среда, 20 июля 2016 г.

Наша брошюра

 Электронная версия той самой  брошюры об аутизме, которую мы распространяем на наших мероприятиях, раздаем в организациях, которые с нами сотрудничают, и которую мы раздавали на улице во время нашей акции 18 июня. Вы тоже можете ее распечатать и распространять, если вы не будете вносить в нее какие-либо изменения. 

Брошюра

Айман Экфорд: «Инвалидность тебе не светит?»

- Зачем ты пошел на лекцию по инвалидности? Инвалидность тебе все равно не светит, - услышала я слова одного из участников Форума по вопросам здоровья ЛГБТ-сообщества.
Возможно, я передала эти слова не дословно, но их смысл вам ясен.
Я не знала, смеяться мне или кричать. Я уже устала опровергать подобные мифы. Но при этом я понимаю, что если я не станут выступать против них, никто против них не выступит.

Правда, на этот раз я промолчала. Это было не на публичной дискуссии. Тот парень говорил со своим другом, который только что вернулся с моей лекции. Обращались не ко мне. Но теперь я хочу высказаться, потому что тот парень затронул два очень опасных и нелепых мифа об инвалидности.

Первый миф заключался во фразе «инвалидность тебе все равно не светит».
По данным ВОЗ около 15% населения планеты имеют те или иные виды инвалидности. В эту статистику не вошли те, кто по той или иной причине не оформляли инвалидность, но у кого есть состояния, по которым они могли бы получить инвалидность. Это значит, что на самом деле инвалидов – людей, которым нужна дополнительная поддержка, чтобы они могли иметь те же возможности, что есть у большинства – гораздо больше.
Среди геев инвалидов не меньше, чем среди гетеросексуалов. Вероятнее всего, среди геев их даже больше, учитывая негативное влияние дискриминации и стигматизации на здоровье.
Чаще всего, инвалидность не является врожденной. Многие люди становятся инвалидами во взрослом или даже в пожилом возрасте. Так почему этот юноша так уверенно утверждал, что его другу «инвалидность не светит»? Неужели он никогда не задумывался о такой вероятности? Неужели он никогда не думал о том, что эйблизм и отсутствие инкюзии может стать для него или для его друга серьезной проблемой? А если не для них, то для кого-то из их друзей и близких, кто тоже может быть членом ЛГБТ-сообщества?
Вероятнее всего нет, не задумывался. Вероятнее всего для него, как и для большинства людей, инвалиды – это далекие существа из параллельной вселенной, настоящие инопланетяне.
Видно,  он не думал не только о будущем своих друзей, а и о настоящем. Возможно, у него уже есть друг-инвалид или друг с особенностями, которые в более развитой стране могли бы посчитать инвалидностью. Например, у него может быть друг с дислексией или с СДВГ. Я встречала очень много людей с дислексией, у которых были серьезные проблемы  с чтением, и которые поначалу характеризовали их как «я просто не люблю читать» или «а мне больше нравятся фильмы». Этим людям было стыдно говорить о своих проблемах. Культура стыда, окружающая инвалидность, накрепко въелась в их сознание. Отделение себя от «этих ненормальных», непонимание концепции инвалидности и страх, мешающий признать свои проблемы, не дает им нормально учиться, работать и изучать интересующую их тематику. Такие люди есть и в ЛГБТ-сообществе. И риторика, отделяющая ЛГБТ-инвалидов от остальных членов ЛГБТ-сообщества, только усиливает подобные проблемы.

вторник, 19 июля 2016 г.

Стратегический план инициативной группы Аутичная Инициатива За Гражданские Права в работе с ЛГБТ+ аутичными людьми на 2016-2021 год

(Стратегический план нашей инициативной группы)


I) Работа с российскими ЛГБТ-организациями.
Описание проблемы:
1) Из-за того, что в организациях, которые занимаются защитой прав ЛГБТ-людей, практически ничего не знают об аутизме, поведение аутичной жертвы гомофобии, бифобии и трансфобии может показаться странным или подозрительным. Кроме того, т.к. аутичный образ мышления и образ мышления нейротипиков сильно отличается, юристы могут увидеть в словах аутичного клиента намек, которого не было в его словах, и неправильно оценить ситуацию. В крайних случаях, аутичных людей могут несправедливо посчитать виноватыми в произошедшем, или неправильно оценить их отношение к ситуации (например, желание довести дело до суда может быть ошибочно принято за желание избавиться от психологической травмы и избежать дальнейших разборок и, наоборот). Подобные проблемы возникают, чаще всего, тогда, когда специалист делает выводы на основании невербальных знаков и неоднозначных выражений, а не прямых заявлений аутичного человека, т.к. в этих случаях специалист интерпретирует поведение аутичного человека на основании нейротипичных стандартов.
2) Условия в российских ЛГБТ-организациях не приспособлены для аутичных людей. Это происходит из-за особенностей сенсорного восприятия аутичных людей, из-за непоследовательности руководителей организаций в планировании графика мероприятий и возможной смены планов данных мероприятий, из-за предрассудков, существующих в ЛГБТ-сообществе и из-за возможных проблем с коммуникацией, которые могут возникнуть у аутичных людей в процессе их взаимодействия с данными организациями.
3) Психотерапевты, работающие в российских ЛГБТ-организациях, как и большинство психотерапевтов в странах постсоветского пространства, зачастую владеют информацией об аутизме, которая является спорной с научной точки зрения, устаревшей и неполной. Большинство из них неспособно распознать аутичность клиента и оказать ему качественную помощь. Даже среди тех психотерапевтов, что могут распознать аутизм, большинство рассматривают его с позиции патологии, и считают, что должны сделать клиента «правильным нейротипиком», а не привести его к нормальному аутичному состоянию. В результате многие ЛГБТ-аутичные люди, как и аутичные люди в целом, отказываются обращаться за психологической помощью, потому что не надеются ее получить. В случае ЛГБТ-аутистов проблема состоит еще в том, что за пределами ЛГБТ-организаций они могут столкнуться не только с эйблизом и невежеством персонала в вопросах аутизма, а и с трансфобией и гомофобией.
4) ЛГБТ-активисты и работники ЛГБТ-организций разделяют те же самые мифы об аутизме, которые существуют в обществе. Это может затруднить аутичный камин-аут для ЛГБТ-аутистов, сделать участие в активизме для некоторых из них практически невозможным, оттолкнуть некоторых из них от ЛГБТ-сообщества из-за случайных эйблистких и психофобных шуток и высказываний его представителей, и т.п.
5) Многие руководители ЛГБТ-организаций не знают о том, что среди аутичных людей довольно много ЛГБТ, и не видят смысла в просвещении своего персонала и в создании инклюзивной среды для аутичных ЛГБТ.
Для решения данной проблемы мы планируем:
— Работать с российскими ЛГБТ-организациями над осознанием важности создания инклюзивной среды для аутичных людей и людей с другими нейроотличиями. Мы готовы предоставить им всю необходимую им помощь и информацию, которая могла бы помочь им создать инклюзивную среду в своих офисах и на своих мероприятиях.
— Информировать ЛГБТ-активистов о том, что такое аутизм, и о том, что аутичные ЛГБТ-люди являются значительной частью ЛГБТ-сообщества.
— Проводить мероприятия и выступления, посвященные проблемам аутичных ЛГБТ как для ЛГБТ-активистов, так и для специалистов по вопросам аутизма.
— Консультировать психологов и юристов ЛГБТ-организаций о том, как они могут оказывать качественную помощь ЛГБТ-аутичным людям, и что им необходимо учитывать в работе с аутичными людьми.
— Распространять брошюры, листовки и прочие печатные материалы об аутизме, ЛГБТ-аутистах и о создании доступной среды для ЛГБТ-аутичных людей в ЛГБТ-организациях.
— Проводить совместные проекты по желанию работников ЛГБТ-организаций.

II) Работа с широкой аудиторией и специалистами по вопросам аутизма.
Описание проблемы: Аутичных людей традиционно считают слишком инфантильными для того, чтобы иметь сексуальную ориентацию или гендерную идентичность. В российских учебных заведениях будущим специалистам, чаще всего, не рассказывают о разнообразии СОГИ среди людей в аутистическом спектре.
Очень часто негетросексуальная ориентация и нецисгендерная гендерная идентичность аутичных подростков и взрослых, которые считается недееспособными, подвергается паталогизации и считается отклонением, требующим принудительного «лечения».

Для решения этой проблемы мы планируем:
— Продолжать работать над сайтом ЛГБТ+ аутисты, который посвящен проблемам и потребностям ЛГБТ-аутичных людей. Продолжать публиковать информацию об ЛГБТ+ аутистичных людях на сайтах нашей инициативной группы.
— Работать над продвижением идеи о том, что трансгендерность и гомосексуальность ЛГБТ-аутичных подростов не должна считаться чем-то, что надо исправлять и искоренять.
Мы планируем издавать на эту тему брошюры и распространять их среди специалистов, работающих с аутичными людьми.
— Налаживать контакты с учебными заведениями, в которых обучаются будущие преподаватели, психотерапевты, психологи, психиатры и тераписты, которые в будущем будут взаимодействовать с аутичными детьми и подростками.
— Проводить лекции, тренинги и семинары, для специалистов по вопросам аутизма, психотерапевтов и психиатров широкого профиля и для родителей аутичных подростков, в которых будет подниматься тема СОГИ аутичных людей.

ПРОДОЛЖЕНИЕ: Аутичная Инициатива За Гражданские Права

воскресенье, 17 июля 2016 г.

Форум "Здоровье ЛГБТ-сообщества" неделю спустя. Часть 2

15bf3230-97f4-4ce2-9434-f2c10d323af2.jpg
(Описание изображения: Радужное сердце, состоящее из поднимающихся и опускающихся линий, как на кардиограмме. Надпись: "здоровье ЛГБТ-сообщества", напечатанная черными буквами. Фон изображения белый)


Мы продолжаем наш рассказ о форуме Здоровье ЛГБТ-сообщества, и сегодня я, Айман Экфорд, глава данной инициативной группы,  напишу о нашем последнем мероприятии. 

10 июля мы провели мероприятие, посвященное ЛГБТКИ-инвалидам. Оно состоялось утром, как и первое наше мероприятие. Поскольку вечером 9 июля мы много говорили о создании инклюзивной среды для инвалидов в ЛГБТ-организациях, на этой лекции я решила обратить внимание на мифы об инвалидности и на культуру инвалидности. 
Для начала я обратила внимание на то, что инвалидность – это социальный конструкт. Фактически, люди с инвалидностью – это те люди, которые из-за своих физических, неврологических и ментальных особенностей не могут иметь те же возможности, что есть у большинства людей, и поэтому государство обязано оказывать им специальную поддержку. Поэтому инвалидность – не всегда означает болезнь. Сторонники депатологизации аутизма не считают аутизм болезнью, но при этом они считают аутизм инвалидностью. Инвалидность характеризует скорее особенности общества, чем особенности человека. Например, в странах, где большая часть населения безграмотны, нет смысла считать дислексию инвалидностью, несмотря на то, что во многих западных государствах дислексия считается инвалидностью по вполне обоснованным причинам. Если бы Путин принял указ, по которому все люди обязаны передвигаться на велосипедах, то все те, кто не может ездить на велосипедах, считались бы инвалидами, несмотря на то, что сейчас их проблемы с ездой на велосипеде не считаются серьезными.

Так мы перешли к разговору о четырех основных моделях инвалидности: о социальной, медицинской, экономической и благотворительной. Поскольку мы обсуждали вопросы инвалидности не как врачи, филантропы или работники благотворительных организаций, а как ЛГБТ-активисты, то мы говорили исключительно о социальной модели инвалидности, принципы которой я описала выше. 

Мы говорили о том, что ЛГБТ-людям с инвалидностью сложнее защищать свои права, потому что дискриминацию по признаку инвалидности зачастую сложно отделить от дискриминации по признаку СОГИ. Поэтому и ЛГБТ-организации, и правозащитные организации, помогающие людям с инвалидностью, могут отказывать в услугах ЛГБТ-людям с инвалидностью, потому что они могут посчитать, что конкретное дело не имеет отношения к направлению их работы. В результате правонарушители останутся безнаказанными, а ЛГБТ-люди с инвалидностью не получат необходимой им юридической поддержки.

Форум «Здоровье ЛГБТ-сообщества» неделю спустя. Часть 1

15bf3230-97f4-4ce2-9434-f2c10d323af2
(Описание изображения: Радужное сердце, состоящее из поднимающихся и опускающихся линий, как на кардиограмме. Надпись: «здоровье ЛГБТ-сообщества», напечатанная черными буквами. Фон изображения белый)

В Санкт-Петербурге прошел трехдневный форум, посвященный вопросам здоровья ЛГБТ- сообщества. Представитель нашей инициативной группы «Аутичная Инициатива за Гражданские Права» был в организационном комитете форума, и мы, совместно с нашим партнером инициативной группой Queer-Peace, участвовали в проведении трех мероприятий об ЛГБТ-людях с инвалидностью. Я, Айман Экфорд (мое прошлое имя Вероника Беленькая), представляла обе инициативные группы, и спустя неделю я планирую, наконец-то, рассказать вам о том, как все прошло.
ИТОГИ ПО 9 ИЮЛЯ
Первое наше мероприятие началось  в 10 утра (9 июля, во второй день форума). Оно было посвящено аутичным людям в ЛГБТ-сообществе. Я решила не вдаваться в подробности о том, что такое аутизм, не ссылаться к критериям диагностики и не употреблять сложных терминов. Я выступала перед правозащитным сообществом, и поэтому, прежде всего, я хотела обратить внимание людей на их привилегии. Мы начали разговор об аутизме с обсуждения привилегий нейротипичных представителей ЛГБТ-сообщества. Фактически, называя и записывая привилегии, мы определили все основные аутичные характеристики, по которым наши слушатели могли бы узнать аутичный статус своих ЛГБТ-товарищей.
Закончив говорить о наших различиях, мы перешли к разговору о том, что нас объединяет. Мы выделили 11 общих стигм, которые одинаково вредят и ЛГБТ-людям, и аутистам.
При этом я постоянно обращала внимание на то, что когда речь заходит об ЛГБТ-аутистах, нам приходится говорить о двойной стигматизации.

суббота, 16 июля 2016 г.

Кинопоказ автобиографического фильма про Темпл Грендин

Для тех,  кто находится в Санкт-Петербурге!
 22 июля (пятница) в 20:00 киноклуб «Эксперимент» и группа Аутичной Инициативы За Гражданские Права приглашают вас на просмотр фильма:

четверг, 14 июля 2016 г.

Вероника Беленькая…. точнее, Айман Экфорд

Этот пост посвящен мне, как человеку, а не как активисту. Я пишу его для того, чтобы пояснить, почему мои статьи теперь будут подписываться новым именем. И дать читателем этого блога лучшее представление о том, кто я такая.
Вы знали меня под именем Вероника Беленькая. Теперь нам следует познакомиться еще раз.
Меня зовут Айман. В качестве фамилии я использую кунью умм Хурайра, либо фамилию Экфорд.
Вы можете называть меня просто Айманом, Айманом умм Хурайра или Айманом Экфордом (вероятнее всего, последнее станет моим официальным именем и фамилией).Но не Вероникой Беленькой. Мое имя (Айман) произносится с ударением на первый слог, т.е. на первую букву А. Вы можете его склонять, а можете не склонять, в зависимости от того, как вам удобно. Я привыкла его склонять.
А сейчас я хочу обратить внимание на другие свои идентичности.
Я перешла в Ислам. Уже довольно давно. Об этом до данного поста знали только мои ближайшие друзья и родственники, и некоторые люди из англоязычного аутичного сообщества.
И я не фундаменталиста.
Я аутист. Точнее, мой диагноз Синдром Аспергера, но я не признаю делений внутри спектра. Думаю, об этом знают практически все, кто бывает на моей странице. Я не считаю аутизм болезнью, и выступаю за депатологизацию аутизма.
Еще у меня есть обсессивно-компульсивное расстройство, которое я считаю болезнью.
Я лесбиянка (возможно, бисексуалка).
Я гендернонеконформная женщина. По сути, для меня не существует гендера, и я  никогда не вписывалась в гендерные стереотипы. Для меня совершенно нормально то, что мое имя звучит по-мужски, для меня нормально, если вы будете называть меня в мужском роде или говорить обо мне they, если пишите обо мне на английском. Хотя варианты она/she в моем случае будут более корректны, потому что для меня это звучит более привычно, и мне никогда не мешало то, что я женщина (мне мешало только, если меня вынуждают соответствовать каким-то представлениям о «настоящей женщине»).
Я родилась в Донецке, откуда уехала после начала войны, на данный момент проживаю в Санкт-Петербурге.  По факту национальности моих предков я русская, украинка, еврейка и грек. (преимущественно русская). Моя национальная идентичность не совпадает с той, что была приписана мне при рождении. Это объясняется тем, что на меня не очень большое внимание оказала моя социокультурная среда, и что я ее не понимаю.
Моя национальная идентичность американская, хотя частично в ней есть что-то арабское… это трудно объяснить. Американская культура подходит мне больше, чем арабская, но я понимаю культуру многих арабских и мусульманских государств. Да и моя религия влияет на мое восприятие культуры и социокультурной среды. Российская и советская культура мне непонятна и не близка. Она никогда не была мне понятной. Мне не нравится, когда меня называют украинкой или русской, потому что я НЕ русская и НЕ украинка. Раньше я идентифицировала себя как «глобалист» и «космополит». Сейчас идентифицирую себя как «американка» или «американская мусульманка», если речь заходит не только о национальности, а и о религии.


А вот несколько рекомендаций о том, что вам следует делать с этой информаций:

вторник, 12 июля 2016 г.

Кристи Янг: «Этот мир не создан для таких людей, как мы»

Источник: The Autistic Stemme

Предупреждение: Вина выжившего, суицидальные мысли и попытки, трансфобия, эйблизм, анти ЛГБТ-шный фанатизм, расизм, упоминание о ранней «терапии», АВА, упоминание о низкой самооценке.


Я квир, транс* и нейроотличный цветной человек. У меня четыре характеристики, которые можно использовать против меня, и я маргинализирован_а по всем этим признакам.

Большую часть своей жизни я страдаю от депрессии и от низкой самооценки. Мне никогда не казалось, что я достаточно хорош_ая, из-за моей расы, нейроотличий, из-за моей сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Я постоянно борол_ась с суецидальными мыслями, и даже пережил_а несколько попыток покончить с собой. Меня все так достало, что я больше не мог_ла это терпеть.

Давайте начнем с расового вопроса. Когда я была ребенком, я хотел_а, чтобы мне покупали черных Барби вместо белых. Мне казалось, что они гораздо симпатичнее меня. Вдобавок, я завидовал_а тому, что у белых людей есть такие длинные, прекрасные прямые волосы, а не те кучерявые ворсистые комочки, которые росли у меня на голове. Так что в школьном возрасте я просто отправилась в парикмахерскую, и попросил_а выпрямить мне волосы. Кроме того, в школе я никак не мог_ла подобрать себе правильную косметику, особенно красных оттенков. Все они были слишком светлые, такие, что их нельзя было заметить на моей темной коже. И это очень меня расстраивало.

понедельник, 11 июля 2016 г.

Кристи Янг: «10 вещей, которые вы не должны говорить квир/гендерно-небинарным людям»

Источник: The Autistic Stemme


Предупреждение: Очень пренебрежительные замечание и другие вещи, которые нельзя говорить.

Если вы небинарный человек или гендер-квир, скорее всего вы слышали, как бинарные люди говорят подобные вещи о вас и о вашем гендере. Вот несколько общих замечаний, которые вы можете услышать от цисгендерных людей:


1) «Ваш гендер ненастоящий/ваш гендер – фигня»
Как бы вы себя чувствовали, если бы вам говорили о том, что ваш генедер ненастоящий, или что он фигня? Паршиво, верно? Запомните, когда вы говорите небинарным людям, что их гендер ненастоящий, вы игнорируете  их опыт и их чувства. Я не обесцениваю ваш гендер, так что не надо обесценивать мой.

2) «Какой уборной вы пользуетесь?»
Этот вопрос слишком личный. Некоторые из нас пользуются мужскими и женскими уборными, другим больше нравятся гендерно-нейтральные уборные. Особенно они удобны тем из нас, кто не вписывается ни в одни гендерные рамки.
Итог: Не задавайте нам этот вопрос, потому что он очень грубый.


3) «Что у вас в штанах?»
Магия! Шучу. А если серьезно, то очень грубо спрашивать человека о том, какие у него гениталии, потому что это тоже нечто очень личное. То, что находится у меня между ног, не ваше дело, ОК?

суббота, 9 июля 2016 г.

Кристи Янг: «Асексуал в гиперсексуализированном мире»

(Кристи Янг – асексуальный, гендерно-неконформный черный аутичный человек)
Источник: The Autistic Stemme
Предупреждение: Долгие рассуждения на тему секса.

Нам надо взглянуть правде в глаза и признать, что мы живем в мире, где все помешаны на сексе. Мы постоянно о нем слышим, читаем о нем в книгах, видим его в кино и в телепередачах, и т.п. Мы шутим о сексе, и везде ищем сексуальный подтекст.

Но если вы асексуал – гоморомантик, как я, то все это не про вас и не для вас. Я не могу понять, почему всех так волнует секс. Мне может кто-то нравиться. Но если вы никогда не испытывали сексуального влечения, или почти его не испытываете, то вы не поймете всего этого юмора о сексе. Вы начинаете чувствовать себя инопланетянином (так, во всяком случае, чувствую себя я). 
Когда я была подростком, или когда мне было чуть больше двадцати, мне казалось, что окружающие меня люди не могут говорить ни о чем кроме секса. Я пыталась участвовать в их разговорах, пыталась смеяться над их шутками, но, если честно, мне от этого всегда было не по себе. Мне не нравилась сама мысль о том, что можно заниматься с кем-то сексом.

пятница, 8 июля 2016 г.

Алекс: «Интерсекциональное пересечение гендера и аутизма»

Источник: Married, With Aspergers

После разговора с Рене Салес я задумалась о том, как между собой связаны мой аутизм и гендерная дисфория. То, что между ними есть связь, кажется мне очевидным, ведь и то, и другое обусловлено нейрологией. Я нашла информацию о связи аутизма и FtM транссексуальности. Но я так и не смогла найти ничего о пересечении аутизма c MtF транссексуальностью.

Первое исследование на эту тему было опубликовано в журнале «Journal of Autism and Developmental Disordersin» 2011 года. Один из авторов этого исследования был известный профессор Симон Барон-Кохен, так что неудивительно, что оно было сосредоточено на «Теории Экстремально Мужского Мозга». Но это не помогает объяснить аутичный опыт FtM. И я не могу подстроить свой опыт под это исследование, кроме того, я думаю, что гендерная дисфория у транссексуалов FtM связана с особенностями пренатального поступления эстрогена.
Так что при отсутствии каких-либо научных данных, я могу только описать свой собственный опыт.


#1 Женское проявление аутизма.Когда я впервые прочла о том, чем женское проявление аутизма отличается от мужского, я была поражена тем, насколько сильно я подхожу под женское описание. Думаю, это не случайно, ведь я женщина, несмотря на то, что меня растили как мужчину. 

вторник, 5 июля 2016 г.

Кас Фаулдс: «Цисгендерные люди, нам с вами надо поговорить»

(Примечание: Кас Фаулдс - аутичный родитель аутичного ребенка)
Источник: Un-Boxed Brain

Я написал_а две статьи на гендерную тематику, и оба раза люди хотели прочесть и услышать об этом гораздо больше.

Я испытываю смешенные чувства. С одной стороны, мне нравится то, что я могу открыто говорить о том, что моя гендерная идентичность находится за пределами социально сконструированного бинарного деления на мужчин и женщин. Но, с другой стороны, мне очень не хотелось бы делать так, чтобы некоторые особо шустрые «исследователи аутизма» превратили интерсекциональное пересечение аутизма и гендера в отдельный большой раздел исследований аутизма.

Но сегодня я понял_а, что я все-таки должн_а говорить о гендере больше, потому что я устал_а от  того, что цисгендерные люди постоянно забывают о своих привилегиях.

Итак, вот вещи, о которых нам надо поговорить.

1. Ваш повышенный интерес к чужой гендерной идентичности гораздо более серьезная проблема, чем вам может показаться.


Скажите мне, только честно, неужели вы думаете, что гендер человека должен влиять на ваше к нему отношение? Если этот так, то вам стоит еще раз поразмыслить над своим отношением, потому что все люди, вне зависимости от гендерной идентичности, заслуживают того, чтобы к ним относились с должным уважением (и я сейчас говорю не об «уважении», о котором говорят «тоновые полицейские», а о нормальном человеческом отношении).

пятница, 1 июля 2016 г.

Лидия Браун: «Да, аутичные люди могут заниматься сексом»

Источник: Аutistic Hoya

Уважаемые читатели, набирающие в  Google что-то вроде «могут ли аутичные люди заниматься сексом», «могут ли аутисты заниматься сексом», «бывает ли у аутистов секс», «могут ли люди с аутизмом заниматься сексом», и, таким образом, выходящие на мой блог.
Запомните, что да, аутичные люди могут заниматься сексом, они могут испытывать сексуальное влечение, и у них может быть секс.
Некоторые аутичные люди вступают в брак, и заводят детей с помощью биологического процесса, известного как секс. Некоторые аутичные люди являются геями, лесбиянками и пансексуалами, и они тоже занимаются сексом. Некоторые аутичные люди являются трансгендерами и гендерквирами, и они тоже занимаются сексом.
(Да, некоторые аутичные люди не хотят заниматься сексом, некоторые аутичные люди не могут заниматься сексом, а некоторые еще никогда не занимались сексом, несмотря на свои желания. Причины этого такие же, какие могут быть у неаутичных людей с теми же желаниями, которые находятся в том же положении).
Если вы аутист, это не значит, что вы не можете заниматься сексом.
И да, аутичным людям не стоит задавать вопросы о том, занимались ли они когда-нибудь сексом, и живут ли они сейчас половой жизнью. Такие вопросы считаются недопустимыми и грубыми, если их задают неаутичному, внешне «нормальному» человеку, и они так же неприемлемы, грубы, и, более того, оскорбительны, если их задают аутисту.
И, ради всей природы планеты, хватит, пожалуйста, гуглить все эти «могут ли аутичные люди заниматься сексом». Прошу вас.
С уважением, 
раздраженный аутичный блогер.