пятница, 11 ноября 2016 г.

Кетрин DM Кловер: «7 советов о том, как вы можете помочь ЛГБТКИА+ родителям»

(О российской ситуации: Ранее на нашем сайте публиковались статьи аутичных квир-родителей. Это статьи Браяны Ли и Ибби Грейс. Несмотря на то, что оба автора живут не в России, мы уверены, что подобные семьи есть и у нас. В России есть как однополые семьи с детьми, так и трансгендерные родители, воспитывающие детей, и, зачастую, и те, и другие, вынуждены скрывать особенности своих семей. Таких семей довольно много, (стоит сказать, что во многих крупных городах есть группы поддержки для таких семей, и их повестка часто gна крупных ЛГБТ-мероприятиях и форумах), и хоть вам может показаться, что их нет в вашем окружении, они в нем вполне могут быть. И среди российских квир и ЛГБТКИА+ семей наверняка есть семьи с аутичными и нейроотличными родителями, которые подвергаются двойной дискриминации)

Источник: Everyday feminism


Family portrait of a queer couple sitting on a couch together with a small child on their laps.
(Портрет квир-пары, которая сидит на диване с маленьким ребенком на коленях)


- Итак, кто из вас его мама? - спросила у нас в автобусе доброжелательная пожилая женщина.

Нам с женой часто задают этот вопрос, когда мы куда-нибудь идем с нашим ребенком. Мы квир-родители, и мы не похожи на «обычную» семью. Я цисгендерная квир-женщина, а моя жена небинарный трансгендер, и мы обе считаем себя мамами нашего годовалого сына.

Он был зачат с помощью спермы знакомого нам донора, а я выносила его и родила. Он называет меня «мама», а мою жену «ма».

Возможно, люди, задающие нам подобные вопросы, встречали слишком мало квир - семей. Но этот вопрос нам очень неприятен, ведь, спрашивая: «кто из вас мама?» люди совершают предположение, основанное на гетеронормативных представлениях о том, что гетеросексуальность является единственно приемлемой норой, и у каждого ребенка должен быть один отец и одна мать.

Отвечая таким людям, нам всякий раз приходится обращать внимание на их ошибку. И, поэтому, мне не очень удобно отвечать на подобные вопросы.

- О, - отвечаю я, стараясь убедиться в том, что мой голос не звучит вызывающе.  – Мы обе его мамы. Мы женаты, и он наш общий сын.
После этого обычно следует пауза. Во время этой паузы мы пытаемся понять, является ли наш собеседник дружелюбным, или он_а плохо относится к квир-людям.

 Хмм… интересно, - отвечает он_а.

В нашем обществе принято считать, что воспитывать детей непросто. И действительно, меня довольно много объединяет с моими знакомыми-натуралами, у которых тоже есть дети. Все мы стараемся растить детей, давая им все самое лучше, что мы только можем дать им, живя в этом неидеальном мире.

Но у ЛГБТКИА+ родителей существуют и особые трудности. Все родители, которые принадлежат к маргинализированным группам, ведут особую борьбу. Но я буду писать здесь об ЛГБТКИА+ родителях, потому что у меня есть подобный опыт, а значит, я достаточно компетентна для того, чтобы рассказывать об этих проблемах.

Я на своем опыте знаю, что многие люди хотят быть нашими союзниками. Многие люди открыто говорят о том, что они «на нашей стороне», им нравится, что существуют семьи вроде нашей, и они хотят помочь нам всем, чем они только могут.

Проблема заключается в том, что зачастую они не знают, чем именно они могут помочь ЛГБТКИА+семьям, и боятся об этом спрашивать. Они боятся задать не тот вопрос, и не знают, что им делать.

Иногда это мои друзья, а иногда это просто незнакомцы, которых я встречаю в автобусе. Иногда они сами являются родителями, а иногда - нет. Единственное, что их объединяет, так это то, что они хотят нам помочь и имеют самые лучшие намерения – но, чаще всего, не знают, как воплотить их в жизнь.
И вот к чему мы приходим. Может быть непросто поддерживать сообщество, к которому вы не принадлежите, потому что вы не всегда можете понимать потребности этого сообщества. Более того, очень часто мы сталкиваемся с противоречивой информацией о том, что стоит говорить, а что – нет. Но все не так сложно, как кажется - для того, чтобы быть союзником ЛГБТКИА+ семей необязательно иметь ученую степень.
Эта статья написана для того, чтобы вы узнали несколько простых способов, благодаря которым вы можете стать лучшими союзниками для квир-семей и квир-родителей. И, даже если вы еще не знаете ни одну квир-семью, вы можете встретить ее завтра в автобусе!

Итак, вот 7 советов, которые помогут вам стать лучшими союзниками для ЛГБТКИА+семей.



1. ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ НА ЯЗЫК, КОТОРЫЙ ВЫ ИСПОЛЬЗУЕТЕ, ГОВОРЯ О РОДИТЕЛЬСТВЕ.


Мы живем в гетеронормативном, циснормативном и патриархальном обществе.
Гетеронормативность поощряет гетеросексуальность и провозглашает ее единственным вариантом нормы, превращая тех, кому свойственны другие типы проявления сексуальности, в «ненормальных чужаков». Циснормативность делает то же самое с гендерными вопросами, укрепляя доминирование цисгендерных людей, выставляя их «единственно нормальными», и игнорируя опыт трансгендерных и гендерно-неконформных людей.

Это негативно сказывается на всем обществе, но особенно негативно это сказывается на тех, кто не является натуралом, и кто не идентифицирует себя с приписываем при рождении гендером.

Гетеронормативность и циснормативность глубоко укоренились в нашей культуре, и, конечно же, они влияют на то, как мы воспринимаем родительство. Наши представления об идеальных родителях, во многом, основаны на стереотипах, касающиеся сексуальной ориентации и гендерной идентичности, и это влияет на то, как мы говорим о семьях.

- О, дети всегда ведут себя хуже, когда мама находится рядом. Это факт!

- Нет ничего естественнее матери, кормящей свое дитя грудью.

- Никогда не позволяйте папе одевать ребенка. Кто знает, что он может на него напялить?


И это лишь малая часть  фраз, которые часто используются в разговорах о родительстве. На первый взгляд, они являются безобидными. Но все они основаны на предположении о том, что «мать» и «отец» являются противоположными и совершенно разными понятиями, что мама и папа есть в каждой семье, и что в каждой семье они исполняют одинаковые, приписываемые гендером, роли. Более того, подобные представления зачастую имеют биологический компонент. Например, под словом «мама», чаще всего, автоматически понимают женщину, которая родила своего ребенка.

Если вы действительно хотите стать нашим союзником, вам придется поработать над своим языком. Когда вы говорите, что «всем маленьким деткам иногда хочется к маме», вы (зачастую неосознанно) игнорируете факт существования семей, в которых нет мамы, например, семей, в которых два папы. Тем самым вы можете оскорбить представителей этих семей.

Вы можете сделать это ненамеренно, но для того, чтобы причинить вред, необязательно причинять его намеренно.

Многие стереотипы засели в нашем разуме очень глубоко, и на то, чтобы от них избавиться, может понадобиться время, но, я считаю, что это того стоит.



2. ЕСЛИ У ВАС ЕСТЬ ВОПРОСЫ, ПОДУМАЙТЕ О НИХ ПРЕЖДЕ, ЧЕМ СПРАШИВАТЬ.


Однажды  знакомая, любуясь прекрасными глазками нашего сына, решила задать нам вопрос…

- Вау! – Воскликнула она. – У его отца такие же голубые глаза?
Но у нашего ребенка нет отца!

Когда я попыталась ей это напомнить, она ответила:

- О, ну ты же понимаешь, что я имею ввиду.

Здорово, что у вас есть вопросы, касающиеся ЛГБТКИА+ семей, но вы не должны забывать об уважении. Прежде чем задавать вопрос, на минутку задумайтесь над тем, что именно вы хотите узнать. После этого постарайтесь задать вопрос без гетеронормативных и циснормативных предположений.
Если вы хотите узнать, кто родил ребенка, не спрашивайте:

- Кто из вас его_ее настоящая мама?

Вместо этого спросите:

- Его_ее рожал_а один_а из вас, и если да, то кто?
Трансгендерный мужчина вполне может родить ребенка, но это не значит, что он «мама». Вероятнее всего, сейчас он наслаждается «отцовством», а не «материнством».

В приведенном выше примере знакомая вполне могла спросить: «у кого-то из его биологических родственников были голубые глаза?», вместо того, чтобы рассуждать о том, что у моего ребенка есть отец.

И это приводит нас к следующему пункту…



3. СПРАШИВАЙТЕ У ЛЮДЕЙ, КАК ИХ НАЗЫВАЕТ РЕБЕНОК, А НЕ СТРОЙТЕ ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ О ТОМ, КТО ИЗ НИХ «МАМА», А КТО «ПАПА».


Если человек не сказал_а вам о том, как он_а себя идентифицирует - как отца, или как мать - лучше задать вопрос, а не строить предположения, особенно если этот человек является членом ЛГБТКИА+ сообщества.

Для многих людей очень важны их идентичности, и  «родительский» статус не является исключением. В нашей культуре принято считать мамой любого родителя, который выглядит как женщина, а папой – любого родителя, который выглядит как мужчина. Но в жизни все намного сложнее.

Мы с моей женой обе называем себя мамами. В других семьях все может быть иначе! Я знаю пару геев с детьми. Дети называют обоих «папочками», но при этом обозначение может меняться в зависимости от контекста. В одной знакомой лесбийской паре четко установлено, что одну из родительниц ребенок называет мамой, а другую только по имени, в другой к имени одной из родительниц принято добавлять  слово «мама», а вторую называть просто «мама», а в третьей одну из родительниц называют «мама», а другую – «папа». Некоторые родители не любят гендерные обозначения, и поэтому дети называют их другими словами, например, «мапа» и «пама».


Вам это может казаться странным и сложным, особенно вначале, но для ЛГБТКИА+ родителей это действительно очень важно. Употребляя «правильные» слова, вы показываете, что  уважаете нас и нашу идентичность.
Нет ничего страшного в том, чтобы потратить несколько секунд на вопрос вроде:
- Как тебя называют твои дети?

Или:

- Вы предпочитаете, чтобы вас называли мамой, или как-то по-другому?

Но для нас это может быть очень важным.


4. ЗАСТУПАЙТЕСЬ ЗА НАС В РАЗГОВОРАХ С ВАШИМИ ДРУЗЬЯМИ-НАТУРАЛАМИ.


Если вы союзница_ик, значит, вы являетесь союзницей_ком постоянно, а не только когда вы рядом со своими квир-друзьями.

Поэтому важно использовать корректную речь всегда, даже когда вы находитесь в окружении гетеросексуальных цисгендерных людей. Опять- таки, это может быть неудобно, но не забывайте, что ваши ЛГБТКИА+друзья вынуждены постоянно с этим сталкиваться.

Вы должны всегда использовать правильные родительские наименования, стараться, по возможности, оспаривать представления о том, что гендерные норы – это нечто неизменное и заложенное природой, и задавать вопросы о том, как обстоят дела в той или иной семье, про которую вам рассказывают, даже если она кажется вам довольно «стандартной». И желательно мягко поправлять своих друзей-натуралов, когда они используют неправильный язык или распространяют стереотипы.

Например, вы мать из обычной гетеросексуальной цисгендерной семьи, и вы находитесь в окружении других таких же мам. И вдруг кто-то говорит, что: «все дети нуждаются в материнской любви». После этого стоит поправить свою знакомую, заметив, что существуют разные виды семьи, и не во всех семьях есть мамы, но это не значит, что в семьях, где нет мамы, детей любят меньше, чем в "обычных" семьях. Или, если речь зашла о вашей знакомой семье, и кто-то называет папу из этой семьи «мамой», вам следует поправить этого человека.

Вам может показаться, что все это не стоит возни, но всякий раз, когда вы делаете подобные замечания, вы уменьшаете мои шансы встретить людей, которые никогда не слышали о семье вроде нашей, и которые задают надоедающие вопросы, (как сегодня в автобусе).


5.  ПОМНИТЕ, ЧТО СУЩЕСТВУЕТ МНОЖЕСТВО СПОСОБОВ СТАТЬ РОДИТЕЛЕМ.

Мне, как молодой квир-маме, тяжело постоянно сталкиваться с тем, как люди говорят о зачатии, беременности и родах.

Меня до сих пор передергивает, когда я слышу фразы вроде: «делать детей», или «пытаться забеременеть», которые, чаще всего, используются для обозначения гетеросексуального вагинального полового акта.

Шуточки вроде: «Их легко делать, но их так тяжело воспитывать»,  могут показаться кому-то

смешными, но они также причиняют много вреда. Дело в том, что они закрепляют стереотип о том, что существует один единственный способ, позволяющий стать родителем. Но существует множество способов, и далеко не все из них предусматривают беременность и/или секс.

Некоторые дети приемные, некоторые появились на свет благодаря суррогатному материнству или искусственному оплодотворению. Пожалуйста, не игнорируйте опыт таких семей!

6. ОТМЕЧАЙТЕ ЗАСЛУГИ НЕБИОЛОГИЧЕСКИХ РОДИТЕЛЕЙ, И РОДИТЕЛЕЙ, КОТОРЫЕ НЕ РОЖАЛИ СВОИХ ДЕТЕЙ.

Моя жена – замечательная мать. Она играет с нашим ребенком, кормит его, купает, меняет около тысячи подгузников в неделю, читает ему книжки перед сном, и прекрасно справляется со всеми родительскими обязанностями. Она не рожала нашего ребенка, но от этого она не перестает быть мамой – и наш ребенок это знает.

В нашей культуре принято  отмечать и заслуги отцов, но что насчет небиологических мам, мам, которые не вынашивали своих детей, и гендерно-небинарных родителей?

Они заботятся о своих детях так же, как и любые другие родители, и они заслуживают нашей любви. Вне зависимости от того, является ли родитель приемным_ой, появился ли у него_нее ребенок с помощью суррогатного материнства или с помощью искусственного оплодотворения, он_а все равно остается важным_ой.

Например, небиологического родителя так же важно поздравлять с появлением ребенка, как и биологического, ему_ей так же важно предложить помощь и поддержку. И приемным родителям может быть так же важно устроить вечеринку в честь будущего ребенка, как и будущим биологическим родителям.

Очень легко забыть о важности небиологических родителей, особенно когда наша культура игнорирует не только их важность, а и само их существование. Но они так же важны, как и биологические родители, и поэтому мы должны уделять им то же внимание, и так же их поддерживать.



7. ОСОЗНАЙТЕ, ЧТО ЛГБТКИА+ РОДИТЕЛИ ДО СИХ ПОР СТАЛКИВАЮТСЯ С ПРАВОВЫМИ И СОЦИАЛЬНЫМИ ПРОБЛЕМАМИ.



Для ЛГБТКИА+ семей очень важно, чтобы вы использовали правильный язык, и не забывали о нашем существовании, говоря о семьях и родительстве. Но, к сожалению, даже это не избавит нас от тех барьеров, с которыми нам до сих пор приходится сталкиваться.

То, что многие из нас могут оформить однополый брак, не решает все наши проблемы. Нам еще предстоит пройти долгий путь, прежде чем будут учены наши потребности, и мы сможем почувствовать себя в безопасности.

Я родила сына еще до того, как в нашем штате были узаконены однополые браки. Это значит, что его вторая мать официально была для него чужим человеком, ведь в его свидетельстве о рождения было указано только мое имя. Для того, чтобы моя жена могла получить опеку над ребенком, ей  пришлось пройти через формальный процесс усыновления. Это был долгий и дорогой судебный процесс, который усложнялся еще и тем, что мы использовали сперму знакомого, а не анонимного донора.

И хотя теперь законы изменились, нас до сих пор можно дискриминировать на законодательном уровне. Нам могут отказать в съеме жилья за то, что мы квир, нас могут уволить за то, что мы квир, и даже врачи могут отказаться лечить нашего сына, потому что они «не согласны с нашим образом жизни». Все это делает нашу семью уязвимой.
Трансгендерные родители сталкиваются еще с большим количеством трудностей. Один знакомый трансгендерный отец столкнулся с унизительной проблемой, когда его отметили как «мать» в свидетельстве о рождении дочери. Официально он уже был мужчиной, но оказалось, что человека, родившего ребенка, нельзя обозначить как «отец».

Узнайте больше о существующих в вашем штате законах, и делайте все от вас зависящее для того, чтобы изменить законы, вредящие ЛГБТКИА+ семьям. Вы можете помочь, голосуя за дружественных кандидатов, участвуя в акциях протеста, жертвуя деньги организациям, которые борются с дискриминацией по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности и лоббируют антидискриминационные законы.

Но вне зависимости от того, какой именно способ поддержки вы выберите, вы, тем самым, сможете помочь окружающим вас ЛГБТКИА+ семьям, и не важно, знаете вы такую семью лично или нет.


***
Тяжело быть союзником, когда вы не знаете, что именно вы можете сделать. Но это не так сложно, если у вас есть необходимая информация, и это стоит затраченных усилий.

И если большинство людей будут прилагать усилия и прислушиваться к мнению ЛГБТКИА+ семей, нам не придется волноваться всякий раз, как мы садимся в автобус.



Кэтрин
DM Кловер является матерью, прекрасной художницей и писательницей, которая уделяет особое внимание вопросам родительства, феминизма и квир-вопросам. Вы можете найти ее работы на Ravishly, Romper, и во многих других прекрасных изданиях. Она живет в Мичигане, в Детройте, вместе с женой, ребенком и тремя котами. И недавно она научилась печь пироги. Рекомендуем вам ее блог, Post Nuclear Era, а также ее страничку на Twitter @postnuclear_mama.