воскресенье, 23 июля 2017 г.

Часто задаваемые вопросы о практиках преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности

По материалам Beyond Ex-gay
Плакат с надписью: ""Экс-геи" - шарлатанство", и радужные флаги
Подготовлено специально для Nuntiare.org

От переводчика: В англоязычном мире людей, которые обращаются к практикам преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности называют экс-геями. Это устоявшееся выражение, которое включает всебя всех ЛГБТ, которые обращаются к подобным практикам, поскольку слово “gay” в английском языке достаточно долго использовалось в качестве названия всего движения за эмансипацию сексуальных и гендерных меньшинств, и его использовали в качестве самоописания как мужчины, так и женщины. В существующих текстах по-русски также чаще используется термин экс-гей, но мы предпочли использовать термины «экс-ЛГБТ», так как речь в статье идет не только о мужчинах-геях (а в русском языке слово “гей” ассоцировано с мужчинами). В других местах, где это уместно, мы используем термин “экс-гей”, “экс-лесбиянка”, “экс-бисексуал/ка”, “человек обращающийся к практикам преодоления своей гендерной неконформности”.
Что такое практики преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности?
Они могут быть очень разными — начиная от чего-то простого, например, игры в футбол чтобы стать более маскулинным или использования косметики, чтобы стать феминной, и заканчивая электрошоковой терапией.
Идея состоит в том, чтобы избавиться от однополого влечения или гендерной неконформности. В некоторых случаях такие практики связаны с религией, но не всегда. Практики преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности совершаются в группах, вдвоем с кем-то или в одиночестве.
Через практики преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности люди пытаются изменить свое влечение и/или гендерную репрезентацию. Люди пытаются пользоваться разными методами, включая:
— консультации (с психотерапевтом или священником);
— посещение групп поддержки для экс-ЛГБТ;
— попытки встречаться с представителем другого пола или вступление в брак с ним/с ней;
— попытки вести себя в соответствии с гетеронормативными стандартами общества;
— чтение книг и рассказов людей, которые утверждают, что смогли измениться;
— посещение конференций экс-ЛГБТ;
— пост, молитву, экзорцизмы, двенадцатишаговые программы.

Почему люди обращаются к таким практикам?

У людей существует огромное количество причин для того, чтобы обращаться к практикам преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности. Многие говорят, что обращаются к таким практикам из-за своих религиозных убеждений — они хотят порадовать Бога, который, как они думают, предпочитает своих гетеросексуальных последователей. Но чаще всего у них есть и другие причины обращаться к практикам экс-ЛГБТ.
Например, некоторые люди хотят иметь семью и детей, а из-за государственной политики это по-настоящему возможно только в гетеросексуальных отношениях.
Список причин, по которым люди обращаются к практикам преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности, включают:
— сексуальное насилие;
— давление со стороны семьи;
— давление со стороны религиозных лидеров или общины;
— желание преодолеть зависимое поведение;
— негативное и неверное представление о «гей-культуре» и стиле жизни гомосексуалов;
— проблемы с поддержанием здоровых социальных и романтических отношений;
— потребность узнать других гомо или бисексуальных и гендерно неконформных верующих;
— желание быть нормальным;
и многие, многие другие.
Опыт преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности есть только у христиан?
Нет. Люди из любой страны, любого этнического происхождения, говорящие на любом языке, последователи совершенно разных религий (и атеисты тоже) пытались и пытаются преодолеть однополое влечение и гендерную неконформность. Везде, где существует гетеронормативный стандарт, люди будут пытаться соответствовать ему — даже если это их убивает.

Чего стоят практики преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности?
Очень многого — давайте посчитаем…
Это стоит денег — иногда очень, очень много денег.
Это стоит времени — годы жизни.
Это стоит энергии, мира с собой, карьеры.
Это стоит отношений, от которых мы отказываемся из страха.
Это стоит творческой энергии, цельности, а иногда даже жизни.
Люди молодые и старые, пытающиеся избавиться от однополого влечение и гендерных отличий в мире, который отвергает их, часто убивают себя.
Если я не участвовал ни в какой программе, может ли у меня быть опыт преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности?
Да. Многие практики совершаются в одиночестве или с консультантом. Многие начинают попытки измениться самостоятельно — меняют стиль одежды, то, как они разговаривают и ходят, чтобы встроиться в гетеронормативность. Мы пытаемся обуздать свои желания, что для некоторых может быть очень сложно. Когда мы понимаем, что наши попытки измениться провалились, и мы сталкиваемся с последствиями этого, мы можем пытаться искать помощи у друзей, религиозных лидеров, докторов или в специальных программах.
Могут ли такие практики принести что-то хорошее?
Для некоторых людей с опытом практик преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности, этот вопрос подобен вопросу «может ли что-то хорошее произойти из серьезного ДТП?» Но даже если учитывать боль, с которой многие из нас столкнулись, мы можем вынести из таких практик и что-то хорошее.
В программах для экс-ЛГБТ многие из нас нашли людей, которые потом стали нашими лучшими друзьями и соратниками на пути к интеграции сексуального влечения и идентичности с остальной жизнью. Некоторые узнали, как справляться с зависимостями или нездоровыми отношениями.
Многие из нас, когда начинали обращаться к практикам экс-ЛГБТ, чувствовали себя изолированными от общества и от людей, которые любили нас. Многие боятся идентифицировать себя как лесбиянку, гея, бисексуала или трансгендера. Такие практики могут стать первым шагом к выходу из шкафа.
Тем, кто мечется между однополым влечением и верой, опыт преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности часто помогает понять, что изменение невозможно. Это дает возможность принять себя и — во многих случаях — примирить сексуальность и веру.
Иногда люди учаться новым навыкам, которые становятся им приятны: люди обучаются «приемлемым для их гендера» видам спорта, искусствам и хобби.
Практики преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности варьируются. Некоторые методы вредят меньше, и из них можно извлечь что-то позитивное. Но в большинстве случаев практики экс-ЛГБТ наносят больше вреда, чем пользы.
Как люди восстанавливаются после практик экс-ЛГБТ?
Это зависит от человека и полученного им опыта. Некоторые начинают ходить к ЛГБТ-аффирмативному психотерапевту. Некоторые находят комфортное пространство в аффирмативных деноминациях. Многие начинают более активно участвовать в жизни сообщества.
Большинство нашло утешение и восстановилось через общение с другими. Люди понимают, что рассказывая собственные истории и слушая истории других, можно найти исцеление и ясность.
Почему вы думаете, что гомосексуалы, бисексуалы и трансгендеры не могут меняться?
Нет, ЛГБТ могут меняться! Они могут менять свои интересы, хобби, марку духов, могут купить новую машину…
Но если серьезно — по этому вопросу есть разногласия, даже среди тех, кто уже не идентифицирует себя как экс-гея, экс-лесбиянку, экс-бисексуала или экс-трансгендера. Например, Петерсон не верит, что человек может выбрать сексуальное влечение, как бы ни старался. Он верит, что человек может выбрать больше не вовлекаться в однополые сексуальные практики и может не идентифицировать себя как гея или лесбиянку — но влечения испытывать он не перестанет.
Кристина думает по-другому. Она считает, что невозможно выяснить, изменилась ли ориентация или гендерная идентичность тех людей, которые утверждают, что перестали быть ЛГБТ. Она не хочет говорить, что что-то невозможно. Она считает, что большинство людей меняет поведение, а не ориентацию — они просто не могут отличить одно от другого. Но она не исключает сценария, в котором гомосексуальное влечение тоже может прекратиться, а гендерная идентичность измениться — например, если изначально они были результатом травматического опыта.
Петерсон также добавляет: «Если у человека действительно гомосексуальная ориентация, я не верю, что они могут измениться. Но некоторые из нас бисексуальны. Если кто-то хочет встречаться с людьми противоположного пола и открыты о своей гомосексуальной стороне — пускай. Если вас больше влечет к противоположному полу — вы это поймете. Но молитва или репаративная терапия точно ничего не изменят.
Но ведь большинство геев, лесбиянок и трансгендеров подвергались сексуальному насилию, не так ли?
Многие лидеры экс-ЛГБТ и те, кто поддерживают их идеи, считают, что сексуальное насилие — ключевой фактор формирования ориентации, и большинство, если не все гомосексуалы подвергались ему. Часто такие люди знают только определенную часть ЛГБТ-сообщества и делают неверные выводы из неверной выборки.
Более точно будет сказать, что многие геи, лесбиянки, бисексуалы и трансгендеры подвергшиеся сексуальному насилию, обращаются к практикам преодоления гомо- и бисексуальности и гендерной неконформности. После опыта сексуального насилия человек часто выстраивает негативный образ себя, основанный на стыде и ненависти.
На эту тему не проводилось никаких исследований, но кажется, что программы для экс-ЛГБТ притягивают людей, переживших сексуальное насилие, как магнит. К сожалению, вместо того, чтобы работать напрямую с последствиями насилия, люди работают с сексуальной ориентацией, а это только подливает масла в огонь стыда, и жертвы насилия чувствуют боль гораздо дольше, чем могли бы.
Что если кому-то не нравится быть геем, лесбиянкой, бисексуалом или трансгендером?
Настоящий вопрос, который мы должны задавать в таком случае — почему? Почему есть такая проблема?
Люди часто говорят, что им не нравится быть гомосексуалом, бисексуалом или трансгендером, потому что их религиозные лидеры учат, что гомосексуальность и трансгендерность — это плохо, но если мы приглядимся повнимательнее, то обнаружим, что люди испытывают одни и те же предрассудки относительно ЛГБТ-сообщества вне зависимости от их религиозного опыта.
Вот каким вопросы стоит задавать людям, которые борятся со своей ориентацией или гендерной идентичностью:
Происходит ли желание стать другим или другой изнутри?
Происходит ли это желание из-за давления и предрассудков окружающих из-за того, что ваша сексуальность отличается от сексуальности большинства?
Нужно спросить их, как они считают, кто должен измениться — они или общество?
Возможно, они хотят изменить определенное поведение в своей жизни (например, зависимость от секса, злоупотребление алкоголем, насильственные отношения и т.п.), которое не является специфически «гомосексуальным», а может случиться с любым человеком. Нужно разделять желание менять деструктивное поведение и менять сексуальную ориентацию.
Также мы предложим этим людям поделиться своими предположениями о том, как живет ЛГБТ-сообщество и как выглядит «стиль жизни гомосексуала». Возможно, они не могут проидентифицировать себя со стилем жизни, описывающимся в прессе и бояться «подцепить» чуждую им культуру.
Очень многие факторы вызывают желание стать гетеросексуальным. Человек отвлекается от своих настоящих проблем из-за этой фантомной цели.