среда, 30 ноября 2016 г.

Диана Кудряш: «Простым языком: Что такое мисгендеринг?»

(Примечание: опубликовано с разрешения автора. Ссылка на первый источник публикации дана ниже)

Наверняка, многие люди, так или иначе связанные с фем- и ЛГБТ-сообществам (особенно - с Т-сообществом), не раз слышали упоминание этого термина.
Но что же такое мисгендеринг и какой вред он причиняет?

Здесь все очень просто. Если вы называете людей не теми местоимениями (а также существительными), которые они сами по отношению к себе используют, обращаетесь не в том роде, который они предпочитают - это мисгендеринг.

Включает в себя он, как правило, следующее:
- Неправильные местоимения и родовые окончания (Пример: "Ты сходил...", "Ты сделал..." по отношению к девушке, которая про себя говорит "Я сходила...", "Я сделала...");
- Неправильные существительные (Пример: "Девушка, вы не могли бы...", "Добрый вечер, сударыня" по отношению к мужчине, который собственно и представляется мужчиной);
- Неправильные "дружеские" выражения для неформального общения (Пример: "Бро", "Чувак", "Друган", "Кореш" по отношению к девушке, которая бы предпочла женские версии неформального обращения - например "сис" вместо "бро").

Для того, чтобы не ошибаться подобным образом достаточно помнить следующее:
- Не полагаться на внешность и стереотипы о ней (например, короткая стрижка вовсе не означает, что человеку понравится обращение в мужском роде).
- Спрашивать "как к вам обращаться?" в начале разговора. Это уже входит в привычку во многих фем- и ЛГБТ-инициативах.
- Обращать внимание на то, как люди говорят о себе, какие местоимения используют.

вторник, 29 ноября 2016 г.

Керолин Нерби: "Двойная радуга: аутизм и маскулинность"

Источник: Bitch Media

Во время написания этой серии я несколько раз затрагивала тему аутичной маскулинности и понимания аутизма как "экстремально мужского мозга". В этом посте я хочу подробнее рассмотреть вопросы аутизма и маскулинности. Эти вопросы кажутся довольно противоречивыми: несмотря на то, что аутизм ошибочно считают состоянием, распространенным преимущественно среди цисгендерных мужчин, и даже воспринимают его как крайнюю степень "мужского мышления", аутичность рассматривается в популярной культуре как неполноценная, искаженная версия маскулинности.

В прошлом я уже рассматривала и критиковала теорию Симона Барон-Кохена о том, что аутизм является проявлением "крайней степени мужского мозга". Это действительно то, чем кажется. Идея о том, что аутизм можно описать как "крайнюю степень мужского мозга" означает, что существуют "мужские" и "женские" мозги, которые, к тому же, еще и отличаются друг от друга. Для поддержания своей теории Барон-Кохен использует идею о влиянии тестостерона на  развитие мозга. И, конечно же, он связывает высокий уровень тестостерона с гендерно-обусловленной маскулинностью.

 Итак, я придерживаюсь теории о том, что гендер- социальный конструкт, более того, я считаю, что практически все является социальным конструктом. Но я не могу знать все, и я всего лишь социолог. Вполне вероятно, что тестостерон оказывает влияние на развитие мозга. Я считаю вполне возможным то, что он может изменять его развитие. Мое неприятие эссенциалистской теории Барон-Кохена основано на совершенно других фактах: дело в том, что разные люди вырабатывают разное количество тестостерона (а некоторые его вообще не вырабатывают). Тестостерон не является исключительно "мужским" гормоном. "Мужчины"- это просто модель. Дело в том, что понятие биологического пола, как и понятие гендера, является социальным конструктом. Более того, есть другие виды "пола" кроме "мужчины" и "женщины". У людей могут быть самые разные вариации развития и сочетания гениталий,  вторичных половых признаков, и гормональных особенностей. Пол не определяется исключительно хромосомами - да, существуют "мужчины" с XX хромосомами и "женщины" с XY хромосомами, но существуют и другие хромосомные вариации. (Примечание: я изучаю эту тему на сайте Интерсекс Сообщества Северной Америки  (Intersex Society of North America), организации, которая перестала функционировать несколько лет назад. Но несмотря на этот факт, ее сайт продолжает оставаться полезным источником информации).

Идея о том, что мужчины и женщины:  A) являются постоянными и объективно существующими категориями; B) по своей природе, физиологически сильно отличаются друг от друга; разумеется, появилась задолго до Барон-Кохена.  Именно она лежит в основе стереотипов о том, что женщины по своей природе больше склонны к эмпатии, к языкам и к пониманию эмоций, а мужчины являются более сдержанными, рациональными и логичными. Эти сексистские стереотипы повлияли на то, что с момента "открытия" аутизма в 1940-х годах и до недавнего времени аутизм ассоциировался исключительно с мальчиками и мужчинами.

 Несмотря на то, что аутизм ассоциируется с проявлением каких-то "мужских" черт, само состояние, разумеется, не является чем-то вроде "гипермаскулинности". Зачастую он несовместим с тем, что является гегемонной, доминирующей маскулинностью. Более того, во многом он является угрозой представлениям о нормативной маскулинности.

понедельник, 28 ноября 2016 г.

Крис Нельсон: «Три симптома исполнительной дисфункции: почему те, кто не замечают их, могут стать эйблистами?»

Источник: Everyday feminism
Переводчик: Варя Михайлова
Screen-Shot-2015-09-06-at-1.51.05-PM
(Описание изображения: Начерченный мелом контур лица. Сверху в голове контура лежат три карточки со знаками вопроса. Источник изображения: iStock
)
Я пытал_ась написать эту статью несколько недель.
Каждый раз, когда я сажусь за нее, меня парализует. И чем дольше это продолжается, тем сложнее мне к ней подступиться.
Энергии, которую я потратил_а на то, чтобы открыть текстовый редактор, хватило бы, чтобы поднять над головой автомобиль, подвинуть груду кирпичей силой мысли или заработать миллиард долларов за ночь.
Дело не в статье. Мне регулярно не даются самые простые дела. Помыть посуду, заправить кровать — даже встать с кровати бывает слишком сложно.
Так было всегда.
Всю школьную жизнь я постоянно оставлял_а в классе вещи, забывал_а о важных делах и откладывал_а все на последний момент.
Это случалось так часто, что почти каждый вечер мать отвозила меня обратно в школу, чтобы забрать забытые книжки и тетрадки.
Многие, столкнувшись с подобным поведением, немедленно окрестили бы его ленью.
Однако все это было не попыткой улизнуть от обязанностей или отделаться от домашней работы, а результатом неспособности моего мозга что-либо спланировать и обеспечить себя мотивацией, необходимой для своевременного выполнения задач.

Первые 22 года жизни учителя и сверстники постоянно говорили о моей рассеянности, лени и неспособности ничего спланировать. Я прослыл_а «апатичной», и большинство людей считало, что я прикрываюсь апатией, чтобы скрыть свое безразличие.
Все это очень меня расстраивало, потому что, с одной стороны, я нача_ла верить, что я всего лишь апатич_ная лентяйка, а с другой — чувствовал_а, что со мной происходит что-то более серьезное.
Когда не знаешь, как назвать свою неспособность делать все как другие, начинаешь верить ярлыкам, которые на тебя навешивают. Мои учителя и сверстники не знали и не могли знать, что каждый день я сражалась с собственным разумом.

воскресенье, 27 ноября 2016 г.

Керолин Нерби: «Двойная радуга: синдром Аспергера и девочки Часть 2: «Мальчики, мода, шопинг, фильмы и музыка»»

Источник: Bitch Media

Вот из чего, по-видимому, сделаны маленькие девочки.

В моем последнем посте (ссылка на пост на русском) я рассматривала книгу «Синдром Аспергера и девочки», сборник статей, в которых делались попытки разобраться с потребностями и проблемами девочек с синдромом Аспергера. Я пришла к выводу, что разочарована всей этой книгой, но одна глава особенно выделяется своей чрезвычайной отвратительностью. Авторка статьи «Девочка девочке: советы, касающиеся дружбы, травли и приспособления», Лиза Айланд (Lisa Iland), неаутичная молодая женщина, имеющая сиблинга в спектре аутизма, поделилась «практическими советами, как справляться с 'иерархией популярности' и 'уровнями отношений'; как сделать себя симпатичной; использование MTV в своих интересах; борьба с травлей; положительная роль болтовни; и другое».

Погодите, MTV? Серьезно? Эта книга была напечатана в 2006 году. Хотя все верно: читая про себя эту статью, я ничего не могла поделать с тем, что слышала у себя в голове голос Квин Моргендорффер. Я также почувствовала непреодолимое стремление открыть саундтрек к «Wicked» и послушать «Popular».

Я (попробую) оспорить этот вид издевательства, поскольку образы бездарной белокурой «красотки» и ограниченной зацикленной на себе карьеристки сами по себе являются сексистскими стереотипами. Истинной основой этой статьи является распространенный миф о монолитной «подростковой культуре», в которой «типичный подросток» действует в рамках жесткой гендерно-сегрегированной социальной системы с непротиворечивой системой правил и неизменной иерархией, основанной на «популярности». Несомненно, существуют системы управления распределением социального капитала в старшей школе, но эта конкретная идея подростковой культуры – такая живучая, в частности, потому что ее бесконечно воспроизводят в популярных средствах массовой информации – в действительности при пристальном рассмотрении  она быстро разваливается. Кто такой «типичный» подросток? Он/он_а белая? Черная? Богатая? Бедная? Живет в крупном городе? В пригороде? В деревне? Гомосексуальная? Гетеросексуальная? «Подростковая культура» не описывается и не может описываться как единое целое. Культуры подростков разнообразные, сложные и зависят от социальных, экономических и географических условий, как и любые другие виды культуры.
Эта глава начинает разговор с установления четырех «важнейших областей, которые необходимо знать, чтобы приспособиться». Вот они: 1. Создание образа и привлекательность; 2. Понимание, где нужно приспособиться; 3. Соответствие социальным ожиданиям; 4. Преодоление травли и плохие девочки.


В первой из этих областей, «создание образа», Айланд предлагает такие премудрости, как:

Вещи, которые с самого начала отталкивают друзей - навязчивость, надоедливая гиперактивность, удары и излишнее самомнение. [Выделение мое]

Девочки, уделяющие первостепенное внимание своему образу, станут частью среднего слоя девочек. У них есть возможность иметь больше друзей, выбираемых из большинства, и также у них есть возможность дружить с необычными людьми, а не быть ограниченными этим классом. 

Не каждая девочка должна быть «девчачей» или активно интересоваться макияжем и модой, но даже спортивные девочки и самопровозглашенные «пацанки» следуют подростковым правилам гигиены и носят прически и одежду, социально уместные для их образа.
Когда типичная девочка смотрит на другую девочку, она расшифровывает ее образ, чтобы определить, к какому уровню социального статуса принадлежит эта девочка. Затем сверстница сравнивает себя с этим и решает, следует ли ей проявить дружелюбие.

Итак, «девчачесть» определяется по тяге к макияжу и моде? А быть спортивной – нечто противоположное тому, чтобы быть «девчачей»? Что в точности должно означать для девочки «излишнее самомнение»? Означает ли это, что ее убеждения слишком прочные? Что у нее слишком много своего мнения? У нас заведомо не может быть девочек, разгуливающих со слишком многими мнениями.

пятница, 25 ноября 2016 г.

Диана Кудряш: "Трансфобия убивает. 20 ноября - день памяти трансгендерных людей"

(Примечание: Очень интересная и важная статья с комментарием от нашего автора, в передаче которого, правда, есть небольшая ошибочка - не все неаутичные люди являются нейротипичными, потому что аутизм - не единственный существующий вариант нейроотличий. Подробнее о корректной терминологии по отношению к нейроотличиям вы можете прочесть здесь)

Источник: Проект правовой помощи трансгендерным людям

20 ноября - это день памяти трансгендерных людей, жертв трансфобии. Эта памятная дата существует с 1999 года, когда сотни людей вышли на улицы американского города Сан-Франциско, чтобы почтить память убитой годом ранее трансгендерной женщины Риты Хестер.

В настоящее время в этот день по всему миру проходят демонстрации, траурные шествия, семинары и другие мероприятия, цель которых - привлечь внимание к проблеме трансфобии в обществе.

За 2016 год по всему миру было зафиксировано 295 убийств трансгендерных людей - данные предоставлены организацией Transgender Murder Monitoring Project (Проект Мониторинга Убийств Трансгендеров). (Полный список доступен для просмотра здесь: http://transrespect.org/wp-content/uploads/2016/11/Tv..)
Самые большие цифры - в Бразилии и Мексике.
Из России во всем обширном списке значится только одно имя - Анжелы Ликиной из Уфы.

Но значит ли это, что российское общество толерантнее по отношению к трансгендерным людям?
Как признают сами создатели мониторингового проекта, жертв насилия на почве ненависти по всему миру гораздо больше, но эти случаи очень сложно отследить и зафиксировать, хотя бы потому что лишь небольшая часть из них попадает в интернет.

Мы узнали, что по этому поводу думают сами трансгендерные люди, а также активисты ряда различных правозащитных организаций и инициатив. Полученные комментарии мы приводим ниже:

"Каждый раз, когда я думаю об убийстве на почве ненависти, я глубоко шокирован и поражён. Ведь это жизнь другого человека - почему кто-то присваивает себе право этой жизнью распоряжаться?
Можно по-разному выражать своё противодействие, и даже, если кто-то не понимает трансгендерных людей, убийство - это подлость, а не поступок.
Это преступление должно быть осуждено и осуждено строго. С отягчающим обстоятельством в виде идеологической ненависти. Неосуждение таких поступков - это поощрение человеконенавистничества со стороны государства"
- Винсент, 29 лет, Екатеринбург


"День памяти трансгендерных людей отмечается во всем мире вот уже более полутора десятков лет. В этот день мы думаем о тех, кто больше не с нами из-за ненависти и предрассудков, до сих пор так распространенных по всему миру. Конечно, число зафиксированных убийств на почве трансфобии в России не сравнится с цифрами из стран-лидеров в этом отношении – например, только за 2016 год в Бразилии было убито не менее 65 трансгендерных людей. Однако здесь дело не в цифрах – каждая жизнь – это целый мир, который мы теряем. Мне очень хочется верить, что ненависти станет меньше."
- Ксения Кириченко, директор "Проекта правовой помощи трансгендерным людям" 


четверг, 24 ноября 2016 г.

Брендан Михус: «О том, как быть сумасшедшим и в то же время смелым на свидании»

Источник: Disability intersections
Переводчик: Каролина Куприянова


Black and white photo of two white men holding hands; one has his fingers crossed behind his back. Image via Katie Tegtmeyer on Flickr; used under a Creative Commons (CC) License. https://flic.kr/p/bZ9BD
(На фото два мужчины держат друг друга за руки. Видны исключительно их руки и часть туловища. Фото черно-белое)


Я парень-гей, имеющий различные виды инвалидности, и разделяющий левые квир-феминистические идеи. Я живу в Сан-Франциско. В прошлом году я принял решение поставить во главу угла своё здоровье (в особенности психическое). Это означало завершение долгих отношений, которые перетекли в чрезвычайно нездоровое русло. Это было самое трудное решение в моей жизни. Прежде чем я начал свой путь к выздоровлению, я захотел взять от жизни всё, что только можно: я тусовался, был в экстазе, был обаятельным, встречался с несколькими парнями одновременно, не ограничивал себя в выпивке, был под кайфом, искушал мужчин, имел бесчисленное количество половых связей, курил так, словно родился с сигаретой в руке; и я знал, что такая веселая карусель не сможет длиться долго.

Хотя я прекрасно осознавал, что творил в тот период, у меня не было никаких сожалений, я не ставил своё здоровье на первое место. Мне нужно было занять устойчивую позицию в жизни после шума и драмы, длившихся в течение четырёх лет с того момента, как я узнал свой диагноз. Для того, чтобы воплотить это, я принял жёсткое решение на некоторое время вытащить себя из бара. Если ты одинокий гей, кажется, что тебе самое место в каком-то баре или клубе. Забавно, что на моём пути к выздоровлению, как в театральных постановках, появлялись препятствия в виде потенциальных любовников, встреченных в шумных, потных барах. Я решил остаться одному, и тратить время на дружеские отношения и работу. Я никогда не был заядлым алкоголиком, но пришлось перестать пить, и начать ложиться до двух часов ночи.  Прежний образ жизни не мог обеспечить мне стабильного сна, который, как я теперь узнал, необходим для контроля над стабильностью психического состояния. Я не мог высыпаться, когда знакомился с мужчинами, чтобы сходить с ними на свидание – вероятно, многие из нас подобным образом знакомятся с потенциальными любовниками. Однако, я больше не придерживаюсь этого «режима», и мне стало лучше. Как бы странно это ни звучало, но я больше не ратую за потерянные выходные. Было сложно вытянуть себя из всего этого, отказаться от великолепной дикости подобного времяпровождения, но как только я пошел навстречу здоровью, со мной стали происходить хорошие вещи. Например, мои работы стали публиковать, хоть мне и не казалось, что подобное может так скоро произойти.

В моей жизни сейчас больше стабильности, чем когда-либо; я недавно бросил курить, и решил совершить каминг-аут как активист с биполярным расстройством. Это счастливый период невероятной ясности. Наконец, я почувствовал себя готовым к тому, чтобы снова начать встречаться. Я зарегистрировался на одном интернет-сайте свиданий, и у меня было несколько довольно весёлых встреч. Встретиться на чашку кофе или чая - это прекрасно, прогулки пешком - это великолепно, а поход в кино может быть даже забавным (хотя мне и не нравится перешёптываться с кем-то во время фильма, потому что я слабослышащий). Я все еще могу веселиться, и я довольно-таки неплохо двигаюсь в направлении приведения своей жизни в порядок, но мне всё так же приходится сталкиваться с большой тревогой и страхом перед тем, чтобы раскрыть состояние своего психического здоровья. Я всегда был открыт и гордился собой, но я и не предполагал, что совершение каминг-аута как человека с биполярностью поднимет вопросы вроде: «а как я скажу потенциальному партнёру, что у меня биполярность?»

среда, 23 ноября 2016 г.

Керолин Нерби: «Двойная радуга: Синдром Аспергера и девочки»

Источник: Bitch Media

В моем последнем посте я критиковала главу из книги Тони Эттвуда (Tony Attwood) «Полное руководство по синдрому Аспергера» (The Complete Guide to Asperger's Syndrome). Сейчас я рассмотрю «Синдром Аспергера и девочки» (Asperger's and Girls), тонкий сборник статей, в котором Эттвуд и другие авторы разбираются с пересечением синдрома Аспергера и гендера.
Или, скорее, они пробуют высказать свою точку зрения на это пересечение.

Итак, несколько (ладно, одна или две) статьи в этом сборнике представляют собой глубокие размышления о том, что значит быть девочкой или женщиной с синдромом Аспергера. Несомненно, пересечение между гендером и аутизмом заслуживает подробного рассмотрения. Обычно думают, что аутизм – это состояние, затрагивающее в основном мужчин, и диагноз расстройств аутистического спектра получают гораздо больше мужчин, чем женщин. Некоторые «эксперты» даже утверждают, что аутизм представляет собой существование «крайне мужского мозга». (Идея, которая сама по себе заслуживает отдельного поста.)
Вначале сборника представлена работа Тони Эттвуда (невыносимо, что на обложке этой книги его называют «крупнейшим мировым авторитетом по вопросу синдрома Аспергера»), и его статья действительно не внушает почтения.  Она не особенно содержательна и плохо проработана – это разрозненное собрание размышлений Эттвуда о том, почему девочки редко могут получить диагноз, и что девочки и женщины с синдромом Аспергера могут  представлять собой в отличие от мальчиков и мужчин. Статья, озаглавленная «Структура способностей и развития девочек с синдромом Аспергера» (The Pattern of Abilities and Development of Girls with Asperger's Syndrome), по существу представляет собой перечисление моделей поведения, стереотипно приписываемых женскому гендеру – таких как меньшая склонность к агрессии, игра в куклы и интерес к животным и литературе, а не к технике и математике – и соотнесение их с синдромом Аспергера. Тем не менее, Эттвуд признает стереотипную природу описанных наблюдений. Он учитывает понимание того, что мальчики и девочки проходят различную социализацию и сталкиваются с различными ожиданиями, касающимися их поведения, и что диагностические несоответствия и различия в проявлениях не обязательно обусловлены каким-то врожденным различием межу полами. (Хотя существует не только два пола, этот факт выходит далеко за ограниченные рамки данной книги.)
«Девочки», несомненно, представляют собой неоднородную группу. Статьи в этом сборнике полностью игнорируют расовую и этническую принадлежность, и, следовательно, непреднамеренно подразумевают обращение к белым читателям. Также игнорируются классовая и географическая ситуация и сопутствующие им проблемы с доступом к диагностическим и поддерживающим ресурсам. Никакое серьезное обсуждение сексуальности девочек и гендерного самовыражения не может позволить себе игнорировать «нетрадиционные» виды сексуальности или гендерно неконформные идентичности и поведение, но в данной книге это делается. Это не только вычеркивает квир-аутичный опыт, будучи не в состоянии допустить его существование, но даже выделяет и патологизирует некоторые виды гендерно неконформного поведения.

Глава, названная «Подготовка к половому созреванию и после него» (Preparing for Puberty and Beyond), написанная Мэри Вробель (Mary Wrobel), представляет собой – к сожалению, вполне предсказуемо — образец феноменального эссенциализма. Авторка зациклена на менструации как определяющем признаке физической зрелости женщины, вычеркивая опыт тех людей с яичниками и маткой, у которых, тем не менее, нет менструации – или людей, идентифицирующих себя как мужчин, у которых менструация есть – и полностью отрицая существование транс* девочек и женщин. Половое влечение всегда описывается в терминах «противоположного пола». В одном отрывке, который полностью вывел меня из себя, авторка утверждает:

«Для девочек-подростков является социально необходимым брить ноги и подмышки. Девочек, которые не бреются, вероятно, будут дразнить и оскорблять. Большинство нейротипичных девочек самостоятельно решают бриться, но идея бритья может не приходить в голову девочкам с синдромом Аспергера. В некий момент перед старшими классами школы родителям потребуется привести аргументы в пользу бритья и тщательно обучить дочерей брить ноги и подмышки».

вторник, 22 ноября 2016 г.

Мелиса А. Фабелло: «Быть феминисткой в нефеминистическом мире»

(Примечание: Статья написана для феминисток, но изложенные в ней советы могут подойти любым активист_кам, вне зависимости от того, каким видом активизма они занимаются)

Источник: Everyday Feminism



(Черный человек, вероятно, женщина, сидит, подперев лицо руками. У нее недовольное лицо. Источник: Black Love Forum)

Я отключила комментарии на YouTube.

-Зачем? – написал друг. – Разве возможность оставлять комментарии не создает возможность для ведения дискуссии чаще, чем мешает из-за редких комментариев троллей?

- Редких? – фыркнула я. – Скорее постоянных.

Решение о таких радикальных мерах далось мне нелегко. Я обдумала все плюсы и минусы. Я задавала себе тяжелые вопросы. Я боялась, что таким образом я лишу хороших людей с хорошими намерениями площадки, на которой они могут высказывать свое мнение.

Но вечером я все же решила, что мое эмоциональное благополучие для меня важнее, чем возможная польза от комментариев, и что так и должно быть. Я устала заходить на YouTube, боясь очередной негативной реакции, и затаив дыхание от этого страха.

- Я получаю гораздо больше комментариев вроде: «возвращайся на кухню, шлюха»,  - ответила я. – Минусов здесь гораздо больше, чем плюсов.

Но почему? Из-за чего минусов больше, чем плюсов? Почему люди угрожают меня убить или изнасиловать, почему они шлют мне десятки низкопробных кухонных анекдотов, почему существует так много мужчин, которые пытаются мне объяснить, что на самом деле значит женский опыт, и почему люди оставляют столько комментариев о «титечках» и пожеланий идти на х*й?

Прежде всего, это связано с тем, что я женщина. И не просто женщина, а женщина со своим собственным мнением, которое она открыто высказывает, и которую им удобнее заткнуть, чем слушать. Потому что такие как я не могут нормально существовать в патриархальном обществе.

Я феминистка.

И по сравнению с другим радикальным решением, на которое я готова была пойти, отключить комментарии на YouTube было просто. Я хотела жить вдали от общества, спрятаться, и до  конца жизни жить в однокомнатной каморке со своей кошкой и книгами. Я думала об этом на полном серьезе – и что в этом такого странного?

Но вместо этого я решила еще раз переосмыслить свое место в мире, и то, что мир значит для меня. Так я пришла к двум решениям, о которых я всегда стараюсь не забывать.

Во-первых, я всегда стараюсь держаться с достоинством, вне зависимости от того, что обо мне пишут анонимные недоброжелатели на Tumblr.
Во-вторых, мне пришлось признать, что моя боль реальная. Что действительно тяжело быть феминистской в антифеминистическом мире.


понедельник, 21 ноября 2016 г.

Лидия X. Z. Браун: «Если вы не чувствуете себя неудобно, я не справляюсь со своей работой»

Источник: Аutistic Hoya

Если вы не чувствуете себя неудобно, я не справляюсь со своей работой.

Я здесь не для того, чтобы заверять вас в том, что вы в порядке, вы не один_а из них, вы не такой_ая, как эти люди. Я пишу не для того, чтобы вы были довольны собой, и я точно пишу не для того, чтобы побаловать ваше эго. Я пишу не для того, чтобы люди стали хорошо ко мне относиться, и я пишу не для того, чтобы оправдываться. Я пишу не ради вознаграждения. Я не пишу о том, что все хорошо и все счастливы, потому что я не хочу лгать. Я пишу не для того, чтобы заверить вас в вашей собственной безопасности и привилегированности, и я пишу не для того, чтобы успокоить вас или кого-либо еще. И если вам неприятно то, что я говорю правду, то это ваши проблемы.

Позвольте мне объяснить вам это предельно ясно.

Я пишу потому, что это необходимо, потому, что я имею на это право, и потому, что мой голос важен. Я пишу, потому что я хочу склонить вас на свою сторону. Я пишу, потому что я хочу стоять на крыше и кричать, что я здесь, что у меня есть голос, и что мой голос громкий, как и мои руки.  Я пишу потому, что эйблизм, патернализм, инфантилизация, оправдания убийств и де-легитимизация должны встречать отпор повсюду, где бы они ни проявлялись. Я пишу потому, что не в моем стиле сидеть спокойно, пока мои люди умирают и томятся в интернатах. Я пишу, потому что я вынужден_а требовать справедливости для своего народа. Я пишу, потому что я хочу использовать единственное пространство, в котором я могу быть полностью свободен_а, в котором я могу выражать свою боль, злость и все, что я чувствую. Только здесь я могу их выражать, и свободно их переживать. Я пишу, потому что у меня недостаточно влияния и привилегий для того, чтобы свободно говорить за пределами своего блога, не боясь при этом, что меня попытаются заткнуть и остановить, или что они объявят мои слова вне закона.

суббота, 19 ноября 2016 г.

Айман Экфорд: «Моя заметка ко Дню памяти жертв трансфобии»

Сегодня, 20 ноября, День памяти жертв траснфобии. В этот день вспоминают трансгендерных людей, убитых на почве трансфобии, и говорят об опасностях речей ненависти, траснфобной политики, замалчивания бытовой трансфобии и о других подобных проблемах. Но есть трансгедерные люди, о которых в этот день обычно не вспоминают.

Когда говорят о трансгендерных людях, чаще всего имеют в виду нейротипичных трансгендерных людей без ментальных заболеваний. Такую ошибку допускают не только активисты, а и специалисты, многие из которых уверены, что человек может быть трансгендерным только если у не_го нет ментальных диагнозов и/или нейроотличий. Разумеется, в жизни все намного сложнее. Трансгендерные люди, из-за дискриминации и стигматизации, с которой они сталкиваются в обществе, более подвержены психическим заболеваниям, чем цисгендерные люди. И, кроме того, среди людей с некоторыми видами нейроотличий больше трансгедрных людей, чем среди населения в целом. Например, среди аутичных людей трансгендеров в 7-10 раз больше, чем среди нейротипиков.

При этом нейроотличные трансгендерные люди и трансгендерные люди с ментальнми заболеваниями гораздо более незащищенные. Многие трансгендерные активисты и организации не желают иметь с ними дела, стараясь таким образом показать, что «трансгендерность – это норма», и что «трансгендеры не имеют ничего общего с ЭТИМИ психами». Я поддерживаю движение за депатологизацию трансгендерности, но не поддерживаю, что некоторые активисты прокладывают к ней путь за счет идеализации нормы и за счет игнорирования особенностей некоторых трансгендерных людей, потому что это может стоить этим людям жизни.

четверг, 17 ноября 2016 г.

Али: "Теория капусты"

(Примечание администрации: Статья нейроотличного человека о своей гендерной идентичности) 

Этот пост содержит боль, так что если вы несчастливы или у вас в жизни сейчас перегруз боли и вы не в силах думать о других, можете не вникать. *Но в нём есть и надежда*

Вообще, я счастливый человек. Несмотря на некоторые особенности, из-за которых я не могу благополучно состыковаться с реальной действительностью, я счастлив некоторым вещам, например, тому, что:
• утром, когда не могу встать, даже если выспался (иногда это доводит меня до упячки), я могу попросить: «Господи, помоги мне, пожалуйста, встать», — и через два часа проснуться довольным и жизнеспособным, без желания умереть;
• у меня прекрасная мама, и благодаря ей моё детство было замечательным (меня не ломали, не упрекали в инаковости, обо мне заботились, мне выражали любовь, приязнь и веру в мою моральную состоятельность и разумность);
• у меня есть замечательная община, полная друзей, и Дело, которое важнее всего на свете;
• обстановка вокруг, на первый взгляд довольно унылая, на практике служит тому, чтобы обеспечить мне удобство, комфорт и будущее;
• мой опыт, мои люди, мои способности, — всё это принесло в мою жизнь много богатств. Йа Баха-уль-Абха.

И всё же есть темы, которых я избегаю, радости, которым не могу сопереживать, активности, в которых не могу поучаствовать. Я даже назван был однажды гетерофобом, потому что не спешу разделять переживания и надежды своих ближних, связанные с семьёй и детьми. На самом деле, даже больше: я убираю из новостей тех, кто репостит «женское счастье», довольно резок с нетолерантными людьми, избегаю бесед и встреч, где обсуждаются и демонстрируются «отношения», и тому подобное защитное поведение мне свойственно. Короче, тема пола — одна из тем, которые я прячу.

Ким Тран: «5 советов по заботе о себе для активистов. То, что вы осознаете проблему, не должно вас сломить»


(Примечание: Как и многие другие статьи, эта статья, в первую очередь, рассчитана на нейротипичного читателя, несмотря на то, что в ней есть много вещей, которые подходят людям с разными нейротипами. Возможно, вам могут помочь вещи, которые в этой статье не упоминаются (и которые не могут помочь большинству людей): например, снижение уровня общения и уровня перемен, стимминг, специальные интересы, изучение интересующей вас темы, и т.п.. Кроме того, некоторые советы могут просто не подходить людям с вашим типом личности. Мы настоятельно рекомендуем обратить на это внимание, и действовать, исходя из ваших личностных особенностей)

Источник: Everyday feminism

A group of friends chilling outdoors during the summer
(Четыре молодых человека с разным цветом кожи, и, вероятно, разного пола, стоят, обнявшись друг с другом. Источник: iStock)


Вчера я двадцать минут обсуждала социальные сети.

Точнее, я целых двадцать минут говорила о троллях.

Я говорила о них со студентами, которые изучают этнические и социальные  вопросы.
И эти студенты не имели ни малейшего представления о том, что им делать после того, как у них появилась стойкая социальная и политическая позиция, потому что СМИ, соц.сети и их бывшие школьные друзья явно этой позиции не понимают. Зато бывшие друзья и другие тролли вдруг начали забрасывать их стены на Facebook расистскими комментариями.

Это распространенная проблема.

Мои студенты часто рассказывали, что после посещения моих занятий они не знают, что делать со знакомыми-расистами, или говорили, что они не могут больше нормально смотреть фильмы, потому что они стали постоянно замечать в них стереотипы.

Вот мое любимое высказывание на эту тему: "Иногда мне кажется, что я знаю об угнетениях слишком много".

Мне нравится это высказывание, потому что:
1) Я зачастую чувствую то же самое, и, готова поспорить, что многие из вас тоже это чувствуют, и…
2) Тем из нас, у кого есть самостоятельно сформированные политические взгляды или радикальные идеи (читайте, тем из нас, кто очнулся), может быть слишком сложно заботиться о себе – и, фактически, жить.

Все мы видели списки по «заботе о себе», в которых спрашивается, когда мы в последний раз ели, спали и ходили в туалет. Все эти вещи очень важны (фактически, они жизненно необходимы, без них мы бы умерли), но людям, которые очнулись, чаще всего, нужны дополнительные виды заботы о себе.

Теплая ванна с пеной,  необычная еда и дыхательные упражнения, конечно, могут помочь. И, если вам это помогает, то не забывайте себя этим обеспечивать.

Но если вы похожи на меня, вам нужны и другие виды заботы о себе. Например, возможно, стоит выкинуть мудаков из списка друзей в социальных сетях, и иногда читать художественную литературу или что-то простое и легкое вместо The New Jim Crow.

Итак, если вы активист_ка, организатор или член сообщества, отстаивающего вопросы социальной справедливости, и вы заняты этими вопросами целыми днями, каждый день, от чего у вас практически нет времени (и здоровья), эти советы для вас.

Если вы один_а из тех, кто постоянно выматывается, пытаясь обсудить подобные вопросы с семьей, друзьями и даже с незнакомцами на Facebook, то эти советы для вас.

Если вы тратите уйму времени на то, чтобы объяснить людям, почему серия "Проекта Минди" стигматизирует полных людей, но при этом вы все равно обожаете этот сериал, потому что Минди – цветная, то эти советы точно для вас!

Потому что нам нужны другие способы заботы о себе – и пора уже это осознать.

Итак, ниже предложен список вещей, которые вы можете сделать для того, чтобы нормально себя чувствовать и при этом продолжать развиваться как активист_ка, избавившись от вины, стыда и необходимость никогда больше не включать Netflix.

Во всяком случае, предложенные ниже вещи помогают мне – и, я надеюсь, что вам они тоже смогут помочь.


суббота, 12 ноября 2016 г.

Введение в антиэйджизм

Читатели иногда спрашивают нас о том, что такое "Радикальное движение за Права молодежи", и почему мы считаем, что при любом интерсекциональном анализе дискриминации молодых людей (в том числе ЛГБТКИА+ людей и аутичных людей) необходимо учитывать влияние эйджизма.

Дело в том, что до 18 лет каждый житель нашей страны находится в рабстве. Подобное заявление может показаться вам диким, но если вы задумаетесь о тех правах, которые являются базовыми правами человека, то поймете, что на самом деле так оно и есть. У несовершеннолетних нет базовых прав человека, кроме права на здоровье и права на жизнь. Все остальные права находятся в руках их родителей и опекунов.

Эйджизм пронзил нашу культуру настолько, что даже искушенные в вопросах социальной справедливости люди зачастую его не замечают. Но, тем не менее, он часть практически любого институционального угнетения, а, зачастую, и одна из главных его составляющих.

Если вы обратите внимание на пресловутый закон о "Гей-пропаганде", ("благодаря" которому наш сайт помечен "18+"), на гомофобную риторику политиков или на проблему принудительного "лечения" аутичных детей и подростков, вы заметите, что тут не обошлось без объективизации и игнорировании опыта детей и подростков.

И, прежде чем бороться с эйджизмом на институциональном уровне, важно осознать и выкинуть проявления эйджизма из своей повседневной жизни. И, мы надеемся, что вам в этом помогут приведенные ниже статьи.

пятница, 11 ноября 2016 г.

Кетрин DM Кловер: «7 советов о том, как вы можете помочь ЛГБТКИА+ родителям»

(О российской ситуации: Ранее на нашем сайте публиковались статьи аутичных квир-родителей. Это статьи Браяны Ли и Ибби Грейс. Несмотря на то, что оба автора живут не в России, мы уверены, что подобные семьи есть и у нас. В России есть как однополые семьи с детьми, так и трансгендерные родители, воспитывающие детей, и, зачастую, и те, и другие, вынуждены скрывать особенности своих семей. Таких семей довольно много, (стоит сказать, что во многих крупных городах есть группы поддержки для таких семей, и их повестка часто gна крупных ЛГБТ-мероприятиях и форумах), и хоть вам может показаться, что их нет в вашем окружении, они в нем вполне могут быть. И среди российских квир и ЛГБТКИА+ семей наверняка есть семьи с аутичными и нейроотличными родителями, которые подвергаются двойной дискриминации)

Источник: Everyday feminism


Family portrait of a queer couple sitting on a couch together with a small child on their laps.
(Портрет квир-пары, которая сидит на диване с маленьким ребенком на коленях)


- Итак, кто из вас его мама? - спросила у нас в автобусе доброжелательная пожилая женщина.

Нам с женой часто задают этот вопрос, когда мы куда-нибудь идем с нашим ребенком. Мы квир-родители, и мы не похожи на «обычную» семью. Я цисгендерная квир-женщина, а моя жена небинарный трансгендер, и мы обе считаем себя мамами нашего годовалого сына.

Он был зачат с помощью спермы знакомого нам донора, а я выносила его и родила. Он называет меня «мама», а мою жену «ма».

Возможно, люди, задающие нам подобные вопросы, встречали слишком мало квир - семей. Но этот вопрос нам очень неприятен, ведь, спрашивая: «кто из вас мама?» люди совершают предположение, основанное на гетеронормативных представлениях о том, что гетеросексуальность является единственно приемлемой норой, и у каждого ребенка должен быть один отец и одна мать.

Отвечая таким людям, нам всякий раз приходится обращать внимание на их ошибку. И, поэтому, мне не очень удобно отвечать на подобные вопросы.

- О, - отвечаю я, стараясь убедиться в том, что мой голос не звучит вызывающе.  – Мы обе его мамы. Мы женаты, и он наш общий сын.
После этого обычно следует пауза. Во время этой паузы мы пытаемся понять, является ли наш собеседник дружелюбным, или он_а плохо относится к квир-людям.

вторник, 8 ноября 2016 г.

Лаура Касер: «6 вещей, которые могут вам помочь, если вам приходится отстаивать вопросы социальной справедливости в токсичном окружении»

Источник: Everyday feminism

A stressed out person with their elbows on a desk and hands on their temples. Source: BET
(Человек сидит на кресле, поставив локти на стол. Он_а держится руками за голову. Источник: BET)

Возможно, вы находитесь или находились в подобном окружении. Или вы слышали о подобных историях от своих родных и друзей. Возможно, вы ищите работу в некоммерческом секторе, заниматься вопросами феминизма или любыми другими социальными вопросами, и у вас могут возникнуть подобные проблемы.

Работа в области феминизма и в других социальных областях, которые борются за те перемены, о которых часто говориться на 
Everyday Feminism, необходима, и она может быть очень интересной.

Но, к сожалению, многие активисты –идеалисты обнаружили, что в подобных организациях очень часто приходится работать в токсичном, крайне непродуктивном окружении.


Вам кажется, что вы не можете оказаться в подобной организации?

Но на самом деле это не так.

Стеф Херольд опубликовала на сайте AbortionGang замечательную статью о токсичном окружении в феминистических организациях, которая тогда  оказалась для меня очень актуальной. Она составила очень полезный список подсказок, который может помочь вам определить, является ли ваша организация токсичной и непродуктивной.

- Вы лучше относитесь к своим коллегам/клиентам/пациентам/донорам, чем ваш босс или высшее руководство вашей организации.

- Вы боитесь сказать своим коллегам или начальству, что они сказали что-то расистское/класистское/трансфобное и т.п., потому что боитесь пойти на конфликт и потерять работу.

- У вас нет медицинской страховки. Или та страховка, которую вы получаете на работе, не покрывает возможные расходы на аборт, контрацепцию, беременность и роды. Вы не получаете отпуск по беременности или по уходу за ребенком. И это при том, что ваша организация считает себя «чемпионом» в этой области.

- Существует высокий уровень выгорания и усталости из-за высокого уровня напряженности и низкой заработной платы.

- Волонтеры, стажеры и другие «помощники» рассматриваются в вашей организации исключительно в качестве «товаров» и «услуг».

- Подростки, молодые люди, люди с небелой кожей и квир-люди не ценятся, не занимают руководящих и ответственных позиций, и/или им не позволяют говорить за себя.

- Когда вы пытаетесь осмыслить опыт своей работы, или опыт работы вашей организации, ваши заключения не воспринимаются всерьез.

- Ваша организация говорит о том, что она стремится помочь молодежи, цветным людям и/или людям с низким уровнем дохода, но эти люди не представлены в ее руководстве. И сами руководящие сотрудники вообще никогда не говорят о классовых, расовых, возрастных и любых других привилегиях.

 - Молодых людей, в том числе подростков, заставляют брать на себя обязательства и задания, за которые им никто не платит. Фактически, их просто эксплуатируют ради блага организации и движения.

- Вы понимаете, что из-за давления со стороны спонсоров, руководства и других сотрудников организации, вы вынуждены скрывать ее проблемы – в том числе неумелый менеджмент, неточно поставленные и плохо понятные цели организации, и проблемы с обратной связью.

- Вам недоплачивают. И, когда вы об этом говорите, вас пытаются пристыдить, или пытаются убедить вас, что ваша заниженная зарплата справедлива из-за того, что у организации мало денег/в стране экономический кризис, и вы должны ставить интересы организации выше своих собственных.

- Ваша организация тратит ресурсы на помощь только тем маргинализированным группам, которые живут в маргиназированных районах, но при этом не решаются даже потратить пару долларов на нужды своих людей, которые находятся в таком же бедственном положении (привет, малоимущие женщины Техаса).

Для нашего движения, к сожалению, актуальны эти и другие подобные проблемы. И зачастую эти проблемы скрыты.

Очень часто мы идем на работу, особенно если эта наша первая подобная работа, в уверенности, что раз организация выступает за честность и справедливость, и борется с неравенством, она распространяет эти принципы и на отношение к своим сотрудникам. 

суббота, 5 ноября 2016 г.

Кас Фаулдс: "Забота о себе родителя-одиночки"

(Кас Фаулдс - аутичный родитель аутичного ребенка. Он_а определяет себя как агендер, и является автором нескольких постов на тему транс*-корректной лексики)
Источник: Respectfully Сonnected

Я долго думал_а о том, как мне об этом написать, и должен_а ли я вообще об этом писать. Но дело в том, что я - родитель-одиночка, и эта такая же часть моей идентичности, как и любая другая.
Сейчас очень непростое время года. Только что закончился праздничный сезон. Начался новый год. Все должно казаться ярким, праздничным и счастливым, но это не так. Я знаю, что родители вроде меня сейчас переживают непростой период, и поэтому хочу поделиться четырьмя вещами, которые помогают мне снизить уровень стресса даже в это время года.

1.БУДЬТЕ ДОБРЫ  К СЕБЕ. 
Непросто быть родителем-одиночкой. В этом никто не сомневается, но задумывались ли вы над тем, почему так происходит?

Мне кажется, что одной из самых проблемных вещей является то, что общество ждет, что любая семья является нуклеарной (один папа, одна мама, двое-четверо детей). Общество цепляется за убеждение, что такая семья – самая лучшая, несмотря на то, что уже давно доказано, что это миф.

среда, 2 ноября 2016 г.

История аутиста-гендерквир к Autistics Speaking Day

Источник: Kweerly Kris
Предупреждения: упоминания попыток самоубийства, АВА и религии.


Меня зовут Кристиан Янг, но вы можете называть меня просто Крис. Я черный, гендерквир, асексуал и аутист. И вот моя история.

Мне диагностировали Первазивное нарушение развития, когда мне было три года. После этого меня поместили в специальный ранне- образовательный центр, и заставили пройти через «раннее вмешательство», которое превратилось для меня в кошмар. Мне запрещали напевать, повторять фразы и делать другие вещи, которые были для меня естественны. Эксперты заставляли меня чувствовать себя «извращенцем» просто за то, что я веду себя естественным для себя образом.

В 16 лет мне диагностировали синдром Аспергера. И меня заставили учиться «социальным навыкам». Меня заставляли поддерживать контакт глазами, и делать другие подобные вещи.
Что же касается моего гендера… мне никогда не нравилось, когда люди называли меня девочкой, и говорили обо мне «она». Мне просто это казалось неправильным, всегда, даже когда я был_а совсем маленьким_ой. Я не знал_а слова трансгендер до 14 лет. Впервые я его услышал_а в специальной программе канала Discovery Channel.  Но даже тогда я толком не понимал_а, что это такое: как это так, неужели человек может сменить один гендер на другой?

вторник, 1 ноября 2016 г.

Атипичные аутичные черты

Оригинал (на русском языке вы можете найти его здесь) этого текста очень привязан к полу.
Ниже я на гендерно-нейтральном языке привел изначальный текст о нетипично-аутичных чертах, которые встречаются не только у девочек.
Если вы аутист и ваш аутизм подходит под данное описание, это не значит, что вы обязательно женского пола; это означает только то, что у вас тот вид аутизма, который чаще всего опускается при диагностике. Данные черты чаще всего встречаются у цис-гендерных девушек, но это не означает, что они встречаются исключительно у них.
Черты разбиты на четыре категории:

Внешний вид/Личные привычки
-Одежда комфортна и практична из-за сенсорных особенностей.
-Не тратят много времени на уход за собой и за своими волосами. Работа над прической может сводиться к "помыл_а волосы и пош_ла". Могут быть вполне счастливы без постоянного ухода за собой.
-Эксцентричены, возможно, это отражается на внешности.
-Возможно,  их взгляды, стиль одежды, поведение и вкусы чаще встречаются у тех, кто младше их по возрасту .
-Обычно чуть более выразительная мимика и жестикуляция, чем у других аутичных людей.
- Возможно наличие андрогинных черт. Могут воспринимать себя как частично женщины, частично мужчины.
-Возможно отсутствие устойчивой идентичности, сильная переменчивость (как у хамелеонов), особенно до диагноза.
-Уход в чтение книг и просмотр фильмов, чаще научно-фантастического, сказочного, детского характера; любимые произведения становятся убежищем.
-В качестве метода управления стрессом используют: правила, дисциплину, устойчивость в некоторых привычках, несмотря на то, что на первый взгляд, это противоречит его_ее натуре.