суббота, 21 ноября 2015 г.

Вероника Беленькая: "Как вы можете помочь аутистам, если вы не психолог, не психиатр и не юрист?"

(ПРИМЕЧАНИЕ: Этот вопрос мне так же часто задавали ЛГБТ-активисты, и специально для них и для всех, кто занимается гражданскими правами и правами человека, я написала последний, десятый пункт в "профессиональном" списке)
Этот вопрос задавали мне многие люди, и, прежде чем ответить на него, хочу заметить, что во-первых, в данной статье речь идет не о личной помощи, которую каждый из вас может оказать аутичному человеку (
раньше я уже об этом писала), а именно о помощи профессиональной или активистской, во-вторых эта статья адресована не только неаутичным людям, но и самим аутистам, многие из которых хотели бы изменить жизнь своих аутичных «сородичей» к лучшему, но не знают, как это сделать. И, наконец, это статья для тех, кто разделяет парадигму нейроразнообразия, поэтому если вы считаете аутизм болезнью, которую надо лечить и искоренять, она вряд ли окажется для вас полезной, да и мне не хотелось бы, чтобы мои идеи — если вы не додумались до того, о чем я пишу, раньше меня — были использованы против меня.
Это может показаться странным, но до недавнего времени я даже не подозревала о существовании людей, которые верят в то, что единственная помощь, которую можно оказать аутичным людям — это помощь психиатра, психолога или юриста. Некоторые из них хотели бы внести свой вклад в движение за нейроразнообразие, или помочь конкретным аутичным людям, или изменить отношение к аутизму в Российском обществе, но понятия не имеют, что делать и с чего начинать.
— От меня будет мало пользы, я вам не нужен, — вот то, что я слышала, когда речь заходила об аутизме. Слышала от людей, которые вроде бы искренне хотят помочь.
Это неправда! Оглянитесь вокруг и попробуйте посмотреть на окружающий мир, оценивая, что именно в этом мире, рассчитанном на не-аутичных (нейротипичных) людей, можно было бы изменить, чтобы сделать жизнь аутистов проще. Для этого вам не нужны благотворительные фонды и крупные международные компании, вам не нужны акции по сбору средств, вам даже не надо жертвовать никому деньги.
Большинство советов из этого списка можно с легкостью переделать для людей с другими формами инвалидности, что я вам и советую сделать, потому что инвалиды — вне зависимости от их инвалидности, не должны ежедневно сталкиваться с теми проблемами, с которыми им приходится сталкиваться, и аутичные люди не должны быть особой привилегированной категорией, имеющей преимущества перед людьми с другими формами инвалидности.
I) Помощь, которую может оказать практически любой человек
Вот две простые вещи, которые вы можете сделать, чем бы вы не занимались. Эти две вещи тесно взаимосвязаны, и я скажу о них прежде чем связать помощь аутистам с вашей профессией и вашим положением.

пятница, 20 ноября 2015 г.

Гвендолин Девис: "Op-ed: Мы должны защитить взрослых ЛГБТ-людей с инвалидностью от конверсионной терапии"

(Примечание Вероники Беленькой: В статье описана ситуация в США. К сожалению, в России мало кто обращает внимание на положение ЛГБТ-людей с инвалидностью (в частности на положение транс* людей с инвалидностью), о которых много говориться в данной статье - особенно на злоупотребления в психиатрических интернатах, и эта проблема очень актуальна и требует особого внимания)

Источник: Аdvocate

8 мая. 2015 год.
Правительство помогает фондам "экс-геев" и "экс-транс" в их программах для ЛГБТ с инвалидностью, и это должно быть прекращено.

Я была очень рада, когда ранее в этом месяце узнала о том, что Орегон собирается присоединится к Калифорнии и Нью-Джерси и принять "Закон Лилы", который запрещает так называемую конверсионную терапию для несовершеннолетних представителей ЛГБТ-сообщества. Хоть на мне никогда не испытывали эту "терапию", как транс женщина я понимаю, как сложно быть транс до совершеннолетия, и отлично понимаю, как важна для транс молодежи возможность быть собой и получать необходимую поддержку и медицинскую помощь в это непростое время, когда их личность только формируется.

Но вот в чем проблема: как все законы Лилы, этот закон рассматривает только применение репаративной терапии к лицам моложе 18 лет. Конечно, очень хорошо, что в данном законе упоминаются молодые люди, потому что они часто подвергаются  психологическому и даже физическому принуждению со стороны взрослых, и воздействию общественных предрассудков о том, что подростков надо держать подальше от опасного влияния.

Но разве только ЛГБТ-подростки особо уязвимы к вредоностным последствиям конверсионной терапии? Как бы не так!

среда, 18 ноября 2015 г.

Крис Гуин: "Моя перспектива: аутизм, сексуальная ориентация (или гендерная идентичность) и интерсекциональные пересечения"

Источник: Autism Acceptance Month

Вся штука в том, что когда мы обсуждаем такие вопросы как аутизм и сексуальная ориентация (или гендерная идентичность), мы рассматриваем их отдельно, но на самом деле в этих вопросах очень много интерсекциональных пересечений и взаимосвязей. Я сейчас не пытаюсь сказать о том, что если вы ЛГБТК, то вы скорее всего аутист и наоборот, потому что корреляция не означает причинно-следственную связь. Аутизм для меня такая же часть моей идентичности, как сексуальная ориентация и гендерная идентичность. И ЛГБТК-люди, и аутисты борются за принятие и равноправие, и их борьба очень похожа.

Как и представители ЛГБТК-сообщества, аутичные люди борются с тем, кем они являются. В жизни аутичных людей есть период, когда аутичный человек понимает, кто он на самом деле и вынужден принять этот факт. У некоторых это происходит фактически сразу, но некоторым для этого нужны годы. Мне понадобились годы на то, чтобы это принять. Меня диагностировали в 11 лет, но мои родители не говорили мне о диагнозе, пока мне не исполнилось 13. Конечно, я понимала что я другая и до того, как родители сказали мне о диагнозе. Я просто не знала, как это отличие называется.

вторник, 17 ноября 2015 г.

Вероника Беленькая: "Требуется информация о насилии по отношению к людям с инвалидностью"

Это произошло. Я долго говорила о том, что подобное происходит не только в США, и не все мне верили. Не могла понять, почему мне не верят, ведь люди везде одинаковые, люди одинаково склонны к отчаянию, безумным поступкам и к тому, чтобы верить всевозможным предрассудкам.
В интернете появилось сообщение о том, что трехлетняя аутичная девочка убита ее матерью якобы потому, что ее мать «слишком устала». Я не буду ничего писать насчет этого оправдания, просто на какое-то время не обращайте внимание на слово «аутичная» — я знаю, что многие из вас считают нас не совсем людьми — поэтому не думайте об аутизме, а подумайте о ребенке. Задумайтесь вот над чем — действительно ли это оправдание для убийства?
Я так не думаю. Безусловно, у матери очень сложное психическое состояние и, возможно, она не совсем осознает свои действия — а возможно и нет. В любом случае, она совершила убийство и то, что ребенок был аутичен не служит оправданием убийству.
Об этом говорят намного меньше, чем о случае, когда сестру Водяновой выгнали из кафе, ведь у этой девочки не было известной сестры, она ничем не примечательна. Кроме того, что в три года ее убили за то, кто она есть, за то, что она родилась с «неправильным» нейротипом. И я даже не знаю имени этого ребенка. И ее смерть явно не рассматривают как часть системы — на это смотрят как на единичный случай, не заслуживающий внимания. Уверена, что большинство стали бы скорее сочувственно думать об убийце, чем задумываться о причинах убийства.  Но большинство людей об этой истории даже не узнают. В отличие от США, говорить приходится не о неправильной подаче информации, а о полном игнорировании происходящего.

суббота, 14 ноября 2015 г.

Вероника Беленькая: "Мифы о вторичной аутизации"

Давайте поговорим о вторичной аутизации. Если вы ЛГБТ-аутист, возможно, ранее вы уже натыкались на этот загадочный термин в группах и форумах по аутизму. Возможно, кто-то даже говорил вам, что вы не можете быть настоящим аутистом, вы просто ведете себя аутично из-за вашей сексуальной ориентации или гендерной идентичности. Вы отличаетесь от большинства, вам приходилось скрывать свою ориентацию или гендерную идентичность, или вы сталкивались с непониманием и неприятием со стороны окружающих после камин-аута, вот вы и "зааутичелись".

Абсурдно, не правда ли? Ведь если аутизм - неврологическая особенность, если аутизм - это то, как работает наш мозг, как мы воспринимаем мир, то как можно стать аутистом из-за непонимания окружающих?

Чтобы ответить на эти вопросы и понять, что имеют ввиду те, кто говорят о вторичной аутизации, надо вначале понять что же эта "вторичная аутизация", собственно, обозначает.


среда, 11 ноября 2015 г.

Вероника Беленькая: Я не "человек с аутизмом"

(Примечание: Очень часто меня спрашивают - в том числе и представители ЛГБТ-сообщества, почему я не говорю о себе как "человек с аутизмом", почему я называю себя и других аутистами. Это - мой ответ)

С чем ассоциируется выражение «человек с аутизмом?»
С патологией, конечно же, — у очень многих людей, всяком случае. И дело тут не только в слове «аутизм», а в том, что мы чаще всего говорим «человек с…» про что-то, что считаем негативным и про что-то, к что-то, к чему мы однозначно относимся как к патологии. Человек с интеллектуальной инвалидностью, например. Или человек с нарушениями опорно-двигательной системы.
Одна из целей подобного языка — отделить «проблемы» человека от него самого. Но дело в том, что аутизм не является «проблемой», которую надо отделять. Он неотделим от личности человека: от того, как человек мыслит, воспринимает окружающий мир, как он воспринимает общение, фактически можно сказать, что неврологические особенности во многом формируют личность. Их нельзя отделить, без них человек был бы совершенно другим человеком.
Я не хочу стать другим человеком. Я не хочу «исцеления» — не хочу умирать, медленно наблюдая за тем, как мое место занимает другой человек с моим лицом, но не с моим нейротипом. И не с моим восприятием мира, не с моим способом мышления, не с моими интересами и не с моим взглядами, в конце концов, ведь на большинство нейротипичных людей в гораздо большей степени влияет культура. Я признаю, что в жизни аутичных людей встречаются проблемы, которые реже бывают у неаутичных, и еще реже — у полностью нейротипичных людей. Но, во-первых, у любой группы населения, имеющей физиологические отличия, есть особенности, которые реже встречаются у остального населения. Например, у людей азиатской расы в несколько раз чаще встречается непереносимость лактозы, чем у представителей европеоидной расы. Во-вторых аутичные люди не просто определенная категория людей, имеющая неврологические отличия. Аутичные люди дискриминируемая и стигматизированная группа, поэтому большинство проблем, с которыми сталкиваются аутичные люди чаще, чем нейротипичные, связаны с предрассудками в обществе.

вторник, 10 ноября 2015 г.

Скотт Дагостино: "Восход нейроквиров. Полисексуальная история аутизма"

Источник: dailyXtra
Переводчик: Антон Егоров

В 2010 году мы отлично повеселились, пиная оступившегося Джорджа Алана Рекерса. Это психиатр и один из учредителей обществ Family Research Council («Совет по исследованию вопросов семьи») и National Association for Research and Therapy of Homosexuality («Национальная ассоциация по исследованию и лечению гомосексуализма»), лоббирующих антигомосексуальную политику. Во время путешествия по Европе он был замечен в компании симпатичного юноши, нанятого на сайте интим-услуг Rentboy.com. Рекерс потом оправдывался под смешки журналистов: «Я перенес операцию и не мог поднять багаж. Только поэтому я его и нанял». Однако на фотографиях он нес чемоданы сам, и фраза «поднять твой багаж» тут же пошла в народ, знаменуя разоблачение очередного «непреклонного» гомофоба.

Но когда все отсмеялись, люди начали обсуждать жуткую историю жизни Рекерса. Автор книги «Растем гетеросексуальными – что каждая семья должна знать о гомосексуализме», выпущенной в 1982 году, в семидесятые работал в проекте «Женственный мальчик». Эта попытка «излечить» немужественных мальчиков привела к трагическому самоубийству Кирка Мерфи – героя рекламных брошюр о «методике» Рекерса.


понедельник, 9 ноября 2015 г.

Просим принять участие в опросах

Итак, мы запускаем два опроса, которые рассчитаны на ВСЕХ аутичных людей, вне зависимости от того, есть у них официальный диагноз или нет, и вне зависимости от уровня их аутичности.
1) Мониторинг о положении аутичных людей в РФ и о положении русскоязычных аутичных людей в других странах
2) Исследование сексуальной ориентации и гендерной идентичности аутичных людей

суббота, 7 ноября 2015 г.

Браяна Ли: "Второй камин-аут и гордость, основанная на действии"

Источник: Respectfully connected

"Браяна является квир, аутичной женщиной и матерью троих аутичных детей, и она гордится этим"

Иногда мне кажется, что во "введении в историю Бри" мне надо поменять слово "горжусь" на слово "боюсь", потому что в аутичных вопросах моя гордость больше похожа на страх.

Это потому что в свои тридцать лет я совершила свой второй камин-аут, идентифицируя себя как аутист.

Я совершила первый камин-аут, когда в 21 год я влюбилась в свою жену. И я с радостью сообщила всем людям, которые много для меня значат: "Я влюблена в женщину, я гей!"

Я хотела чтобы они знали о том, что для меня важно, что у меня есть идентичность, которую я считаю важной и что я счастлива и любима.

Я не понимала того, что я моментально теряю свои гетеросексуальные привилегии, что я теряю друзей и сообщество, которое меня поддерживало. Я была опустошена после того, как услышала ответы нескольких людей. Эти ответы разрушили мои наивные надежды на то, что те, кто меня любят будут принимать меня такой, какая я есть, несмотря ни на что.
Итак, моя гордость больше похожа на страх потому что:

Я знаю, каково это - потерять привилегии, которые у тебя есть, если ты принадлежишь к доминирующей социальной группе.
Я знаю, что чувствуешь, когда теряешь других и сталкиваешься с ситуацией, когда тебя принимают только на определенных условиях.
Я знаю, как сложно показывать публично только "миленькую", общественно приемлемую часть  моей жизни, и при этом прятать другую часть жизни, не говорить о ней. Я знаю это, потому что принятие является для меня чем-то вроде наркотика, и я не могу сдаться и отказаться от него.

пятница, 6 ноября 2015 г.

Вероника Беленькая: "Жизнь гомосексуальных и бисексуальных аутистов и проблемы, о которых не пишут на популярных сайтах"

На русском языке существует множество ресурсов, посвященных ЛГБТ-тематике, и в них рассматривается множество проблем, с которыми сталкиваются ЛГБТ+ в России и во всем мире. На них затрагивают самые разные вопросы, но все эти ресурсы в первую очередь рассчитаны на нейротипичных или хотя бы неаутичных ЛГБТ-людей, поэтому многие проблемы, с которыми сталкиваются ЛГБТ-аутисты так и остаются за кадром.

В то же время в русскоязычном интернете есть несколько хороших сайтов на тему аутизма, но - частично из-за гомофобной пропаганды и предрассудков, существующих в обществе, частично из-за общей безграмотности населения в вопросах аутизма (лучше уж переводить статьи о более важных вопросах, с которыми сталкиваются все аутисты - возможные рассуждения администраторов сайтов) - в них не рассматриваются проблемы, с которыми сталкиваются ЛГБТ-аутисты.

То есть проблемы ЛГБТ-аутистов не рассматриваются ни на ЛГБТ-сайтах, ни на аутичных сайтах, а сами эти проблемы отличаются от тех, с которыми сталкиваются не-аутичные ЛГБТ-люди и от тех, с которыми сталкиваются гетеросексуальные и/или цисгендерные аутичные люди.

Уникальные проблемы - свойственные преимущественно ЛГБТ-аутичным людям и свяанные с их нейротипом игнорируются и остаются незамеченными. Одни предрассудки цепляются за другие, методы и формы дискриминации переплетаются, и иногда даже сложно понять, с чем именно столкнулся человек - с гомофобией или с эйблизмом. Изучение подобных "пересечений" называется интерсекциональным анализом, и сейчас эта одна из основных тем, которые меня интересуют. В данном тексте я же попыталась просто выделить три основные проблемы гомосексуальных и бисексуальных аутичных людей - две из них напрямую связаны с пересечением дискриминации, и одна в гораздо большей степени с особенностями аутичного восприятия. Это может помочь разобраться в ситуации тем, кто пытается понять, с каким именно видом дискриминации столкнулся человек. Эти проблемы встречаются не у всех ЛГБ-аутистов, и не все ЛГБ-аутисты считают их серьезными проблемами, но они достаточно серьезны для того, чтобы обратить на них внимание.
В данной статье я не так пристально акцентирую внимание на проблемах транс* аутистов, потому что, во-первых, сама не являюсь транс*, а во-вторых транс* сталкиваются с некоторыми проблемами, с которыми не приходится сталкиватся ЛГБ-аутичным людям, а некоторые проблемы гомосексуальных и бисексуальных аутистов будут для них не так актуальны.

четверг, 5 ноября 2015 г.

Айман Экфорд: "Почему многие аутисты предпочитают термин "квир"?"

Идея написания этой статьи появилась у меня очень давно - когда я вдруг поняла, что большинство моих англоязычных аутичных знакомых, с которыми я переписывалась в интернете и которых я встречала в англоязычных группах по аутизму называют себя "квир". Но тогда я еще думала о том, что возможно дело в том, что в английском языке термин "квир" более популярен, чем у нас. А потом вдруг оказалось, что многие аутичные люди, которых я видела в своей аутичной группе в ВКонтакте также называют себя "квир". Причем "квир", что особенно странно для русскоязычной интернет-среды, в их случаях не обозначал "гендерно небинарный человек". Под этим термином понималось именно (или, для некоторых людей, почти) то же самое, что под ним понимают в квир-теории.
Но почему именно "квир"? Почему не более привычные "гей", "лесбиянка" или, как чаще бывает в случае моих аутичных знакомых сочетания вроде "бисексуал и агендер", "трансгендер и панромантик" и т.п.?
Думаю, у каждого конкретного аутиста своя причина того, почему именно он решил называть себя "квир". Иногда достаточно одной причины, иногда их несколько. Я здесь попытаюсь обозначить самые распространенные - но не все - причины того, почему так много аутичных людей используют слово "квир", когда говорят о себе.

понедельник, 2 ноября 2015 г.

Джим Синклер: "Самопрезентация перед Интерсекс* Сообществом Северной Америки"

(Примечание Аймана Экфорда: Джим Синклер - аутичный человек и один из основоположников парадигмы нейроразнообразия. Его речь "Не надо скорбеть о нас" - считается началом движения за права аутистов на Западе. Он - один из основателей первой в мире организации, созданной аутичными людьми для аутичных людей - Autism Network International (ANI). Возможно, его опыт интерсексуального человека отразился на его деятельности как аутичного активиста и самоадвоката)

Источник: Jim Sinclair’s Web Site


Мне повезло больше, чем многим интерсексуальным людям, потому что моя интерсексуальность является следствием "неразвитой", а не "смешанной" анатомии. Просто с самого детства и до средне-подросткового возраста меня считали девочкой, так что в раннем возрасте меня не подвергали операциям и другим инвазивным процедурам.

Ожидалось, что я буду девочкой, которая себя девочкой и ощущает, но с самого раннего возраста я понимал, что что-то здесь "не так". Родители и врачи считали, что это просто очередная странная штука, которую я должен "перерасти", и из-за того, что у меня были серьезные проблемы с развитием навыков коммуникации и кое-какие другие проблемы, это не считалось чем-то приоритетным - пока мне не исполнилось двенадцать или тринадцать лет и я не просто "не перерос" это, но и:

а) в физическом плане не взрослел так, как этого ожидали
b) владел навыками коммуникации настолько, что уже мог точно заявить о том, что я НЕ девочка.

воскресенье, 1 ноября 2015 г.

Российские ЛГБТ+ аутисты. История Антона Е.

1) Как вы узнали о том, что вы аутист? Сколько лет вам тогда было? Что вы тогда думали об этом?

Формально я об этом так и не узнал. В моем городе в 90-ые про аутизм почти ничего не слышали, казалось, что все эти экзотические психические расстройства да и сами психологи существуют где-то на зажравшемся Западе, а мы здесь такой фигней не страдаем. В школе психолог только выдавал тесты по профориентации, и ближе всего к какому-то диагнозу я, пожалуй, был на медкомиссии в военкомате, где психиатр додумалась написать в моей карточке «косноязычие». Хотя ощущение, что я не такой, как все, было всегда. В конце 90-ых и в 2000-ых аутисты стали более заметны в массовой культуре, опять-таки в западной, но обычно это были либо юные гении, либо «горе в семье», а я определенно ни гением, ни умственно отсталым не был. В какой-то момент я просто начал считать себя интровертом – это было довольно понятное и относительно «нормальное» определение.
А потом вышел «Антон тут рядом», и хотя тот Антон тоже был мало похож на меня, почему-то эта история меня задела. То ли потому, что дело было в России, то ли потому, что автор фильма рассказала эту историю так, что она стала историей и про нее, и про все общество, – не знаю. Я просто понял, что где-то внутри я гораздо ближе к Антону, чем к большинству окружавших меня людей. Тогда я стал читать про аутизм, потом про синдром Аспергера, и многое встало на свои места – не столько нежелание общаться, сколько физическое напряжение при общении с людьми, мои безумные увлечения, которые отнимали кучу времени, и многое другое.

2) Расскажите о вашей сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Я определенно гей. Что касается гендерной идентичности, то, наверное, цисгендер, хотя я думаю, этот термин не так хорошо известен, поэтому проще рассказать. Я не хочу менять пол и вполне комфортно чувствую себя в мужском теле. В женскую одежду тоже никогда не одевался. Однако, к традиционным представлениям о мужском и женском всегда относился скептически. Я скорее пойду в театр, чем на футбол. Собственно на футболе я вообще ни разу не был. Среди игрушек в детстве у меня была кукла, но чай она не пила – зато она отлично вписывалась в компанию Человека-паука, льва и каких-то трансформеров. Надо же было Человеку-пауку кого-то спасать.