среда, 19 апреля 2017 г.

Ниша Муди: «Проблематичность ожидания того, что все должны заниматься «любимым делом»»

Источник: Everyday Feminism

Знак с надписью «Uphill Battle Ahead» («Предстоящая битва») на фоне неба с облаками

Изначально опубликовано в Role Reboot и переопубликовано с их разрешения. 

«Ты должен_а просто делать то, что тебе нравится»

Различные формы этого «занимайся любимым делом» используются для вдохновения окружающих, для того, чтобы люди задумались о смысле жизни, о своих целях, и начали более осмысленно задумываться над своей работой.

Это особенно актуально в критические моменты, и в периоды перемен  – выбор колледжа, выбор специальности, подача резюме на работу после колледжа, кризис четверти жизни, кризис среднего возраста, кризис, связанный с выходом на пенсию и т.п.

Так почему нам нельзя этого говорить? Разве мы не станем счастливее, если будем заниматься тем, что нам нравится.

Вероятно. Но подобная риторика используется для того, чтобы заглушить политичность наших действий. В теории все выглядит просто прекрасно. Но в определенном контексте (учитывая реальные обстоятельства), эта теория может выглядеть довольно проблематичной.

«Просто занимайся любимым делом» - это элитарный афоризм привилегированных людей.


Западный идеал индивидуализма ставит нас в центр вселенной, заставляя смотреть на все остальное со своего пьедестала. Но зачастую мы не можем выбрать то, что нам нравится.

Люди из маргинализированных сообществ, например инвалиды, представители небелого населения, и ЛГБТКИА+сообщества,  зачастую просто не могут заниматься тем, что им нравится.

Их могут дискриминировать, когда они пытаются заниматься тем, чем хотят. Или у них может не быть доступа к ресурсам, которые надо использовать, чтобы заниматься тем, чем они хотят заниматься.

Те, кто живут в бедности, зачастую просто пытаются выжить.
Возможность заниматься любимым делом является привилегией. И для того, чтобы у тебя была эта привилегия, ты долж_на быть хотя бы уверен_а, что не умрешь с голода, работая на нескольких работах (и эти работы, вероятно, поддерживают тех, кто делает то, что хочет).

И все это может быть крайне недолговечным. Бедность крайне вероятна для тех, кто не соответствует доминирующим стандартам.

Например, женщины, работающие на низкооплачиваемых работах, могут столкнуться с препятствием при попытке получить помощь по уходу за детьми (если они являются матерями), и им может быть сложно пробиться в некоторые отрасли.

До сих пор многие отрасли считаются «неженскими», и женоненавистничество можно встретить даже в тех областях, в которых, на первый взгляд, женщины довольно широко представлены.

То же самое касается тех, кто идентифицирует себя как ЛГБТКИА+ или инвалиды. Когда ваша ориентация, гендер (или его отсутствие), и/или инвалидность является поводом для давления и насмешек просто от того, что они не вписываются в доминирующие нормы и гетеронормативные традиции, то попытки заниматься любимым делом отходят на второй план, после борьбы с психологическими проблемами.

Это ни в коем случае не означает, что угнетенные люди не могут к чему-то стремиться и добиваться успеха (что бы люди не подразумевали под этим успехом), или что нам не нужно равного распределения благ.
Фактически, именно это нам и нужно.

Но в эпоху мотивирующих картинок и разговоров о традициях и естественности любого достижения успеха, нейтрализующих социально-политические проблемы, все не так просто.

Даже люди, у которых есть привилегии на основании расы, а/гендера, ориентации, и инвалидности зачастую испытывают трудности, когда пытаются найти свое призвание и идти по ее пути.

Даже выпускники-аспиранты, которые годами работали над тем, чтобы изучать интересующую их тему, могут долгое время работать профессором-ассистентом, прежде чем им разрешат максимум заниматься работой над любимым делом.

Это непростое дело, а для тех, кто маргинализирован, все еще сложнее.

Как справедливо заметила в своем эссе Мия Токумицу, маргинализированные люди зачастую делают то, что они не любят, делают это за крайне низкую оплату, подвергаются критике, их дела и опыт стираются, в то время как разрыв в зарплате между ними и представителями элиты становится все больше.

Большинство представителей рабочих профессий и обслуживающего персонала, вроде работников сферы домашнего обслуживания, не работают в тех областях, которые им нравятся. Зачастую подобные работы совершенно не забавные, они отнимают много сил и за них мало платят.

Но подобная работа тоже необходима обществу.* Так что выражения «делай то, что нравится» зачастую обозначает, что одни люди должны получать пользу за счет других.

***
Ничто не идеально, но вне зависимости от того, насколько работа прибыльная, инклюзивная, и от того, насколько в ней равные условия, на ней все равно кто-то будет работать.

И подобные мотивационные высказывания довольно удобны в нашем капиталистическом мире.

Именно поэтому нам надо понять, как доминирующие конструкты расы, гендера, сексуальности и «нормальности» тела и мозга нас разделяют. И нам не стоит работать на благо существующих структур, укрепляя существующую дискриминацию.

Возможно, тогда будут, наконец, говорить о всеобщей необходимости в справедливости.

Мы должны критически взглянуть на первый взгляд безобидные мотивирующие высказывания. Ведь они могут, несмотря на всю мотивационность, служить угнетению и без того маргинализированных групп.
Но это не означает, что именно вы обязаны спасать весь мир.

Для того, чтобы его изменить, нужны коллективные усилия.

Ниша Муди - писатель, библиотекарь и бывший специалист во вопросам речи. Она выросла в Чикагоне, а сейчас живет в Лос-Анджелесе. Ей нравятся яйца, кролики и авокадо. Ее работы публиковались на Role Reboot, Chicago Literati, и Hack Library School. Вы можете найти ее на Twitter @nishamody.
__
*Зачастую рабочие профессии не нравятся людям в том числе из-за их «непристижности» и «низкооплачиваемости». Поэтому достойная зарплата и отсутствие пропаганды о том, что одна профессия лучше другой, значительно бы увеличили процент людей, которые могут заниматься тем, чем хотят, потому что людей, которым нравятся рабочие профессии, было бы больше.