воскресенье, 30 апреля 2017 г.

Айман Экфорд: "ПНИ хуже смерти?"

Вчера я написала статью о том, какое впечатление произвел на меня психоневрологический интернат, в который я ездила в прошлый четверг.
Это был ответ на статью Ленты о том, что «ПНИ- хуже смерти».

Когда я писала эту статью, я хотела, чтобы читатели, прежде всего, увидели в обитателях ПНИ людей. Чтобы они поняли, что источник проблем находится не в самих людях, а в системе, в которой они живут – в том, как их обучали, в том, в каких условиях они живут, в том, насколько им позволяют быть собой и «говорить» за себя. Еще я хотела сказать, что их жизни нельзя дегуманизировать и обесценивать. Что, несмотря на то, что они живут в тоталитарной системе и в бедности, они могут быть счастливы. Они живут, и в их жизнях тоже есть хорошее. Их жизни – это не вечное мучение.

Прочитав это, некоторые люди решили, что я идеализирую ПНИ, и считаю их подходящими заведениями для инвалидов.

Я являюсь противницей самой системы ПНИ, и я уверена, что подобные заведения не должны существовать в принципе.  Думаю, в России достаточно ресурсов для того, чтобы обеспечить всех инвалидов социальной поддержкой и жильем, вот только эти ресурсы идут на менее важные вещи.
Около года я пыталась создать организацию, которая занималась бы контролем над ПНИ и освобождала оттуда тех, кого заперли в интернате незаконно. (Я думала над этим, пока не поняла, что мне удобнее сотрудничать с уже существующими организациями).
 И, рассказывая о дискриминации инвалидов, я практически всегда упоминаю о серьезных нарушениях гражданских прав, которые зачастую происходят в ПНИ.


суббота, 29 апреля 2017 г.

Рейчел Коэн-Роттенберг: "Конфликты внутреннего и внешнего ощущения: что значит быть «белым» евреем"

Источник: The body is not an apology

Заглавное изображение: На фотографии изображен Ханукийский подсвечник с еврейской звездой в центре и девятью горящими свечами. Свечи красные, оранжевые и желтые, и менора стоит на оловянной фольге на светлом фоне. Фотография предоставлена Рейчел Коэн-Роттенберг


Недавно я решила пройти генетический тест от 23andme.com. Я занимаюсь вопросами генеалогии уже более десяти лет, и я подумала, что было бы интересно получить новую информацию о родственниках и узнать, где именно родились мои предки.

Результаты были довольно ожидаемые.  Так как я еврейка, большая часть моих предков были выходцами с Ближнего Востока, а позже в течение многих столетий иммигрировали в различные страны Европы. Приятно, что тест различает «ашкенази» (евреев, живущих в центральной и восточной Европе), и «вероятно, европейцы» (нееврейское население Европы). Подавляющее большинство моих генов были генами ашкенази, а не генами европейцев. Я на 97.2% ашкенази, и только на 2.6% европейка, и 2% моих ДНК* – это гены восточных азиатов и/или коренных жителей Америки.

Результаты этого теста еще раз подчеркнули главную дилемму мое жизни: общество, в котором я живу, считает меня белой, в то время как я сама себя белой не считаю. Иными словами, окружающие идентифицируют меня как белую, а моя внутренняя идентификация – еврейская.

На протяжении многих столетий, евреев не считали ни белыми, ни европейцами. Когда мы жили в России, в Польше и в Литве, нас не считали ни русскими, ни поляками, ни литовцами. Нас не считали равными себе – мы воспринимались как Иные. Наша раса определялась как «евреи». Низкий процент «европейских генов» в результатах моего теста означает, что среди моих предков было очень мало смешанных браков с неевреями, что вполне объяснимо, учитывая, что из-за антисемитизма евреи в основном жили в гетто, в пределах черты оседлости, и в других подобных изолированных местах. Но это также означает, что женщин из моей семьи гораздо реже насиловали, чем мне казалось (потому что  изнасилование во многих местностях на протяжении многих столетий использовалось в качестве оружия против евреев). Фактически, представления о матрилинейном происхождении – о том, что еврейство матери делает тебя евреем – вероятно, основано на понимании того, что угнетенных еврейских женщин можно безнаказанно насиловать, чтобы уничтожить общины.  И поэтому детей насильников тоже считали евреями, и они становились частью общины, вне зависимости от того, кем были их отцы.

среда, 26 апреля 2017 г.

Айман Экфорд: «Аутизм и Обессивно-компульсивное расстройство: что такое ОКР и как при нем выживают»

Многие мои аутичные знакомые говорили о том, что в определенный период жизни они сталкивались с обессивно-компульсивным расстройством (ОКР), либо что оно есть у них до сих пор.
В некоторых англоязычных исследованиях я встречала статистику о том, что ОКР встречается практически у каждого третьего аутиста. Некоторые более ранние исследования показывают меньшую распространенность ОКР среди аутичных людей (по ним ОКР есть примерно у 10% аутичных людей, и, согласно этим исследованиям, у аутистов ОКР встречается примерно в 2 раза чаще, чем у не аутичных людей).
Но по исследованиям того времени аутичных людей и людей с ОКР в целом намного меньше, чем по последним данным.
Как бы там ни было, ОКР у аутичных людей — довольно распространенная проблема. Тем не менее, эти люди — аутисты с обсессивно-компульсивным расстройством — почему-то остаются невидимыми. Их как будто бы не существует. Очень часто аутисты признаются, что в определенный период своей жизни — чаще всего в школьном, подростковом возрасте — они сталкивались с неприятными, навязчивыми мыслями, которые возникали у них против их воли и которые они не могли контролировать. Многие признают, что у них были ритуалы — определенные действия, которые им было сложно не повторять и от которых им было сложно избавится.

Но я встречала очень мало аутистов, которые открыто говорили бы об этом своем опыте, очень мало статей, написанных на эту тему — и на русском, и на английском языке.

Это — одна из самых малоосвященных и малоизвестных проблем аутичных людей.
Зато на этот счет встречается очень много мифов и предрассудков.
Например, на многих сайтах ОКР обозначено как один из критериев диагностики аутизма.
«Один из симптомов аутизма — обсессивно — компульсивное расстройство. Аутичные дети исполняют своеобразные «ритуалы»: например, выставляют предметы в ряд, любят садится на один и тот же стул за обеденным столом, любят расставлять на полке книги и т.п.»
Так вот — это не ОКР. Подобные вещи иногда называют «ритуалами», ритуалами при аутизме, но с ОКР они никак не связаны. Так как же отличить ОКР от этих аутичных ритуалов?
Очень часто отличить один вид ритуалов от другого может только сам человек.

Аутичные ритуалы — это действия, которые помогают сделать этот шумный и непостоянный мир, в котором все время происходят какие-то изменения, более стабильным. Они позволяют аутисту чувствовать, что его собственная жизнь находится под его контролем, делают его жизнь более структурированной. Многим аутистам это ощущение стабильности, структурированность и контроль над своей жизнью очень важны.

Поэтому обычные аутичные ритуалы являются приятными, и часто — если они не мешают текущим делам — желательными для аутичных людей.

При обсессивно — компульсивном расстройстве, компульсии (ритуалы), сопровождаются обсессиями — неприятными и навязчивыми мыслями, возникающими против вашей воли.
Кроме того, сами компульсии, в отличие от аутичных ритуалов, не улучшают психическое состояние. Если аутист выполняет определенные ритуалы, потому что они доставляют ему удовольствие и упрощают жизнь, при ОКР вы выполняете ритуалы потому, что просто не можете их не выполнять.

Например, если аутичный ребенок выставляет игрушки в ряд потому что ему это нравится, человек с ОКР (вне зависимости от того, аутист он или нейротипик), который выставляет игрушки в ряд, хочет прекратить это, но не может этого сделать. Возможно, если он заставит себя не выставлять игрушки, ему будет казаться, что случится что-то ужасное. А возможно, ему просто будет очень сложно противостоять мыслям о том, что он должен выставить эти игрушки. Он будет думать об этом постоянно, что бы он не делал. У него может даже начаться паническая атака.

Обсессивно -компульсивное расстройство — это своего рода паразит. Не в буквальном смысле, конечно, ОКР — не вызвано организмами паразитами, и вообще его природа до сих пор остается неизвестным.

Но оно паразитирует на том, что для вас важно.
Вот несколько примеров того, как может проявить себя ОКР:

1) Если вам важно правильно запоминать информацию, вы можете начать сомневаться в своей способности ее усваивать, даже если на то не было объективных причин. Сомнения будут настолько сильными, что вы начнете по нескольку раз перечитывать номера страниц, когда листаете книгу, перечитывать отдельные абзацы, и если вы этого не сделаете, у вас начинается нечто похожее на паническую атаку.
Вы можете постоянно отматывать фильм назад, и проверять, правильно ли вы запомнили слова героев — причем проделывать это несколько раз, чтобы убедится в правильности своего восприятия.
Вы можете постоянно вспоминать известные вам факты из интересующей вас области, чтобы убедится, что вы помните их. Если вы будете вспоминать или формулировать что-то слишком долго, это может вызвать у вас настоящую панику, и вы заново начнете проверку. Чем больше вы будете паниковать и боятся, чем больше вы будете заново перечислять все факты. И тем сложнее вам будет остановится.
Это может привести к тому, что вам будет сложно смотреть фильмы, читать книги и у вас может возникать паника, когда вы начнете думать о том, что вам прежде нравилось.
При этом у человека, с которым происходит подобное, может и не быть логических причин для того, чтобы сомневаться в своей памяти. Его память может быть даже лучше, чем у большинства людей, и на логическом уровне он может это осознавать.

вторник, 25 апреля 2017 г.

Хейли Кирквуд: "3 мифа, которые тривиализуют ОКР"

Источник: The body is not an apology
Переводчик: Валерий Качуров


Человек с темными волосами. Ее волосы забраны назад. На лицо спадает челка. На ней очки, голубо-красные сережки и синее пальто. У нее в руках флейта. Рядом с ней, слева, человек с синими волосами, в синей кофте, в черных очках и с разноцветным шарфом.
Мы все слышали что-то вроде этого:
"Сегодня у меня такое ОКР!"
"Они сдвинуты на аккуратности, у них ОКР"

Подобные образные выражения так распространены, что когда я рассказала другу, что у меня ОКР (обсессивно-компульсивное расстройство), то он не поверил мне, заявив, что "сейчас все так говорят". Из-за популярности упоминаний об ОКР в ситуациях, когда кто-то внезапно чувствует себя раздражительно или захотел вымыть кухню, друг решил, что я делюсь информацией о моем расстройстве, просто чтобы вписаться, и что у меня нет настоящего ОКР, хотя мне поставили диагноз в 6 лет, и с тех пор я живу с этой проблемой.
Правда же заключается в том, что часто ОКР является результатом сильной тревожности.

Когда вы живете с ОКР, то разрабатываете всевозможные навыки, чтобы справляться с тревожностью, и эти навыки могут быть так же необходимы вам для выживания, как воздух. Это может быть что угодно, от совершения какого-то действия с набором чисел, до компульсивного поглаживания своей кожи, волос или ногтей, чтобы подавить возникновение тревоги или панической атаки. Лично я преодолела компульсию выщипывать волосы на ногах щипчиками много лет назад. И я всё ещё борюсь с навязчивым покусыванием щек и губ, когда мне необходимо выступать с презентацией, и с необходимостью считать свои шаги, и с навязчивым желанием делать по 3-5 одинаковых вдохов, потому что мне кажется, что иначе наступит конец света. Если я не считаю свои шаги, то чувствую такой глубокий страх, как будто весь мир скоро рухнет в пламени и разрушениях.

Проявления ОКР у всех разные, как отпечатки пальцев. Итак, каковы некоторые популярные мифы, которые тривиализуют ОКР, и как они стигматизируют тех, кто живет с этим психическим расстройством?

1. Люди с ОКР - это фанаты чистоты и гермафобы.

Это основной миф об обсессивно-компульсивном расстройстве, и он мне вообще не нравится. Этот миф основан на истории о том, что термин "мизофобия", означающий боязнь микробов, загрязнений и грязи, был придуман доктором Уильямом Хаммондом в 1879 году при наблюдении за пациентом, который навязчиво мыл руки.

Хотя у многих людей с ОКР и существуют привычки, связанные с чрезмерным наведением чистоты, но это, конечно же, не единственный способ проявления ОКР - и если вам просто нравится держать комнату в чистоте, то это не значит, что у вас ОКР. Мне и другим людям с ОКР больно слышать, когда этот термин небрежно относят только к чистоте, потому что часто ОКР на самом деле мешает поддерживать чистоту. Лично я настолько отвлекаюсь на навязчивые ритуалы, что пренебрегаю стиркой или уборкой, потому что слишком занята, считая дыхание ровными интервалами по 3 или 5.

понедельник, 24 апреля 2017 г.

Марлин Винелл. Синдром религиозной травмы

Источник: Cognitive Behavior Therapy Today

Перевод: Юлия Столярчук, специально для Nuntiare.org

Первый (вводная часть) из четырёх текстов психолога Марлен Винелл (Marlene Winell), автора книги «Оставляя единоверцев: руководство для бывших фундаменталистов и всех тех, кто покидает свою религию».
Также:

Синдром религиозной травмы (СРТ) имеет установленные причины и сопровождается узнаваемым набором симптомов, а также циклом насилия, пагубно сказывающимся на здоровье.

Симптомы синдрома религиозной травмы:

  • Когнитивные: Смятение, низкий уровень критического мышления, негативные представления о собственных способностях и значимости, «чёрно-белое» мышление, перфекционизм, сложности в принятии решений
  • Эмоциональные: Депрессия, тревожность, гнев, печаль, одиночество, сложности в получении удовольствия, потеря смысла
  • Социальные: Потеря социальных связей, разрыв семейных связей, некоммуникабельность, сложности в сексуальной сфере, задержки в развитии
  • Культурные: Отсутствие знаний о секулярном мире, ощущение себя «не в своей тарелке», сложности в обретении чувства принадлежности, пробелы в знаниях (напр., об эволюции, современном искусстве, музыке)

воскресенье, 23 апреля 2017 г.

Сорая Л. Чемали: "Знает ли ваша дочь, что злиться нормально?"

(Примечание: Аутичные девочки намного реже интуитивно – и как-либо иначе – понимают и принимают гендерные стереотипы, и на них реже влияет воспитание, так что многие факты, изложенные в этой статье, будут для них не актуальны. Кроме того, на аутистов обычно меньше влияет социализация. Тем не менее, основной посыл статьи подходит аутичным девочкам так же, как любым другим. Мы советуем родителям аутичных детей с ней ознакомиться, особенно учитывая тот факт, что многие из них стараются подавить проявление злости дочерей с помощью поведенческой «терапии»)
Источник: Everyday feminism
okaytobeangry-300x199.jpg
Разозленный ребенок смотрит в объектив. Фон нечеток.
(Предупреждения: расстройства пищевого поведения, самоубийство, сексуальное насилие)
Изначально опубликовано на Role Reboot и переопубликовано с их разрешения.
Гнев был главной темой президентских выборов 2016 года.
Все мужчины, баллотировавшиеся в президенты, прямо и открыто выражали свою ярость, которую чувствовала (и продолжает чувствовать) американская общественность.
Мужчины-кандидаты били по трибуне, сыпали проклятиями, ругались, кричали, и при этом их не называли неадекватными, истеричными, уродливыми и непривлекательными. Люди в буквальном смысле были готовы дать им больше власти.
При этом Хиллари Клинтон вела себя гораздо более сдержанно, выражая свои чувства и даже демонстрируя праведный гнев. После десятилетий публичной жизни Клинтон знала, что ей надо подавлять любые сильные эмоции.
Большинство женщин и девочек знают о вероятных рисках, с которыми они столкнутся, если будут открыто проявлять злость.
Они понимают, что вне зависимости от того, насколько гнев оправдан, его проявление не будет вызывать у окружающих симпатию, и, фактически, будет выставлять их некомпетентными и несимпатичными.
Исследования показывают, что когда злятся мужчины, люди склонны терять уверенность и склоняться перед мнением этих мужчин. Когда злятся женщины, все происходит с точностью до наоборот. Исследования показывают, что люди согласны работать с агрессивными мужчинами, которые склонны яростно выражать свою позицию, но не хотят работать с такими же женщинами.
К сожалению, эти исследования (которые сейчас только проводятся) не учитывают опыт небинарных людей – подобное часто случается в исследованиях. Исследователи забывают, что «мужчины» и «женщины» - это не противоположности и не единственные существующие гендеры.

суббота, 22 апреля 2017 г.

четверг, 20 апреля 2017 г.

Об аутизме и российской благотворительности

iWsOxvLPUXc
Пугающая реклама фонда Выход. На рекламном щите - синий медведь, закрывающий глаза, и надпись: "Если ребенок не смотрит в глаза, вам придется посмотреть в глаза правде. аутизм-тест.рф"
Какие основные проблемы российской благотворительности? Можно ли сказать, что российские фонды "помощи аутистам" говорят за аутичных людей? Как понять, помогает какая-либо организация аутичным людям, или нет?
Это непростые вопросы. И, надеюсь, информация в нашем списке поможет Вам них ответить.
Также мы расскажем вам, что надо знать о самых известных российских фондах "помощи" аутистам, прежде чем жертвовать им деньги.

среда, 19 апреля 2017 г.

Ниша Муди: «Проблематичность ожидания того, что все должны заниматься «любимым делом»»

Источник: Everyday Feminism

Знак с надписью «Uphill Battle Ahead» («Предстоящая битва») на фоне неба с облаками

Изначально опубликовано в Role Reboot и переопубликовано с их разрешения. 

«Ты должен_а просто делать то, что тебе нравится»

Различные формы этого «занимайся любимым делом» используются для вдохновения окружающих, для того, чтобы люди задумались о смысле жизни, о своих целях, и начали более осмысленно задумываться над своей работой.

Это особенно актуально в критические моменты, и в периоды перемен  – выбор колледжа, выбор специальности, подача резюме на работу после колледжа, кризис четверти жизни, кризис среднего возраста, кризис, связанный с выходом на пенсию и т.п.

Так почему нам нельзя этого говорить? Разве мы не станем счастливее, если будем заниматься тем, что нам нравится.

Вероятно. Но подобная риторика используется для того, чтобы заглушить политичность наших действий. В теории все выглядит просто прекрасно. Но в определенном контексте (учитывая реальные обстоятельства), эта теория может выглядеть довольно проблематичной.

«Просто занимайся любимым делом» - это элитарный афоризм привилегированных людей.


вторник, 18 апреля 2017 г.

Кара Лайбовитц: "3 способа, которыми вы маргинализируете асексуальных инвалидов (и что с этим делать)"

Источник: Everyday Feminism Переводчик: Валерий Качуров
Женщина задумчиво сидит у окна. Источник: iStock


Когда я была в колледже, то нашла свою сексуальность на Tumblr.


Раньше я никогда не сомневалась в своей сексуальности - я встречалась с парнями направо и налево, и всегда чувствовала к ним романтическое влечение. Но пребывание в наполненной сексом культуре колледжа просто сбило меня с толку.


Подруга вечно говорила мне, что она "ооочень возбуждена". Но когда я спрашивала ее, что значит чувствовать возбуждение, то она не могла объяснить.


Идея секса просто не приходила мне в голову. Я всегда предполагала, что захочу это сделать в конце концов - но вот я здесь, в колледже, и мне это вообще неинтересно. Мне даже не приходило в голову, что те, кто привлекателен для меня романтически, кого я хотела обнимать и целовать, не были теми, кто привлекателен для меня сексуально.


Честно говоря, я считала, что хорошо справляюсь с отношениями, особенно учитывая то, что я инвалид с рождения, и девушки-инвалиды не в первых рядах рынка.


В это время я была на Tumblr, и там я нашла понятие асексуальности. Наконец-то я встретила людей, которым тоже неинтересен секс!


Так я начала называть себя асексуальной. (Сейчас я идентифицирую себя как грэй-асексуал, иногда как демисексуал; обычно я говорю, что я в асексуальном спектре). Одна из лучших вещей, которую дал нам интернет, заключается в том, что маргинализированные люди могут собираться вместе и обсуждать свой опыт, и этим воспользовалась и я.


Я отношусь сразу к двум маргинализированным группам - к инвалидам и к асексуалам.


Обе группы часто подвергаются сомнению в их легитимности, и существуют стереотипы о сексуальности людей обеих групп. Как асексуальный человек с множественными инвалидностями, я сталкивалась с негативной реакцией людей на все стороны моей идентичности.

понедельник, 17 апреля 2017 г.

«Бунтарь Иисус: жизнь и миссия в контексте двух эпох», Маркус Борг

«Бунтарь Иисус: жизнь и миссия в контексте двух эпох», Маркус Борг, М.: Эксмо, 2009 г., 400 стр.
Автор: Татьяна Лехаткова
Источник: Nuntiare.org

Маркуса Борга можно по праву назвать ниспровергателем основ. Как и многие другие участники семинара по Иисусу*, он придерживается взглядов, которые многие бы назвали не то что либеральными – а вполне еретическими, а то и нехристианскими. Однако безупречность научной аргументации и напоминание о том, что книга – это всего лишь видение автора, делают это произведение диалогичным и интересным для широкого круга читателей.
Первая часть книги «Бунтарь Иисус: жизнь и миссия в контексте двух эпох» посвящена историческому анализу эпохи, в которой жил Иисус, особенно ее экономической и классовой составляющей, а также имперскому воздействию на жизнь иудеев первой трети I века н.э. Далее автор достаточно детально анализирует процесс становления Евангелий, разделяя воспоминания об Иисусе (факты), свидетельство (послание, заключенное в повествование) и метафорические смыслы, заложенные в евангельских текстах.
Особенно интересно, что Борг постоянно настаивает на равноценности и необходимости метафорического подхода: «Когда метафорическое понимают как фактическое, в такую историю трудно поверить. Но когда метафорическое повествование понимают метафорически, оно может передавать истину, обладающую силой и бросающей нам вызов» (с. 101).

воскресенье, 16 апреля 2017 г.

Реклама и риторика фонда Выход

Фонд Выход (не путать с ЛГБТ-организацией Выход), является крупнейшим фондом «помощи» аутичным людям в России. Но действительно ли он им помогает?

Раньше я уже писала о том, как работники фонда нарушают авторские права на цитаты и тексты аутичных людей, и как они пытаются «заткнуть» неугодных им аутистов.

Теперь я хочу рассмотреть их социальную рекламу и сайт для сбора средств.

О САЙТЕ.
Посмотрите внимательно на их сайт для сбора средств.
Почему их программа «ты не один» создана не для аутистов, а для «родителей детей с ауизмом, их близких и друзей»?

Почему на их курсах и лекциях выступают преимущественно неаутичные лекторы (а если к ним и попадают лекторы-аутисты, то ими оказываются говорящие устно аутисты среднего класса, с «удобной» для фонда позицией)?

Почему они адаптируют только те «сервисы», которые считают актуальными «родители детей с РАС»? Почему они «меняют систему», создавая инклюзивные музеи и кинотеатры, вместо того, чтобы создавать инклюзивные колледжи, ВУЗы, предприятия и офисы? Почему они консультируют работников музеев, но не консультируют специалистов по кадрам? Как именно они помогают взрослым аутистам, организовывая сеансы и экскурсии для аутичных детей (или, может быть, не для них – во всяком случае, не ради них – а ради их родителей)?

Почему они занимаются «адвокацией родителей и детей», а не поддержкой в защите прав взрослых аутистов?
Почему изданные все ими книги посвящены тому, как изменить поведение аутичных детей, и ни одна из книг не посвящена тому, как изменить общество, сделав его менее эйблистским? Почему все их «информирование» вертится вокруг информации, написанной об аутизме теми, кто никогда не был аутистом?
Почему в фонде «помощи аутистам» нет аутичных «послов» и руководителей?
Почему они выбрали своим символом «детского» грустного медвежонка? (этот символ точно не может обозначать аутистов всех возрастов)
Этот список можно продолжить, но, думаю, этого достаточно для того, чтобы понять, что работа фонда направлена совсем не на аутистов.


О РЕКЛАМЕ.
Теперь я хочу подтвердить свою теорию, обратив внимание на их социальную рекламу фонда. Я сделаю это, рассмотрев три поста, которые недавно появились в их группе в ВКонтакте. Все они были созданы ради того, чтобы собрать средства на нужны Фонда. И два из трех постов основаны на словах главы фонда, Авдотьи Смирновой, так что их можно считать официальной позицией организации.

Wrong Assumptions

[CN: Homophobia; Islamophobia; Ableism]
My name is Аyman. I am Autistic; I am a Muslim, and a lesbian. While I am Russian by birth, I do not belong to Russian culture. I don’t understand it although many people suggest that it is my culture. My perception of culture is reflected in little things; in that sort of stuff that seems irrelevant at the first sight, but it very clearly defines me as a “foreigner.”

 My differences are almost invisible from the outside. People are not aware of my sexual orientation. I do not look like the stereotypical “butch” or “femme” lesbians that people expect me to be, or the “masculine women” that people of my mother’s generation imagine when they hear the word “lesbian”.

 I was born into a conservative Russian Orthodox family. I suffered from serious psychological problems because of religion, and initially I was afraid even to think about leaving Christianity.  Transitioning to Islam has influenced my worldview more than the way I look, dress or speak. But I do not look like what people expect a typical Muslim to look like. I have light brown hair, light skin, and I speak with no accent. I do not act like a typical Muslim woman as the majority of people think she would. I listen to metal rock music. I talk a lot about politics and about human rights, and I wear European clothes most of the time.

 My national identity is fairly American. I chose it myself, but at the same time, I didn’t.

YOU CAN READ THIS POST IN Un-boxed Brain

Russian version.

I don't have my own English-language platform, so it's very cool that Cas published it.
____
This post, originally published here, was translated from Russian into English by Natasha Kim

суббота, 15 апреля 2017 г.

Кел Крэй: "7 способов, как эдалтизм проявляется в молодежных организациях"

Источник: Everyday Feminism
Переводчик: Валерий Качуров


Три человека на крыше здания.

(Примечание: в этой статье я использую слово "молодежь" для обозначения людей 12-24 лет).


Они: Приводите молодежь на следующую встречу! Мы хотим их послушать.
Я: Хорошо, и сколько вы им заплатите?
(Весь зал замолкает).
Вы хотите привлечь молодежь, бесплатно? Но сколько из вас находится здесь бесплатно?!?

Много раз у меня был такой разговор с некоммерческими организациями при обсуждении вовлечения молодежи.

"Молодежь важна! Это наше будущее!" Все с этим соглашаются. Но как мы работаем, чтобы преобразовать нашу симпатию к молодежи в уважение?

Популярность обращения к молодежи демонстрируется одной цифрой: реестр Guidestar перечисляет 36900 некоммерческих организаций, которые определяют вовлечение молодежи как свою главную задачу. И это много!

Конечно, важно говорить о том, какие услуги для молодежи предоставляют эти организации, но мы поинтересуемся тем, что они делают для улучшения мира, в котором молодежь хронически недооценивается и не уважается?

Что они делают, чтобы улучшить общество, которое было создано не молодежью и не для неё?

Потому что возраст - это не просто цифра. Если вы являетесь молодыми, или вас воспринимают как молодых, то мир реагирует на вас весьма драматически.

Молодежь - это не только возраст. Это отдельный социальный класс.

Чтобы упростить рассмотрение этой темы, я опишу, как мы думаем о молодежи. Обычно мы считаем, что это люди, проходящие через определенный момент своего развития.

Мы понимаем, что молодость - это этап, который мы все проходим, приближаясь к взрослой жизни. Мы знаем некоторые научные и социальные истины о молодежи.

Но в целях этого разговора я прошу вас подумать об отношении к проблемам молодежи как о проблемах социальной справедливости. Я хочу, чтобы вы подумали о последствиях, которые оказывает такое отношение к молодежи. Потому что так же, как общество центрировано на гетеросексуальности, белой расе, патриархальности, трудоспособности и отсутствии инвалидности, оно центрировано на взрослости.

Вера общества в то, что достижение взрослости является нормой, идеалом и целью для всех людей  называется эдалтизмом. Иными словами, эдалтизм - это власть и привилегии взрослых людей над молодыми.

пятница, 14 апреля 2017 г.

Эрин Хьюман: «В этом апреле я больше не буду сражаться»

Источник: Autism acceptance month

Несколько раз я пыталась написать пост к Месяцу Принятия Аутичных Людей. Я пыталась написать личную историю, а когда  не получилось,  я  решила написать информационную заметку.  Но она тоже не вышла. Я пыталась написать что-то о том, что такое принятие, что означает это слово и почему оно важно. Я удалила много черновиков.  Я перебирала в уме, что именно я хочу рассказать о принятии, об аутизме и об инвалидности, и что это все для меня значит.
Но я решила не писать об этом. Я не хочу писать послание миру эйблистов, пытаясь убедить их проявить  к нам хоть каплю сочувствия. Я не хочу спорить с родителями аутичных детей о том, является ли аутизм расстройством (хоть мы знаем, что не является), надо ли искоренять аутизм (хоть мы знаем, что не надо). Я не стану доказывать им, что они должны прекратить делить нас на тех, кому надо лечение и тех, кто не является по-настоящему аутичным (просто не надо этого делать!).
Я не хочу молить их о принятии. Я не хочу  молить их о сострадании. Я не намерена вести с ними милые разговоры, уговаривая их посмотреть на мир нашими глазами. Я не могу найти в своей душе надежду на то, что мои слова могут смягчить их холодные сердца. Не в этом апреле.
Зато в этом году я хочу обратиться к маленькому ребенку, которого я видела в прошлом месяце в супермаркете. Он повторял фразы, гудел и наслаждался стиммингом. Да, я хочу обратиться к тебе.  Ты прекрасен, и ты не должен меняться.  Я знаю, ты повзрослеешь и узнаешь много нового, но не позволяй никому заставить замолчать твой счастливый голос, потому что он часть твоей личности, одна из лучших ее частей.

среда, 12 апреля 2017 г.

Айман Экфорд: «10 фактов о «школоте» и политике»

Недавно по всей стране прошли антикоррупционные  митинги Навального, которые до сих пор обсуждаются в интернете и в СМИ.

Многие консерваторы и сторонники Путина самых разных возрастов и социальных положений пишут о «детях с промытыми мозгами», которых «пятая колонна» заставляет участвовать в митингах, или о «зажравшейся школоте», которая просто ищет приключений на мягкую точку от «нечего делать», не понимая, во что она ввязалась.
Политическую позицию участвующих в протестах подростков обесценивают исключительно из-за того, что они подростки, и это не может меня не пугать.
Потому что пока подобное будет происходить, любые политические и социальные требования молодых людей, прямо влияющие на их жизни, не будут услышаны.

ИТАК, ВОТ 10 ФАКТОВ О ПОДРОСТКАХ И ПОЛИТИКЕ, НА КОТОРЫЕ Я БЫ ХОТЕЛА  ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ.

1. Подростки и дети (если мы говорим не о младенцах), могут интересоваться чем угодно. Их интересы могут не соответствовать «типичным» интересам, приписываемым людям их возрастов. Дети и подростки могут интересоваться политикой точно так же, как женщины могут интересоваться компьютерами, а старики могут интересоваться модой.

Детям и подросткам могут быть важны политические изменения. В конце концов, политики принимают множество решений, касающихся их жизней. Например, проблема коррупции прямо или косвенно касается всех граждан, в том числе несовершеннолетних.

2. Заявление о том, что дети не могут интересоваться политикой, является эйджизмом.
Статьи о том, что какое-либо политическое движение не является значимым от того, что в нем участвуют подростки, являются эйджизмом.
Оценивая взгляды человека, логичнее анализировать сами взгляды, а не дату рождения.

Нора: «Эйблизм – это…»

(Примечание Аймана Экфорд: Очень часто встречала подобное поведение в российских ЛГБТ-организациях, и в постсоветском обществе в целом)

Источник: A Heart Made Fullmetal


Эйблизм* – это когда вы говорите, что я не похожа на «тех инвалидов».

Эйблизм – это когда при виде того, как кто-то нам помогает, вы прежде всего думаете о том, чтобы это сфотографировать.

Эйблизм – это когда вы навязываете нам помощь, не позволяя нам вначале сделать все самим.

Эйблизм – это когда вы говорите о нас, заглушая наш голос.

Эйблизм – это когда вы сердитесь на нас за то, что мы не можем говорить более лаконично.

Эйблизм – это когда вы злитесь на нас за то, что мы повторяем одно и то же.

вторник, 11 апреля 2017 г.

Дани Алексис Рискамп: "Эмоциональный труд, гендер и исключение аутичных женщин"

Источник: Аutistic Аcademic

Вчера я натолкнул_ась на статью-список на сайте My Aspergers Child, озаглавленную «В браке с аспи: 25 советов супругам» (перевод текста на русский) Как вы можете предположить по заголовку, содержащему слово «аспи» и неправдоподобное число «25», это список был ужасен (и на самом деле, советов было не 25). Эмма и я разоблачили некоторые из этих утверждений разной степени сомнительности здесь; я пародирова_ла их в «полевых заметках об аллистах» здесь, и The Digital Hyperlexic привел еще несколько разоблачений здесь.

Сейчас я хочу обсудить пересечение вопросов гендера, гипотезы об эмоциональном труде, и являющееся результатом исключение или игнорирование аутичных женщин. Эту тему я неоднократно рассматривал_а в этом блоге с различных сторон, хотя я никогда полностью не проник_ла в суть вопроса об эмоциональном труде.


ЧТО ТАКОЕ ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ТРУД?
Эмоциональный труд представляет собой деятельность, осуществляемую для организации, запоминания, установления приоритетов, сортировки и структурирования повседневной жизни и отношений. Говоря короче, это усилия, затрачиваемые на то, чтобы заморачиваться мыслями, потребностями и желаниями других людей. Вы можете найти превосходное введение в вопрос эмоционального труда и то, в чем он проявляется (а также то, как его выполняют), от автора Brute Reason.

Проблема эмоционального труда, несомненно, состоит в том, что его вообще не считают «работой». Напротив, особенно от женщин ожидают, что они делают это «по доброте душевной». Эмоциональный труд активно изображают не-работой, вместо этого изображая его как природную потребность, присущую женщинам – то есть, вместо того, чтобы признавать, что женщины тратят силы, мы делаем им одолжение, навязывая им самые задолбучие обязанности.

Особенно в цис-гетеро отношениях, женщин воспитывают так, что от них ожидают, и часто их жизнь сводится к этому, непропорционально большого количества эмоционального труда, о чем свидетельствует огромная ветка темы в MetaFilter. (Необходимы дни – буквально дни – чтобы целиком прочитать эту абсолютно содержательную ветку.) Мы изображаем эмоциональный труд даже не как «женскую работу», а вообще не как работу. Женщин, которым не удается выдержать «поддержку, терпение, консультации, умиротворение, руководство, обучение, перенесение насилия», как Zimmerman кратко характеризует эмоциональный труд (по ссылке в предыдущем абзаце), не только наказывает общество, но их вообще не считают полноценными женщинами – и блюстителями такого «порядка» часто бывают другие женщины, на что обращает внимание также N.I. Nicholson (в the Digital Hyperlexic). Несомненно, что также показывает Nicholson, неспособность «правильно» выполнять эмоциональный труд изображается как «самоубийство» в общественной и личной жизни: «ни один мужчина тебя не захочет».

понедельник, 10 апреля 2017 г.

Три проблемы, в которых фундаменталисты вовсе не фундаментальны

По материалам Huffington Post
Подготовлено специально для Nuntiare.org

Библия
Фундаменталисты утверждают, что «возвращаются к истокам христианства», хотя на самом деле читают Библию так, как это делалось в девятнадцатом веке. Мало кто из них беспокоится о ранней церкви, Писаниях, католических традициях, Августине, арианской ереси, энцикликах… Фундаменталисты хотят быть фундаментальными во всем, кроме одного — «возлюби ближнего своего».
А еще хотелось бы, чтобы фундаменталисты стали «фундаментальными» в следующих вопросах:
1. Права женщин
Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе.
Галатам 3:28
Почему фундаменталисты не любят этот стих:
Хотя правые христиане часто утверждают, что Библия поддерживает их абсурдные идеи о гендерных ролях (точно так же, как Библия поддерживала запрет межрасовых браков), эти утверждения давно оспорены богословами. Обычно, если вы слышите объяснение того, почему женщины должны сидеть дома, оно основано на неверном прочтении Павла.
В отличие от Павла, Христос мало беспокоился о сексуальных нормах. Куда больше его интересовала борьба с угнетением. Фундаменталисты хотят, чтобы женщины были покорными и зависимыми, но Иисус против этого. Иисус хвалит женщину, которая требует справедливости от судьи — надо заметить, она делает это во времена, когда женщины не могли свидетельствовать в суде. Во всех четырех историях Воскресения именно женщины первыми приходят к могиле Иисуса. Иисус разговаривает с самаритянкой и хвалит Марию Магдалину за то, что она его слушает (Лука 10:38-42).

суббота, 8 апреля 2017 г.

Сиан Фергюсон: "Самодиагностика психических расстройств неидеальна, но вот почему она может быть необходима"

Источник: Everyday Feminism
Переводчик: Валерий Качуров


Женщина улыбается и смотрит в свой ноутбук


Привет! У меня посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР).


Мне никогда не диагностировали его официально, но я знаю, что оно у меня есть.


Почему? Потому что мой опыт более чем соответствует критериям диагностики ПТСР.


Я так и не смогла получить профессиональный клинический диагноз. Частично из-за того, что я со всех сил пыталась найти последовательного и квалифицированного консультанта, который был бы готов диагностировать меня.


Некоторые из психиатров не хотели ставить мне диагноз, потому что не хотели, чтобы я "зациклилась” на этом диагнозе - несмотря на то, что я хотела какое-то обозначение и язык, чтобы я могла выразить свою боль.


Я решила, что мне надо определить это как ПТСР.


Я самодиагностировалась. Но это не означает, что мое ПТСР менее реально. И это определенно не означает, что оно менее серьезно, чем у официально диагностированных.


Однако многие люди скептически относятся к самодиагностике - и иногда по уважительной причине. В сообществе психиатров мы часто обсуждаем преимущества и недостатки самодиагностики. И это сложный разговор, который заслуживает больше внимания со стороны.


Вот две причины, по которым люди могут скептически относиться к самодиагностике психических расстройств:


1) Ошибочные диагнозы возможны.


Одна из самых больших проблем с самодиагностикой - вы можете неверно диагностировать себя.


четверг, 6 апреля 2017 г.

Джилиан Браун: "Как тревожность влияет на человека (то, чего вы могли не знать)"

Источник: The Body Is Not Anapology
Переводчик: Юлия Зассеева


Светлокожая девушка со светлыми волосами (и темными прядями в светлых волосах),  сидит в белой ванне. Рядом с ней стена с белыми кафельными плитками. Она лежит, прислонив голову к стене, закрыв глаза, одной рукой опираясь на макушку головы. Источник: Flickr Renaud Photo
Я живу с тревожным расстройством с подросткового возраста. Так как это хроническое состояние, оно то приходит, то уходит. Иногда я чувствую себя хорошо, тревога отступает на задний план, и я могу жить нормально. В другое время я могу чувствовать себя так плохо, что самое большее, на что я способна – это встать с постели. В такие дни для меня нет ничего необычного в том, чтобы взять выходной или отменить встречу.

Как и остальные психические заболевания, тревожность стигматизируют, что в лучшем случае попросту несправедливо, а в худшем может навредить. Мои знакомые с тревожными расстройствами часто раздражаются, когда  им говорят, что всё, что они испытывают, «просто у них в голове» и они должны «просто преодолеть это». Иногда люди злятся на людей с тревожностью, обосновывая это тем, что они просто «эгоистичны и истеричны», в то время как существует столько людей с «реальными» заболеваниями». Эта стигма настолько распространена, что иногда, когда я чувствую себя по-настоящему разбитой, я сама злюсь на себя за это.

Недавно мне пришло в голову, что, возможно, одной из причин, по которой эта стигма продолжает существовать, является то, что большинство людей (в том числе и людей с тревожными расстройствами) не осознают, что тревожность может проявлять себя множеством разных способов. Тревожность – это далеко не всегда просто внезапное чувство паники или более сильное ощущение нервного напряжения.

Существует буквально сотни различных физиологических симптомов тревожности. Человеческое тело реагирует на тревожность разными способами, и каждый из этих симптомов может варьироваться по тяжести от незначительного до полностью изнуряющего. Я составила список семи наиболее распространённых, но, возможно, не самых известных или понимаемых, симптомов тревожного расстройства.


1. ПРОБЛЕМЫ С ПИЩЕВАРЕНИЕМ. 
Возможно, когда вы нервничаете, ваш желудок словно переворачивается, как будто в прошлой жизни он был акробатом. А теперь представьте, что вы чувствуете себя так постоянно, и тогда вы будете иметь представление о том, что означают проблемы с пищеварением во время тревожного расстройства. Когда человек подвергается стрессу, организм уменьшает кровоснабжение органов и систем, не участвующих в механизме 'бей или беги', чтобы кровь могла поступать в боле важные на данный момент области. Пищеварительная система является одной из таких «менее важных» систем. Когда подобное происходит время от времени, это обычно не приводит к серьёзным проблемам.  Но организм человека с тревожным расстройством практически постоянно находится в стрессовом состоянии, и постоянное подавление  пищеварительной системы часто приводит к таким проблемам как боли в животе,  тошнота, синдром раздраженного кишечника, диарея и запоры.


Наша акция 2 апреля 2017 г.

Текст Кирилла Федорова с добавлениями Аймана Экфорд

После того, как в 2007 году ООН объявила 2 апреля - Всемирным днем информирования об аутизме, идея «месяца» и «дня» информирования (или, как его называют в аутичном сообществе, принятия), стала популярной во всем мире. В этот день многие рассказывают об аутизме с позиции специалистов и неаутичных родителей аутичных детей, которые сами никогда не были аутистами. Многие из них не прислушиваются к мнению аутичных людей, и не понимают их образ мышления, но тем не менее считают себя в праве говорить от лица целого сообщества, особенно, если это касается неговорящих аутичных людей. 2 апреля члены нашей Инициативной Группы и команда "Queer Peace" провели в центре Петербурга одиночные пикеты и раздавали информационные листовки об аутизме. Так же зачитывались тексты, написанные неговорящими аутичными людьми. Нам хотелось, чтобы в этот день и прозвучал их голос.

среда, 5 апреля 2017 г.

О фонде "помощи" аутистам Выход и его союзниках

Автор: Айман Экфорд
ВНИМАНИЕ! Мы просим вас РАСПРОСТРАНИТЬ данную информацию.

Фонд "помощи" аутистам Выход (Не путать с ЛГБТ-организацией ВЫХОД) использует работы аутичных людей в коммерческих целях без их разрешения, при этом пытаясь заставить их замолчать. Мы НАСТОЯТЕЛЬНО рекомендуем всем отказаться от поддержки данной организации и ее сторонников, таких, как фонд Антон тут рядом.
Более подробная информация:

вторник, 4 апреля 2017 г.

7 апреля - лекция "Аутизм: Мифы и факты" в Санкт-Петербурге

Радужный знак бесконечности, символ движения за нейроразнообразие.


Наша группа совместно с движением ЛГБТИ с инвалидностью Queer-Peace проведет бесплатную лекцию об аутизме.

О ЛЕКЦИИ:

Каждый сотый человек – аутист. А среди ЛГБТ-людей аутисов (в процентном отношении) даже больше, чем среди цисгендерных гетеросексуальных людей. Возможно, сегодня вы узнаете много самой разной информации об аутизме, в том числе и ложной. Сегодня об аутизме будут рассказывать, в основном, неаутичные специалисты, которые не знают, как аутисты воспринимают мир. Аутизм неотделим от личности человека, и, фактически, настолько на нее влияет, что об аутичном опыте могут говорить только аутисты (примерно как все истории о женском опыте должны быть рассказаны женщинами или основаны на историях женщин, а для того, чтобы полностью понимать опыт трансгендерных людей, надо быть трансгендерным человеком). Мы расскажем об аутизме с позиции аутичных людей.


О чем вы узнаете на лекции:
- Что такое аутизм?
- Вызывают ли вакцины аутизм (и что, вероятно, его вызывает)
- Является ли аутизм болезнью?
- Какие привилегии есть у неаутичных людей?

понедельник, 3 апреля 2017 г.

Кара Лайбовитц: "Что такое нейроразнообразие, и что это значит для феминизма"


Рисованный мозг на черном фоне. С одной стороны от него - яркие линии, с другой - мелкие узоры.
Источник:Everyday Feminism
Переводчик: Валерий Качуров

За последние несколько десятилетий, с возрастанием диагностирования аутизма и других когнитивных инвалидностей, люди начали все больше говорить об идее нейроразнообразия. Это идея о том, что нейрологические отличия вроде аутизма и СДВГ являются частью естественной вариативности человеческого генома, а не результатом болезни или травмы.

Это достаточно новая концепция, которая набирает обороты в движении за права инвалидов, и привлекая к себе все больше внимания.

Сайты ведущих СМИ, такие как Wired, The Atlantic и Slate Magazine, освещают зарождающиеся движение социальной справедливости, основанное на идее нейроразнообразия. Новая книга Стива Сильбермана "Нейрокланы", в которой рассказывается об истории изучения аутизма с позиции нейроразнообразия, возглавляет хит-парады бестселлеров.

Вы можете спросить, каким образом инвалидность и нейроразнообразие связаны с феминизмом. Мы склонны попадать в ловушку мышления о том, что инвалидность - это не вопрос феминизма или социальной справедливости, потому что долгие годы люди слышали только о медицинской модели инвалидности.

Но если мы посмотрим поближе, то поймем, что инвалидность имеет такое же отношение к феминизму, как и к медицине – может быть, она связана с феминизмом даже больше, чем с медициной.

На самом базовом уровне феминизм означает справедливость и равенство для женщин. И очевидно, что существует много нейроотличных женщин и женщин-инвалидов, которые могут быть маргинализированы по признаку нейротипа, как и по другим признакам, вроде расы, сексуальной ориентации, и т.д.

Мы не можем говорить о женщинах в отрыве от вопросов расы или сексуальной ориентации, и поэтому не можем говорить о женщинах, не говоря о нейроразнообразии.

Если мы исключим женщин-инвалидов из диалога, то мы упустим огромную часть женского населения, как и если не включать цветных женщин, не-гетеросексуальных женщин, транс* и гендерно-неконформных женщин.

Но проблема намного глубже.

Движение нейроразнообразия, и более широкое движение за права инвалидов может помочь победить стереотипы, которые феминистки пытаются разрушить на протяжении десятилетий.

Например, много девушек и женщин с нейроотличиями, такими, как аутизм и СДВГ, диагностируются реже парней из-за гендерных стереотипов о том, как должны вести себя мальчики и девочки.

Фактически, ABA, которая является главным видом «терапии» для аутистов, была создана для отучения мальчиков от "женского поведения", чтобы их поведение лучше вписывалось в гендерные рамки.

Суть феминизма в том, чтобы дать людям право выбора, независимо от их пола и от гендерных стереотипов. И движение нейроразнообразия поддерживает те же принципы в отношении различий, касающихся устройства мозга.

Поэтому важно, чтобы люди, одновременно участвующие в феминистском движении и в движении за права инвалидов, хорошо понимали, что такое нейроразнообразие, и чем оно не является.

Я - ваш дружественный нейроотличный сосед (вы скоро узнаете, что это значит), и поэтому я отвечу на ваши часто задаваемые вопросы о нейроразнообразии.

1. ЧТО ТАКОЕ «НЕЙРОРАЗНООБРАЗИЕ» И «ДВИЖЕНИЕ ЗА НЕЙРОРАЗНООБРАЗИЕ»?
Нейроразнообразие, по определению активиста Ника Уолкера, это "разнообразие человеческого мозга и разума - бесконечная вариативность нейрокогнитивного функционирования нашего вида".

По сути, это причудливое описание того факта, что наши мозги и умы уникальны и индивидуальны. Как не существует двух идентичных снежинок, нет двух идентичных разумов.

Итак, нейроразнообразие – это биологический факт, о чем свидетельствует широкий спектр функционирования умов и мозгов, который в какой-то степени можно увидеть с помощью технологий вроде МРТ.


Кара Лайбовитц: «5 вещей, о которых зачастую забывают не-инвалиды»

Источник: The Body Is Not An Apology
На фотографии изображен белый мужчина с короткими каштановыми волосами. На нем темно-синий пиджак, голубая рубашка и сине-золотой полосатый галстук. Он бьёт себя лоб правой рукой жестом «Я забыл!» С выражением забывчивости и разочарования на лице.

Как человек, родившийся с церебральным параличом – и который с возрастом приобрел несколько других видов инвалидности – я привыкла разрушать чужие планы. Говоря это, я не жду жалости. Я просто констатирую факт. Проблемы начинаются тогда, когда даже наиболее доброжелательно настроенные друзья забывают, что инвалидность влияет на мою повседневную жизнь. Как ни странно, этот грешок водится даже за моими друзьями-инвалидами. Многие из перечисленных мною вещей могут быть актуальны и для людей, чья инвалидность, в отличие от моей, не влияет на их выносливость и возможности передвижения.

1. ТО, ЧТО ДЛЯ ВАС ЧТО-ТО НАХОДИТСЯ «В НЕСКОЛЬКИХ ШАГАХ ОТСЮДА», НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО МНЕ БУДЕТ ЛЕГКО ТУДА ДОБРАТЬСЯ.
Даже у не-инвалидов могут быть разные представления о том, что значит «в нескольких шагах», поэтому мне сложно понять, что именно хочет сказать человек, который использует подобные выражения. Чаще всего, не-инвалиды подразумевают под этим, что нечто находится «очень близко».
Я очень невыносливая, и поэтому то, насколько что-то «близко», зависит от самых разных факторов.
Какие средства для облегчения ходьбы я могу использовать? Например, если я использую ходунки, то я могу пройти больше, чем если использую трость или костыли.
Какая сейчас погода? Если на улице достаточно холодно или дождливо, у меня напрягаются мышцы, и это затрудняет передвижение.
Покрыта ли земля снегом или льдом?  Если мне придется толкать ходунки через груды слякоти, то сильно вымотать может даже преодоление короткого расстояния. А иногда при такой погоде я и вовсе не могу никуда пойти.
Надо ли нам возвращаться назад после того, как мы дойдем туда, куда планировали? Предположительное расстояние стоит удвоить, потому что мне нет смысла идти в намеченный пункт, если я знаю, что у меня не хватит сил на то, чтобы вернуться обратно.

И это лишь несколько вещей, которые приходят мне в голову, когда кто-то говорит мне, что надо пройти «всего пару шагов». Каждый день мне надо считать, сколько я могу пройти, учитывая при этом уйму переменных.