понедельник, 22 октября 2018 г.

Айман Экфорд: «Исламский феминизм и антисемитизм: обращение к исламским феминисткам (и не только к ним)»

Так. Прежде чем говорить об исламском феминизме, давайте вспомним, что такое исламский феминизм.
Это:
- Феминистский анализ Корана и хадисов (преданий о жизни пророка Мухаммеда).
- Исторический феминистский анализ роли женщины в исламской культуре.
- Попытки изменить консервативную исламскую среду под влиянием идей феминистского исламского богословия.
- Попытки добиться гендерного равенства в мусульманских общинах. В частичности, борьба за право женщины на то, чтобы быть муллой, и выполнять другие важные и ответственные роли в общине.
- Повышение уровня феминистского самосознания мусульманок и женщин, выросших в исламской культуре (или по тем или иным причинам считающей ее своей).
- Иногда - но не всегда - попытки борьбы с исламофобией в западных странах.
Это – основа исламского феминизма.

Но некоторые люди - включая самих исламских феминисток - об этом забывают. Они ставят на первый план вещи, которые не являются основной и неотъемлемой частью их повестки. Так что напомню, чем исламский феминизм НЕ является. Исламский феминизм - это НЕ:
- Исламизм.
- Ненависть к западным странам.
- Американофобия.
- Антисемитизм.
- Антисионизм.
- Защита террористов ХАМАС, и даже не...
- Идея о том, что Газа и Самария должны быть независимы...
Сам по себе исламский феминизм вообще не связан с международными отношениями и территориальными спорами.


Для того, чтобы читать Коран и давать ему феминистскую трактовку, вам не надо рассуждать о том, кому должен принадлежать тот или иной кусок территории. Точно так же, как вы можете трактовать Библию с позиции своих феминистских взглядов, но при этом даже близко не интересоваться границами христианских государств.
А можете и интересоваться. Эти вещи можно совмещать, а можно и не совмещать.
Это личный выбор каждой исламской феминистки, каждого человека.

Важно понять, что если видные исламские феминистки совмещают свой исламский феминизм с антисионизмом и антисемитизмом, вы этого делать не обязаны. Эта связь заложена не в самой идее исламского феминизма, а в их головах, в их трактовках этих идей.
Вы же можете делать собственные выводы, формировать собственное отношение к арабо-израильскому конфликту, без оглядки на этих видных феминисток, оставаясь при этом исламскими феминистками.
Если вы будете исламской феминисткой и сионисткой одновременно, более того, даже если вы будете исламской феминисткой, выступающей против существования Палестины и за то, чтобы Израиль был еврейским государством... вы от этого не перестанете быть ни мусульманкой, ни феминисткой, ни исламской феминисткой. Не думаю, что ваш трактат на тему феминистского взгляда на религию станет от этого хуже.
Ислам многообразен, мусульмане разные. Феминизм многообразен, феминистки разные. Поэтому, конечно же, исламский феминизм тоже должен быть разным.
К сожалению, сейчас он не просто «недостаточно разный». Чаще всего, он крайне антизападный, и, что еще хуже, антисемитский.
Большинство исламских феминисток - антисемитки. Как и большинство мусульманок-феминисток в целом. Это факт, который был мне, как еврейке, пострадавшей от антисемитизма, крайне неприятен, когда я сама была внутри исламского феминизма. Пожалуй, это единственное движение, из которого я ушла, не выдержав направленных против меня стереотипов, несмотря на то, что обычно я предпочитаю менять движения изнутри, а не покидать их. Мне до сих пор интересно читать некоторые статьи на тему исламского феминизма, я могла бы написать статью на эту тему или рассказать об исламском феминизме перед аудиторией. И я до сих пор стараюсь развенчивать стереотипы об исламском феминизме, даже пишу об этом статьи, чтобы показать, что феминистки-мусульманки существуют, как и феминистская трактовка Корана. Мне нравится говорить об идеях исламского феминизма, и в целом я их поддерживаю. Потому что в целом поддерживаю все феминистские попытки переосмысления религии, и попытки женщин из разных культур вписать идеи женского освобождения в свой культурный код. Но при этом само движение в его нынешнем виде мне не близко, а стереотипы против евреев в нем настолько сильны, что мне даже не хочется пытаться изменить это движение изнутри. И не только потому, что я больше не определяю себя, как мусульманка. Меня пугают многие действия «исламских феминисток» не меньше, чем действия религиозных фундаменталистов. Я не хочу иметь с ними ничего общего.
Самое печальное, что "антисемитят" зачастую те самые мусульманки-феминистки, которые прекрасно понимают вопросы угнетения других меньшинств - ЛГБТ-людей, инвалидов, бездомных, мигрантов... они удивительным для меня образом не могут понять такую древнюю и хорошо изученную форму угнетения, как антисемитизм. Это поражает меня ещё и потому, что те стереотипы, с которыми сейчас сталкиваются мигранты из исламских стран, во многом похожи на те стереотипы, с которыми прежде сталкивались евреи (в том числе еврейские беженцы). У них с евреями должны быть общие точки соприкосновения, общий опыт, который был мне очевиден, когда я стала только интересоваться положением исламских мигрантов. Частично, через понимание проблем еврейских беженцев XIX-XX века я научилась понимать проблемы современных мусульман, задолго до моего непродолжительного погружения в ислам.
Эта схожесть могла бы не просто помочь активистам за права беженцев-мусульман взглянуть на свои действия под другим углом, а и помочь им солидаризироваться с евреями (как светскими, так и религиозными).
Но вместо этого исламские феминистки в вопросах еврейства и/или сионизма предпочитают солидаризироваться со своими главными врагами - неонацистами и исламскими фундаменталистам. Иногда даже используя кровавый навет и другие «классические» антисемитские обвинения, так популярные у их оппонентов.
Это очень противно и грустно.
Потому что антисемитизм - очень плохой путь для борьбы с ксенофобией. Антисемитизм не освобождает.
Он не поможет вам побороть исламофобию.
Точно так же, как исламофобия не поможет побороть антисемитизм.
Ненависть к отдельным фанатикам не должна приводить к ненависти к целой религиозной и этнической группе, если вы не хотите сами стать фанатиками. Подобный фанатизм помогает только временно, когда вы хотите превратить ваше движение в кричащую, не думающую толпу, а потом он начнёт работать против ваших же людей, «выталкивая» из группы всех «не таких». Потому что он сужает взгляд, не даёт людям шире взглянуть на свой активизм, на свою религию, на свою культуру, на свою повестку, формировать собственные взгляды по разным вопросам и самостоятельно формировать связи между этими взглядами, опираясь на свою логику, а не на стереотипы о «правильных исламских феминистках» или о «правильных сионистах».

К сожалению, взгляды большинства активистов УЖЕ сузились.
Именно поэтому моя про-израильская позиция и борьба с антисемитизмом кажется такой странной в сочетании с представлениями о том, что исламофобия - это плохо. Но на самом деле и то, и другое опирается на то, что я считаю «плохими» любые стереотипы о любой религиозной и этнической группе, и что я категорически против терроризма.
Я считаю, что у мусульман должно быть право верить во что они хотят. А у исламских феминисток не меньше прав быть услышанными, чем у исламских фундаменталистов.
Но при этом для меня важна моя еврейская идентичность, но даже если бы не была важна... у мусульман много стран, где они могут быть собой, им не нужны для этого части Израиля. У евреев всего одна страна. При этом в других странах они будут постоянно сталкиваться с ненавистью и дискриминацией. И борьба за феминистскую трактовку Корана исламскими женщинами - и за любые подобные вещи - не обязана существовать за счёт дискриминации и угнетения евреев. И точно так же она не должна превращаться в орудие антисионистской и антисемитской политики.