понедельник, 31 июля 2017 г.

Пит Уолкер: «13 шагов, которые могут помочь вам справиться с флешбеком»

(Внимание! Информация в статье может быть неуниверсальна, и некоторые пункты могут быть сложными для восприятия людей с алекситимией)


Источник: Pete Walker
Переведено специально для сайта и паблика Пересечения

1. Скажите себе: «У меня флешбек». Флешбеки возвращают нас в ту часть нашего прошлого и нашей психики, где мы чувствуем себя беспомощными, безнадежными и окруженными опасностями, как в детстве. Но эти чувства и ощущения являются частью прошлого. И теперь, в настоящем, они не могут причинить нам вред.

2. Напомните себе: «Мне страшно, но опасности нет. Здесь, в настоящем, я в безопасности». Вспомните, какое сейчас время, напомните себе, что вы в безопасности, и что вы далеко от той опасности, что угрожала вам в прошлом.

3. Защищайте свои права/соблюдайте границы. Напомните себе о том, что вы не обязаны позволять другим причинять вам вред. Вы можете уйти из опасной ситуации, и выступать против несправедливого поведения по отношению к вам.

4. Поговорите со своим Внутренним Ребенком. Он должен знать, что вы безоговорочно его любите – что он может прийти к вам за защитой и помощью, когда он чувствует себя потерянным и напуганным.

5. Деконструируйте представления о «вечных проблемах»: возможно, в детстве безопасное будущее казалось вам невероятным, и вы думали, что страх и беспомощность будут длиться вечно. Но помните, что флешбек пройдет, и что подобные флешбеки уже случались у вас множество раз, и все они остались в прошлом.

6. Напомните себе, что сейчас вы находитесь во взрослом теле, и что у вас есть союзники, навыки и ресурсы, с помощью которых вы можете себя защитить, и которых у вас не было в детстве. (Ощущение того, что вы маленьк_ая и беспомощ_ная является явным признаком флешбека).

воскресенье, 30 июля 2017 г.

История Барнабаса

Примечание Аймана Экфорд: Эту историю рассказал мне гомосексуальный парень, который живет в одном из психонейрологических интернатов в Ленинградской области. Очень надеюсь, что эта история поможет вам понять проблемы людей, проживающих в ПНИ, и оценить серьезность пересечения дискриминаций.
Приведенный ниже текст является кратким пересказом интервью Барнабаса, и в тексте сохранена большая часть его формулировок. При этом я убрала большую часть своих реплик, потому что я хочу передать его историю без каких-либо дополнений.


____
Я: Как вы оказались в интернате?

Барнабас: Я оказался в интернате из-за глупости своих родителей. У них, как говориться, «голова потеряна». Они забыли, что такое любовь, и утонули в грехах и лживости.
Родители давно умерли, но успели меня сюда запрятать. У меня диагноз ДЦП. Когда мне было 8, они от меня избавились. Сначала сдали они меня в Дом Малютки, где дети стоят на учете какое-то время. Меня никто не усыновил, и поэтому меня, как и других неусыновленных детей, из Дома Малютки отправили в детский дом.

В детдоме были как дети-инвалиды, так и дети без инвалидности. И этот детдом был похож на настоящий ад.
Говорят, что детские дома созданы для того, чтобы поддерживать детей и заботится о них, но на самом деле там жуткая атмосфера и ужасная жизнь. Система детских домов ломает детей, которые там находятся. Мы все рождены для того, чтобы быть свободными, а она создана для уничтожения новорожденных. Она превращает людей в быдло. В ни на что не способное, неуправляемое, неконтролируемое быдло.
В детском доме нет любви, нет нормального человеческого отношения. Давление идет не только со стороны персонала, а и со стороны сверстников. Там процветает травля, и всем на это наплевать.

В детском доме у тебя совсем нет свободы, ты не можешь решать сам, что тебе делать и как тебе мыслить. Всем было наплевать на то, как мы видим мир. Нам не давали сказать ни единого слова, если оно отличается от мнения воспитателей. За высказывания своего мнения нас наказывали.
Если ты скажешь что-то, что не нравится взрослым, тебе назначают таблетки или даже изолируют в психушке.

От комиссий это скрывают. Внешне заведение выглядит вполне приличным, и никто не докапывается до того, что происходит внутри, потому что никому до этого нет дела.

После 18 лет детдомовцам могут выдать квартиры, но квартиры получали только подхалимы, те, кто умел подстраиваться под работников интерната. Я никогда не мог подстраиваться и вписаться в эту систему. Так я и оказался в психоневрологическом интернате.

А в ПНИ, в котором я живу сейчас, жизнь не сильно отличается от жизни в детском доме.

суббота, 29 июля 2017 г.

Мири Могилевски: "5 микроагрессий, которые часто слышат неверующие люди - и почему так не должно быть"



(Два человека сидят на диване. Один протягивает руки, объясняя что-то, а другой сидит, скрестив руки и отводя взгляд)

Источник: Everyday Feminism Переводчик: Валерий Качуров; переведено специально для сайта и паблика Пересечения Когда я думаю о том, как я пришла к атеизму и осталась в нем, то вспоминаю несколько определяющих моментов. Один из них случился, когда мне было 17 лет и я разговаривала по телефону со своим тогдашним бойфрендом. Он сказал, что у него есть некоторые опасения насчет наших отношений.


Я думала, что это явно что-то нехорошее. И наконец он признался: "Я не считаю, что могу быть с человеком, который не верит ни во что".


Я хорошо понимала, о чем он говорит. До этого мы несколько раз спорили о религии, и я знала, насколько для него важен католицизм.


Но почему я "не верю ни во что"? Я верю во многие вещи. Я верю в науку, в альтруизм, в человеческую доброту, в важность семьи, дружбы и культуры. И вера во все это означает "не верить ни во что"?


Тогда у меня не было слов и уверенности, чтобы поспорить. Я даже не считала себя атеисткой, потому что тогда я ещё не встречала атеистов, и, видимо, не понимала, что могу так себя называть.


Я знала, что я не верю в бога, но тогда я пробормотала что-то о том, что верю в некую неопределенную силу, которая управляет вселенной (скорее всего, я думала, что этой "силой" являются законы физики), и это вроде бы удовлетворило моего бойфренда.


Мне потребовалось достаточно много времени - даже больше, чем длились те отношения - чтобы понять ту свою реакцию, и простить себя за нее.


Некоторое время я думала, что поступила трусливо, и даже считала себя лгуньей. Но в тот момент я действительно верила в то, что говорила. Лишь позже мне стало понятно, что в старших классах школы я жила в обществе, в котором было совершенно не принято открыто говорить об атеизме.


Позже я узнала о привилегиях, угнетении, и микроагрессиях. Эти концепции помогли мне понять многие из динамик, которые обсуждаются в феминизме - такие, как сексизм, расизм, трансфобия, и другие способы, которыми наше общество маргинализирует людей на основе их идентичностей.

пятница, 28 июля 2017 г.

Рэйчел Коэн-Роттенберг: “Эйблизм и эйджизм в одной маленькой упаковке"

Источник: Disability and representation
Переводчик: Валерий Качуров. Переведено специально для сайта Пересечения



На картинке изображена пожилая женщина в инвалидной коляске. Она поднимает руку, и видит на стене тень балерины с поднятой рукой. Внизу написана фраза:"Неважно, как вас видят другие. Главное то, как вы себя видите"



У меня есть только две позитивные мысли об этой картинке:


1) Я уверена, что у ее создателя были хорошие намерения.
2) Мне нравится виктрола на заднем фоне.


А теперь критика. Начнем с фразы внизу. Она призвана вдохновлять и поддерживать вас в том, что у вас может быть свой образ себя. И да, это справедливо. Действительно, мое чувство себя должно быть важнее, чем мысли других людей обо мне. Люди говорили мне об этом с тех пор, как я была маленьким чувствительным ребенком, хотя тогда я крайне соответствовала тому, что другие думают обо мне. Но они не объясняли мне того, насколько переплетены мое чувство себя и чувства других обо мне.
С тех пор я, конечно, поняла, что большинство из нас формируют свою самооценку в результате того, как к нам относятся другие люди, как они смотрят на нас, и насколько они нас ценят и уважают. И если вы были жертвой травли, или если вас искаженно воспринимали, то конечно же, вам нужно восстановить вашу самооценку, но обычно это не происходит в вакууме. Для этого нужна поддержка других людей, которые смогут дать вам достаточно неискаженное зеркало для того, чтобы вы могли увидеть в нем себя. И мне тоже нужно было такое зеркало, поэтому я много читала об опыте других инвалидов, читала всё о теории инвалидности, и среди моих друзей есть много инвалидов. Если бы этого не было, то я могла бы действительно поверить во все те вещи, которые люди говорят об инвалидности.

среда, 26 июля 2017 г.

Никия Поче: “Почему заставлять людей "быть проще" - это тактика угнетения”

Источник: Everyday Feminism
Переводчик: Валерий Качуров

Человек с кудрявыми афро-волосами смотрит в камеру, слегка нахмурив брови
Людей, которые выглядят легко и беззаботно, часто ассоциируют с позитивными характеристиками - такими, как дружелюбие и гибкость. Многие знают, насколько ценятся эти характеристики на рабочих местах.

Обычно таких людей хвалят, как командных игроков. Их первыми рекомендуют для продвижения по службе.

Доктора считают таких людей хорошо социализированными. Их друзья не могут противиться их компании, и романтические партнеры обожают их сговорчивость.

Но что, если вы - ваша настоящая сущность - совсем не просты? Что, если есть реальные причины для того, почему вы установили четкие границы в своей жизни, и научились формулировать свои потребности?

Лично я полностью противоположна “легким людям”.

Как бы я не пыталась, я не могу "беззаботно лететь с ветром". Если я выгляжу расслабленно, то будьте уверены, что перед этим я специально подготовилась, или я слишком вымотана и у меня нет энергии, или мне больше не интересно происходящее, то есть я вырубилась.

Я замечаю, что беззаботных и легких людей часто ассоциируют с высоким социальным капиталом, а тех людей, которые отстаивают свои потребности, ассоциируют со многими негативными вещами. Особенно если это чернокожие женщины, или чернокожие небинарные люди, которых воспринимают как женщин.

Везде, от рабочего места до межличностных отношений, нам рекомендуют “просто плыть по общему течению” - независимо от того, как опасно для нас это течение.

Особенно это актуально на рабочем месте, где я часто думаю вот о чем:

Я Знаю, Что Не Только Я Замечаю Всё Это Дерьмо

вторник, 25 июля 2017 г.

Мореника Джива Онаиву: "Собираешься ли ты идти моим путем?"

Источник:  Advocacy Without Borders

Как и большинство активистов, я делаю то, что я делаю просто потому что мне это нравится. Это очень важная часть моей личности. Я делаю это не ради наград, не ради внимания, не ради финансовой или личной выгоды,  не ради славы. Несмотря на то что мне нравится то, что я делаю, это требует от меня множества жертв. Это требует времени, усилий, денег, эмоциональной, когнитивной и физической энергии. Многим из нас этого не хватает. И большую часть времени мы будем слышать "нет". Мы слышим "нет" чаще, чем "да". Но, тем не менее, мы движемся вперед. И мы будем продолжать двигаться вперед.
Мы будем чаще сталкиваться с оппозицией, чем с поддержкой. Мы будем чаще сталкиваться с отторжением, чем с принятием. Мы посеем семена, которые мы никогда не будем пожинать, и мы знаем об этом. Мы только надеемся что те, кто будет после нас, будут пользоваться тем, что мы сделали. Мы будем тратить деньги, время и энергию зная о том, что потом все это снова будет нужно. И мы сами должны будем восстановиться.

И все же мы не остановимся. Мы не хотим останавливаться. Это то, кем мы являемся. Это то, кем я являюсь.

понедельник, 24 июля 2017 г.

Сиан Фергюсон: «5 вещей, которые не стоит говорить тем, кто бросил колледж или университет»

Источник: Everyday Feminism
Человек сидит за столом, заваленным открытыми книгами, и смотрит в ноутбук


Если вы когда-нибудь бросали колледж или университет – временно или навсегда – вы, вероятно, сталкивались с определенными стереотипами.

Я столкнулась с этим в прошлом году, когда перестала учиться в ВУЗе.

Я ушла из колледжа из-за вопросов, связанных с ментальным здоровьем. Мне нужно было уйти, чтобы исцелиться и прийти в себя, но я до сих пор скучаю по академическому окружению. И моя боль усугубляется еще и от бездумных, основанных на стереотипах комментариев окружающих.

Тем, кто бросает ВУЗ, часто говорят, что они «тупые» и «ленивые» - эти слова я ненавижу по разным причинам, которые хорошо описаны в этой статье. Предполагается, что мы слишком глупые для того, чтобы учиться в ВУЗе, что мы были недостаточно заинтересованы в обучении, или недостаточно сильно старались, и что мы упустили замечательную возможность, уйдя из ВУЗа.

Эти стереотипы не просто вредные. Они основаны на мировоззрении, которое увековечивает эйблизм, классизм и другие формы угнетения. 

В обществе распространены вредный стереотип о том, что люди с высшим образованием почему-то лучше людей без высшего образования. Но на самом деле – и это очень важно – ваш интеллект (или его отсутствие) не определяет вашу ценность.

Более того, интеллект зачастую оценивается в зависимости от того, может ли человек учиться в рамках западной системы образования. Подобное определение только усиливает стигматизацию людей с инвалидностью обучения и психическими заболеваниями.

Важно осознать, насколько наши слова отражают наше мировоззрение, и каким образом вещи, которые мы говорим, могут повлиять на окружающих нас людей.

Вот несколько вещей, которые не стоит говорить людям, которые ушли из колледжа.

воскресенье, 23 июля 2017 г.

Часто задаваемые вопросы о практиках преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности

По материалам Beyond Ex-gay
Плакат с надписью: ""Экс-геи" - шарлатанство", и радужные флаги
Подготовлено специально для Nuntiare.org

От переводчика: В англоязычном мире людей, которые обращаются к практикам преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности называют экс-геями. Это устоявшееся выражение, которое включает всебя всех ЛГБТ, которые обращаются к подобным практикам, поскольку слово “gay” в английском языке достаточно долго использовалось в качестве названия всего движения за эмансипацию сексуальных и гендерных меньшинств, и его использовали в качестве самоописания как мужчины, так и женщины. В существующих текстах по-русски также чаще используется термин экс-гей, но мы предпочли использовать термины «экс-ЛГБТ», так как речь в статье идет не только о мужчинах-геях (а в русском языке слово “гей” ассоцировано с мужчинами). В других местах, где это уместно, мы используем термин “экс-гей”, “экс-лесбиянка”, “экс-бисексуал/ка”, “человек обращающийся к практикам преодоления своей гендерной неконформности”.
Что такое практики преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности?
Они могут быть очень разными — начиная от чего-то простого, например, игры в футбол чтобы стать более маскулинным или использования косметики, чтобы стать феминной, и заканчивая электрошоковой терапией.
Идея состоит в том, чтобы избавиться от однополого влечения или гендерной неконформности. В некоторых случаях такие практики связаны с религией, но не всегда. Практики преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности совершаются в группах, вдвоем с кем-то или в одиночестве.
Через практики преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности люди пытаются изменить свое влечение и/или гендерную репрезентацию. Люди пытаются пользоваться разными методами, включая:
— консультации (с психотерапевтом или священником);
— посещение групп поддержки для экс-ЛГБТ;
— попытки встречаться с представителем другого пола или вступление в брак с ним/с ней;
— попытки вести себя в соответствии с гетеронормативными стандартами общества;
— чтение книг и рассказов людей, которые утверждают, что смогли измениться;
— посещение конференций экс-ЛГБТ;
— пост, молитву, экзорцизмы, двенадцатишаговые программы.

суббота, 22 июля 2017 г.

Сиан Фергюсон: «5 примеров плохого отношения к девушкам-подросткам, которое часто встречается в нашем обществе»


Источник: Everyday Feminism


Молодая девушка сидит на лестнице, подперев голову руками и прижимая к себе книгу


В нашем обществе явно несправедливо относятся к девушкам-подросткам.

Я заметила это еще в подростковом возрасте, а сейчас, в 21 год, я вижу, как мои младшие друзья сталкиваются с теми же проблемами, с которыми раньше сталкивалась я.

Девушки-подростки страдают одновременно от эйджизма и мизогинии. То есть, их угнетают из-за того, что они девочки, и из-за того, что они подростки. Общество причиняет им вред самыми разными способами.

И, прежде чем идти дальше, хочу отметить, что девушки-подростки не единственные, кто страдает от сексизма и эйджизма одновременно. Молодые небинарные люди тоже сталкиваются с высоким уровнем обесценивания, угнетения и игнорирования их опыта и даже существования. Они сталкиваются с этими проблемами даже чаще, чем девушки-подростки. Но я не могу говорить о небинарных людях, потому что я не являюсь небинарным человеком.

Борясь с мизогинией и эйджизмом, нам важно учитывать их пересечение: а именно, отношение общества к девушкам-подросткам.

Так что, давайте рассмотрим несколько примеров того, как наше общество вредит им, и постараемся изменить это отношение.

четверг, 20 июля 2017 г.

Айман Экфорд: «О возможных проблемах учебы после школы»

У меня были три попытки продолжить обучение после школы, и все три были крайне неудачными. В первом университете я проучилась около полугода. Я училась на системном анализе, на факультете компьютерных наук и технологий Донецкого политехнического университета. После этого был Педагогический колледж в Санкт-Петербурге, в котором я продержалась чуть больше недели.  Затем Академия управления при президенте Российской Федерации. Специальность экономика. Меня хватило на три месяца.

Если бы я была брокером и стала бы анализировать рынок так же, как я анализировала украинскую и российскую систему образования при поступлении, я бы сразу разорилась. И это звучит довольно иронично, учитывая, что поступая в первый ВУЗ, я думала о создании собственной инвестиционной компании.

Когда вы поступаете в ВУЗ, то по умолчанию вы получаете целый набор «бонусов», как полезных, так и тех, из-за которых у вас могут быть серьезные проблемы. Об этих бонусах вам, вероятнее всего, никто не скажет. Это похоже на покупку инвестиционного портфеля, в котором содержатся акции неизвестных вам компаний или на заключение контракта, в котором многие пункты написаны мелким шрифтом, таким мелким, что его практически не разобрать.

Вот некоторые опасные вещи, которые, возможно, вы покупаете, в прямом или переносном смысле, поступая в высшее или специальное учебное заведение на постсоветском пространстве. Я пишу исключительно об опасных вещах, с которыми я столкнулась сама или с которыми сталкивались мои аутичные знакомые. Наш опыт не является универсальным, и не может распространяться на опыт всех аутичных людей и на ситуацию во всех существующих ВУЗах.

среда, 19 июля 2017 г.

Айман Экфорд: «4 мифа о высшем образовании»

В эти выходные я ездила в феминистский лагерь.
Когда в день приезда мы собрались недалеко от костра, и организаторка предложила собравшимся рассказать что-то о себе,  практически все люди начали говорить о  высшем образовании. Они рассказывали, где и на кого они учились (или учатся), и работают ли они по специальности.

Думаю, дело не только в том, что люди не успевали придумать более интересные и разнообразные ответы. Подобное  внимание к высшему образованию я встречала практически всю свою жизнь, и не только со стороны людей, которые ничего не знают о дискриминации.

Живую Библиотеку в Санкт- Петербурге, чаще всего, посещают прогрессивные люди. Но когда я выступаю на Живой Библиотеке,  и отвечаю на вопросы как аутистка, люди постоянно спрашивают, есть ли у меня высшее образование.

Большинство авторов интерсекционального феминистского ресурса Everyday Feminism в конце своих статей пишут о том, где и на кого они учились, даже если их образование никак не связано с темой статьи.

Большинство ЛГБТ- организаций требуют диплом о высшем образовании даже для специальностей, которые можно освоить самостоятельно.

Люди с высшим образованием преувеличивают его значение, и не понимают, что они могут кого-то дискриминировать, уделяя  высшему образованию повышенное внимание. Поэтому я хочу написать о четырех фактах, которые стоит учитывать, прежде чем говорить (или писать) что-то о высшем образовании.

вторник, 18 июля 2017 г.

Синтия Ким: "Экономим ложки"

Источник: Musings of an aspie

spoon
(Описание изображения: Набор ложек разных размеров на синем фоне)
Если вы еще не знакомы с понятием «ложки» в контексте инвалидности, перед чтением этой статьи вам стоит потратить несколько минут на чтение статьи Spoon TheoryТеория ложек» в русскоязычном переводе) Кристины Мисорендино.
——
Ложки, по своей природе, ограничены. Они могут восстановиться, но они не могут появиться по требованию. Бывают времена, когда каждый день у нас появляется новый запас ложек, а иногда мы вынуждены растягивать использование одного набора ложек на много дней, прежде чем сможем получить новую партию. И рядом нет никакого «ложечного магазина», в котором вы могли бы прикупить несколько ложек, если они у вас внезапно кончаться.

Умение экономить ложки является крайне важным навыком. Самый простой способ экономии ложек, это, собственно, сама экономия. У вас меньше ложек, чем вещей, которые надо сегодня сделать? Уберите часть вещей из своих планов!

Это хорошо работает, если у вас запланировано много дополнительных дел. Легко отменить такие вещи, как «пойти на ленч с коллегами по офису» или «принять участие в беседе на Facebook, которая уже разрослась на 500 комментариев». Вероятно, вы немногое потеряете, отказавшись от этих дел. Но что делать, если ваш график состоит исключительно из самых необходимых вещей, если вам нужно сделать только то, что надо сделать ради того, чтобы вас не уволили, не выгнали со школы, и чтобы у вас в кухонной раковине не разрослась бурная растительность?

понедельник, 17 июля 2017 г.

Айман Экфорд: "6 фактов"

Фото боевиков Талибана

6 фактов о положении женщин в Афганистане времен правления Талибана:*

1. Женщины не имели права самостоятельно ходить по улицам. В случае нарушения этого правила, правительство могло применить санкции к мужу, а женщина могла подвергнуться порке.

2. Женщины не могли принимать самостоятельные решения касательно одежды, которую они могут носить.

3. Женщины не имели права уйти из семьи, и сменить место жительства.

4. Женщины не имели права работать, и распоряжаться своей собственностью.

5.  Женщины не имели права заниматься деловой, политической и научной  деятельностью.

суббота, 15 июля 2017 г.

Как южноазиатские буддисты относятся к гомосексуальности?

По материалам City Light Chiang MaiПодготовлено специально для Nuntiare.org
Буддийские монахи и человек в европейской одежде

Я недавно в Тайланде — всего тридцать дней прошло с тех пор, как я ступил на тайскую почву. Для мне все загадочно, пугающе и очень странно.
Я вырос в Европе в турецко-датской семье. Меня воспитывали в авраамической традиции: мать была формально христианкой, отец — очень умеренным мусульманином. И в христианстве, и в исламе гомосексуальность чаще всего считают грехом. Но что об этом думают буддисты? Я решил поехать и спросить у них.
Что-то я пробовал узнать сам, но не мог найти ничего в буддистских священных текстах по этому вопросу. Поэтому я отправился на «Разговор с монахами». Это мероприятие проходит в Ват Суан Доке три раза в неделю. На нем любой может задать монахам вопросы о религиозных убеждениях. Я сел напротив Тхурии, двадцатишестилетнего монаха из Бирмы. Тхурия — последователь ветви Теравада, самого старого направления буддизма и возможно, самого близкого к оригинальному учению Сиддхарты Гаутамы. Монах посмотрел на меня напряженно, изучающе, когда я спросил его о том, говорил ли Будда о гомосексуальности.
«Во времена Будды гомосексуалов не было, поэтому наш великий учитель ничего не говорил об этом; потому сложно обсуждать это с буддистской точки зрения. Но я должен сказать, что в современном буддизме считается, что гомосексуальность недопустима, потому что это сексуальное нарушение», — объяснил Тхурия после долгой паузы.
Я чувствовал, что ему не очень комфортно говорить об этом, хотя он и уверил меня в том, что все в порядке. Я решил копнуть глубже и спросил, как он объяснит то, что некоторых людей влечет к людям того же гендера.

четверг, 13 июля 2017 г.

Айман Экфорд: «К черту родословную!»

I. О РОТШИЛЬДАХ.
 Воспоминания о прошлом очень редко кажутся мне приятными. Они либо недостаточно яркие, либо слишком болезненные. Но когда несколько недель назад я листала в магазине книгу Рут Сэмуэлс «Еврейская история», то впервые за долгое время почувствовала странное ощущение – я словно попала домой. Глава «Англия: Ротшильды и Монтефиоре» оказалась воплощением всего того, что я хотела бы прочесть в подростковом возрасте. Эта глава произвела на меня такое сильное впечатление, что  я не просто купила книгу, а стала рассказывать о ней своему психотерапевту, после чего она тоже захотела прочесть эту главу, и попросила меня написать о том, что значат для меня Ротшильды.

Это очень сложный, и одновременно очень простой вопрос. По сути, Ротшильды олицетворяли почти все, что было для меня важно в детстве. И многое из этого мне важно до сих пор.

Меер Амшель Ротшильд  родился в конце восемнадцатого века, во Франкфурте на Майне, и вырос в гетто. Как и я, в молодости он подвергался травле за то, кем он являлся. Но он создал один из самых великих банкирских домов в истории. Его семья была первой иудейской семьей, получившей дворянские титулы (причем его дети получили титулы в разных странах). Его дети продолжили его дело, создав банкирские дома в пяти европейских столицах, параллельно создавая одну из самых сильных разведывательных служб своего времени. Например, благодаря этой разведывательной службе сын Меера, Нейтан Ротшильд, узнал о поражении Наполеона в битве при Ватерлоо раньше английского королевского дома.
У Ротшильдов были деньги, титул и информация – фактически, идеальная гарантия безопасности. И реальная возможность повлиять на те события, которые их волновали. И это очень даже неплохо для детей человека, в которого бросали камнями за то, что он еврей.


среда, 12 июля 2017 г.

Насилие в семье по отношению к аутичным женщинам и женщинам с другими ментальными диагнозами

На наши вопросы отвечает юрист Анна Удьярова, из БОО Перспективы.

Вопрос: В российской нас полиция зачастую не признает сексуальное насилие в семье изнасилованием, а когда речь заходит об аутичных женщинах и любых других женщинах, которые ведут себя странно, то их считают виноватыми в случившемся, что они "сами ничего не понимают", и верят словам "нормального" мужа скорее, чем словам "ненормальной" жены. Более того, обычно такие безуспешные попытки обратиться за помощью приводят к еще большему насилию в семье, и женщина отказывается в дальнейшем обращаться за помощью. Кроме того, в наших полицейских участках, где нет сенсорно- дружелюбной среды и нет понятных инструкций с кем и как договариваться, аутичным людям очень сложно что-либо доказывать. Вопрос заключается в том, как аутичным женщинам лучше обратиться за помощью в случае сексуального (и физического) семейного насилия, кого можно использовать в качестве посредника при таких переговорах, как найти этого посредника и как сделать так, чтобы к проблеме отнеслись всерьез.

Думаю, стоит еще учитывать то, что далеко не у всех российских аутичных женщин есть официальный задокументированный диагноз (т.е. доказать аутичность может быть проблематично, а инвалидности может и не быть), зато поведение все равно может быть странным и казаться опасным/вызывающим/неестественным.


Домашнее насилие: какие действия признаются незаконными
Чтобы собрать доказательства и защитить себя в случае домашнего насилия, нужно знать, какие действия являются незаконными.
Насильственные действия являются основанием для привлечения к ответственности. Если в результате таких действий человеку причиняется боль, но нет последствий в виде вреда здоровью, то речь идет о побоях. Ответственность за нанесение побоев установлена в Кодексе РФ об административных правонарушениях (КоАП) (ст. 6.1.1.): «Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 Уголовного кодекса Российской Федерации, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, - влечет наложение административного штрафа в размере от пяти тысяч до тридцати тысяч рублей, либо административный арест на срок от десяти до пятнадцати суток, либо обязательные работы на срок от шестидесяти до ста двадцати часов».

В судебной практике побои определяются как «действия, характеризующиеся многократным нанесением ударов, которые сами по себе не составляют особого вида повреждения, хотя в результате их нанесения могут возникать телесные повреждения (в частности, ссадины, кровоподтеки, небольшие раны, не влекущие за собой временной утраты трудоспособности или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности). Вместе с тем побои могут и не оставить после себя никаких объективно выявляемых повреждений. К иным насильственным действиям относится причинение боли щипанием, сечением, причинение небольших повреждений тупыми или острыми предметами, воздействием термических факторов и другие аналогичные действия. Таким образом, обязательным признаком объективной стороны состава указанного административного правонарушения является наступление последствий в виде физической боли» (Решение Московского городского суда от 22.12.2016 по делу N 7-15257/2016).

Таким образом, само по себе отсутствие видимых повреждений (синяков, ссадин) не может быть основанием для отказа в принятии заявления о побоях. Достаточно указать в объяснениях, что насильственные действия причинили физическую боль.

понедельник, 10 июля 2017 г.

Гомосексуальность в консервативном иудаизме

По материалам Forward от 4 июня 2017 года
Подготовлено специально для Nuntiare.org и переопубликовано с их разрешения.



Радужный флаг со звездой Давида
В иудаизме церемония достижения совершеннолетия называется бар-мицва (или бат-мицва для девочек), и это — всегда испытание. Церемония случается в раннем подростковом возрасте. Ребенку приходится читать текст из Торы на библейском иврите перед семьей, друзьями и конгрегацией.
Для Амихая Лау-Лави (Amichai Lau-Lavie), рожденного в Израиле в семье известной раввинской династии, все было еще сложнее: ему пришлось читать отрывок, в котором содержится библейский запрет на секс между мужчинами.
К тому моменту Лау-Лави уже понял, что он гей.
Через несколько десятков лет Лау-Лави покинул ортодоксальный иудаизм — отчасти из-за запрета на гомосексуальность — чтобы стать раввином в американском консервативном движении, где гомосексуальные люди могут становиться раввинами и вступать в брак.
Сейчас, почти десять лет спустя, Лау-Лави и другие консервативные раввины работают над еще большими изменениями. Их активизм не ограничивается вопросами ЛГБТ: они занимаются вопросами изучения Торы, смешанными семьями, управлением синагоги.
Проблема в том, что хотя консервативное движение принимает ЛГБТ-людей, оно все же ограничивает их в интимной жизни. Например, геям нужно избегать анального секса — этот запрет основан на стихе, которые Лау-Лави читал на своей бар-мицве; также бисексуальным людям советуют искать партнеров противоположного пола. Гетеросексуальная ориентация до сих пор считается лучшей, чем остальные.
Лау-Лави и другие раввины считают, что от этих правил нужно отказаться. Группу возглавляет раввин Адина Льюитс (Adina Lewittes), лесбиянка.

воскресенье, 9 июля 2017 г.

Интервью Айман

Глава нашей инициативной группы рассказывает о деятельности Queer Peace - движения ЛГБТ+ с инвалидностью, и о двойной стигме, которая окружает ЛГБТ-инвалидов.

Источник: Romb.tv


суббота, 8 июля 2017 г.

Акция "Осторожно, родители"

Наша акция "Осторожно родители" к Autistic Pride Day 2017 года (в Санкт-Петербурге).
Автор видео: Александра Лекси

Более подробно об акции читайте здесь.





Маиша Z. Джонсон: «Как разговоры о триггерах показывают хреновое отношение к ментальным заболеваниям»

Источник: Everyday Feminism

Персона сидит на скамейке и держит чашку с кофе. Она выглядит обеспокоенной 

Два студента возвращаются в кампус после того, как они стали свидетелями насилия.

Один_а из них был_а ранен_а в физическом, буквальном смысле этого слова. Для того, чтобы продолжить занятия, он_а попросил_а о дополнительном пространстве рядом со столом, чтобы он_а мог_ла полулежать, потому что долгое сидение усугубит е_е травму.

Как вы отнесетесь к этой просьбе? Поймете ли вы, что такая аккомодация нужна е_й для восстановления? Считаете ли вы, что преподаватели должны выполнить е_е просьбу?

А теперь представьте, что втор_ая студент_ка тоже был_а ранен_а – но е_е раны невидимы, потому что они психические.

Физически он_а невредим, но он_а потерял_а любимого человека, и это нанесло е_й травму. Некоторые воспоминания вызывают у не_е панические атаки, которые он_а явно не хотел_а бы снова испытать  - особенно когда он_а пытается восстановиться и получить образование.

Так что он_а тоже обратил_ась за помощью к преподавателям. Он_а попросил_а их предупреждать е_е, прежде чем давать е_й материал, в котором упоминается о том типе насилия, из-за которого он_а лишил_ась близкого человека.

Как вы отнесетесь к такой просьбе?

То, что он_а просит, называется «предупреждением о содержании», которое также называется «триггер-предупреждением». И допустимость триггеров вызывает уйму вопросов.

Возможно, вы слышали об этих дебатах после того, как декан Чикагского университета отправил письмо новому студенту о том, чтобы тот не рассчитывал на предупреждение о триггерах.

Люди часто не уделяют должного внимания потребностям тех, кто страдает от хронических заболеваний, или у кого есть видимые физические инвалидности, и я не приуменьшаю важность этой проблемы.

Но когда речь заходит о людях без инвалидности, которые испытывают временные затруднения физического характера, и которым нужна помощь для восстановления, к их потребностям обычно относятся с пониманием. Люди редко спорят о том, можно ли ученику ходить с перебинтованной рукой, пользоваться в классе костылями или занимать дополнительное пространство у парты.

Разница между таким принятием и пониманием  физических проблем, и распространенными стереотипами о триггерах показывает, как наше общество относится к психическим травмам и психическим заболеваниям.

Точно так же, как телу иногда нужно время, чтобы исцелиться после нанесенной физической травмы,  разуму тоже иногда нужно время на то, чтобы пережить травму, и это так же естественно.

среда, 5 июля 2017 г.

Айман Экфорд: «Вы не обязаны общаться со своими родителями»

В последнее время я все чаще встречаю статьи о том, что люди не обязаны общаться со своими родителями.
«Мы бы хотели иметь нормальную семью, но у нас никогда не было нормальной семьи. Мы  в этом не виноваты, и нам не должно быть стыдно» - этими двумя предложениями можно описать основной смысл подобных статей.
Очень часто их авторами являются люди, которые принадлежали к дискриминируемым группам – например, ЛГБТ-люди, аутисты и люди с физической инвалидностью - и чьи родители ненавидели их за то, кем они являются. Иногда такие статьи пишут выходцы из неблагополучных или чересчур консервативных семей. И практически всегда авторами статей являются те, кому родители нанесли очень тяжелые психологические травмы.

Мне нравится то, что тема прекращения общения с родителями все чаще поднимается в обществе, в котором общение с родителями является чуть ли не синонимом человечности. Но я не могу полностью согласиться ни с одной прочитанной мною статьей на эту тему.
Дело в том, что авторы этих статей претендуют на универсальность. «Если бы у нас были хорошие родители, мы бы с ними общались»- пишут они, как бы выступая от имени всех детей, которые прекратили общение со своими родителями. Они оправдывают прекращение отношений с родителями тем, что их родители были «плохими».
Но ведь некоторые люди не общаются с родителями просто потому, что они этого не хотят. Делает ли это их менее человечными, или менее полноценными?

Моя девушка не общается со своим отцом просто потому, что ее отец ей не нравится – он всегда был для нее чужим человеком.

Я не общаюсь со своими бабушками и дедушкой. Они сделали для меня много плохого, но при этом и много хорошего. Более того, дедушка был единственным человеком, которого я долгое время считала своим другом, но я не общаюсь с ним потому, что его взгляды мне крайне неприятны. Я признаю, что у некоторых людей могут быть и менее серьезные причины для прекращения общения с родственниками, и считаю это совершенно нормальным.

вторник, 4 июля 2017 г.

Забота о себе для активистов

A group of friends chilling outdoors during the summer
Четыре молодых человека с разным цветом кожи, и, вероятно, разного пола, стоят, обнявшись друг с другом. Источник: iStock

Когда я пришла в активизм, то заметила, что многие активисты путают полное отречение от своих интересов с борьбой за социальную справедливость. Они считают, что должны работать "на износ", и жертвовать своим временем и психическим благополучием, не требуя ничего взамен.
Кроме того, многие из них отказываются признавать свои психические проблемы, или открыто говорить о невозможности что-то сделать.
Зачастую это приводит к выгоранию, невыполненным планам, нарушенным обязательствам и психическим проблемам у самих активистов.
Это вредит и им, и общему делу.
Поэтому я решила составить этот список из 5 статей о заботе о себе для активистов. Думаю, особенно важно уделять внимание этим проблемам сейчас, когда нам приходится отстаивать свои идеи во враждебном окружении, которое пытается нам внушить, что ни наша повестка, ни наше благополучие не имеет значения.

понедельник, 3 июля 2017 г.

Айман Экфорд: «Фашизм, нацизм и выпендреж»

Сегодня я вмешалась в спор о репродуктивных правах инвалидов.
 Я вмешалась в этот спор из «стратегических» соображений: пост, под которым развели «холивар»,  был опубликован в относительно прогрессивном паблике, и я надеялась, что те, кто прочтут мои комментарии, задумаются о проблемах эйблизма, и, возможно, зайдут на мою страницу и заинтересуются моими интернет-проектами.

Я знала, что подобные споры слишком плохо на меня влияют. После них я становлюсь раздражительной и агрессивной, иногда начинаю плакать из-за неприятных воспоминаний, а иногда чувствую тошноту в буквальном смысле этого слова.

На этот раз такую реакцию у меня вызвал парень, который старался всех убедить в том, что инвалиды портят генофонд. Он сравнивал их с сирийскими мигрантами, которые, по его мнению, угрожают Германии. И когда я назвала его фашистом и заявила, что в отличие от инвалидов, которые никому не вредят своей инвалидностью, подобные взгляды убивали и убивают людей, и поэтому это они, а не инвалиды, представляют угрозу для человечества, он начал цепляться к словам.
А именно к тому, что я, якобы, путаю «фашизм» и «нацизм». Вместо того, чтобы писать о фактах, он перешел на личные оскорбления и перевел разговор на термины.

Подобные придирки в последнее время стали модными – я несколько раз видела их в Пикабу и в различных пабликах в ВКонтакте. Зачастую их пишут люди, которые совершенно не разбираются в политике и истории.

И эти аргументы совершенно бессмысленны по трем причинам:

1) ЧАЩЕ ВСЕГО, ОНИ НЕ ОТНОСЯТСЯ К ТЕМЕ РАЗГОВОРА.
Мне глубоко безразлично, чьи взгляды этому парню ближе- взгляды Гитлера или взгляды Муссолини. Кого бы из них он ни выбрал, я бы все равно хотела прошибить ему голову чем-то тяжелым.

воскресенье, 2 июля 2017 г.

История гомофобии в исламе сложнее, чем кажется

По материалам The Star от 30 июня 2016 годаПодготовлено специально для Nuntiare.org 

Белая мечеть в Абу-Даби

Важно помнить, что законы, криминализирующие гомосексуальность, были введены европейцами в мусульманских колониях.
Пули, выпущенные в Орландо, заставили многих провести линию между «нами» и «ими»: линию, разделяющую западную толерантность и мусульманские предубеждения; западное освобождение и мусульманские репрессии.
Этот бинарный нарратив уничтожает века истории. Исследования прошлого ислама открыло миры, которые не очень-то вписываются в нынешние политики идентичностей, и потому эти миры забыты.
До колониального периода во многих мусульманских обществах «не было четких, строгих границ, разделяющих гетеросексуальность и гомосексуальность; в них не было концепции отклонения от нормы большинства» — утверждает Дрор Зеэви (Dror Ze’evi), исследователь Османской империи.
Многие мусульманские законоучители считали ливат (анальный секс) преступлением, но этот запрет не был осуждением гомосексуальной идентичности — потому что «в арабо-исламской культуре на заре эпохи модерна не существовало концепции гомосексуальности», — пишет Калед аль-Руайеб (Khaled El-Rouayheb), профессор и специалист в области интеллектуальной истории ислама в Гарварде.
Например, в исламской культуре существует история страсти из X-XI вв. — история султана Махмуда Газневи и другого мужчины, Малика Аяза. Эта история стала одним из центральных повествований о вечной преданности, стоящая в одном ряду с известными рассказами о любви между мужчиной и женщиной.