четверг, 30 ноября 2017 г.

Мел Беггс: "Проясняя все вопросы"

Источник: Ballastexistenz Переводчик: Валерий Качуров

Я не принадлежу к сообществу активистов, которые выступают за социальную справедливость. Я не принадлежу и к тем, кто выступает против них.

В разное время оба сообщества пытались призвать меня к себе. В разное время я выступала и за тех, и за других - сознательно или нет.
Но сейчас я не могу находиться ни в одном из этих сообществ. Потому что я вижу, что в обоих из них есть тенденции, которые приносят вред.

Да, есть люди, которые вступили туда с хорошими намерениями. Но есть и те, которые вступили туда, потому что хотят манипулировать людьми и получать власть.

Если посмотреть, что там происходит, то можно увидеть, что даже лучшие намерения могут превращаться в неэффективные или деструктивные.

Дальше я собираюсь говорить только о людях, которые вступили туда с хорошими намерениями. Потому что и так очевидно, что от троллей и манипуляторов не может быть ничего хорошего.

Я не могу находиться в этих сообществах. Не из-за того, что считаю себя лучше, чем другие люди, в том числе и мои хорошие знакомые, которые являются их частью.
И даже не из-за того, что мне не интересно то, что там происходит.

Я не могу находиться там, потому что вижу тенденции, которые там происходят, и вижу, что если я туда вступлю, то это не приведет ни к чему хорошему.

среда, 29 ноября 2017 г.

Айман Экфорд: "Me too"


В последнее время женщины (и, иногда, небинарные люди) стали все чаще писать о сексуальном насилии. Год назад русскоязычные женщины писали в интернете свои истории под хештегом #ЯНеБоюсьСказать. Сейчас женщины со всего мира пишут истории об изнасилованиях и домогательствах под хештегом #MeToo. В последнее время я видела и русскоязычные, и англоязычные истории под этим хештегом. Думаю, мне тоже есть что рассказать.

Я буду писать о домогательствах и травле, и если вам по какой-либо причине может стать от этого плохо, советую не читать дальше.

Меня никогда не насиловали. Но один парень, которому я нравилась, всячески надо мною издевался. Некоторые его действия попадают под определение "сексуальное домогательство", некоторые - нет. Я не буду делить их по категориям, потому что все его действия были мне крайне неприятны. Однажды он стал фотографировать мои трусы на телефон друга. Они с другом потом смотрели эти фотографии и смеялись. Он постоянно лез ко мне со странными вопросами и комментариями - так, что мне становилось страшно, когда он ко мне приближался... Я просила его оставить меня в покое, но он не отставал. Он швырял мои вещи. Закончилось все тем, что он стал валить меня на пол и душить... он мог душить меня около минуты. Иногда мне казалось, что он меня убьет.

Он издевался не только надо мной. Были и другие девочки, которых они с другом могли затаскивать в туалет, кого они душили, чьи вещи они портили...

Эту историю все посчитали бы ужасной, если бы я была взрослой. Но тогда мне было около 11 лет, и ему тоже. 

вторник, 28 ноября 2017 г.

У меня было 4 мальчика, пока один из них не сказал мне, что она – девочка.

Предупреждение: Этот текст может быть сложным для восприятия некоторых людей с алекситимией.
В тексте подробно описывается религиозный фундаментализм, трансфобия, эйджизм, насилие над детьми, упоминается суицид. 


На фотографии улыбающаяся девочка в джинсовой куртке со светлыми волосами по плечи. За ней стоит ее семья – мама и 3 брата разного возраста
Источник: Good Housekeeping
Переводчик: Настя Тутова



Когда сыну Кимберли Шаппели был всего год и 6 месяцев, у него начали проявляться признаки женской гендерной идентичности. Сегодня мама-христианка рассказывает, как она смогла принять переход Кай ради ее счастья и благополучия.
13 Апреля, 2017

Помню, как-то вечером, когда Кай была еще совсем маленькой, я укладывала ее спать. У нее были очень холодные ноги. Взволновавшись, я подняла одеяло и увидела, что она сняла трусики с одной из кукол и надела на себя. Они сжимали ее так сильно, что мешали циркуляции крови, и, если бы она проспала так всю ночь, последствия были бы очень серьезными. После этого случая я поняла, что не могу больше игнорировать то, что на самом деле происходит с моим ребенком. Мой сын, урожденный Джозеф Пол Шаппели – девочка.


На юге страны меня растили как благочестивую, консервативную христианку, прививая республиканские ценности. Юг США – это то место, где выделяться не только непростительно, но и небезопасно. Я была и остаюсь активным членом местной церкви. Раньше я возглавляла пастырство, преподавая изучение Библии. Я не поддерживала и не оправдывала людей, вступивших в ЛГБТИ-сообщество. Эта была часть христианского виденья мира, меня так воспитали. И я знала, что буду прививать такие же убеждения своим детям.

Я наклонялась к ней и отвечала: «нет, ты мальчик»

Но я усомнилась в своих взглядах, когда в возрасте года и шести месяцев у Кай начали проявляться очень явные признаки "женственности".

понедельник, 27 ноября 2017 г.

Кейтлин Николь О'Нил: “Угнетение молодежи, массовая культура и ностальгия по 80-м"

Сцена из фильма "Оно" 2017 года. На скрине - дети, главные персонажи фильма
Источник: The Youth Rights Blog

Недавно я посмотрела фильм Оно (It), и задумалась о том, насколько наше современное общество деградировало в вопросах уважения автономии молодежи. Я никогда не испытывала той ностальгии по 1980-м, которую испытывают многие представители поколения миллениалов. Возможно, дело в том, что я родилась в поздние 1980-е, и поэтому мое детство было наполнено сюжетами и особенностями 90-х. Но симпатии, которые испытывают к фильмам вроде Оно и Очень Странные Дела (Stranger Things) миллинеалы, которые были слишком молоды, чтобы помнить 1980-е, указывают на то, что, возможно, дело в чем-то другом.

Возможно, ностальгия по 1980-м (в том виде, в котором они показаны в популярной культуре), связана с тем, что людям хочется, чтобы у них было такое же свободное, дикое детство, которого не было у большинства из нас, но о котором многие из нас отчаянно мечтали. Это стремление репрессированных людей. Все мы хотели бы расти в мире, где у молодежи могут быть необычные приключения, которые при этом не контролировались бы взрослыми. Примерно как человечество хочет вернуться в Эдемский Сад (который никто не помнит, но в который все верят), молодые милленеалы, вынужденные терпеть политику нулевой терпимости, строгие школьные дежурства, комендантский час, ограничения в передвижении по городу и общую культуру страха и ограничений по отношению к молодежи, хотят вернуться в реальность, где у них мог бы быть свой мир без вездесущего влияния взрослых.

воскресенье, 26 ноября 2017 г.

Религиозные убеждения влияют на оказание медицинской помощи ЛГБТ

Библия и стетоскоп
В ходе международного исследования выяснилось, что пятая часть врачей не готовы оказывать медицинскую помощь гомосексуальным пациентам. Некоторые отметили, что на их выбор влияют религиозные взгляды.
В исследовании поучаствовали более десяти тысяч врачей, медсестер, студентов медицинских ВУЗов и фармацевтов из сорока стран. По информации MedPage, результаты были представлены на ежегодной встрече Американской коллегии врачей-специалистов по заболеваниям грудной клетки.
На вопрос «Влияют ли ваши взгляды на гомосексуальность на помощь, которую вы оказываете гомосексуальным пациентам?» 10,3% врачей, не идентифицирующих себя как христиане, ответили утвердительно. Также утвердительно ответили 22% Свидетелей Иеговы и 16,7% индуистов.
При этом, немногим более 20% врачей, не идентифицирующих себя как христиане, и 16,6% христиан ответили, что не готовы оказывать помощь гомосексуальным пациентам.
Анонимное исследование проводилось с июля 2015 года по февраль 2016 года в 174 лечебных учреждениях.
Наиболее распространенная религия среди опрошенных — католичество (70,5%), за ним следуют другие христианские конфессии (27,3%) и ислам (6%).
По материалам Washington Blade от 4 ноября 2017 года
На русском языке впервые опубликовано на Nuntiare.org

пятница, 24 ноября 2017 г.

София Ковалева: «О культурной апроприации»

(Примечание Айман Экфорд: Я во многом не согласна с автором статьи. Например, я признаю, что экономически развитые страны с ядерным оружием могут обладать не очень популярной и подверженной апроприации культурой. Так же я считаю проблематичной ситуацию, когда американское большинство апроприирует культуру китайского меньшинства (несмотря на могущество Китая). Но при этом искажение христианской и западной культуры в Китае тоже кажется мне проблематичным. И аргумент «не делайте этого, если это обижает других людей» в большинстве случаев кажется мне обоснованным. Кроме того, КА вредна не только из-за того, что она оскорбляет людей — очень часто КА способствует обесцениванию важных культурных элементов меньшинств, и укрепляет стереотипы. Но мне показалась необычной позиция автора, и особенно интересно его внимание к использованию и искажению элементов западных культур в странах, где дискриминируются выходцы из западных стран. Кроме того, я считаю важной разницу между культурами, которые угнетены везде, и культурами, которые угнетены на Западе, но доминируют на определенных территориях. Поэтому я и перевела эту статью. Тем более, что я считаю, что аргументы борцов с культурной апроприацией, особенно в российском контексте — именно их аргументы, а не сама проблема КА — зачастую являются проблематичными)
Источник: maxikov

Давайте откроем статью:
https://en.wikipedia.org/wiki/Cultural_appropriation
"Культурная апроприация — это принятие или использование элементов одной культуры представителем или представителями другой культуры".

От этого определения мне хочется выть и носиться кругами. Я с ним категорически не согласна еще и потому, что некоторые люди иногда безоговорочно его принимают.

«Культурная апроприация отличается от аккультурации и ассимиляции, потому что «апроприация» или «незаконное присвоение культуры» обычно относится к принятию культурных норм колониальным образом. Элементы культуры меньшинства используются представителями доминирующей культуры, и при этом вырываются из своего изначального культурного контекста — иногда даже вопреки ясно высказанным возражениям представителей культуры, которые создали эти культурные элементы» - О, прекрасно. Похоже, все готовы согласиться, что за исключением каких-то необычных оправдывающих обстоятельств, культурная апроприация вредна. С этим я согласна.

четверг, 23 ноября 2017 г.

Айман Экфорд: «Как культура связана с верой в Бога?»

- Как ты можешь считать себя мусульманкой и при этом считать себя еврейкой? - спрашивают мои знакомые.

Этот вопрос некорректный сам по себе, и сразу по нескольким причинам.
Начну с более личных.


I.
Во-первых, как я писала в своем тексте «я отказываюсь верить в Бога-нациста», я отказалась от всех религиозных «рамок».

Год назад я приняла ислам, и тогда мне было очень важно называть себя мусульманкой — настолько важно, что ради ислама я рисковала своими межличностными отношениями с друзьями и родственниками и своим общественным положением. Размышляя о том, насколько мне невыгодно принятие ислама, я могла в буквальном смысле вырубиться, просто сидя на полу с книгой... Мне было очень плохо из-за этого страха исламофобии, но я не могла отказаться от ислама. Мне казалось, что отказавшись от него, я предаю свои представления о Бога и предаю себя.

А потом я вдруг поняла, что мое стремление относить себя к определенной религии было наследием моего христианского фундаменталистского прошлого. Мне казалось, что я должна как-то идентифицировать свои религиозные представления, вгонять свои представления о Боге и отношения с Ним в определенные «шаблоны», выбирать из историй и традиций, даже если я не могу быть уверена в правильности ни одной из них. Теперь я верю, что Бог странный и добрый, но при этом я не знаю, какой он, а значит, нет смысла относить себя к определенной религии. Я просто склоняюсь к авраамическим религиям, и для меня этого достаточно.
Думаю, для Бога тоже. Если Бог не похож на нациста, он не будет наказывать меня за то, что я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не знаю, какая из религий ближе к истине. Я не верю в Бога, который наказывает людей за незнание.

Я не перестала быть мусульманкой. Вероятнее всего, я даже не переставала быть христианкой. Возможно, в каком-то смысле я даже являюсь иудейкой, хоть и не проходила гиюр (потому что изучение иудаизма оказало на меня определенное влияние). Но я просто не отношу себя к определенной религии. Я отказалась от ярлыков, смысл которых я не могу понять.

вторник, 21 ноября 2017 г.

Айман Экфорд: "О "ВСЕХ" гомосексуалах"

Фото котят в коробке - у которых, вероятно, есть охотничий инстинкт, но которые все равно отличаются друг от друга

Вот почему ни один мой знакомый (надеюсь) не прочтет фразу: "Некоторые котята рождаются без охотничьего инстинкта" как: "Она утверждает, что все коты - никудышные охотники!".

Но зато многие активисты умудряются прочесть (или услышать) мою фразу: "У некоторых гомосексуальных людей нет внутренней гомофобии" как: "Она отрицает наличие внутренней гомофобии".
Как они это читают? ГДЕ они это видят? Где здесь логика?
При том, что я даже повторяю, что внутренняя гомофобия - серьезная проблема. Что я сама от нее страдала, и ее остатки мешают мне до сих пор. Что эта самая внутренняя гомофобия есть практически у всех гомосексуальных людей.
Но "практически" - не значит у всех. Мозг человека-сложная штука, поэтому корректнее говорить не "все гомосексуалы страдают от внутренней гомофобии", а "подавляющее большинство гомосексуалов", "примерно 99.9%" и т.п.

Я говорю это только потому, что "все гомосексуалы", "все женщины", "все инвалиды", "все евреи" и т.п. - звучит смешно! Особенно когда речь идет о неврологии, о мышлении, о психике. Люди - разные. Мозг людей устроен по-разному. Даже у котов участки мозга, отвечающие за поведение, могут работать по-разному, а мозг человека - более сложная штука.
Внутренняя гомофобия возникает из-за усваивания культурных норм в гомофобной среде, и из-за защитных механизмов. Так неужели вы думаете, что все люди одинаково усваивают культурные нормы? Что у них одинаково работают защитные механизмы? Мы говорим о ПСИХИКЕ ЧЕЛОВЕКА.

Айман Экфорд: «О «полиции мыслей» внутри ЛГБТ-движения»

Некоторые активисты считают, что интерсекциональность мешает солидаризации и разрушает коллективные идентичности ЛГБТ и феминистского движения.

У меня есть две новости для этих активистов — одна хорошая, а одна — плохая.

Хорошая новость заключается в том, что они ошибаются.
Я ни у кого не встречала такую способность солидаризироваться практически с любыми угнетенными группами, и выступать против любой несправедливости со стороны сильных мира сего, как у интерсекциональных феминисток (особенно у англоязычных интерсекциональных феминисток, потому что в России практически нет «своего» интерсекционального движения).
А такую сильную склонность к коллективной гордости, коллективной ответственности и коллективным идентичностям, которую я встречала у интерсекциональных феминисток, я видела только у некоторых не-интерсекциональных движений за гражданские права 20-го века.

Так что, вроде бы, активисты, которым не нравится интерсекциональность, могут быть спокойны. Разговор окончен, их опасения не оправдались.
Но увы, есть плохая новость. А «плохая новость», видимо, заключается в самом факте моего существования. Дело в том, что я веду сайт и паблик на интерсекциональную тематику, и мои ресурсы становятся все популярнее. При этом, совершенно не склонна к коллективизму. Я никогда не испытывала коллективной ответственности. И мне сложно понять, что такое коллективная гордость.

При этом я не отрицаю, что для других людей эти чувства очень важны. Я не отрицаю, что эти чувства могут приводить к позитивным изменениям, что они могут помогать людям становиться увереннее и вместе бороться за равноправие и социальную справедливость... Более того, я перевела с английского уйму текстов о коллективной гордости аутичных людей, о коллективной гордости ЛГБТ-людей, и о том, как представителям разных угнетенных групп важно найти свое сообщество.
Я понимаю, что людям нужны эти тексты.

Но при этом я не считаю, что я должна скрывать свой опыт и свои чувства.

понедельник, 20 ноября 2017 г.

Диана Курдяш: "Вместе против насилия в День памяти трансгендерных людей"

Источник: Проект Правовой Помощи Трансгендерным Людям 
Переопубликовано с их разрешения

(На иллюстрации изображены четверо людей, марширующих вместе, над ними - крупная надпись "Вместе против насилия". Фон - имена всех трансгендерных людей, ставших жертвами трансфобии)


Сегодня, 20 ноября, - День памяти трансгендерных людей. В этот день мы вспоминаем тех, кто стали жертвами трансфобии в обществе и объединяемся для того, чтобы вместе противостоять этому ужасному явлению.
День памяти трансгендерных людей был изначально основан в 1999 году в память о транс-женщине Рите Хестер, убитой в Олстоне, штат Массачусетс годом раньше. Со временем он стал международной памятной датой, посвященной проблемам насилия и преступлений ненависти по отношению к трансгендерным людям. В этот день трансгендерные активисты по всему миру устраивают мероприятия - зажигают свечи, проводят кинопоказы, публичные дискуссии - привлекают таким образом внимание к этой серьезной проблеме в обществе.

"За прошедшие 12 месяцев было задокументировано 325 убийства транс и гендерно вариативных людей по всему миру.
Большинство жертв задокументированных по всему миру убийств составили мигрант_ки и секс-работни_цы.

Всего с января 2008 года по сентябрь 2017 года было задокументировано 2609 убийств транс и гендерно вариативных людей в 71 странах мира."
- "Трансгендерная Европа" (http://tdor.tgeu.org/ru/)

Полный список имен жертв трансфобии за последний год можно посмотреть здесь (на английском):
http://transrespect.org/wp-content/uploads/2017/11/Tv..

Хочется отметить, что из России в этом списке значится только одна трансгендерная женщина из Воронежа (без имени). Но это не значит, что в нашей стране нет других трансгендерных людей, ставших жертвами. Мы просто можем не знать, что очередной убитый человек (а каждый год убийств в России происходит очень много) был трансгендерным, а преступление было совершено по трансфобному мотиву.

К сожалению, очень часто правоохранительные органы совершенно не учитывают мотив ненависти в расследовании, а в сводках и новостях о жертвах пишут с использованием их паспортных данных, никак не упоминая об их трансгендерности. Немногие родственники и друзья погибших также готовы рассказать эти подробности - они могут бояться слишком пристального внимания журналистов, осуждения и непонимания со стороны знакомых. Или просто не видят смысла сообщать об этом. Не говоря уже о том, что у достаточно многих трансгендерных людей могут быть напряженные отношения с собственной семьей.

Поэтому, о том, что трансгендерные люди становятся жертвами, мы узнаем практически случайно.

воскресенье, 19 ноября 2017 г.

Айман Экфорд: «Коллективная гордость? А как же коллективная ответственность?»

Патриоты обожают говорить о коллективной гордости. О том, что Россия — самая большая страна в мире, о том, что она победила фашизм, о том, что наши «деды воевали», и о том, что у нас самая прекрасная в мире литература. Все это они считают поводом для гордости.

Если честно, мне не совсем понятно, как я могу гордиться тем, к чему я не имею никакого отношения. Тем более, если для того, чтобы принадлежать к российскому сообществу мне не пришлось прикладывать никаких усилий. Меня просто посчитали русской при рождении.

Я сама себя русской не считаю, и даже если бы считала, не смогла бы гордиться российской историей и культурой, потому что я их не создавала.

Но некоторые люди могут испытывать эту гордость, которая остается для меня странной абстракцией. Я считаю это нормальным. В конце концов, кто я такая, чтобы указывать другим, что им чувствовать?

Но разговор о коллективной гордости непосредственно связан с другой темой — с коллективной ответственностью. О коллективной ответственности любят говорить феминистки, левые и борцы за права меньшинств. Сторонники концепции «коллективной ответственности» пишут, что мы ответственны за колониальное прошлое наших держав и за многолетнее угнетение национальных и расовых меньшинств...

пятница, 17 ноября 2017 г.

Дженифер МакГреил: «Моя дочь одевается не для вас»

(Внимание: Текст может быть сложным для восприятия некоторым людям с алексетимией)
Фото смуглой девочки в необычной одежде: в кроссовках, белых чулках, розовом платье, черной кофте и белом парике. Надпись под фото-оригиналом: «Хэллоуин 2016»
Источник: Jennifer McGrail

На момент написания этого поста моей дочери восемь лет. Ее гардероб можно охарактеризовать как «сказочный» или «эклектический». Сегодня она может надеть платье и спортивные шорты, а завтра — длинную майку, потом носить постоянно меняющиеся сочетания лосин и туник, коротких топов и ботинок, юбок и гольфов... и другие странные сочетания, которые мне было бы сложно себе представить, если бы она их не создавала. На прошлой неделе моя дочь надела одну из папиных футболок и длинное платье.

Дело в том, что она одевается не для меня. И не для своего отца. И не для своих сверстников. И не для мальчиков. Она одевается для себя. Она выбирает ту одежду, в которой ей удобнее, в которой она может чувствовать себя увереннее, в которой она может быть собой и наилучшим образом показать миру свою неидеальную, но при этом прекрасную внешность. Я только хочу, чтобы она и дальше так себя вела, вне зависимости от того, восемь ей лет или двадцать восемь.

Если я буду вести себя иначе, я тем самым буду поддерживать культуру изнасилования и укреплять распространенные в и без того мизогинном обществе стереотипы о том, что:
1) девушки являются всего лишь сексуальными объектами;
2) самая главная часть парней — это пенис, и все мужчины являются рабами своих животных инстинктов.

четверг, 16 ноября 2017 г.

Аноним: "Об эйджизме"

Источник:  pretty eerie

привет. мне 16. я веду всякие блоги-дневники с восьми лет, это половина моей жизни. за эти восемь лет я понял одно золотое правило интернета: никогда никому не говорить свой настоящий возраст. сейчас я его, конечно, безбожно нарушаю. нарушал еще, когда на митингах говорил, что я школьник и что проблемы у меня связаны со школой. ну, это весело, на самом деле, но значительно тяжелее, чем когда никто не знает твоего настоящего возраста. первая причина такого подхода очевидна: к твоему мнению сразу начнут относиться как к бессмысленному детскому лепету, даже если до этого дискуссия шла ровно, и оппонент_ признавал твое знание вопроса. но кроме такого варианта развития событий очень вероятен еще один — когда ты скажешь, что тебе 11/12/13/вставить цифру меньше 18/20/30 лет, собеседни_ка переклинит, и все обсуждение свернется к обсуждению твоего возраста и того, что ты молодец, образованный, а вот тупые малолетки курят и пьют, а ты молодец. в обоих случаях от изначальной дискуссии не останется ничего. в обоих случаях ты будешь чувствовать себя некомфортно. со временем из твоих профилей либо исчезает год рождения, либо вместо реального появится какой-нибудь, ну, 1995. у меня стоял 1998, до 2015 где-то.

вторник, 14 ноября 2017 г.

Айман Экфорд: «Счастье в замужестве? Стереотипы из советского и российского кино»

Кадр из фильма "Служебный роман". Людмила Прокофьевна, облокотившись на стол, смотрит на подаренные ей цветы

В СССР женщины получили гражданские права раньше, чем в других странах мира. И поэтому с точки зрения гендерного равенства СССР считается довольно прогрессивной страной. У советских женщин раньше появилось право на аборт. Женщины могли работать, занимать высокие должности, принимать участие в политической жизни, учиться во всех учебных заведениях, самостоятельно распоряжаться своей собственностью... И это значит, что в СССР не было вопросов сексизма, не так ли?

На самом деле, не так. Потому что сексистские стереотипы являлись частью советской культуры точно так же, как и любой другой культуры того времени. А тоталитарный режим и юридическое (но далеко не всегда фактическое) равенство женщин не давали развиться феминистскому движению, которое могло бы бороться с сексистскими предрассудками.

Многие из них до сих пор незаметны со стороны большинства жителей постсоветского пространства, в том числе среди жителей России.

Некоторые из этих предрассудков были основой сюжета многих советских фильмов, и они плавно перешли в российский кинематограф.
И один из них — это история о квалифицированных, но слишком властных и тоталитарных начальницах (или учительницах), которые несчастны несмотря на все успехи на работе (отчего плохо обходятся с подчиненными), и которых может изменить только любовь.
Я рассмотрю этот стереотип на примере 2-х советских и 2-х российских фильмов, и попытаюсь объяснить, в чем его проблемность.

понедельник, 13 ноября 2017 г.

Безопасность

Автор: Лина Экфорд
Детство и подростковый возраст - это даже не тот период, когда невозможно быть в безопасности и чувствовать это. Все еще хуже - это период, когда запрещают все подряд под предлогом обеспечения безопасности, но эту самую безопасность не обеспечивают.
2005г, 14 лет, рост и вес как у взрослой женщины (164/54), таскаю по 30 литров воды с колонки, в случае нападения дерусь, а не впадаю в ступор - и почему-то все равно считается, что я еще ребенок и находиться на улице и ходить, куда захочу, мне опаснее, чем взрослой женщине, потому что я еще маленькая и беспомощная и меня убьют или изнасилуют. По словам взрослых, общественный транспорт опасен, потому что там могут вытащить деньги из сумки или облапать (знаю, лапали, впечатления не произвело, а мои деньги всегда у меня в руках). Подъезд опасен, потому что там кто-то может напасть, чтобы ограбить (почему подростка, если деньги обычно у взрослых?). Опасно, что кто-то может предложить наркотики (странное дело, я и в 8 лет хорошо понимала, почему на такое нельзя соглашаться, но знаю людей, которые не понимали в двадцать с лишним). Опасно, когда мать не знает ничего о моем точном местонахождении. Матери же можно ходить куда угодно, разговаривать с кем угодно, заходить в дом к кому угодно и считать, что от этого не будет никакого вреда.

Шаин Ноймайер: "О безопасной среде и эйджизме"

По материалу: Facebook

Интересно заметить, какие выбираются образы и слова, когда люди хотят унизить молодых людей, которые просят создать им безопасные условия в академических пространствах.
Им говорят о том, что они плачущие и избалованные дети, что их слова — детский лепет, и что им нужны подгузники.
Это интересно из-за того, что детям обычно отказывают в безопасности (и даже не дают им добиваться этой самой безопасности) когда они становятся жертвами насилия и злоупотребления, когда подвергаются принуждению и пренебрежительному отношению, и когда они находятся в других серьезных стрессовых ситуациях. Если бы детство действительно было безопасным жизненным периодом, подавляющее большинство молодых людей не боролись бы за безопасность сразу после того, как они покидают родительский дом.

___
Переведено специально для проекта Пересечения.  

воскресенье, 12 ноября 2017 г.

Дани Алексис Рискамп: "Давайте поговорим об аутизме и мизогинии"

Источник: Аutistic Аcademic.
[TW: Мизогиния, абьюз, гораздо больше ругательств, чем обычно. Я не рекомендую давать читать этот текст детям, которым может быть сложно это воспринимать.*]

Я избегала обсуждения убийств в UCSB (Калифорнийский Университет в Санта-Барбаре) с тех самых пор, как в прошлые выходные обнаружила в своей ленте новостей, что ASAN опубликовала заявление, опровергающее заявления СМИ о связи аутизма и насилия, (еще до того, как я поняла, почему это заявление снова стало необходимым). Из других блогов в своей ленте новостей я узнала, что шесть человек (семь, если считать самого преступника) лишились жизни по вине молодого человека, оставившего манифест, который выглядит как худший вариант пародии на речи MRA (борцов за права мужчин) (транскрипт по ссылке; информация может быть триггерной). На мой взгляд, этот человек вообще не был аутичным, но обвинения в СМИ – коварная штука.

Я не знала, что сказать. Я совершенно не была заинтересована доказывать, что я не являюсь бомбой с часовым механизмом, поскольку это бесполезно: чем больше я протестую, тем больше продвигаю этот стереотип и подразумеваю, что некоторые аутичные люди, «другие» аутичные люди, такими "бомбами" являются. Хотя это нетипично для меня, я также избегала хэштегов #YesAllWomen и #AutismIsNotaCrime, поскольку в настоящий момент у меня не хватало ресурсов на эти посты.

пятница, 10 ноября 2017 г.

Отношение детей и родителей в Игре Престолов

Ширен Баратеон, которая стала жертвой амбиций своего отца. Кадр из сериала
Источник: Facebook. The Youth Rights Blog
Из всех произведений популярной культуры, которые я знаю, в Игре Престолов (несмотря на ее явную фэнтезийность), лучше всего показана динамика отношений между родителями и детьми в эйджистском обществе. Эта динамика отношений слишком часто встречается в наших семьях и в нашей культуре, как и во всех остальных культурах мира. Происходящее в сериале кажется нам более ужасным исключительно из-за того, что проблемы нашего общества для нас привычнее.

____
На русский язык переведено специально для проекта Пересечения.

четверг, 9 ноября 2017 г.

Айман Экфорд: «10 аспектов жизни, на которые может влиять ОКР, — и о которых обычно не говорят»

Раньше я уже писала о том, что у меня обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР).
Это психическое расстройство, которое приводит к тому, что:
а) у человека возникают навязчивые и нежелательные мысли — обсессии, и
б) человеку хочется повторять неприятные для него ритуалы — компульсии.

По данным National Institute of Mental Health, OКР встречается примерно у 1% населения.
При этом аутичные люди и люди с другими видами инвалидности, ЛГБТ-люди, мигранты, представители расовых и национальных меньшинств более подвержены ОКР (как и некоторым другим психическим заболеваниям), из-за так называемого кризиса меньшинства. Проще говоря, из-за дискриминации со стороны общества, более низким качеством жизни и вероятных проблем с самопринятием.

При этом даже в сообществах маргинализированных людей об ОКР известно очень мало. Многие считают, что ОКР влияет только на то, что человеку время от времени приходят в голову странные мысли, и что иногда он повторяет навязчивые действия — например, что он часто молится и не может избавиться от мыслей о неудачном публичном выступлении.

На самом деле все гораздо сложнее.
Во-первых, даже «ограниченные определенным редким видом деятельности ритуалы могут иметь тенденцию к распространению на остальные сферы жизни. Например, если вам сложно не читать молитвы утром и вечером, у вас позже может возникнуть желание перечитывать молитвы гораздо чаще (так начался мой самый сильный цикл ОКР, который привел к тому, что я не могла читать, смотреть фильмы, писать экзамены и гулять по городу, не прерываясь на молитвы).

Во-вторых, даже не очень сильные навязчивые мыли и ограниченные узкой областью компульсии могут отразиться на самых разных аспектах жизни.

В этой статье я хочу обратить внимание на 10 последствий ОКР, о которых редко пишут в научно-популярных статьях.
Этот список основан на моем собственном опыте, который может отличаться от опыта другого человека с ОКР. Но, изучая ОКР, я поняла, что мои проблемы не настолько уж редкие. Возможно, мой список поможет вам понять серьезность тех проблем, с которыми сталкивается ваш знакомый с ОКР.


1) ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ И ВНИМАНИЕ.
Представьте, что вы не можете читать книги, не проверяя номера страниц и не перечитывая абзацы, которые кажутся вам наиболее важными.

В начале цикла вам просто хотелось «удостовериться, что вы правильно перевернули страницу. Потом у вас появились странные сомнения в восприятии прочитанного и в восприятии реальности в целом. Желание перелистывать страницы и проверять прочитанное стало настолько сильным, что вы уже не можете этому сопротивляться. Затем вы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО перестаете воспринимать то, что читаете, — потому что желание проверять сопровождается очень сильной тревожностью, нелогичность сомнений вызывает мерзкое чувство расхождения реальности и восприятия, а попытки сопротивляться желанию проверять требуют много усилий и высокой степени концентрации внимания. Итак, внимание, которое нужно для восприятия прочитанного, практически полностью поглощается ОКР.
Вы можете «забыть, что пересыпаете соль в банку и случайно высыпать соль на пол, потому что во время пересыпания соли ваше внимание занято мыслями о том, правильно ли вы прочли последнее слово в книге.
Вы можете забыть очень важную вещь в кафе (даже если жутко боитесь ее забыть), потому что в данный момент ваше внимание занято проверкой прочитанного абзаца.
Вы можете стоять перед столом с разбросанной посудой и не понимать, как сложить ее в ящик. С чего начать? Какой предмет взять первым? Как физически взять этот предмет в руки? Как положить его на место? Что делать после этого? Задача может быть невыполнимой.

среда, 8 ноября 2017 г.

Привилегии взрослых? Да, привилегии взрослых

(Примечание переводчика: Это - критика эйджистской заметки, которая разбирает многие стереотипы нашего общества)
Источник: dragon-in-a-fez.tumblr

Эйджистская заметка
o-stara:Знаете, ребята, я думала, что вы шутите, а потом решила пройтись по тегу.

Так вот, есть подростки, которые на полном серьезе думают, что их угнетают, потому что родители не позволяют им делать все, что они захотят и вынуждают их подчиняться правилам из-за своего жизненного опыта и заботы...

Родители не просто «имеют право» на уважение. Они ЗАСЛУЖИЛИ его, обеспечивая ваши самые базовые потребности, и самые глупые капризы.

Если кто-то и угнетен, так это родители. Это они обязаны работать на полную ставку, лишь бы обеспечить другого человека. Это они вынуждены иметь дело с реально серьезной ответственностью и с настоящим миром.

Но вы понятия не имеет, насколько им сложно, потому что вы никогда не сталкивались с подобными сложностями. Так что, как насчет того, чтобы не игнорировать борьбу, которую ежедневно вынуждены вести взрослые, и о которой вы не имеете никакого понятия из-за того, что являетесь привилегированным подростком из развитого государства? Думаю, не вам решать, кто угнетен, а кто нет, если вы видели только одну сторону вопроса.

Когда-нибудь вы вырастите и станете взрослыми. Скажите, разве представитель хоть одной угнетаемой группы может со временем автоматически стать представителем угнетающей группы?

Ни один. И поэтому быть ребенком — это не угнетение. Это естественная часть человеческой жизни. Это так же естественно, как быть неблагодарным подростком. Вам просто хочется бунтовать и посылать родителей куда подальше, потому что без этого вы никогда не покинете гнездо, и родители будут вынуждены всю жизнь вас обеспечивать и опекать.

понедельник, 6 ноября 2017 г.

Imogen Prism: ""Это как быть ведьмой или волшебником": Как я учусь ценить свое нейроотличие"

Источник: The body is not anapology
Переводчик: Степан Гатанов. На русском языке впервые опубликовано на нашем ресурсе Нейроразнообразие в России
15360777380_e1deb1dc7e_z
(Описание фотографии: Черная кованая вывеска на стене здания из каменной кладки. На ней изображена ведьма в остроконечной шляпе, склонившаяся над треснувшим котлом. Источник: Sam Howzit)


ЧТО ТАКОЕ НЕЙРООТЛИЧИЯ?
У меня свой небольшой набор страхов — внутренняя гомофобия, страх перед внешней гомофобией, внутрення мизогиния и страх перед внешним сексизмом, боязнь забыть запереть машину или не выключить плиту и т. д. Но страх перед очередным маниакальным эпизодом и травмой госпитализации стал самым навязчивым. Этот страх отступает в дни, когда я наиболее уравновешенна, но даже тогда не пропадает полностью.
Но, с другой стороны, я наслаждаюсь своим опытом быть нейроотличной. «Нейроотличие» - это позитивно пересмотренное понятие «ментальное заболевание». Я отношусь к диагнозам DSM примерно как к гороскопам. То есть, до какой-то степени в них есть смысл, но воспринимать их всерьез было бы вредно. Ну, или, как минимум, бесполезно. Мой диагноз — биполярность. У меня есть опыт как острой мании, так и тяжелой депрессии, также мне пришлось выдержать четыре недобровольных госпитализации.
Ценить чье-то нейроотличие - значит не только сочувствовать страданиям, которые приходится переносить тем, чей мозг работает не так, как у нейротипичного общества. Это также значит ценить наш значимый вклад в этот мир. Кей Радфилд Джеймисон написал книгу под названием «Прикосновение к огню: Маниакально-Депрессивное заболевание и Артистический Темперамент» в которой описаны хроники жизни Вирджинии Вульф, Винсента Ван Гога и других. Разумеется, тут играет роль не только маниакально-депрессивное нейроотличие.

воскресенье, 5 ноября 2017 г.

Лекция Айман Экфорд об аутичных женщинах

Лекция об аутичных женщинах, которая проводилась нашей группой (точнее, Айман Экфорд), совместно с феминистской инициативной группой Ребра Евы 21 октября 2017 года.

Часть 1




Часть 2

пятница, 3 ноября 2017 г.

Мореника Джива Онаиву: «Просто еще один хештег»

EVERYTHING-2
(Описание изображения: Черные и серые значки (решетки хештегов, кнопки, сердечки, весы и др.) на желтом фоне. Текст набран черным шрифтом. Текст:"Как мать из черной нейроотличной семьи, я очень сильно боюсь следующей встречи по составлению программы индивидуального обучения для своих детей, во время которой о них снова будут строить догадки. То, из-за чего я боюсь - это вопросы жизни и смерти. Я не хочу, чтобы мои малыши стали еще одним хештегом. Далее имя и адрес сайта-источника)
Источник: Respectfully Connected

«Не могу уснуть. Я должна спать, но я слишком сильно переживаю. Я читала статьи. Я не могу сейчас посмотреть видео – сейчас мне сложно заставить себя это сделать. И я не могу разместить его в соцсетях. Мне просто тяжело. Но даже без этого видео мы все знаем, что произошло.

Это было умышленное, хладнокровное убийство, которое попытались скрыть самым преступным образом. Точка.

Моему старшему сыну пять с половиной лет. Он черный, и пока он только растет. Его голос уже начал меняться. У него есть проблемы с обработкой информации и с быстротой ответов на вопросы, особенно когда ему не по себе. Это могут расценить как неповиновение. Отказ от сотрудничества. Это могут расценить как угрозу.

Ему нравятся полицейские. Он сам хочет стать полицейским. Он замечательный ребенок. Мне бы хотелось, чтобы он снова стал совсем маленьким, и оставался таким до тех пор, пока мир не станет лучше. Сейчас он слишком сильно похож на черного мужчину, сильнее, чем на черного мальчика.

четверг, 2 ноября 2017 г.

Гомофобный марш в Барбадосе превратился в прайд-парад

                                      По материалам 76 Crimes от 30 октября 2017 года
Впервые опубликовано на  Nuntiare.org
Гомофобный марш и ЛГБТ-активисты


Гомофобный марш в Барбадосе, прошедший в эту субботу, закончился вежливым диалогом с ЛГБТ-активистами и молитвами за успех сообщества.

В понедельник, 23 октября, барбадосская газета выпустила материал о марше, запланированном религиозным группами. Целью марша было «отобрать радугу у гей-движения». По официальной версии, событие под названием «Встань, не сдавайся» должно было противостоять разрушению нравственности барбадосского общества.

В Барбадосе гомосексуальность криминализована и наказывается пожизненным заключением. Это — самый жестокий гомофобный закон в Западном полушарии, наследие времени британской колонизации. И все же, в этой стране уровень насилия по отношению к ЛГБТ ниже, чем в других странах карибского бассейна. ЛГБТ-сообщество, тем не менее, здесь не так видимо, как в остальном регионе.

Однако, невидимость ЛГБТ-сообщества не останавливает фундаменталистские церкви Барбадоса. Они обвиняют ЛГБТ в плачевном состоянии экономики и общественных проблемах. Разумеется, эти обвинения далеки от реальности: Барбадос — страна, существующая в основном за счет туристов из Великобритании, но люди стали приезжать гораздо реже после финансового кризиса 2008 года, а затем — после брекзита. Но ЛГБТ-сообщество — самый удобный козел отпущения.


среда, 1 ноября 2017 г.

Керима Чевик: «Черные аутисты: игнорирование в истории»

Источник: Intersected
Переводчик: Юлия Вильянен

(Аутичный художник-савант  Стивен Уилтшир завершает написание  городского пейзажа. Источник: Atlanta BlackStar)

В борьбе за возможность интерсекциональных аутичных людей быть услышанными в особом положении находятся темнокожие аутичные саванты: ведь без их включения история аутизма не будет полной. Их существование неоднократно отмечалось из-за их экстраординарных способностей, несмотря на то, что они были дискриминируемым меньшинством, и в основном подобные особенности были замечены тогда, когда афроамериканцы были порабощены. Нейроразнообразие было отмечено только в этих случаях и в случаях нанесения серьезного ущерба, когда за это применялось жесточайшее наказание.

Сейчас разговоры об аутизме изобилуют институциональным расизмом, стереотипами и некорректно интерпретируемыми результатами анализов в области здравоохранения, образования и услуг для темнокожих аутистов. Аутизм существовал задолго до исследования Каннера и Аспергера, обозначенный как неизвестная патология, и данные о черных аутистах, о которых говорится выше, являются неотъемлемой частью аутичной истории. Мы расскажем вам о нескольких людях, наблюдения и анализ поведенческих особенностей которых помог нам понять, что они были аутичными людьми с савантическими способностями.


Томас Фулер.
Томас Фулер был продан в рабство в 1724 году в возрасте 14 лет. Он известен также как “Калькулятор Вирджинии” за необыкновенную способность совершать сложные математические вычисления в уме. Ходили слухи о том, что он савант. Ведь он не умел читать и писать, хотя в то время это не было редкостью среди рабов. Некоторые считали, что он, возможно, получил свои математические навыки у себя на родине, в Африке. Его владельцы, Пресли и Элизабет Кокс из Александрии, штат Вирджиния также были неграмотными. Они не продали его и он всю жизнь оставался в одном месте.

“Томас Фуллер был уникален тем, что его способности были использованы в качестве доказательства равенства порабощенных негров и белых в интеллекте и это сильно способствовало про-аболиционистской дискуссии” (Википедия)