вторник, 12 июля 2016 г.

Кристи Янг: «Этот мир не создан для таких людей, как мы»

Источник: The Autistic Stemme

Предупреждение: Вина выжившего, суицидальные мысли и попытки, трансфобия, эйблизм, анти ЛГБТ-шный фанатизм, расизм, упоминание о ранней «терапии», АВА, упоминание о низкой самооценке.


Я квир, транс* и нейроотличный цветной человек. У меня четыре характеристики, которые можно использовать против меня, и я маргинализирован_а по всем этим признакам.

Большую часть своей жизни я страдаю от депрессии и от низкой самооценки. Мне никогда не казалось, что я достаточно хорош_ая, из-за моей расы, нейроотличий, из-за моей сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Я постоянно борол_ась с суецидальными мыслями, и даже пережил_а несколько попыток покончить с собой. Меня все так достало, что я больше не мог_ла это терпеть.

Давайте начнем с расового вопроса. Когда я была ребенком, я хотел_а, чтобы мне покупали черных Барби вместо белых. Мне казалось, что они гораздо симпатичнее меня. Вдобавок, я завидовал_а тому, что у белых людей есть такие длинные, прекрасные прямые волосы, а не те кучерявые ворсистые комочки, которые росли у меня на голове. Так что в школьном возрасте я просто отправилась в парикмахерскую, и попросил_а выпрямить мне волосы. Кроме того, в школе я никак не мог_ла подобрать себе правильную косметику, особенно красных оттенков. Все они были слишком светлые, такие, что их нельзя было заметить на моей темной коже. И это очень меня расстраивало.

Что я могу сказать о жизни аутиста с психическими болезнями… это тяжело. Большинство людей не могут понять ни меня, ни мою неврологию. В детстве, после диагностики аутизма, я стал_а жертвой раннего вмешательства, изнурительной формы прикладного поведенческого анализа, иначе известного как АВА. Это действительно дало результат – у меня развился дерьмовый посттравматический синдром, из-за которого я решил_а, что чтобы стать достойной любви, я просто обязана стать как все. Так что с раннего детства я старалась_ся быть как все, но эти попытки лишь доводили меня до депрессии. Моя депрессия была настолько серьезной, что я часто подумывал_а о самоубийстве и два раза, как я писал_а раньше, пыталась_ся покончить с собой.
И да, в жизни ЛГБТК тоже есть свои проблемы. Я с 12 лет знал_а о том, что я квир, но свою трансгедерность я осознал_а только когда мне было около 20. Мне было очень стыдно за то, что я квир и транс*, потому что другие люди считали это грехом. Я поверил_а в то, что я попаду в ад за то, что я транс*, и за то, что мне нравятся другие женщины. 
Многие годы я пыталась_ся стать цисгендерной женщиной.  Я пыталась_ся заставить себя привыкнуть к тому, что меня называют «она», но не могла. Кроме того, я решил_а покупать журнал Playgirl, чтобы подавить  романтическое влечение к другим женщинам, и заставить себя почувствовать влечение к мужчинам. Но я не стал_а покупать эти журналы, потому что я ненавижу то, как выглядят голые мужчины.

В конце концов, я решил_а, что мир неприспособлен для таких, как я. Я решил_а, что я не принадлежу к этому миру. Но это неправда – это один из тех видов лжи, которыми дьявол стремиться сбить нас с пути. Я христианин, и я верю в то, что есть злые и добрые духи.
Теперь я научилась_ся принимать себя. Я стал_а выделять свою африканскую внешность, например, заплетая дреды.  Я гордый квир транс*-человек. Я хожу на ЛГБТК-мероприятия, и общаюсь с другими ЛГБТК-людьми. Я занялась_ся аутичным активизмом – я глава вашингтонского отделения Autistic Self Advocacy Network's.
Думаю, нам всем пора принять свои отличия. Потому что именно они делают нас уникальными.

Спасибо за внимание. Пока!