вторник, 29 марта 2016 г.

Российские ЛГБТ+ аутисты. История Adeger R.

1) Как вы узнали о том, что вы аутист? Сколько лет вам тогда было? Что вы тогда думали об этом?

Я всегда считал_а окружающих странными. Но окончив школу я сталкнулась с необходимостью общаться с гораздо большим числом людей и осознала что похожих на меня среди них почти нет. Что странн_ая я, не они. Это был период постоянного поиска, в течение долгого времени я считала себя социофобом, но это ярлык ничего не объяснял мне. Но аутизм объяснил практически все.
Я начал_а с тестов, проходи_ла каждый из них по несколько раз, в разные дни, с разным настроением - чтоб получить наиболее точный результат.
Потом анализировал_а свой опыт, спрашивал_а родных о том как вела себя в детстве. В конце-концов я сделал_а вывод что большинство моих отличий были у меня с детства.
В течении некоторого времени я пытал_ась найти врача чтоб подтвердить диагноз, но  изучив тему аутизма глубже понял_а что мне это не нужно.  Я уверен_а в своем нейротипе. А диагноз для меня был всего-лишь способом защититься от обесценивания и осуждения со стороны окружающих. Но тот кто хочет осуждать будет это делать независимо от того, есть у меня справочка или нет.
Что интересно, только узнав о своей аутичности я понял_а насколько отличаюсь. Читая какие-нибудь факты о поведении аутистов я постоянно удивляюсь: "неужели нейротипичные люди действительно ведут себя иначе?" Все это казалось настолько естественным что я и не думал_а что может быть по-другому.


2) Расскажите о вашей сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Я квир пан(деми)романтик.
О своем небинарном гендере знал_а всегда. Я никогда не ассоциировал_а себя с женщинами или мужчинами, мне даже не приходило в голову это делать.
Лет с четырнадцати я искал_а термин, которым можно было бы назвать мое самоощущение.
Один мой друг как-то пошутил про то что я "информационное существо, у которого вообще не может быть пола". Эта формулировка до сих пор кажется мне одновременно забавной и очень точной. Позже я узнал_а об андрагинности, еще позже - о небинарном гендере.
С ориентацией все было еще проще. Лет в двенадуать я подумал_а "а не гомосексуаль_на ли я?". Способа узнать не было, и я отложила эту мысль на потом.
Ну а потом я узнал_а о всем разнообразии ориентаций, и почти сразу поняла, что я серый асексуал и панромантик.
Хотя некоторый период времени я думал_а о том что я, возможно, аромантич_на, но эта мысль была вскоре опровергнута.

воскресенье, 27 марта 2016 г.

Вероника Беленькая: "Менее важные проблемы?"

1)
«Некоторым сексуальность, возможно, представляется не слишком важным предметом, чем-то вроде легкомысленного ухода от таких более критических проблем, как бедность, война, болезни, расизм, голод или угроза ядерной вой­ны».


Цитата, которую я привела выше – второе предложение в работе Гейл Рубин «Размышляя о сексе: заметки о радикальной теории сексуальных политик». В тексте анализируется отношение к вопросу сексуальности и «сексуальных девиаций» в Америке 70-х годов, и во многом этот анализ очень актуален для современной России. Я не буду проводить параллели между различными ситуациями и проблемами, описанными в тексте, я хочу лишь обратить внимание на эту идею о менее важных проблемах. Сейчас многие люди в нашей стране говорят о том, что проблемы сексуальности – недостаточно важные проблемы. Но так ли это?

В тексте много сказано о том, что необходимость этого «легкомысленного ухода» от «более реальных» проблем к теме сексуальности существует во многом благодаря очень даже реальным и не «легкомысленным» притеснениям вполне конкретных людей. В эпиграфе первой части этого текста приведена цитата о жуткой практике прижигания каленым железом половых органов маленьких девочек. Западные психиатры советовали родителям таким образом «вылечивать» своих дочерей от мастурбации.

Можно ли сказать, что то, что специалисты настаивали на том, чтобы родители дали согласие на пытку детей, было менее важной проблемой, чем проблема голода в других семьях? Может ли в данном случае одна проблема быть более важной, чем другая? И если да, то для кого она будет «менее важной»?

Безусловно, для девочек, которых мучили в кабинетах врачей, их боль была важнее, чем то, что голод других, незнакомых детей. Для родителей, которые согласились на подобную зверскую практику, здоровье их дочерей (в том смысле, в котором они понимали значение слова «здоровье») было, вероятнее всего, важнее проблем других детей. Они вряд ли стали бы мучить своих дочек ради чужих детей.
И я уверена, что когда некоторые из этих родителей позже осознали, насколько опасным, бессмысленным и рискованным процедурам они подвергали своих дочерей, это осознание мучило их сильнее, чем все переговоры вашингтонских политиков о расположении ракет в период Холодной войны.

понедельник, 21 марта 2016 г.

Вероника Беленькая: "Доброжелательные советчики или невольные эйблисты?"

Российские ЛГБТ-активисты слишком слабые, чтобы изменить отношение к геям, бисексуалам и трансгендерным людям, которое стало доминировать в обществе. И поэтому вы уже проиграли. У вас было двадцать лет на то, чтобы изменить ситуацию, но вы не смогли ничего добиться. Разве вы не видите, что становится только хуже?

Многие мои знакомые, которые раньше говорили о том, что ни у одного человека нет права лезть в частную жизнь других людей, если другие люди не нарушают его прав, теперь говорят о том, что людей надо сажать в тюрьму за гомосексуальные отношения. Тот, кто восхищались толерантным отношением к меньшинствам на Западе, сейчас пишет мне об «особом пути России» и «недопустимости содомии в православной стране». А те, кто говорили о недопустимости любых убийств, о том, что нельзя убивать даже серийных маньяков, теперь оправдывают убийства трансгендеров.
Большинство моих знакомых за два года превратились в совершенно других людей. И особенно явно это выражается в том, что они вдруг прямо таки воспылали ненавистью к ЛГБТ. Правительственная пропаганда использовала ЛГБТ в качестве козла отпущения, в качестве «внутреннего врага», а вы ничего не смогли с этим поделать.
И поэтому вы проиграли. Будьте реалистами и оставьте борьбу. Она все равно бессмысленна. У вас нет доступа к СМИ, которые больше всего влияют на умы населения, и вас нет своих политических кандидатов. У вас мало денег.

На что вы надеетесь? Как вы собираетесь добиваться своих целей? И какие они, эти ваши цели? Уверены ли вы в том, что вы их правильно выбрали, и уверены ли вы в том, что у вас есть хоть какой-то шанс на то, чтобы их достичь? Лучше вам подумать о собственной безопасности. Лучше вам забыть о правах ЛГБТ. Лучше вам найти новых союзников – не зарубежные ЛГБТ-организации, методы которых никогда не примут в России, а организации, которые занимаются репаративной «терапией». Изучите работы Джорджа Рекерса и Ивара Лавааса. Забудьте о том, что репаративная «терапия» стала причиной психических проблем у многих ЛГБТ-людей, забудьте о том, что ни одно исследование не подтвердило, что она работает. Забудьте о том, что практики Рекерса и Ловааса по исцелению «женоподобных мальчиков» привели к тому, что тот пациент, о котором они писали как об «идеальном» случае, покончил с собой. Забудьте об этом мальчике, о Креге, и подумайте о своей безопасности. Если уж вы никак не можете отказаться от такого бесполезного занятия, как работа с ЛГБТ-людьми, делайте это так, чтобы не навредить себе.

Что вы чувствовали, когда читали это? Вам показалось, что я вас предала? Или, возможно, вы захотели написать опровержение? Или почувствовали усталость и опустошенность, в очередной раз столкнувшись с тем, что люди из ЛГБТ-сообщества считают вас, ЛГБТ-активистов, маргиналами, которые пытаются решить не решаемые проблемы.

Вы думаете, что я отказалась от активизма?
Нет, я просто «отзеркалила» то, что говорят мне некоторые мои союзники по ЛГБТ-активизму. Практически всякий раз, как я говорю о том, что работаю над созданием инициативной группы, организации или филиала иностранной организации, которая была бы создана аутичными людьми для аутичных людей, мне приходится выслушивать нечто подобное.
Уверена ли я в том, что справлюсь? Уверена ли я в том, что я знаю что делаю? Может быть, мне стоит оставить эту бессмысленную идею? Может быть, мне стоит заключить договор с российскими фондами, вроде фонда помощи аутичным людям «Выход» и центра «Антон тут рядом»?

воскресенье, 20 марта 2016 г.

Керима Чевик: "Проблемы крестоносцев: Наблюдая за тем, как Autism Speaks уничтожает свой имидж"

Источник: The Autism Wars
r-ANITA-BRYANT-BOB-GREEN-large570

Боб Грин и Анита Брайнт, фото из архивов Huffington Post.
Увидев что-то однажды, вы уже не можете этого забыть. К сожалению, я вынуждена снова смотреть на это. От этого мне становится очень грустно. Профессиональная фотография Боба и Сюзанны Райт, для которой им, видимо, пришлось вытерпеть целую фотосессию, и во время которой они использовали в качестве декорации собственного внука. Это был еще один шаг в их рекламировании себя в качестве «героев-крестоносцев», сражающихся с аутизмом. К сожалению, за десять лет Райты так и не поняли, что используя инвалида в качестве декорации и говоря от его имени, они разочаровывают многих инвалидов и любящих их членов семьи. Нас огорчает их вопиющее непонимание того, что такое эйблизм, и то, что их поведение служит примером для других и увековечивает уродливые стереотипы о людях с инвалидностью. Но я должна сказать, что People Magazine все правильно написал. Боб и Сюзана Райт начали крестовый поход против аутизма, против аутичных людей и против всех, кто родился с мозгом, который отличается от общепринятых стандартов нормы. Я не уверена, что этим они заслужили звание героев. Я много об этом думала, потому что это словосочетание напоминает мне другую пару, за которой я наблюдала в юности, в 70-е.

пятница, 18 марта 2016 г.

Кен Вайт: "Натуральское зло"

(Примечание: В 1970-х Ивар Ловаас и Джордж Рекерс вместе работали над созданием методов «лечения» женоподобных мальчиков. Ивар Ловаас использовал практически те же методы (некоторые из них были даже более жестокими) для «лечения» аутизма у детей, при этом открыто называя аутичных детей неполноценными людьми  и чудовищами. Методы Рекерса осуждены. При этом один из самых крупных центров работы с аутичными детьми в мире до сих пор носит «гордое» наименование в честь Ловааса. Подавляющее большинство родители аутичных детей до сих пор считают, что надо прилагать все усилия, чтобы аутичные дети стали как можно более похожими на нейротипичных. И многие тераписты-бихевиористы готовы им в этом помочь, несмотря на то, что это действительно вредно для психики аутичных детей. При этом ЛГБТ-аутисты вдвойне подвержены опасности из-за подобных практик, потому что родители ЛГБТ-подростков могут использовать методы Ловааса и Рекорда для «дважды репаративной терапии», и ни одна российская организация не сможет этих подростков защитить)

Источник: Popehat
Историю медицинских экспериментов в США нельзя назвать милой. Америка видела много злоупотреблений и издевательств над беспомощными людьми, начиная с Таскигских исследований по принудительному заражению сифилисом, опытами Мариона Смита над рабами и заканчивая экспериментами правительства США с радиацией, психотропными веществами и новыми методами биологических атак. Тем не менее некоторые эксперименты продолжают нас шокировать. Особенно если они касаются тех медицинских практик, которые используются до сих пор.

Один из таких примеров – эксперименты доктора Джорджа Рекерса. Возможно, вы помните Рекерса – он был одним из бывших членов движения «быть геем – это ужасный грех, и мы тебя вылечим» - пока его не поймали на том, как он нанял себе мальчика, когда был курорте в Европе. Если вы хотите знать, стоит ли считать эксперименты Рекерса пытками, посмотрите, с помощью каких экспериментов он пытался доказать, что гомосексуальность излечима.

среда, 16 марта 2016 г.

Ник Уолкер: «Аутизм, апрель и союзники»

Источник: Neurocosmopolitanism



(Примечание Вероники Беленькой: Специально для тех ЛГБТ-активистов, которые советуют мне сотрудничать с российскими союзниками Autism Speaks и с другими организациями, с чьим подходом я не согласна)


Каждый апрель организации вроде Autism Speaks, которые используют аутичных людей для заработка денег на их стигматизации и на том вреде, который они им причиняют,  устраивают большую пропагандистскую штуку, которую они называют «Месяц информирования о проблемах аутизма».  И каждый апрель аутичное сообщество и его настоящие союзники противостоят этим организациям, объявляя о «месяце принятия аутизма», призывая покончить с запугиванием, стигматизацией и с патологизацией, и, прежде всего, призывая людей прекратить поддержку Autism Speaks.
И каждый раз, когда мы призываем людей прекратить поддержку Autism Speaks, люди начинают с нами спорить. Некоторые из них ведут себя агрессивно и набрасываются на нас, некоторые пытаются втянуть нас в спор, и даже самый доброжелательный их вопрос мы уже слышали сотни раз: «Что не так с Autism Speaks

Ладно, вот в чем все дело. Я гетеросексуальный мужчина, который всячески старается быть союзником ЛГБТКИА-людей. А теперь давайте предположим, что я решил помочь какой-то организации. Возможно, я разместил информацию с ее сайта на Facebook, или принял участие в одном из ее мероприятий. И если бы я начал постоянно слышать, как геи говорят о том, что эта организация им вредит, а не помогает, и что они не хотят, чтобы я ее поддерживал… я немедленно и без всяких вопросов прекратил бы поддержку данной организации. Я удалил бы все ссылки на информацию, которую я размещал ради ее поддержки. Если это необходимо, я бы написал публичное заявление и сообщил бы о том, что я больше эту организацию не поддерживаю, чтобы поддержка, которую я ей оказывал, распространяя информацию, не смогла никому навредить. 

Повторю еще раз, если подобная ситуация произойдет, я сделаю все это, не задавая вопросов. Я не стану спорить. Я не стану требовать доказательств того, что эта организация причиняет вред ЛГБТКИА. Прежде всего, я перестану ей помогать. И уже после этого я начну собственное маленькое расследование и попытаюсь выяснить, что же с ней не так.

Если я не смогу самостоятельно найти нужную информацию и если я решу, что эта информация поможет мне стать лучшим союзником, то я начну расспрашивать моих друзей из ЛГБТКИА-сообщества, причем буду делать это очень уважительно. И выслушаю их ответы без пререканий. Но я начну всем этим заниматься только после того, как полностью прекращу поддержку провинившейся организации (в том числе поставлю «не нравится» ее странице на Facebook, отпишусь от ее на Twitter и т.п.). И пока я этого не сделаю, я буду считать, что у меня нет права донимать своих ЛГБТКИА-друзей вопросами, потому что пока я еще не стал их союзником.

 Итак. Аутичные люди могут говорить за себя. Если вы хотите стать союзниками аутичных людей, перестаньте поддерживать Autism Speaks. Прекратите ее рекламировать каким бы то ни было образом. Прекратите ее защищать. Не пытайтесь заставить ее критиков замолчать. Если у вас есть синие лампы, не включайте их до мая. Отметьте как непонравившуюся страницу  Autism Speaks на Facebook. И не спрашивайте нас почему. Мы и так объясняли достаточно. Сделайте это, или не называйте себя нашими союзниками. 


понедельник, 14 марта 2016 г.

Вероника Беленькая: "Союзникам по ЛГБТ-активизму"

(Примечание: Эта заметка не является моей критикой какого-либо конкретного ЛГБТ-активиста, какого-либо конкретного спикера форума, на котором я присутствовала. Эта критика представлений, с которыми я часто сталкивалась в российском ЛГБТ-актвизме, и которые в той или иной мере разделяют многие мои знакомые, в том числе и те, кого я считаю своими союзниками и фактически друзьями)

1.
Некоторые ЛГБТ-активисты говорят мне о том, что у ЛГБТ-движения России есть более серьезные проблемы, чем помощь аутичным ЛГБТ. И я с ними согласна.
На данный момент у российского ЛГБТ-движения существует множество проблем и забот, и создание инклюзивной среды для ЛГБТ-аутистов, разумеется, не главная из них. Это обусловлено ограниченным количеством ресурсов и тем, что среди ЛГБТ, как и среди населения в целом, нейротипиков все же больше, чем аутистов. Это факты, и когда мне указывают на них, то я, разумеется, не могу ни согласиться с собеседником. Я понимаю, почему многие ЛГБТ-активисты не готовы «наводить мосты» и заниматься вопросами инклюзии и принятия аутистов в ЛГБТ – сообществе.

Когда я пишу об этом, то я имею ввиду то, что я понимаю, почему ЛГБТ-активисты не готовы вести отдельную инициативную группу или отдельный проект, посвященный ЛГБТ-аутистам.
Но дело в том, что я никогда не говорила, что все нейротипичные ЛГБТ-организации и инициативные группы в срочном порядке должны обзавестись своим проектом по поддержке аутичных людей. Такие проекты действительно нужны, но их создание – это в первую очередь моя задача, моя и других ЛГБТ-аутистов, а также всех тех дружественных нейротипичных союзников, у которых достаточно времени, ресурсов и желания для того, чтобы поддержать нас в этом деле. Было бы наивно полагать, что нейротипичные ЛГБТ забудут о тех проблемах, которые в первую очередь касаются их, нейротипичных ЛГБТ, и побегут решать проблемы аутистов, те проблемы, которые напрямую их не касаются.
Такова жизнь. Таковы правила развития любого движения за равноправие внутри любой структуры и любого сообщества. Ни гетеросексуальные и цисгендерные верующие начали активнее всего говорить в своих церквях о принятии ЛГБТ-верующих. Ни белые американки начали активно отстаивать права чернокожих американок внутри феминистского движения. Действительно, для того чтобы какое-то сообщество было принято внутри другого сообщества, больше всего усилий к этому должно прикладывать то сообщество, которое хочет, чтобы его приняли.

Но значит ли это, что ЛГБТ- активисты не должны создавать инклюзивную среду внутри своих, уже существующих организаций и инициативных групп? Конечно, нет.

среда, 9 марта 2016 г.

Вероника Беленькая: "Инклюзивная среда для аутистов в российском ЛГБТ-сообществе"

Примечание: На этих выходных я впервые участвовала на крупном ЛГБТ-мероприятии, т.е. во Втором форуме Санкт-Петербургских ЛГБТ-активистов, в котором принимали участие представители различных ЛГБТ-организаций и инициативных групп, и на котором я представляла инициативную группу для ЛГБТ-людей с инвалидностью Queer-Peace .

Многие участники данного мероприятия с интересом отнеслись к проблемам ЛГБТ-аутичных людей, но у меня не было времени на то, чтобы поговорить об этом подробнее. Поэтому ко второму дню форума я подготовила краткий список того, что могут сделать ЛГБТ-организации и инициативные группы для принятия аутистов.
Моя цель была выделить главное и уместить все это на двух страницах.
Как я позже заметила, это "главное" можно условно разделить на четыре ключевых пункта, на которые вам следует обратить внимание, если вы хотите, чтобы ваша инициативная группа или организация была инклюзивна по отношению к аутичным людям:

1) Позволять людям (любым людям) быть странными, и помнить, что некоторым людям может быть сложно справиться с тем, что вам дается легко, и наоборот.
2) Очень точно и подробно формулировать любые инструкции и программы мероприятий.
3) Избегать распространенных сенсорных раздражителей при выборе или планировании помещения.
4) Иметь общие представления о том, что такое аутизм и проследить, чтобы те сотрудники вашей организации, которые непосредственно работают с людьми, знали об особенностях восприятия и общения аутичных людей.