воскресенье, 19 апреля 2020 г.

Внимание. Заметка с личной страницы человека: https://vk.com/id574627286

Я никогда не влюблялась. Я не понимаю саму концепцию романтических отношений.
Думаю, все мои знакомые и так помнят, но все же решила уточнить, прежде чем писать дальнейший текст.

С детства я замечала, что всех, кого я знала, в книгах и фильмах привлекает совсем не то, что привлекает меня. Всех интересовали отношения Малдера и Скалли, а я хотела, чтобы романтических отношений у них не было — к чему отвлекать внимание от интересной истории, добавляя в сюжет то, что и так есть в каждом фильме? Мне говорили про симпатичного Куинна из «скользящих», но меня в сериале интересовало не это. Все сводили истории диснеевских принцесс к большой любви и замужеству, но для меня они были совсем о другом.
И если лет до десяти все спокойно принимали то, что меня не интересуют красивые парни и большая любовь, то после давление стало усиливаться. Все чаще мне говорили про влюблённости, парней и романтические истории, рассказывали о том, как влюблялись в персонажей в моем возрасте. Все чаще мама рассказывала про свою первую любовь, одноклассника, с которым она встречалась в четырнадцать. Все чаще и чаще я слышала рассуждения о том, что если я ещё не начала влюбляться, то скоро обязательно начну. Потому что так «у всех», потому что по-другому «не бывает».

Я говорила, что мне понравился какой-либо фильм, и у меня спрашивали про любовную линию, парней, про то, в кого я влюбилась и так далее (пытаться обьяснить, что интересного в сюжете, было бесполезно, — брали рандомного героя фильма и объявляли, что я в него влюблена). Если я слушала песню о любви, — мне говорили о том, что я влюблена/мечтаю влюбиться/скоро влюблюсь.
Я взяла почитать какую-то книжку, фантастику, и сестра, увидев, что на обложке мужчина, сразу сказала: «наверно, там главный герой, в которого можно влюбиться!».
Я честно пыталась научиться изображать то поведение, которого от меня ожидали. Пыталась для начала хотя бы научиться писать в тетрадку что-то очень-очень типичное про любовь. У меня не получалось. Написанное вызывало отвращение. Внешность людей по-прежнему была безразлична. Романтические отношения все так же казались скучной ерундой. Сломать себя мне так и не удалось. Попытки, начавшиеся, когда мне было чуть меньше двенадцати, в тринадцать были заброшены полностью.
Я больше не пыталась обсуждать сюжеты фильмов и книг с другими людьми. Женщины и девушки каждый раз съезжали на тему парней и любви, мальчики говорили про драки и перестрелки. Первое меня раздражало, второе казалось невыносимо скучным. А про меня всегда говорили, что я влюбилась.
Я знала, что у этого есть причина — я девушка. Девушек пытаются воспитать так, чтобы они были зациклены на большой любви и парнях, и большинство без проблем усваивает это и повторяет. У меня же ничего не получилось. Я ненавидела всех вокруг за то, что они поддерживают эти глупые стереотипы.
Позже я выросла и поняла, что все не так просто. Когда я перестала быть подростком, мне стали ВЕРИТЬ, когда я, как обычно, говорила, к примеру, что много лет назад «Звездные войны» привлекали меня тем, что в фильме была выдуманная религия, а «Люди икс» — тем, что там потрясающе была показана тема дискриминации. И... люди не игнорировали это, объявляя, что мне нравится кто-то из парней, а... слушали! Те же самые люди, которые пятью-десятью годами ранее игнорировали ровно те же самые слова. Те же самые женщины, которые по-прежнему были склонны обсуждать только любовные линии, теперь ВЕРИЛИ мне.
Тогда я поняла, что дело было не в том, что я девушка. Дело было в том, что я девушка-подросток. Их сексизм не был силён настолько, чтобы считать, что любая женщина может интересоваться только большой любовью, они сами были склонны к подобному, но знали, что другие женщины все же могут не мечтать о большой любви и читать Сестру Кэрри из-за «неинтересного» реалистичного описания американской жизни столетней давности, Мастера и Маргариту — из-за «скучной» линии про Иешуа, а «Пену Дней» — из-за оригинальности и «непонятных» пародий и отсылок. Они знали, что женщины — личности, просто не верили, что у МОЛОДЫХ девушек тоже есть индивидуальность.
Вот она, интерсекциональность в действии.
Конечно, мне очень сильно повезло с семьей и окружением — довольно часто можно наткнуться даже на «феминисток», которые дегуманизируют женщин, в своих рассуждениях сводят их до уровня зверька, неизменно повторяющего то, чему научился от старших.
Это и радфем, уверенные, что все без исключения женщины делают определенный выбор по одним и тем же причинам, и якобы «менее» консервативные «феминистки», по факту почему-то уверенные, что любой интерес женщины сводится, в конечном счете, к любви и отношениям. Таким даже эйджизма не надо, сексизма хватает на то, чтобы уверенно впихивать всех женщин в рамки своих стереотипов.
Но все-таки пересечение эйджизма и сексизма даёт огромный эффект в любом случае. Когда девушку начинают считать «взрослой», резко отбрасывают СТОЛЬКО сексистских стереотипов, что я бы не поверила, если бы не видела это лично.
Теперь мне интересно выяснить, как относятся к девушкам-подросткам люди из той среды, где взрослым женщинам говорят, что изучать любую область, где есть мужчины, женщина может только из-за романтических или же сексуальных переживаний.

Самым интересным тут, кстати, является то, что, если подумать, объективно нет разницы, переться от сцены с крылатым мальчиком, от истории с сыном Страйкера из 2-3 фильмов про людей икс, потому что обе потрясающе жизненны и наглядно показывают дискриминацию на пересечении эйджизма с чем-то ещё, или влюблённо пялиться на какого-нибудь росомаху и восхвалять его, там, прическу или шмотки, не помню, за что там обычно его внешность наваливают.
Разница-то... Что одно, что другое, — обычная развлекуха. И чтобы впервые задуматься о пересечении дискриминаций, только увидев ее в людях икс лет так в пятнадцать, по-моему, надо быть законченной ватой. Так что в обоих случаях это эмоционально-эстетическое наслаждение, не более.

При этом все равно afab подросткам зачастую отказывают в признании возможности обращать внимание на ту развлекуху, которая им ближе. Это именно что не недооценка ума, ум здесь не сильно нужен — это отрицание индивидуальности.

Айман Экфорд. О преследовании Хизб ут-Тахрир

22 ноября ТАСС сообщила о задержании в Татарстане, Москве и Тюменской области девятерых человек, связанных с запрещённой и признанной в России террористической организацией Хизб ут-Тахрир.
Утром 28 ноября стала известна ещё одна подробность, связанная с преследованием Хизб ут-Тахрир на территории, подконтрольной Российской Федерации. Айдер Азаматов, адвокат ранее задержанных в Крыму членов организации сообщил, что они подвергались издевательствам в ростовском СИЗО: им выдавали пайки с плесневелой свининой. Подобные действия работников СИЗО недопустимы не только из-за испорченности продукта, а ещё и потому что это буквально оскорбление чувств верующих - свинина у мусульман считается «нечистым» мясом, о чем работники СИЗО не могут не знать. По словам адвоката, руководство СИЗО игнорирует все обращения, вероятно считая, что у террористов нет прав на свободу вероисповедания.
И это заставляет нас задуматься не только о том, почему в России считается допустимо в отказывать каким-либо людям в гарантированных как Всеобщей деклараций прав человека, так и российской Конституцией правах.
В свете событий последней недели важно вспомнить о том, в чем, собственно, заключается главный грех членов запрещённой панисламской организации Хизб ут-Тахрир, и достойна ли она преследования.


понедельник, 6 апреля 2020 г.

Почему ислам не враг правозащитных движений


(На картинке изображены: квир-мусульманин в восточном платье, мусульманка-феминистка в платке с плакатом с надписью "feminism", мужчина-мусульманин в молитвенной позе, рядом с ним кот в той же позе. В стороне стоит молодой человек с рупором, произносящий в него: "аллах-бабах", "муслимы завернут в мешки наших женщин", "угроза белой цивилизации", "феминистки не в той стране борются".)
Источник: https://vk.com/@mark_rowe-pochemu-islam-ne-vrag-pravozaschitnyh-dvizhenii
Данный текст написан человеком, который никогда не придерживался ни одной авраамической религии, но умеет держать мозг включённым и понимать объяснения, благодаря консультации:
1) одного человека, который побывал во всех авраамических религиях и разбирается в них;
2) другого человека, который знает, как в 20 веке обстояли дела с социальной справедливостью в западных странах.
Острая необходимость написания этого материала возникла из-за того, что достаточно большой группе людей сейчас требуется принятие, но в отличие от абстрактных женщин, ЛГБТ, инвалидов и персон цвета, мусульмане пока что отделены пропастью от мейнстримного правозащитного движения.
Почему это происходит? Потому что есть негативные стереотипы о мусульманах, существующие с одной стороны потому что люди, которые им соответствуют, заявляют о себе громче всех, а с другой стороны, потому что в западном обществе существует шаблон мышления, в котором культуры, сильно отличающиеся от "дефолтной" являются подозрительными, настораживающими и, возможно, нуждающимися в "белых спасителях".
Здесь я постараюсь дать емкое, насколько это возможно, объяснение проблемы, потому что опыт показывает, что люди часто не умеют пользоваться гуглом и читать ликбезы, которые не пережевали до состояния каши.

воскресенье, 5 апреля 2020 г.


то, как трансфобы спорят о переходах трансгендерных детей и предполагаемых "необратимых последствиях" до посинения когда всё что нужно сделать для транс детей это покупать им одежду, соответствующую их гендеру, если они этого хотят, и поменять имена и местоимения которыми вы к ним обращаетесь.

Домашнее насилие


Меня очень волнует тема домашнего насилия, потому что я сталкивалась с ним на протяжении почти всей своей жизни.
Одно из первых и самых ярких моих детских воспоминаний - мама прячет меня под столом в дальней комнате, пока отец-алкоголик буянит. Я сидела и плакала. Мне было страшно за маму. Не помню точно, сколько мне тогда было, но это не самый страшный эпизод.
Мой отец был, так сказать, музыкантом. Он вёл группу в школе, всегда был приветливо и мил со всеми, кроме нас. И подрабатывал в ресторанах, исполняя чужие песни, откуда всегда возвращался пьяным. 
Конечно, я помню не только плохое: он научил меня разбирать и собирать компьютер (все эти провода и шлейфы), привил любовь к зарубежному фэнтези, показал, как пользоваться паяльник ом и смастерить себе ночник. Я мечтала, что эта часть его останется, если он бросит пить.
Но он не бросил. Под алкоголем он постоянно кричал на нас с мамой, ломал вещи. В моей комнате до сих пор виден след от топора (помните "Сияние"?). Тогда я его чем-то "расстроила". Мы жили в аду, но для остальных были обычной семьёй.
За все годы он ни разу не извинился. Ни единого, черт побери, раза. Я постоянно чувствовала страх, когда он орал на маму, но не покидала комнаты, за что мне до сих пор безумно стыдно.
В стену летали тарелки с едой, если он был недоволен. Отец включал рок на максимальной громкости и ему было совершенно плевать на время и что мне скоро вставать в школу.
Есть ещё одна вещь, за которую мне стыдно: я до сих пор не знаю точно, бил ли он маму (мы с ней мало что обсуждали тогда). Но уверена, что бил.
Он стучал в мою стену, чтобы "вызвать к себе" и, если я не приходила, устраивал жутчайший скандал. Мама тоже многого не видела - она была на работе, двух работах, точнее.
Я убегала из дома. Много бродила по улицам (а поселок можно обойти за 15 минут). Уходила к подруге и лишь у нее чувствовала себя в безопасности. Она знала, что происходит и поддерживала меня.
Для остальных (даже родственников) мой отец был "выпивающим" добродушным человеком, всегда готовым помочь. Никто не подозревал, каким чудовищем он мог быть.
Я до сих пор вздрагиваю от любого громкого звука, от крика (даже не в мою сторону) готова впасть в панику. Многих забавляет моя фобия воздушных шаров. Но я боюсь не их, а хлопка, похожего на удар, когда они лопаются.
Я мечтала, чтобы он исчез из нашей жизни, уехал и не вернулся. Что он умер (за это я должна чувствовать вину, но нет - настолько я его боялась и ненавидела). 
Мне до сих пор снятся кошмары с ним, он не отпускает меня, кричит. Отец умер пару лет назад и не было ни секунды, когда бы я скучала по нему. Я ощущаю освобождение, словно нас досрочно выпустили из тюрьмы, в которую мы добровольно сели.
Не помню ни одного праздника, который он бы не испортил. Исключением были моменты, когда приезжали дальние родственники. (Да, перед ними ему было стыдно показывать свою суть).
Я знаю, что многие прошли через нечто похожее. И многие до сих пор живут в таком же аду. Я искренне сопереживаю каждой* и каждому*, кто столкну_лась с домашним насилием.
Поэтому я так хочу, чтобы в России приняли закон о домашнем насилии. Чтобы он защищал такие семьи от тиранов внутри. Я хочу, чтобы спасением женщин* и детей занимались не только некоммерческие организации, а государство. Нас должен защищать закон! 
Для справки: есть сайт "Насилию.нет", который занимается проблемами домашнего насилия. Там можно найти адреса кризисных центров, а их телефон 8-800-7000-600
https://instagram.com/nasiliutochkanet?i…
А тем, кто говорит фразы типа "почему она не ушла", рекомендую поискать статистику женщин*, убитых за то, что они ушли от мужа\сожителя. Это страшные цифры.

НАМ НУЖЕН ЗАКОН О ДОМАШНЕМ НАСИЛИИ!
#домашнее_насилие #намнужензаконодомашнемнасилии #абьюз #домашнийтиран #феминизм #феминистки_в_творчестве

суббота, 4 апреля 2020 г.

Айман Экфорд. Не будьте как моя тетя




Когда-то я очень надолго не могла решиться на лечение ОКР из-за тети, к которой я привязалась из-за дефицита в нормальных отношениях.
Тётя была грамотным человеком с высшим образованием, успешной бизнес-леди, которая довольно давно увлекалась психологией и психиатрией и ездила на различные тренинги в США и в Европу.
Я же боялась даже проект по нейроразнообразию открывать без неё, потому что не могла отделаться от ощущения, что я мелкая, тупая, слабая и сама не справлюсь, ощущения, которое очень долго подпитывала моя семейка. «Ты частичка нашей большой семьи» - говорила мне тётя, и я радовалась этому, потому что она была первой из родственников, кто принял мою аутичность, она была такой классной и грамотной.
Я не видела что она не видит во мне отдельного человека.
Старалась закрывать глаза на ее конспирологию и гомофобию.
Старалась закрывать глаза на ее сексизм.
Я ей доверяла - потому что она была единственным взрослым, имеющим влияние на моих родителей, которому я могла доверять.
Я была практически недееспособна из-за ОКР - и я рассказала ей это.
В отличие от отца, она не стала винить во всем «бесов» и «прелесть».
Она сказала, что хочет помочь.

Скажу честно, я очень хотела лечиться.
Первый специалист, которого она нашла, и к которому я пошла из-за ОКР (!) верил в «лечение не только аутизма, но и гомосексуализма». Я же была недостаточно эйблистской и гомофобкой, чтобы это принять, но очень уязвимой. Ушла от него злая, в состоянии сильнейшего флешбека и пошла заедать проблемы в Макдональдсе.

Второй специалист, которого нашла мне тётя, была женщиной, которая светила мне в глаза, тыкала в меня так как мне было сенсорно-невыносимо, и говорила мне, что я должна выйти замуж и подчиняться мужу, и что мужики болеют если женщины им не подчинятся.
Помню, как я наделась что эта «специалистка» мне поможет - как я ночь не спала чтобы попасть к ней на первый приём, точно не пропустить, как я игнорировала ее недостатки надеясь что она поможет избавится от ОКР.
И как мне было фигово после каждой встречи.
Я ходила к ней несколько месяцев.
Мама, попавшая под влияние тети, доставала меня тем что эта специалистка - чуть ли не мой последний шанс и мне было так фигово, что я ей верила.

Потом тётя ещё нашла «специалистов». И я снова надеялась что они помогут. Но она нашла любителей «ведической женственности», которые говорили что лечат если ты «то ли лошадь, то ли бык, то ли баба, толь мужик».
Я закрыла ссылку на этих «врачей».
Я больше не надеялась, что кто-то сможет мне помочь.
Мне было страшно и я честно, очень-очень долго не решалась обратиться к врачу даже когда мне Лина это советовала.
Даже когда ОКР несколько раз чуть не доводило меня до самоубийства.
Даже когда я понимала что своим поведением врежу другим и не знала как остановится.
Срабатывала какая-то психологическая защита против специалистов, особенно дорогих специалистов (та женщина, к которой я ходила дольше всего, выставлялась моей матерью как очень дорогой специалист). Включалось нечто вроде «не смотри в ту сторону, не бери на врачей деньги иначе опять будет плохо и стыдно».
Сама эта мысль блокировалась и была сложно-уловимой.

Сейчас у меня нормальный специалист и медикаменты. ОКР почти прошло, точнее в ремиссии.

И я решилась на лечение только из-за полной жопы; мне повезло что решилась после тети.

К чему это я?
К тому что «ведическая» женственность не менее опасная и убивающая дрянь, чем ВИЧ-диссидентство.
К тому что надо думать, прежде чем советовать другим специалиста - особенно так настойчиво, как делала моя тётка. И иногда лучше не делать ничего, чем так «помогать».
Наконец, к тому, что люди, которые используют твои проблемы чтобы сделать тебя «правильным членом семьи», «правильной девочкой» ради «твоего» (но больше «своего» блага) - те ещё гады.
Я больше не общаюсь со своей тетей.
Я ее ненавижу.
И в каком-то смысле горжусь этим.
Пожалуйста, не будьте как моя тетя!

Мы слабачки или террористки? О том, как мусульманки становятся жертвами агрессивных стереотипов

По материалу: Everyday Feminism



(На фото: Женщина в хиджабе на фоне здания)

В 9-м классе я уговаривала маму перевести меня на домашнее обучение. После 11 сентября прошло пять лет, но я все никак не могла привыкнуть к тому, что на меня пялятся на улице.

Однажды вообще какой-то мужчина преследовал мою мать, не давая ей зайти в магазин и орал чтобы она убиралась вон из страны.

Мама согласилась перевести меня на домашнее обучение. На домашнем обучении я фанатично изучала новости на CNN и шоу
Гленна Бека. Я запоминала каждый возможный вариант, из-за которого кто-то может обвинить кого-то в исламском терроризме или исламском экстремизме.

Я писала электронные письма на шоу Гленна Бека, писала в блоге Андерсона Купера и вообще везде, где только был раздел для комментариев - мне казалось, что я обязана оправдать себя и своё существование.

Мир казался мрачным местом для мусульман, поэтому я старалась избегать большого скопления людей.

Я практически никогда не ходила по магазинам с мамой, и старалась вообще не показываться на людях - мир был огромным и полным ненависти, совсем как разделы комментариев в интернете. Люди оставались полны ненависти несмотря на бесконечные попытки их переубедить.

Я продолжала отвечать Гленну Беку и многим другим экспертам, которые орали о том, как ужасно угнетены женщины в исламе. Но несмотря на то, как отчаянно я-девятиклассница пыталась защитить свою человечность перед лицом мира, мне все время давали понять, что мне в этом мире не место.

Я помню, как я писала ответы на многочисленные комментарии, пыталась объяснить что нет, меня не угнетают, что я могу ходить в школу и принимать собственные решения — даже в младшем подростковом возрасте.

Но вне зависимости от того, насколько я понимала широту обобщений, против которых я боролась, я продолжала надеяться что где-то есть место, где меня бы приняли.

Оглядываясь назад я не могу не испытывать жалость к этому ребёнку, который ежедневно сталкивался с противоречиями: не так то просто разобраться в ситуации когда тебя одновременно считают несчастной жертвой и опасной угрозой.

Проблема никуда не ушла и когда я училась в колледже и больше узнала о том, как на Западе притесняют мусульман и небелых людей.
Явное противоречие стереотипов казалось мне настолько поразительным, что я не могла его понять.

Как я, мусульманка, могу быть угнетённой, кроткой и слабой и при этом быть символом наибольшей угрозы для западной цивилизации?

пятница, 3 апреля 2020 г.

Ко дню видимости трансгендерных людей

Источник: https://vk.com/mark_rowe
Сегодня День видимости трансгендерных людей.


Если случайный человек из интернета прочитает этот заголовок, то с большой вероятностью у него в воображении произойдёт эпизод "видимости" трансгендеров, то есть он "увидит" в голове определённые образы — скорее всего это будет карикатурный и "оторванный от реальности" фрик с кашей в голове и с сочетанием гипертрофированных признаков приписанного при рождении пола и одежды, которая не может достаточно хорошо выполнить функцию маскировки. Свое время этот персонаж посвящает хождению по скандальным передачам и сексуальным надругательствам над детьми, а если живет на западе, то еще захватывает все средства массовой информации. Совратив всех детей на назначенной тайным правительством территории и сходив на все передачи, это чудовище сидит на тамблере и придумывает себе новые гендеры, заставляя окружающих во всем его слушаться, потому что он очень сильный босс, сопротивляться которому могут только неравнодушные консерваторы.

Соответствует ли эта картинка реальным трансгендерным людям? Нет. Она замещает реальную видимость, за которую не было бы необходимости бороться, если бы определённые люди не транслировали в массы этот образ врага. Как он влияет на жизнь трансгендеров?

Обычно нам опасно начинать попытки быть самими собой в родительском доме. Семья сакрализирована в культуре, но каминг-аут может закончиться чем угодно. В не самом худшем сценарии родители советской закалки словесно выльют ушат помоев, а потом начнут длительный абьюз.

Каждый трансгендер терял хоть одно знакомство после начала жизни в новом гендере. Иногда нас отвергают или обесценивают, иногда мы сами из-за опыта жизни в атмосфере ненависти сводим на нет какие-то знакомства, чтобы избежать только лишь потенциальной агрессии.

Нахождение в учебных заведениях и на рабочих местах ставит перед нами выбор — либо не вылезать из шкафа, что часто бывает сложно даже из-за того, что мы внешне в какой-то степени соответствуем своему гендеру, либо делать каминг-аут перед людьми той же культурной среды, что и семья и круг знакомств. После этого может начаться травля, до предела усложняющая работу и на текущей должности, а об успешном завершении образования или карьерном росте речи может и не пойти, исключить или уволить будут только рады. Надо ли говорить, какие это открывает жизненные перспективы?

Мы негласно табуированы и лишены репрезентации — невозможно представить, что реалистичный, а не популистский документальный фильм про трансгендерность появится на российском телевидении. Мы никак не защищены законом и не можем быть уверены, что если обратимся в полицию — она будет на нашей стороне.

Некоторые интернет-площадки не подвергаются сильной цензуре и казалось бы, появляется маленькая возможность что-то противопоставить карикатуре на нас, но эта задача сложнее, чем кажется — потому что мы все разные: у нас разная внешность, разный характер, разный возраст, политические и экономические взгляды, любовь к разным платформам для компьютерных игр, а все, что нас объединяет — это общая проблема, вызванная демонизацией со стороны трансфобов. Поэтому разумно будет предложить читателям, которые еще не определились, на чьей стороне им быть, в день видимости начать видеть просто разных людей, ничем не заслуживших искусственно раздуваемой ненависти.
#дайте_нам_жить
#МыЕсть

На картинке переделанный мем с котом, которого окружили направленными на него ножами. Вместо кота феминная транс*персона с серым каре и в кофте цветов транс*флага. Она смотрит на направленные на неё ножи со спокойным недоумением и вызовом.

Что такое исламофобия?


В Великобритании [как и в России и во многих других странах] живут люди, у которых разные верования и которые исповедуют разные религии.

Чаще всего они прекрасно уживаются друг с другом. У людей есть полное право жить так, как они хотят.

Но при этом бывает так, что люди ненавидят и преследуют отдельные группы из-за их верований и из-за того, что этих верующих винят в произошедших несчастьях - даже если эти верующие ни в чем не виноваты.

Исламофобия — это преследование мусульман за их религиозные взгляды.
Это проблема многих беспокоит.

Что такое ислам?
Ислам — это религия. Люди, которые исповедуют эту религию, называют себя мусульманами.

Четверть населения мира - мусульмане.
В Англии каждый 20-й человек - мусульманин.

В Англии это вторая по распространенности религия после христианства [как и в России].

Ислам существует больше 1400 лет. Он появился в 7 веке.

Мусульмане называют Бога «Аллахом».

Слово «ислам» означает покорность воле Бога и следование закону Божьему.

Оно происходит от древнего арабского слова «мир».

За что преследуют мусульман?
Некоторые люди винят всех мусульман за недавние террористические атаки, потому что эти атаки были организованы радикальными группировками, которые называют себя исламскими.

Но многие люди говорят, что эти террористические группы следуют радикальным убеждениям, которые основаны на ненависти и насилии, и поэтому у них очень мало общего с верованиями большинства мусульман.

Они говорят, что важно не винить огромную группу людей за преступления, которые совершили отдельные люди.

Исламофобия вредит мусульманам как онлайн, так и оффлайн.

Она приводит к тому, что к мусульманам плохо относятся, что их травят а иногда на них даже нападают физически.

Многие люди считают, что исламофобят те, кто толком не понимает, во что на самом деле верят мусульмане и как большинство мусульман живут, и что для того, чтобы побороть исламофобию, надо лучше понимать ислам и мусульман.

—-

По материалу:
https://www.bbc.co.uk/newsround/40324678
Переведено специально для проекта Пересечения.
Раньше мы сотрудничали с Машей М., но сегодня, к огромному нашему сожалению, вынуждены прервать сотрудничество.
Дело в том, что Маша оказалась христианкой-террористкой.
Не важно, что она ничего не взорвала и никого не убила!
Маша давно вызывала наши подозрения но мы.... мы так боялись ее, что не решались сказать ей это в лицо!
Ведь она читает книги о крестовых походах!
Вы представляете - о крестовых походах!
И при этом не стесняется, что она христианка!
И в церковь ходила свечки ставить! И не стеснялась, зараза такая!

Даже несколько статей о том, что христианки могут быть феминистками, перевела.
Как феминизм связан с радикальным христианством? И что вообще такое радикальное христианство?

Да фиг знает, но ведь она христианка, читала и шутила о фанатиках, ей виднее!

В общем, держитесь от Маши подальше.

—-
Серьезное примечание: замените христианство на ислам, и получите типичную историю исламофобии. Например, мою.

среда, 1 апреля 2020 г.

Однажды в одном уютном викторианском особняке собралось тайное мировое правительство. Вершители судеб сидели за большим круглым столом, ковыряли вилками стейки из кошерного мяса и с грустью смотрели на бокалы с питательным смузи из крови православных русских девственниц, принесённых в жертву Сатане.

- Господа, - взял слово кто-то то ли из Рокфеллеров, а то ли из Ротшильдов, - Мы собрались здесь, чтобы придумать для цивилизованного мира еще каких-нибудь испытаний. Так мы сможем еще более укрепить наше могущество. Делайте предложения.

- Я тут подумал, - говорил один из тайных министров, - Что вот на днях опять День Сурка будет. И несчастное животное снова будут доставать из его дома под вспышки всех этих фотокамер. И не пора ли уже заменить его роботом. Которого, разумеется, придется купить у нас за серьезные деньги.

- Отличное предложение, - говорил то ли Ротшильд, а то ли Рокфеллер, что-то записывая, - Какие еще будут предложения по экологии?

- Мы, - говорил Сорос, - Решили зарегистрировать торговую марку «Грета Тунберг». Количество тех, кто издевается над нашей девочкой уже таково, что можно начинать собирать деньги.

- Прекрасный план, - кивал Ротшильд или Рокфеллер, записывая еще, - Что скажет банковское сообщество?

- Крупнейшие инвестиционные банки, - говорил Экфорд, - Приняли решение не выводить на биржу компании, в совете директоров которых нет или женщины, или представителя какого-нибудь меньшинства.

- Великолепно! - соглашался записывающий и снова записывал, - Дальше!

- В России лояльность государству больше не является критерием для политиков, - с гордостью говорил с другой стороны Сорос, - Никаких больше патриотов! И в органах власти полно сторонников феминизма!

- Вот это вот мощно, - с уважением говорил записывающий, записывая и это.

- Слушайте, вот что мы здесь делаем? - сказал вдруг один седовласый старичок, сидящий как-то сам по себе, - Раньше мы курили сигары и пили виски. А теперь мы едим искусственное мясо и пьем эти смузи из крови… Ведь мы же тайное мировое правительство! Мы можем позволить себе что угодно! Просто потому… ну, просто потому, что мы можем!

Собравшиеся завздыхали.

- Видите ли…, - отвечал старцу то ли Ротшильд, то ли Рокфеллер, - Раньше не было Фейсбука, Ютуба, Инстаграма и Твиттера. И если мы с вами не будем давать то, что им хочется, то в нас попросту перестанут верить.

- А зачем им в нас верить?! - не понимал старичок, - Ведь мы же ТАЙНОЕ правительство!

- Увы, таковы законы прекрасного нового мира, - вздыхал то ли Роштильд, то ли Рокфеллер, - И если мы не будем ему соответствовать - нас заменят другие. Ну, в кого поверят во всех этих социальных сетях.

- Ну хорошо, - вздохнул в свою очередь Сорос, - Тогда позвольте спросить, а почему среди нас так мало женщин? И, я осмелюсь предположить, почти нет представителей меньшинств?

За столом немедленно повисла гнетущая тишина.

Собравшиеся переглядывались с ужасом и плохо скрываемым подозрением.

Старичок достал из кармана сигару и закурил.

Автор: Никита Онуфриев