вторник, 18 апреля 2017 г.

Кара Лайбовитц: "3 способа, которыми вы маргинализируете асексуальных инвалидов (и что с этим делать)"

Источник: Everyday Feminism Переводчик: Валерий Качуров
Женщина задумчиво сидит у окна. Источник: iStock


Когда я была в колледже, то нашла свою сексуальность на Tumblr.


Раньше я никогда не сомневалась в своей сексуальности - я встречалась с парнями направо и налево, и всегда чувствовала к ним романтическое влечение. Но пребывание в наполненной сексом культуре колледжа просто сбило меня с толку.


Подруга вечно говорила мне, что она "ооочень возбуждена". Но когда я спрашивала ее, что значит чувствовать возбуждение, то она не могла объяснить.


Идея секса просто не приходила мне в голову. Я всегда предполагала, что захочу это сделать в конце концов - но вот я здесь, в колледже, и мне это вообще неинтересно. Мне даже не приходило в голову, что те, кто привлекателен для меня романтически, кого я хотела обнимать и целовать, не были теми, кто привлекателен для меня сексуально.


Честно говоря, я считала, что хорошо справляюсь с отношениями, особенно учитывая то, что я инвалид с рождения, и девушки-инвалиды не в первых рядах рынка.


В это время я была на Tumblr, и там я нашла понятие асексуальности. Наконец-то я встретила людей, которым тоже неинтересен секс!


Так я начала называть себя асексуальной. (Сейчас я идентифицирую себя как грэй-асексуал, иногда как демисексуал; обычно я говорю, что я в асексуальном спектре). Одна из лучших вещей, которую дал нам интернет, заключается в том, что маргинализированные люди могут собираться вместе и обсуждать свой опыт, и этим воспользовалась и я.


Я отношусь сразу к двум маргинализированным группам - к инвалидам и к асексуалам.


Обе группы часто подвергаются сомнению в их легитимности, и существуют стереотипы о сексуальности людей обеих групп. Как асексуальный человек с множественными инвалидностями, я сталкивалась с негативной реакцией людей на все стороны моей идентичности.


Обе группы имеют много общего, и они должны работать вместе. Но я вижу, что каждое из этих сообществ старается дистанцироваться от другого.


Хотя обе группы и выступают за принятие, но при этом они ещё больше маргинализируют друг друга.


Это называется горизонтальным угнетением, и оно вредит не только обоим сообществам, но и людям, которые относятся к обеим группам одновременно.


В итоге асексуальные инвалиды вроде меня чувствуют, что они никому не нужны.


Но если вы узнаете, каким образом вы маргинализируете асексуальных инвалидов, то вы можете сделать первый шаг, чтобы приветствовать нас в вашем сообществе.


Итак, вот несколько примеров того, что вы можете непреднамеренно делать, и как исправить это.


1. ПОДДЕРЖИВАТЬ СЕКСУАЛЬНОСТЬ ИНВАЛИДОВ, ИГНОРИРУЯ ИХ АСЕКСУАЛЬНОСТЬ.


Я вижу это постоянно. Это является следствием столетий десексуализации инвалидов.


Инвалидам давно отказывали в какой-либо сексуальной жизни, и в первой половине 20 века их даже регулярно стерилизовали, чтобы они не могли передавать свои "дефектные гены”. Принудительные стерилизации до сих пор происходят и сегодня, под видом "лечения".


Неудивительно, что когда инвалиды обрели больше гражданских прав, то табу на сексуальность инвалидов начало разрушаться.


К сожалению, подобно Гидре из греческой мифологии (монстр со змеиными головами, чьи головы отрастают снова, если их отрубают), когда какое-то угнетение становится недействительным, то на его месте вырастает другое угнетение, особенно в сфере СМИ.


Когда люди начали осознавать, что у инвалидов есть сексуальная жизнь, то средства массовой информации тут же подхватили это. Недавно в заголовки попала оргия инвалидов в Канаде. В таких фильмах, как "Сессии" и "Маргарита, с соломинкой", показаны проблемы инвалидов, выражающих свою сексуальность. В последнем даже показаны две цветных женщины-инвалида, занимающихся сексом.


И, безусловно, это шаг в правильном направлении. Наконец-то начались диалоги об инвалидности и сексуальности. Я даже участвую в конференции на эту тему, которая будет в следующем месяце (я рассказываю об инвалидности и асексуальности!).


Из-за того, что инвалидам так долго отказывали в любых проявлениях сексуальности, теперь все кричат "Инвалиды не асексуальны! Мы хотим заниматься сексом, как и все!". И это здорово.


Но пока СМИ и активизм продвигают идею, что инвалиды могут хотеть секса, заниматься сексом, и быть сексуально привлекательными, то надо помнить, что это не всегда так.


Подобные заявления, будучи благими намерениями, наносят двойной удар по асексуальным инвалидам.


Во-первых, это отрицает само наличие асексуальных инвалидов, представляя инвалидов как единую группу, в которой все хотят секса.


Во-вторых, они подразумевают, что "быть не как все" неправильно. Это то же самое, что люди без инвалидности делали с инвалидами на протяжении веков.


Итак, хотя поддержка сексуальности инвалидов и необходима, но она, как говорится, забрасывает асексуальных людей “под автобус".


2. РАССМАТРИВАТЬ АСЕКСУАЛЬНОСТЬ КАК МЕДИЦИНСКОЕ РАССТРОЙСТВО.


Как и другие маргинализированные ориентации, асексуальность часто рассматривается как расстройство, которое требует излечения. (Интересный факт: гомосексуальность была психическим расстройством в DSM до 1973 года).


Асексуальность патологизируется как "Гипоактивное расстройство сексуальной функции" (HSDD). Дэвид Джей, основатель Сети Асексуальной Видимости, говорит, что многие асексуальные люди жаловались на то, что их диагностировали как HSDD. Джей и другие работали над тем, чтобы асексуальность была внесена в DSM-V как исключение из HSDD, и они выиграли!


Теперь в DSM-V прописано различие между "общим отсутствием сексуального желания" и "временным недостатком" - и даже добавлено примечание, что некоторые люди могут определять себя как асексуальные, а не как страдающие расстройством.


Но несмотря на этот прогресс, сам факт того, что недостаток сексуального желания по-прежнему классифицируется как психиатрическое расстройство, показывает, как общество относится к маргинализованным сексуальностям и к общей сексуальной (дис)функции.


Сексуальное желание и удовлетворение по-прежнему считаются краеугольным камнем здоровых отношений.


Мишель Даггар недавно писала, что жены должны быть "всегда доступны", чтобы удовлетворять интимные потребности своих мужей. Нас бомбардируют средства массовой информации, которые живут по принципу "секс делает всё лучше". У одного из самых длинных сериалов современности, “Секс в большом городе”, даже есть "секс" в названии. И Виагра стала культурной концепцией.


Неудивительно, что людей, которые не соответствуют этим постоянным посланиям о сексе, воспринимают так, как будто с ними "что-то неправильно" - и именно в этом заключается проблема.


Если вы рассматриваете асексуальность как медицинское расстройство, то вы поддерживаете медицинскую модель инвалидности, которая говорит, что если с людьми "что-то не так", то их нужно лечить и исправлять.


Суть движения за права инвалидов сводится к социальной модели инвалидности, которая говорит, что инвалидность - это не столько результат ваших биологических отличий, сколько то, как общество реагирует на эти отличия.


Например, я, как человек на инвалидной коляске, не могу въехать в некоторые здания, потому что в них нет пандуса. В этом случае виновата не я, а общество, которое не сделало эти здания доступными.


Понятие о том, что "асексуальность - это психиатрическое расстройство", приводит к утверждению, что "асексуальные люди больные, и им нужно лечиться".


Это ранит людей с психическими расстройствами, у которых есть любые ориентации и идентичности, потому что это утверждает, что психические расстройства - это плохо.


На самом деле, как и другие маргинальные идентичности, психические расстройства не являются по своей сути плохими или хорошими. Это просто часть нейроразнообразия, естественных различий между мозгами и умами людей. Не существует одного "нормального" мозга и ума, любые способы мышления и жизни являются значимыми.


Если асексуальность рассматривают как болезнь, которую необходимо лечить, то это подкрепляет концепцию о том, что все люди должны приспосабливаться только к одному "нормальному" способу жизни.


Медикализация асексуальности является проблемой, потому что это один из способов, которыми асексуальная ориентация обесценивается. Помещая асексуальность в медицинскую область, люди просто снимают с себя ответственность, чтобы не думать об этом, как о социальной проблеме.


Но решение этой проблемы не состоит в том, чтобы утверждать: "Асексуальность - не психическое расстройство!"
(Знакомо? Обе группы относятся друг к другу, как к соцальной горячей картофелине).


3. ОБЕСЦЕНИВАНИЕ АСЕКСУАЛЬНОСТИ ЗАЯВЛЕНИЕМ, ЧТО ОНА ВОЗНИКАЕТ ИЗ-ЗА ИНВАЛИДНОСТИ.
Во многом это относится к аутизму и психическим расстройствам.


Если у кого-то есть инвалидность, влияющая на взаимодействия с людьми, то им говорят: "Ваша асексуальность - результат вашей инвалидности. Это не настоящая ориентация!"


Я сама долгое время попадала в эту ловушку.


Детство с инвалидностью сделало меня несколько изолированной. У меня не было того социального опыта, который был у других детей, потому что я физически не могла делать то, что делали они. В старшей школе я была одиночкой, частично из-за того, что большинство социальных взаимодействий вне школы были связаны с вождением.


Поэтому, когда я начала понимать, что другим людям интересен секс, а мне нет, то я сначала не беспокоилась об этом. Я думала, что я просто замкнутая, и в конце концов моя сексуальность проявится.


Когда я осознала свою асексуальность, то сначала я боялась, что на самом деле я не асексуальна, а все дело в замкнутости. Я чувствовала, что присвоила чужой ярлык, который принадлежит людям, асексуальным по своей природе, без всяких причин.


В итоге я пришла к выводу, что моя инвалидность и асексуальность - это две разные вещи. Но меня не должны принуждать к разделению этих двух частей моей личности.


Даже если многие асексуалы не являются инвалидами, то инвалидность не должна обесценивать ориентацию человека.


Аутичный блоггер Элис замечательно об этом сказала:


"Даже если я асексуальна только из-за сенсорных проблем, то я всё равно асексуальна. Даже если люди асексуальны только из-за отличающегося гормонального фона, то если они не испытывают сексуального влечения и идентифицируют себя как асексуальные, то они являются асексуальными".


Инвалидность не мешает человеку обладать сексуальной ориентацией.


Я осознала, что, возможно, инвалидность имеет отношение к моей асексуальности. В конце концов, ваше прошлое придает форму вашей личности. Но если я даже асексуальна из-за инвалидности, то это не делает мою асексуальность менее значимой.


***


Итак, если вы обнаружили, что маргинализируете асексуальных инвалидов, то что вы можете сделать, если хотите стать более инклюзивными?


Вот, для начала, два пункта:


1. Используйте слова "некоторые", "многие" и "большинство".


Инвалиды - это меньшинство, и асексуальные люди - это меньшинство. Никто не спорит с этим. Если подумать логически, то асексуальные инвалиды - это меньшинство внутри меньшинства.


Чтобы избежать маргинализации асексуальных инвалидов, полезно использовать слова "некоторые", "многие" и "большинство" - потому что ничего в жизни не является черно-белым, и особенно сексуальность.


Вместо того, чтобы говорить: "Инвалиды не асексуальны! Мы хотим секса!", попробуйте сказать: "Большинство инвалидов хотят секса, но существуют и асексуальные инвалиды. У нас могут быть любые возможные ориентации, включая и асексуальность".


Вместо того, чтобы говорить: "Асексуальность - это не инвалидность!", попробуйте сказать: "Асексуальность не является инвалидностью, но существуют и асексуальные инвалиды, и их ориентация так же значима, как и у асексуалов, не имеющих инвалидности".


Изменение языка - это один из первых и простых шагов к изменению окружающей среды.


2. Признайте, что люди могут быть множественно маргинализированы.


Термин "единственный признак отличия" придуман блоггером elmindreda, которая объясняет это так:


“Все знают, что каждый человек чем-то отличается от других, и это надо уважать. Но обратите внимание на единственное число.


Например, когда люди узнают о моем аутизме, который обычно первым упоминается в разговоре, то они думают: "Так вот чем она отличается от других". Они продолжают мысленно отмечать мой признак отличия, и всё идет как надо.


Или окружающим так кажется.


Если немного позже я случайно упомяну ещё одну вещь, которая очень отличает меня от других людей, то их система убеждений потерпит столкновение с этим. Как правило, я упоминаю про ещё одну из моих инвалидностей. После этого они почти всегда недоуменно молчат, и потом спрашивают "У вас и это тоже есть?"


Другими словами, "ваш "признак отличия" уже заполнен, и у вас не может быть других отличий".


Я тоже встречаю этот феномен в жизни. И это одна из причин, почему я старалась как можно меньше говорить о моей асексуальности.


Я считаю, что это связано с тем фактом, что центральные места в движениях за гражданские права обычно занимаются самыми привилегированными и нормальными людьми, потому что люди слушают тех, кто имеет наибольшие привилегии.


Поэтому люди, которые имеют множественные маргинализации, являются в значительной степени невидимыми. А "интерсекциональность" становится лишь модным словом, лишенным реального значения.


На практике это означает, что когда люди думают о каком-то виде угнетения, то они думают о людях, которые маргинализированы только по одному этому признаку.


Поэтому, если вы сделаете интерсекциональность приоритетом, говоря об асексуальности или инвалидности, то этим вы многое сделаете для привлечения асексуальных инвалидов в оба движения.


Это означает заботу об инвалидах в местах для асексуальных людей, и принятие асексуальности в местах для инвалидов.


Я надеюсь, что чем больше асексуалов и инвалидов будут делать сознательные усилия, чтобы принимать и приветствовать асексуальных инвалидов, тем скорее люди признают наше существование.


Потому что мы не заслуживаем того, чтобы топтать друг друга на пути к улучшению общества.

Кара Лайбовитц - автор статей для Everyday Feminism, и активистка с множественными инвалидностями. Сейчас она учится на курсе по Исследованиям Инвалидности в школе профессиональных исследований CUNY на Манхэттене. Она участвовала в написании сборника "A Systems Change Guide for Autistic College Students and Those with Other Disabilities", опубликованного ASAN (руководство по созданию инклюзии для студентов). Она пишет о маленьких и больших проблемах, связанных с инвалидностью в That Crazy Crippled Chick. Вы можете найти ее в Твиттере @spazgirl11.