать, если я потеряю сознание в общественном месте: чтобы она могла вызвать помощь или вернуть меня в инвалидное кресло. Если я буду слишком слаба, чтобы встать, то служебная собака сможет принести мне бутылку с водой.

Часто служебные собаки дают инвалидам больше возможностей принимать самостоятельные решения.

В США служебные животные - обычно это собаки - защищены законом ADA (Americans with Disabilities Act). Но, несмотря на это, служебных собак и их владельцев до сих пор недооценивают, не понимают, и подвергают дискриминации в публичных местах.

Не признавая важность служебных собак и нарушая их права, мы увековечиваем маргинализацию их владельцев, инвалидов.

Поэтому нам, как интерсекциональным феминисткам, стоит работать над пониманием и признанием служебных животных, чтобы люди с разными инвалидностями могли обрести больше независимости и улучшить качество жизни.

Итак, вот 3 вещи, которые надо знать о служебных собаках и их владельцах.

пятница, 2 июня 2017 г.

Кейтлин Николь О’Нил: "Эйджизм: один из столпов эйблизма"

Источник: The Youth Rights Blog
Переводчик: Аня Азаматова
Несколько лет назад я начала читать и узнавать больше на тему прав инвалидов. Как и в случае с моим интересом к проблемам ЛГБТ, женщин, цветных, социальной несправедливости, юношества и др., я особенно заинтересовалась очень теоретичной критической работой, которую развернули занимающиеся вопросами прав инвалидов в конце ХХ века. Одна точка зрения, которая часто повторяется в этом массиве, состоит в том, что один из первичных столпов угнетения инвалидов – в том, что к людям с инвалидностью, независимо от возраста, относятся как к детям. Мой друг и соратник в защите прав инвалидов, Мэтт Стэффорд, написал о том, как родители и другие пользуются прикрытием заботы, чтобы проявлять неуместное влияние в жизнях людей с инвалидностью, перешагнувших черту совершеннолетия. Другой мой друг, защитник прав юношества и инвалидов, рассказал мне, как врачи, с которыми они работают, отказываются предоставлять сведения об их медицинских проблемах напрямую, хот у него нет когнитивных нарушений и, более того, он недавно выпустился с юридического.
Защитники прав инвалидов давно пытаются добиться больших прав и независимости для инвалидов, включая людей с нарушениями восприятия и речи. Они бросили вызов всему обществу, особенно заведениям, основанным неинвалидами для инвалидов, чтобы инвалидов видели как индивидуумов, заслуживающих независимость и достоинство, как и любой другой человек, не смотря на их ментальные или физические ограничения или различия. Так они не только заметно улучшили жизнь инвалидов, но также и заложили фундамент для трудного дела освобождения молодежи.

четверг, 1 июня 2017 г.

Айман Экфорд: "Какие права есть у детей?"

1.Сегодня первое июня – День Защиты Детей. Я бы назвала этот иначе. Для меня это день, когда взрослые люди говорят о защите детей и подростков. Это второе апреля движения за права детей. День, когда говорят о правах детей, не спрашивая самих детей, какие права им нужны. Если дети и участвуют в праздновании, то исключительно как объекты благотворительности, которым можно дарить подарки и чьи таланты можно развивать. В тех редких случаях, когда детей и подростков все-таки допускают на обсуждение вопросов, касающихся их прав, эти дети и подростки являются теми, кто полностью разделяет позицию пригласивших их взрослых.
2.
Когда я была ребенком, я писала на больших круглых листах бумаги «Малыши не хуже взрослых». Я называла эти листы бумаги плакатами, и расставляла их на книжных полках. Это была моя первая акция протеста. И мой первый некорректно сформулированный лозунг. Как и многие аутичные люди, я не мыслю словами, и тогда мне просто не хватало слов.
Я хотела написать о том, что мне плохо в школе и что из-за школы я хочу умереть. Хотела написать о том, что я устала жить среди инопланетян. Взрослые, которые говорили мне, что мне «повезло», ведь я «еще в школе учусь», и что мне повезло тем, что я не работаю, казались мне инопланетянами. Потому что только инопланетяне могут завидовать человеку, которому не принадлежит своя жизнь. В отличие от меня, у этих взрослых был выбор, они выбирали то место, где они проводят полный рабочий день, а я не выбирала школу.  Они могли заниматься любимым делом, а я нет. Они тратили свое время за деньги, а я за свои труды получала только издевательства одноклассников, эйблистскую критику преподавателей и новые задания от родителей.