вторник, 30 октября 2018 г.

Айман Экфорд: «Не говорите политкорректно. Говорите правильно»


Многие консерваторы считают, что я и другие активисты за права меньшинств чересчур озабочены политкорректностью.
Не могу говорить за всех, но могу сказать за себя. Так вот... Мне плевать на политкорректность. Серьёзно, если вы хотите быть корректными для того, чтобы соответствовать какой-то политике или вписаться в какие-то общественные стандарты - это ваше дело. Моя задача, как активиста - менять общественные стандарты и влиять на политику будущего.
Меня не останавливает то, что какое-то слово считается сейчас «некорректным». Например, я называю себя аутисткой, а не использую общепринятое выражение «человек с аутизмом», потому что я считаю, что аутизм неотделим от моей личности. Я не следую за политической тенденцией. Я стараюсь ее изменить.
Если же меня устраивают нынешние общепринятые обозначения - скажем, «лесбиянка», «еврейка», «американка», «мигрантка» - я их использую в том числе по отношению к себе.

Но что меня точно не устраивает, так это другие люди, которые указывают мне, как мне говорить о себе.
Или которые указывают представителям маргинализированных групп, как им себя называть. Если чернокожим людям неприятно, когда вы зовете их «неграми», будьте добры, примите это. Даже если они сами иногда зовут друг друга «неграми»- потому что, согласитесь, межгрупповое общение - это одно, а «внутреннее» - другое. Внутри семьи вы можете спокойно отнестись к старому прозвищу «дурашка» или «лапка», или позволить лучшей подруге звать вас «растяпа» но вряд ли вы хотите, чтобы вас так переставляли на международной конференции.

Тут дело не в политической корректности, а в уважении к чужому выбору и к чужому праву на идентичность. И к простому признанию того факта, что такое право есть не только у привилегированного большинства, которое обычно и сочиняет языковые нормы.

суббота, 27 октября 2018 г.

О том, каким должен быть активист за права молодежи

Хороший активист за права молодежи может быть классическим либералом, лево-либералом, либертарианцем-минархистом, анахро-капиталистом, анархистом, социалистом, коммунистом, феминистом, защитником прав мужчин (в адекватном, а не мизагинном смысле), христианином, иудеем, мусульманином, буддистом, индуистом, язычником, атеистом, агностиком, про-лайнером, про-чойсером т.д. и т.п. Но все сторонники освобождения молодежи должны бороться с расизмом, сексизмом, гетеросексизмом, моносексизмом, циссексизмом, эйблизмом, классизмом, эйджизмом по отношению к пожилым, сайзизмом и антисемитизмом, а так же с религиозными, национальными, этническими и региональными предрассудками в рамках повестки движения за освобождение молодежи. Мы можем определять эти термины по-разному и по-разному искать решения этих проблем. Это нормально. Более того, это может быть даже прекрасно, потому что через диалог, дебаты и споры друг с другом мы можем многому научиться. Но все хорошие сторонники освобождения молодежи должны замечать, как наше дело связано с огромной, мультикультурной, глобальной, трансисторической борьбой за свободу, справедливость и равенство всех людей на Земле. Я всегда стараюсь смотреть глобально, но в любом случае я считаю что те, кто называет себя активистами за освобождение молодежи, должны осознавать что освобождение молодежи как философия не может, не должно и в любом случае не существует в вакууме и в отрыве от других социальных, политических, культурных, философских и экономических аспектов справедливости.
_________________
Автор:
Кейтлин Николь О’Нил
Источник

четверг, 25 октября 2018 г.

Айман Экфорд: «Право на мерзавцев»

- Аутичные люди разные, и важно понимать, что среди нас тоже есть и убийцы, и абьюзеры, - возмущалась моя аутичная знакомая. Ее забанили в одном из самых известных русскоязычных пабликов по нейроразнообразию за то, что она «посмела» хедканонить персонажа - убийцу как аутиста.
Подобная ситуация довольно типичная. Активисты из самых разных движений часто ведут себя подобным образом, пытаясь бороться с «негативной репрезентацией».
Забывая, что есть огромная разница между стереотипно-картонным изображением представителей меньшинств, и многогранным образом антигероя.
В наше время об этом особенно часто забывают борцы с исламофобией. Когда они выступают за правдоподобную репрезентацию мусульман в художественных произведениях, а потом критикуют появление в каком-то фильме персонажа - исламского террориста, каким бы продуманным и правдоподобными ни был этот образ, они тем самым сами же перечёркивают свою повестку. Совершенно нормально выступать против стереотипного изображения мусульман. И не просто можно, а даже нужно повторять, что террористы составляют незначительное меньшинство среди исламского населения. Но это не значит, что надо критиковать художественное произведение просто за то, что там есть персонаж-исламский террорист. Есть большая разница между «все мусульмане - террористы» и «конкретный мусульманин А. - террорист». Особенно если в произведении явно показано, что не все мусульмане разделяют ценности А.
Адекватная, полная репрезентация невозможна без репрезентации «неидеальных» и даже отвратительных представителей меньшинств. Ведь разве белых гетеросексуальных мужчин не изображают иногда злодеями? Изображают, и никакой дискриминации в этом нет. Скорее наоборот - их признают людьми, и поэтому признают их разнообразие.
В этом контексте мне очень нравится высказывание известного сионистского деятеля и журналиста Заэва Жаботинского. Он написал это тогда, когда евреям часто предъявляли абсурдные обвинения, после которых они всячески старались оправдываться, слишком уж усердно создавая, как сказали бы современные активисты, «позитивную репрезентацию».

среда, 24 октября 2018 г.

Автор: Лина Экфорд
Триггер изнасилование.
.
.
.
.
Интересно...
Обычно, когда парня забирают в армию - он просто соглашается и идёт, куда скажут. Не нужно никаких угроз, достаточно понимания, что сопротивляться - опасно. Тем не менее, многие согласны с тем, что это насилие и призывной армии быть не должно.
Если парень идёт поздно вечером по пустынной улице, и тут к нему подходит компания гопников и требует отдать телефон - он, чаще всего, просто отдаёт. Даже угроз не нужно. И это тоже насилие, это преступление, это кража, несмотря на то, что вещь была отдана как будто «добровольно».
Если же на девушку набрасывается мужчина, явно превосходящий ее по физической силе, и пытается трахнуть, а она в ответ не орет и не отбивается - тут почему-то не действует тот же принцип, что с гопниками и армией, и насилие перестаёт быть насилием, если девушка ради защиты своей жизни и здоровья решила не сопротивляться.
Странное дело, при разговоре об изнасилованиях у всех резко отключается логика и они перестают мыслить так же, как в случае разговора о других видах насилия...

О расстреле в керченском колледже и других подобных случаях



Общая черта всех случаев массовых убийств в учебных заведениях в том, что все они происходили в учебных заведениях. Это заставляет задуматься о нашей системе образования, которая доводит людей внутри этой самой системы до состояния, толкающего их на убийства (зачастую сопровождающиеся самоубийством или серьезным риском для жизни). Особенно учитывая тот факт, что школьникам невозможно, а ученикам колледжей зачастую очень сложно самостоятельно сменить учебное заведение.
Эта система реально опасна для жизни и психического здоровья детей и молодых людей. Использование доступного оружия - это СЛЕДСТВИЕ, а не причина проблемы.
——-

Описание картинки.
СМИ: Проблема (расстрелов в учебных заведениях) в оружии, и мы должны немедленно его запретить.

Я: (вводит в Гугл слова: «из-за школы я..». И выдаются результаты вроде: «из-за школы у меня депрессия» и «из-за школы я хочу плакать»)

понедельник, 22 октября 2018 г.

Айман Экфорд: «Исламский феминизм и антисемитизм: обращение к исламским феминисткам (и не только к ним)»

Так. Прежде чем говорить об исламском феминизме, давайте вспомним, что такое исламский феминизм.
Это:
- Феминистский анализ Корана и хадисов (преданий о жизни пророка Мухаммеда).
- Исторический феминистский анализ роли женщины в исламской культуре.
- Попытки изменить консервативную исламскую среду под влиянием идей феминистского исламского богословия.
- Попытки добиться гендерного равенства в мусульманских общинах. В частичности, борьба за право женщины на то, чтобы быть муллой, и выполнять другие важные и ответственные роли в общине.
- Повышение уровня феминистского самосознания мусульманок и женщин, выросших в исламской культуре (или по тем или иным причинам считающей ее своей).
- Иногда - но не всегда - попытки борьбы с исламофобией в западных странах.
Это – основа исламского феминизма.

Но некоторые люди - включая самих исламских феминисток - об этом забывают. Они ставят на первый план вещи, которые не являются основной и неотъемлемой частью их повестки. Так что напомню, чем исламский феминизм НЕ является. Исламский феминизм - это НЕ:
- Исламизм.
- Ненависть к западным странам.
- Американофобия.
- Антисемитизм.
- Антисионизм.
- Защита террористов ХАМАС, и даже не...
- Идея о том, что Газа и Самария должны быть независимы...
Сам по себе исламский феминизм вообще не связан с международными отношениями и территориальными спорами.

понедельник, 15 октября 2018 г.

Об изнасиловании

Источник


На картинке изображено два силуэта.
Силуэт коричневого цвета говорит: "Это не было изнасилованием! Он_а даже не кричал_а и не сказал_а нет!"
Силуэт голубого цвета говорит: "А каждый ли может закричать или сказать нет? И всегда ли это безопасно? Для примера могу дать тебе реальную ситуацию: ты уйдёшь по улице и встречаешь группу собак. Собаки рычат, лают, вот-вот бросятся тебя кусать. Закричишь ли ты? Теоретически можешь, но это небезопасно и лишь усилит желание собак тебя покусать. Это первая часть - безопасность. Вторая часть, психологическая. Каждый ли закричит, когда перед ним группа собак? Нет. Кто-то застынет, кто-то броситься бежать. Реакции человека на ситуацию со сворой собак индивидуальны. Также и с изнасилованием. Не все способны отказать. Из-за страха, из-за ступора. Или из-за чего-нибудь ещё. Изнасилованием являются любые принуждения к сексуальным контактам. Манипуляции, запугивание, физическое насилие, угрозы и прочее. Если тебя запугали, то сможешь ли ты дать четкий отказ? Если сказали, что сделают тебе больно, если ты не отдашься? Не будь мудаком, не говори хуйни больше."

Айман Экфорд: "Почему я ненавижу Украину"


Внимание! В тексте отражены личные чувства автора, а не убеждения редакции

Я ненавижу Украину.
Это правда.
Не украинцев, а именно Украину в том виде, в котором она существует сейчас. Если она изменится - я изменю свою позицию.
Но все равно Я уже никогда не захочу там жить. Я всегда буду ее бояться. Если мне все же удастся получить израильское гражданство, я первым делом избавлюсь от украинского.

Я ненавижу Украину по очень личным - и одновременно очень политическим - причинам.
(Личное - это политическое (с)).

- Я ненавижу ее за нападения на цыган, которые в этом году дошли до погрома, потому что моя жена - частично рома, что очень заметно, так что мы на Украине были бы в зоне риска.

- Я ненавижу ее за то, что в школе у нас идеализировали казаков и украинских националистов всех мастей, которые убивали евреев исключительно за то, что они евреи (и не важно, идёт ли речь о Хмельницком, устраивавшем еврейские погромы, которого так обожали про-российские учителя, или о националистах XX века, так любимых украинскими «патриотами», которые помогали нацистам во время Холокоста).

- Я ненавижу ее за то, что наша учительница хвасталась, что «немцы считали детей от украинских женщин арийцами» в те годы, когда у меня формировалась очень сильная еврейская идентичность, я боялась повторения Холокоста (спасибо украинской пропаганде), и боялась умереть в концлагере.

пятница, 12 октября 2018 г.

О психологии и поиске

(Описание изображения: На фотографии изображен туманный сухой лес с просветом впереди, ведущим к зеленым деревьям)
Надо, наверно, написать это...
Во-первых, "раньше" - в советском союзе, в средние века, в доисторическое время - было большинство [психических/психологических] невзгод и болезней, которые есть сейчас.
Люди путают "не было названия" с "не было болезни". Названия "депрессия" не было. Депрессия - была. Названия "ПТСР" не было. ПТСР - было. Раньше у людей тоже умирали близкие, тоже случались войны, тоже были травмирующие вещи. Депрессии, ПТСР, ОКР, шизофрении - все это могло "запустится" от подобных вещей.
Так что те, кто говорят, что раньше не было какой-то болезни, скорее всего неправы и дезориентируют людей.
Во-вторых: не везде и не со всем можно справиться собственными силами, особенно если вы уже устали и вымотаны.
Мой опыт говорит, что справится с чем-то я могу только тогда, когда я уже смогла чуть-чуть восстановится. Было-бы неплохо набрать больше информации у других, как у них это происходит, но это вполне соответствует моим законам "душевной физики"*.

четверг, 11 октября 2018 г.

Квир-мусульманская гордость


мусульмане геи
Хасиб Ансари, автор текста. На плакате: «Я квир-мусульманин, девочки. Смиритесь»
Вот вам очень нагруженная фраза: я гей, мусульманин, индус, американец, из Абу-Даби, техасец, квир. У каждого слова здесь есть значение, которое для меня превосходит буквальный смысл. Честно говоря, мне очень хочется, чтобы все это можно было уместить в одно слово (например, человек), но тогда будет недостаточно описательно. Так что я гей и мусульманин.
Сейчас быть геем легко, но когда я только сделал камин-аут, я чувствовал себя не просто геем, а Тем Самым Геем. Как будто, скрывая свою сексуальность, я вообще мог уничтожить понятие «гей». Опыт камин-аута у меня такой: я сделал его, спрятался обратно, опять сделал камин-аут, и все это повторялось раз сто, пока я не поступил в колледж. Там я сделал камин-аут и остался открытым.
Камин-аут отдалил меня от университетской Мусульманской студенческой ассоциации. Но в то время я чувствовал эйфорию из-за того, что просто рассказывал «свою историю», и мало думал о том, почему гомосексуальность принимают или не принимают в исламе. Гей-идентичность была на первом месте, важнее всех остальных. К сожалению, в итоге до меня дошло, что я не Тот Самый Гей. То есть, что я не отвечаю за всех гомосексуальных людей в университете.

понедельник, 8 октября 2018 г.

О расизме и котиках




На первом рисунке изображено три котика - чёрный, белые и жёлтый.
Надпись гласит "Вы любите черных котят, белых, желтых".

Надпись на втором рисунке высказывает фразу " Но что насчёт них?" Над надписью изображение людей разного цвета кожи.

https://vk.com/zdeswaslubat - источник.
Опубликовано по просьбе автора

"Не хочешь быть русским, не будешь никем"


Автор: Чориа-Чори


(На фотографии — вязаная кукла амигуруми, изображающая Мари Доминги (персонажа баскского фольклора). Японская техника исполнения куклы не делает Мари Доминги японкой, а страна и город, где её связали, и доминирующая культура того, кто это сделал, вообще не имеют значения)

2001.
Четырёхлетнюю меня в павловопосадском платке ведут в детский сад, попутно рассказывая, что такое Масленица. «Мы живём в России, мы русские, у нас так принято». — «А вот Юсуп татарин. Но он тоже празднует. Почему?» — «Потому что он тоже здесь живёт и с нами дружит». В тот момент у меня зародились сомнения: он с нами дружит, а мы с ним что — не дружим? Так это вроде как не работает. Но что принято у татар, мы в нашем детском саду знать не знаем.

2004.
Школа, начало занятий иностранным языком. «Запомните, дети: Франция — наша вторая родина, и мы должны её любить почти так же, как любим Россию!» Почему мы «должны» любить Россию, да и Францию, я не понимаю в упор. Потому что нам так сказали? То есть если мы когда-нибудь полюбим какую-то ещё страну, это «второй сорт»?

2009.
Мне исполняется одиннадцать, я всё ещё не понимаю, зачем навязывать людям патриотизм «сверху». Зачем обязательно приносить на первое сентября воздушные шарики в цветах российского триколора? Зачем покупать «дневники российского школьника», почему так однозначно хвалебно рассматриваются стихи о России... И тут появляется «дар свыше» — «Путешествие по карте языков мира». Из этой книги я и узнаю, что люди смотрят на мир по-разному, и во многом это зависит от того, на каком языке они говорят. С удвоенным усердием берусь за французский, ведь как нечто целостное, а не разрозненные факты, для меня пока существует только он. И в то же время вычитываю, что есть в Европе язык, который ни на русский, ни на французский, ни на какой не похож совершенно. Первое знакомство. Пока заочное.

воскресенье, 7 октября 2018 г.

Светские «защитники» телесной автономии детей: Надо запретить религиозную одежду в школах! Особенно важно запретить девочкам-мусульманкам носить хиджабы! Это же так отвратительно, что юных женщин с ранних лет заставляют носить этот символ патриархата! Добровольно ни одна девочка бы этого не надела! Мы должны защитить телесную автономию наших девочек.

Религиозные «защитники» телесной автономии детей: Современные школы заставляют наших детей отказаться от вековых традиций и носить светскую одежду, а массовая культура пропагандирует распущенность. Ни один человек не стал бы на пагубный путь блуда и разврата, если бы слуги дьявола, иноверцы и безбожники не совратили бы его с пути истинного. Поэтому мы должны защитить тела и души наших детей от навязывания бесовской одежды.

Знаете, в чем эти «защитники» похожи?
И те и другие, в подавляющем большинстве случаев, (хотя признаюсь, что среди обоих групп встречаются редкие исключения), считают, что детей можно бить, насильно кормить, заставлять обнимать тётечек и дядечек, которых эти дети обнимать не хотят, и выполнять с помощью своего тела различные религиозные и светские ритуалы.
А значит, право детей на телесную автономию им глубоко безразлично. Как и реальная безопасность детей- потому что люди, которые привыкли к тому, что их тело им не принадлежит, с большей вероятностью станут жертвами насилия.
Но и светским, и религиозным «защитникам» прав детей это и не важно - потому что их волнуют не дети, а собственные религиозные войны. Дети - лишь пешки в этой игре.
Если бы было иначе, они бы думали не о том, какую одежду дети ДОЛЖНЫ носить, а о том, как защитить право детей выбирать ту одежду, которую они сами хотят носить согласно собственным вкусам и убеждениям - и как сделать так, чтобы ни родители, ни опекуны, ни государство не могли им в этом помешать.

суббота, 6 октября 2018 г.

Айман Экфорд: "О толерантности"

Меня не волнует толерантность. Cлово “толерантность” переводится как “терпимость”. Так вот — я не хочу, чтобы меня «терпели».
Вся штука в том, что, несмотря на все стигмы, я остаюсь человеком, а значит, дискриминировать меня незаконно. И дело тут не в терпимости, а в том, что у меня есть гражданские права и права человека. И вне зависимости от ваших чувств вы не можете их нарушать (и неважно, идёт ли речь о частных лицах или о государстве). Дискриминация незаконна просто потому, что люди должны быть равными перед законом, а не потому, что кто-то решил, что есть просто люди, а есть те, к кому надо относиться терпимо, и стал эту терпимость продвигать.
Точно так же угнетение — на уровне общения, культуры, любого другого взаимодействия — нежелательно не потому, что важно быть “терпимыми», а потому что общество, где некоторых людей считают недолюдьми, несправедливо, опасно для всех и порождает дискриминацию.
Так что я никогда не говорю о толерантности. Я говорю только о правах и справедливости.

Никита Онуфриев: "Парадоксы расизма или почему русские тоже склонны к расизму?" 

(Описание: Два человека ожесточённо спорят)


Для начала разберемся, что такое расизм. Есть общее определение про совокупность воззрений о физической и интеллектуальной неравноценности человеческий рас и наций. Но это сугубо общее понятие, которое, едва ли, способно объяснить обывателю тот феномен расизма, с которым мы сталкиваемся в XXI веке. Сейчас химера расизма уже далека от простого и понятного разделения людей на высшие и низшие расы, теперь ей подавай новый формы – этнический расизм, элитарный расизм, бытовой расизм… Что угодно теперь может быть расизмом. Нужно лишь найти хотя бы пару отличительных черт, а дальше ненависть и противопоставление сделают свое темное дело.

В России же вы не решаете проблему расизма. Здесь вы её даже не признаёте. Для вас расизм – это нечто далекое. Заморское. Любой обыватель на своей кухне сможет прочитать обширную лекцию про расистов из США, которые поработили целый континент и веками «гнобили» африканцев и индейцев. Затем этот обыватель обязательно вывернет про империалистов британцев и, наконец, стуча по столу кулаком, припомнит нацистам холокост. «Вот мол, посмотрите на них, они считают себя в ж**у толерантными, а сами вон сколько народу сгубили. А мы всегда жили в союзе с другими народами. Что в Российской Империи и уж тем более в СССР».

Подобная историческая безграмотность обывателя неудивительна, учитывая насколько политизировано образование и СМИ в вашей стране. Обывателю просто неоткуда получить адекватную оценку. Ну, а те места, откуда она все же еще звучит, излишне увлеклись осуждением и очернением действительности вместо банального, но действенного просвещения.

Все то, что российский обыватель знает о расизме и приводит в качестве аргумента в любом споре – это общеизвестные факты, давно признанные мировым сообществом. Америка признала дискриминацию чёрных рабов и индейцев и одной из первых в мире стала выстраивать действенную модель расового равноправия.Апартеид был признан властями ЮАР. Современная Германия не отрицает фашизм и холокост. Обо всем этом сняты сотни фильмов и телепрограмм, написаны тысячи статей. «Пойман – вор»: такой принцип обывательской критики мировой проблемы расизма. И «не пойман – не вор»: как главный аргумент в защиту отсутствия расизма в России.

Но историческая наука – это, к счастью, не антинаучная программа с Рен-ТВ, и она четко выносит вердикт проблеме расизма в России – он был, есть и будет. И главная его проблема в том, что тот самый обыватель с кухни не считает себя расистом. В этом он не прав. Народ, который контролировал территории Российской Империи, СССР и сейчас де-факто контролирует территорию России склонен к расизму примерно так же,как и англичане,французы и прочие народы,которые сейчас принято называть расистскими и колонизаторскими. Он причислял украинцев и белорусов к русским,считал их языки диалектами русского,организовал геноцид крымских татар,карачаевцев,балкарцев и других народов,депортированных при Сталине. Он продолжает в том же духе и сейчас,продвигая дискриминационный закон о факультативном изучении родных языков.

пятница, 5 октября 2018 г.

Айман Экфорд: «Почему не все могут (и должны) ходить на уличные акции»

Вы не становитесь «ненастоящим активистом», если не ходите на уличные акции.
Многие мои знакомые и их друзья не могут ходить на митинги, одиночные пикеты и тому подобные акции, по самым разным причинам. Например:

- Из-за инвалидности (не все могут выносить сенсорно-недружелюбную среду, и, в конце концов, не все могут ходить!)

- Из-за ментальных и когнитивных особенностей - например, повышенной тревожности или депрессии. Ведь ни одна акция не стоит затянувшегося ментального заболевания или суицидальных мыслей!

- Из-за проблем с организацией - не всем понятно, куда идти и что делать, потому что организаторы часто не могут соизволить понятно это обьяснить. И если для нейротипиков это терпимо, то для многих аутистов - невыносимо.

вторник, 2 октября 2018 г.

 justsomeantifas:
Мы считаем, что люди с 18 лет становятся взрослыми, но при этом продолжаем воспринимать подростков как детей, и это, ИМХО, абсурдно. Капиталисты пытаются сделать так, чтобы экономическое бремя легло на человека как можно раньше; если бы они могли это сделать, они бы это сделали.
Мы считаем, что с 18 лет человек становится взрослым, но при этом общество продолжает воспринимать его как подростка, даже как ребёнка! Иначе почему люди с 18 лет не могут покупать алкоголь (по американскому законодательству - прим.переводчика), или принимать активное участие в социальной жизни, как, скажем, 40-летние?
Их даже стараются оградить от небольших законодательных бонусов, которые даёт капитализм.
Если в 18 лет человек становится взрослым, тогда почему он может стать президентом только в 35? Разве не у всех взрослых должны быть одинаковые права и возможности? Но, блин, всем же понятно, как дерьмово ведёт себя правительство, когда оно рассуждает о том, какие у людей (в зависимости от их возраста) должны быть экономические возможности и какую помощь в каком возрасте они могут получать. Оно противоречит своим собственным законам.
Оно воспринимает вас, как детей. Всех вас, даже если вам уже около 30 лет, но при этом не желает вам помогать. Оно скорее позволит вам умереть и заявит, что это ваша же вина, чем признает общественную ошибку, потому что общество состоит из социальных существ, зависимых друг от друга.
—–—

По материалу:



На русский язык переведено специально для проекта Пересечения.