четверг, 14 февраля 2019 г.

Без справедливости не может быть любви

Изображение сердечек
Без справедливости не может быть любви. Пока мы живем в культуре, которая не просто не уважает, а игнорирует базовые гражданские права детей, большинство детей не будет знать, что такое любовь. В современной культуре "частная семейная жизнь" является единственной институциональной системой, которая обладает такой властью, что  может в любой момент [безнаказанно] стать тоталитарной и фашистской. Родители являются диктаторами, которые обычно могут без каких-либо последствий и вмешательств принимать решения от имени своих детей о том, что для них якобы "лучше". Если дети лишены прав в рамках семейной системы, у них нет права на то, чтобы защитить свои права, обратившись за помощью. В отличие от женщин, которые могут самостоятельно организовывать протесты против сексисткого насилия, требуя справедливости и равноправия, дети, если они подвергались дома эксплуатации и угнетению, могут только надеяться на то, что взрослые из лучших побуждений решат им помочь. И все мы знаем, что взрослые - вне зависимости от их расы и класса - редко вмешиваются во взаимодействие своих сверстников с "их" детьми.

Белл Хукс: "Все о любви"

среда, 13 февраля 2019 г.

Последствия "послушания"

Источник: Подслушано: эйджизмТо, что в нашем обществе самой лучшей чертой человека до 18 лет считается послушание, не может на нем не отразиться.
Общество состоит из людей, а человек магическим образом не меняется в день совершеннолетия. Выученные установки или стратегии выживания могут влиять на него на протяжении всей жизни. Обычно так и происходит. И чем авторитарнее была семья, тем больше влияния на дальнейшую жизнь оказывает это основанное на подчинении воспитание.

На разных людей оно влияет по-разному, но чаще всего я встречала, что это приводит к тому, что:

- Люди так и не становятся самостоятельными, и даже во взрослом возрасте продолжают строить свою жизнь в зависимости от требований родителей: например, идут работать и учиться туда, куда скажут родители. Разумеется, это плохо влияет на их жизнь и карьеру. Трудно быть счастливым, проживая «чужую» жизнь.

вторник, 12 февраля 2019 г.

Эйджизм и психотерапия

Источник: Подслушано: эйджизм
Я знаю многих взрослых, вроде бы успешно прошедших психотерапию, которые при этом ненавидят себя в детстве или обесценивают свои детские проблемы.
И когда я слышу их рассуждения на эту тему, мне становится интересно...

Действительно ли они разобрали ВСЕ свои психические проблемы, идущие из прошлого? В том числе последствия родительского абьюза, с которым сталкивалось большинство детей, и в котором большинство детей винит себя?

Очень сомневаюсь, что это так.

Ведь, вероятнее всего, психотерапевты разделяли принятые в культуре представления о семье, и убеждали клиентов что «родители всегда правы».

А значит, эти клиенты так и не смогли принять себя как полноценных личностей, и по-прежнему воспринимают себя как существ, заслуживающих унижения.
Ведь очень сложно одновременно ощущать, что значительную часть жизни ты был «жалким» и «глупым» человечком с «ничтожными» проблемами, а потом вдруг магическим образом стал «важным» человеком, чьи чувства имеют значение.

Так что «позитивные» изменения от подобной психотерапии в лучшем случае поверхностны, а в худшем - иллюзорны.

Для того, чтобы это понять, психотерапевтам надо не просто осознать, что дети - тоже люди. Им желательно было бы изучать основы теории освобождения молодежи точно так же, как сейчас некоторые продвинутые специалисты, работающие с проблемами домашнего насилия, изучают принципы феминисткой психотерапии.

Айман Экфорд: «8 причин, по которым вам стоит посмотреть трилогию «как приручить дракона» даже живя в мире, где нет драконов»

На изображении - Иккинг и Беззубик


Я начала писать эту заметку под финальные титры третьей части мультфильма «Как приручить дракона». И теперь мне хочется посоветовать вам всю трилогию! Конечно, вам никогда не придётся приручать дракона в реальности, но этот мультик все равно можно использовать как «учебное пособие» для понимания многих социальных и межличностных проблем. На то есть 8 причин:

1) Главный герой мультфильма - гендерно-некомформный мальчик, не вписывающийся ни в наши представления о «правильной» маскулинности, ни тем более в представления мира викингов, в котором он живет.
Мы уже давно видели на экранах гендерно-неконформных девочек, но мальчики обычно все как один - сильные и отважные. Но на этот раз мы видим другой образ - мягкого, боязливого, вдумчивого парня, который любит животных.
Здорово, что гендерно-неконформные мальчики стали все чаще появляться в фильмах.
Парням тоже важно с детства понимать, что они могут быть просто людьми, а не ходячим воплощением гендерных стереотипов.

2) В этом мультфильме не патолгизирется трусость, в том числе трусость парней. Увы, постепенно мы понимаем, что главный герой - довольно храбрый парень, но он лишён той бесшабашной отваги, которую часто требуют от детей, особенно от детей мужского пола.
Страх - необходимая для выживания эмоция, но нас зачастую учат ее стыдиться. И здорово, когда у этих нездоровых общественных идей есть какой-то противовес. Хотя бы в кино.

Айман Экфорд: 5 способов распознать церковное насилие

В последние годы русскоязычные феминистки стали активно обсуждать две очень важные темы.
Первая тема — это тема домашнего насилия, «абьюза» со стороны супругов и партнеров.
Вторая тема — это тема психических проблем, которые возникают у людей в контексте травмирующей ситуации.
Эти темы очень сильно связаны, потому что семейное насилие расшатывает психику, что в свою очередь мешает положить конец этому насилию.
Как феминистка, изучающая тему домашнего насилия, и как та, кто сам пережил домашнее насилие (но не со стороны партнера, а со стороны отца), я понимаю, что это такое.
Тексты о домашнем насилии всегда вызывали у меня интерес, и меня волновало два вопроса — как распознать насилие, когда твоя психика уже настолько расшатана, что сложно мыслить логически, и как уйти из насильственных отношений.
Недавно я поняла, что эта тема гораздо сложнее и глубже, чем мне кажется.
Когда я сидела на презентации книги, посвященной православному взгляду на ЛГБТ-вопросы, я поняла, что мои отношения с православием во многом были похожи на мои отношения с семьей. И что все те признаки психологического насилия (которое зачастую бывает даже опаснее физического), о котором пишут феминистские психологи, присущи и насильственным отношениям с церковью как с организацией.
Я жила в православном окружении и находилась под постоянным давлением, и русская православная церковь в моем случае выполняла роль типичного абьюзера.
Фундаменталистский фон был для меня нормой, примерно так же, как для многих женщин нормой является подчиненное положение или насилие со стороны мужа. С одной стороны, я понимала, что религия не должна причинять столько страданий. «Бог есть любовь», Бог — воплощение добра, он мой невидимый друг, для которого моя судьба не может быть безразлична. Так почему он допускает, чтобы мне было так плохо?
— Потому что с тобой что-то не так, — говорили мне окружающие. — Потому что ты испытываешь сексуальное влечение ни к тем, к кому надо, потому что ты мыслишь не так, как надо, потому что у тебя неправильная национальная идентичность, потому что ты даже не можешь нормально молиться!
То есть, я «сама виновата».
— К тому же, возможно, Он так тебя испытывает.
То есть, «бьет, значит любит».
Как видите, сходство почти очевидно. Оно заключается еще и в том, что некоторым людям — таким как я, и, возможно, вы — этот вид насилия сложно распознать. Особенно если у вас почти ничего нет — если вам кажется, что ваш мир катится куда-то совсем не туда, и единственное, что у вас есть — это любимый человек. Или Бог, представления о котором для вас связаны с вашей религией (и у вас нет ресурсов их пересмотреть).
Поэтому я решила составить список того, как распознать насилие со стороны религиозной организации.
Этот список во многом основан на тех текстах об абьюзе, которые я находила на феминистских сайтах и в феминистских книгах. Но в качестве примера я буду использовать свой собственный опыт, проводя параллели между насильственными семейными (и партнерскими) отношениями и церковным насилием.
Итак, вот признаки насилия, на которые вам стоит обратить внимание.

1) Культивирование чувства вины

Очень многие насильственные семейные отношения строятся на чувстве вины. Человек, совершающий насилие, манипулирует жертвой, выставляя ее виноватой и обязанной искупить эту вину.
Точно так же вели себя фундаменталисты, когда я была маленькой и ходила в православную церковь. Стоило мне что-то сделать не так (или «не так»), мне говорили, что я должна попросить «у Боженьки прощения».
Отец говорил о том, что «грех — всего лишь ошибка», и что «Бог милостив», но при этом обвинял меня даже в тех ошибках, которые я не могла предвидеть и предотвратить, ссылаясь на религию.
Одно из любимых выражений моего отца было «Если бы Бог был справедлив, никто из нас не дожил бы до вечера». При этом он не говорил, зачем тогда Бог создал таких людей, которых справедливо было бы уничтожить. Он просто культивировал представление о том, что все мы виноваты, и очень сильно. Что я виновата. Всегда. Во всем. И что все ошибки, связанные с Богом и религией, очень страшны и опасны. Даже если я посмела двигаться в церкви естественным для себя образом, немного раскачиваясь, чтобы лучше воспринимать информацию. Даже если я случайно уронила икону. Я виновата. Очень сильно.
Так я начала бояться любого действия, которое можно расценить как богохульство. Это привело к тому, что я жила в постоянном напряжении. На фоне всех остальных проблем я начала считать ошибкой само свое существование. В итоге большая часть моих навыков была заблокирована — я не могла читать, смотреть фильмы, писать экзамены, нормально общаться и нормально оценивать окружающую ситуацию. Я не могла ничего делать, не прерываясь на то, чтобы прочесть молитву. Чтобы вымолить у Бога прощения. Я боялась Бога, но при этом мне казалось, что кроме Него у меня нет никого и ничего.
Но разве могут нормальные отношения строиться на страхе и вине? Думаю, нет. Вне зависимости от того, с кем они — с Богом или с человеком. И те, кто навязывают вам отношения, где страх и вина — очень значительная компонента — вам не друзья.

2) Уход от ответственности, отказ признавать свои ошибки

 

понедельник, 11 февраля 2019 г.

Хватит смотреть на возраст

Источник: Подслушано: эйджизм

"А в каком возрасте можно ...?"
"А неужели годовалому можно ...?"
Хватит.
Вы представляете в общих чертах, как должна осуществляться помощь недееспособным и ограниченно дееспособным людям?
Знаете о том, как за рубежом многие инвалиды живут самостоятельно, и им помогают социальные работники?
Как, с той же целью, инвалиды, не способные полностью себя обслуживать, живут небольшими группами, а не поодиночке?
А о том, что, несмотря на наличие немалого числа недееспособных, ограниченно дееспособных и инвалидов среди глубоких стариков, мы не ограничиваем права ВСЕХ пожилых людей старше определенного возраста?
Просто забудьте о таком показателе, как возраст. Совсем.
И вы увидите, что недееспособных детей, ограниченно дееспособных детей, детей, неспособных к полной автономии можно оценивать ТОЧНО ТАК ЖЕ, как мы оцениваем ВСЕХ остальных, и предоставлять им ровно ту же самую помощь, что и всем остальным.

воскресенье, 10 февраля 2019 г.

Это нормально, если дети...

Источник: Подслушано: эйджизм

N3Xme9--iAs

Это нормально, если дети:

- неидеальны;

- открыто выражают свою злость;

- не любят (и отказываются есть) определенную еду;

- не хотят ходить в школу;

- обладают своим собственным мнением и открыто его высказывают;

- не любят каких-то людей;

- выражают полный спектр эмоций;

- меняют свои взгляды;

- живут, просто будучи собой.

Автор: Рейчел Самсон