вторник, 28 июля 2020 г.

Автор: Лина Экфорд
Очень часто натыкаюсь на странные эйджистские высказывания о малолетних феминистках с тамблера/из пабличков с картинками вк. 
И я вам говорю, как человек, который в школе не тамблер читал, а Симону де Бовуар и ей подобных — КРУТО, что у школьников есть тамблер, фем-паблички с картинками и тому подобные ресурсы. 
Да, я тоже могу сказать, что в наше время мы книжки читали, а не в группках болтовню под постами смотрели.  
Потому и не знали ни фига. 
Я вот была трансфобкой и во многом рассуждала как терф, например. А бывает ещё хуже. 
Нынешним подросткам очень повезло, что они могут узнавать о феминизме не из старых книг, представляющих на данный момент скорее чисто историческую ценность, а видя перед собой наглядные примеры, дискуссии, аргументы сторонников разных направлений феминизма. 

Именно поэтому они знают намного больше, чем большинство из нас знало в их возрасте. Именно поэтому многие девушки, несовершеннолетние сейчас, будут куда реже вляпываться в проблемы, чем, мое поколение. Не из-за «умных» книжек.  Из-за тамблера, ютуба и вконтактика. И это то, что по-настоящему важно.

Айман Экфорд. Религиозный абьюз. Личный опыт

Давайте поговорим об абьюзе и исламофобии...
Иногда мне  говорят, что я «недостаточно старалась» наладить отношения с семьёй. Что же, возьмём один аспект - религиозный.

1.
Я всегда дарила своим родителям подарки на Рождество, даже когда не была христианкой, даже когда ненавидела долбанное православие.
Я старалась проводить с ними рождественский вечер и соблюдать наши старые семейные традиции - вроде просмотра «семейного» фильма 7 января с нашими «семейными каникулами», хотя в том же году меня буквально трясло и я рыдала в Краснодарском крае от воспоминаний о подобном отдыхе в детстве.
Но я «плакала, кололась и упорно продолжала жрать кактус»... ой, то есть смотреть видео. Потому что это ж «праздник моих родных».
Единственное что я НЕ РАЗДЕЛЯЛА в праздничные дни - это походы родителей в храм, потому что молитва в христианском храме, понятное дело, ширк.
Но я ждала их дома чтобы дальше продолжить празднование ИХ праздника.

А теперь - как вы думаете, сколько раз до этого празднования меня спрашивали по поводу того, буду ли я есть нехаляльную еду, ну или хотя бы нормально ли для меня вообще сидеть за столом где стоит алкоголь, нормально ли что мне предлагают свинину?
Ноль!
Это в принципе никого не волновало.

Сколько раз меня поздравляли с исламскими праздниками мои родаки?
Конечно же, тоже ноль!
Меня продолжали поздравлять с христианскими даже если я говорила что я не христианка.

На Рождество и на Пасху я старалась соблюдать ИХ традиции настолько, насколько это не выводит меня из моей религии, чтобы не оскорблять чувства моих родных, но моим родным на мои чувства было глубоко плевать.
При этом моя мать знала что у меня тяжелое ОКР, я практически недееспособна и спорить с ней у меня сил нет.

2.
Думаю, мои знакомые уже давно знают, что мои родители вели себя со мной так, будто я собираюсь вступить в ДАИШ. Они относились ко мне как к потенциальному террористу.

***
Мой отец открыто заступался за Асада.
Моя мать любые доказательства пыток мусульман-суннитов со стороны сил Асада списывала на «западную пропаганду».
Войну России с сирийским народом оба родители считали благом, потому что это поможет продавать русское оружие.
Оружие, с помощью которого убивают мою умму, таких людей как я! 
И при этом ЭКСТРЕМИСТОМ в нашей семье считалась я.

3.
Единственное, что мой отец сказал по поводу моей религии, что в ней запрещено убивать родителей. 
То есть, пассивная агрессия в мой адрес из-за моей веры - абсолютно нормальное поведение, потому что, как выразилась мама, он был «не в восторге» что я приняла ислам. Но единственный раз когда он решил со мной говорить открыто о моей религии он использовал ее для того, чтобы говорить о СВОИХ правах.
(Этот уровень лицемерия даже я не сразу смогла оценить).

4.
Я стала думать о том чтобы свалить вести джихад в Сирии только после очень навязчивой поддержи Асада моими родаками. 
Не знаю, какова была цель их поведения, но когда я думаю об этом теперь мне кажется что они просто делали все возможное чтобы я свалила.

5.
Честно сказать, я сейчас считаю величайшей глупостью что я общалась тогда с родителями.
Я это делала прежде всего ради младшего брата.
Которому сейчас вероятно говорят, что я его бросила.

6. 
Я делала недостаточно?
Что я ещё должна была сделать?
Отказаться от своего разума и своих чувств?
Буквально отказаться от своего восприятия и дать загнать себя в полную недееспособность?
Уехать жить к родителям чтобы потом не выдержать и попытаться убить какого-нибудь исламофобного российского чиновника, виновного в смерти мусульман, или попытаться уехать в Сирию? Потому что попытка даже пожить с моими родителями больше недели в те годы могла бы закончится только этим.
Я конечно понимаю, что возможно мертвый ребёнок для некоторых лучше чем неправильный.

Вот только как ТАКОЕ могут оправдывать «прогрессивные» агностики, атеисты и христиане  из типо не-авторитарной среды, у меня в голове не укладывается!

среда, 22 июля 2020 г.

Айман Экфорд. Почему нет детей-профессоров?

Несмотря на то, что я давно решил не обращать внимание на банальных повторяющихся хейтеров, иногда они подают неплохие идеи.
Так недавно пару раз заходил на Холиварку, где «раскритиковали» мой пост про то, почему среди детей нет великих общественных деятелей.
«А почему нет профессоров? Потому что гадкие взрослые не дают защитить диссертацию и заставляют ходить в школу» в насмешку написал один комментатор... и сам не понял что во многом прав!
Дело в том что не во всех странах школы учитывают личностные возможности ребёнка. Детям приходится учить уйму совершенно ненужных вещей в самых разных областях, от физики до местной литературы - вещей, которые не помнят большинство взрослых и которые абсолютно никак не влияют на жизнь.
Когда вы в последний раз решали химические уравнения?
А задачки по клонированию?
Вот то-то!
Кроме того, школьное «обучение» направлено во многом не на учебу а на конформность и нормализацию - дети должны «правильно» сидеть за партой, рассказывать все в устной форме даже если им сложно формулировать мысли словами, читать книги даже если у них дислексия и аудиокниги были бы удобнее ибо с инклюзией все ещё хуже чем с индивидуальным походом.

Итог - вместо того чтобы после получения начального образования заниматься специализацией - скажем, физикой, ребёнок который даже в три года самостоятельно мог бы освоить школьную программу по физике (как этот аутичный мальчик: https://outfund.ru/dzhejkob-barnet-genij-fiziki/), вынужден писать бессмысленные сочинения почему Герасим утопил Муму. А в России парень как юный аутичный гений по физике Джейкоб Беннет и вовсе мог бы попасть в школу для «отсталых».

Что уж говорить о более «типичных» случаях вроде «жесткий гуманитарий со склонностями к языкам выучил три языка лет в 13 и мог бы работать переводчиком или  репетитором английского и неплохо зарабатывать, но... но вынужден ходить в школу»? 

Вот мне было бы гораздо проще защитить в подростковом возрасте диссертацию по политологии или по религоведению (за последнее «спасибо» отцу), чем решать задачи по математике в шумном помещении в полубандитской обстановке среди людей, которые тырят мои вещи. 


В общем, спасибо что напомнили мне что надо обратить внимание на то, что школьную систему давно пора менять.

- Человек, который только ест и какает! - Так обо мне как-то сказал отец.
Он часто говорил о том, как ужасно жить в своё удовольствие, как ужасно не отдавать себя по-максимому, не работать на износ.
Иначе я буду просто «животным». Никем. Ничем.
В итоге это пересекалось с моей религиозной картиной мира, с моей религиозной травмой.
В итоге мне долго было стыдно расслабится.
Стыдно заниматься тем, что нравится мне но что при этом не несёт в себе пользу для других или для будущего. Просто читать, просто лежать, просто смотреть фильмы.
Мне сложно просто жить, не составляя сложные планы.
Стало легче, но было очень сложно.
Мне бывает сложно думать о своём теле. Просто так понять и осознать что если мне плохо и неудобно, то с этим надо что-то делать, а не терпеть потому что «это ж всего-лишь тело»
Проблемы в сексуальной жизни?
Дисфория?
Тревожность?
Очень долго все это казалось ерундой, ведь решение этих проблем не сделает меня «лучше», это не служит «великой цели».
Что, разумеется, не способствовало продуктивности. 

В последнее время замечаю что я не один такой, что многие родаки внушали своим детям что они «только жрут и срут», «ни на что не способны», и «я - последняя буква алфавита».
И если честно мне уже хочется врезать всем кто исповедует эту токсичную идеологию, которая ведёт к тому что буквально каждому человеку сложнее стать счастливее потому что многие думают о своём счастье в последнюю очередь, зато лезут спасать других когда нет сил даже на то чтобы спасти себя.

Это - один из самых мерзких «уроков» современного воспитания.

воскресенье, 12 июля 2020 г.

Айман Экфорд. О доброжелательном абьюзе

Когда речь заходит об отношениях супругов, часто говорят про «доброжелательный» абъюз.
Это когда один из супругов опекает/контролирует другого под видом заботы. Или когда один из супругов - обычно муж - выставляет второго - обычно жену - «милой, слабой, глупенькой», обесценивая ее мнение под видом «большой любви».
Подобному абьюзу может быть сложнее противостоять чем открытому насилию, потому что он прикрывается «благими намерениями» и считается относительно приемлимым в культуре.
В отношениях родителей и детей тоже есть подобное. И если о гиперопеке уже сказано довольно много, то вот о «милых» обзывательствах - нет.
Когда я вспоминаю, какой я себя чувствовала, когда ездила в гости к родителям, с которыми я уже не общаюсь, на ум приходит одно слово «маленькой».
Маленькой, грязной, глупенькой «девочкой». 

Меня до 18 лет называли «жааалки котеееночком» и «огурчиком» тем тоном, которым говорят с котами и младенцами.
Я была «маленькой девочкой».
Которую могли «схватить» чтобы обнять - а если я сопротивлялась начинали ворчать так, что я уже жалела о том, что меня не обнимают.
Над политической позицией которой смеялись.
Которую специально злили (скажем, расистскими высказываниями, потому что я терпеть не могла расизм), чтобы потом «умиляться» какая я эмоциональная и наивная.

Когда я жила отдельно все стало лучше. С одной стороны.
С другой стороны - я вспоминаю себя в этих обтягивающих лосинах, в которых я чувствовала себе очень по-дурацки. Маленькой, глупой - это странно описать на даже домашняя одежка в гостях напоминала мне о той, которую я носила когда жила с подарками (заношенную, маленькую, зачастую с нелепыми рисунками). 
Но хуже всего - сама суть отношений.
Советы что и как мне носить, что делать, как жить.
Разговоры свысока, как будто я сама не понимаю о чем говорю - и в ориентации я ошиблась, и в ИГИЛ якобы вступить хочу, и фото я не те в блоге размещаю, и когда я стала мусульманкой никто скажем не надоумился спросить ем ли я свинину (я не считала это принципиально важным и нарушала пищевые запреты потому что у меня не было сил спорить и было очень фигово, но потом я начинала сильно злиться на себя). 
Никто не догадывался поздравить меня с моими праздниками, хотя я поздравляла родителей с христианскими праздниками. Со свадьбой меня поздравила только мать - с опозданием. При том что праздники в нашей семье считались ОЧЕНЬ важными, этаким показателем семейных ценностей.
Честно - не было ни одного конкретного случая когда я могла бы сказать - да, ИМЕННО ЭТО заставляет меня чувствовать себя маленькой, грязной и слабой.
Было общее ощущение, тысячи мелочей, которые вызывают его.
И поэтому я их игнорировала.
«Наверное просто кажется» - говорила я себе.
А потом так сложилось что я перестала общаться с отцом и очень мало общалась с мамой.
Чем меньше я с ними общалась тем больше понимала - желание быть с ними, «приятные» воспоминания о семье появляются только когда мне очень плохо, и я согласилась бы в этой измененке даже на рабство.
А вот неприятные воспоминания вылезают как только кто-то поднимет на меня голос, как только я не могу что-то сделать что может большинство. И тогда на несколько дней может появится этот самый отголосок ощущения «я в гостях у родителей».
Да, когда на меня кричат (чего я боюсь потому что на меня кричали родаки).
Или когда я особенно беспомощна - я такой чувствовала себя дома у родителей всегда.
Потому что меня как будто пытались втолкнуть в роль того самого «жалкого котёнка», которым меня называла мать. Жалкого, глупого котёнка без своего мнения и своих чувств.

И я думаю - было бы это чувство такое сильное, если бы я перестала общаться с родителями раньше?
Было бы мне так же сложно найти внутреннюю опору когда мне плохо?

Честно, я очень жалею о тех годах когда уехала из семьи но продолжала  токсичное и опасное для меня общение с людьми, с которыми меня связывали только гены.
Я жалею что потеряла столько сил, пытаясь наладить с ними контакт.
Жалею, что не прислушивалась к своим ощущениям.


К чему это я? К тому, что если «священная» любовь «матери» к «дитятке» в вашей семье кажется вам извращённой и неправильной, вероятно так и есть.