среда, 18 ноября 2020 г.

Айман Экфорд. Почему в постсоветских странах проблемы с демократией?



Главная проблема с демократией в постсоветских странах не в том, что там есть диктаторы. А в том, что люди в принципе не понимают что такое демократия.
То есть не понимают что для функционирования демократии, надо:
А) постоянное здоровое недоверие к власти и готовность критиковать её действия.
Б) готовность смириться с тем, что у других людей могут быть неблизкие вам ценности, и вам надо «конкурировать» с ними в сфере идей, а не затыкать им рты.

В постсоветских странах этого не понимают. Да, совсем не понимают. Увы.

1.
Явный пример непонимания пункта А. - то есть пример ОТСУТСТВИЯ здорового недоверия к власти - это история про Украину и Майдан.
Пришли к власти сторонники Майдана, что делают про-майдановские патриоты?
Обсуждают проблемы с правами человека? Пытки в тюрьмах? Ксенофобию в школьной программе? Гомофобию, трансфобию, сексизм, классизм? Массово приглашать активистов и специалистов по этим вопросам?
Другие «идеологические» проблемы?
Нет! Они начинают нахваливать майдан.
К любой критике нынешней украинской культуры относятся с враждебностью.
Как и к критике нового правительства.
То есть они продолжают вести себя так, как вели себя типичные совки или «холопы», только одна «династия» царей которую восхваляли сменилась на другую. Одна «партия», которая «всегда права», сменилась на другую.

Думаю, таким людям надо читать для повышения кругозора американские комиксы. Где даже такой банальный герой, как Капитан Америка, может «научить» простым вещам - надо говорить своё мнение даже если правительство не согласно, идеального правительства не бывает, да может быть не право общество а право меньшинство.

И да, подобное здоровое бунтарское поведение, готовность говорить о проблемах должно присутствовать даже во времена кризиса, когда кажется что «Родина» под угрозой. Потому что если ради борьбы с «угрозой» начнёшь замалчивать проблемы - получишь СССР времён Холодной Войны. То есть, жопу.

2.
Явный пример пункта Б. - Отношение к Хизб ут-Тахриру в России.
Это консервативные исламские фанатики - консервативные на уровне РПЦ. Антисемитские, гомофобные, сексистские на уровне РПЦ.
При этом Хизбов запрещают, сажают и пытают, а РПЦшников - поддерживают.
Потому что Хизбы - мусульмане-чужаки, а РПЦ - наши - русские.
В этом главная причина. Хизбы ставят своей целью ненасильственный приход к власти с помощью демократической системы.
То есть, поведение нынешней власти - боязнь конкурентов. Совершенно глупая, кстати, ибо мне сложно представить чтобы сторонники возрождения Халифата, даже самые мирные, смогли выиграть выборы в полу-православной, полу-атеистической России. Они даже не стали бы пытаться. Самый максимум который они бы попытались сделать - это поддержать сепаратистские движения в исламских регионах если бы они были популярны и многочисленны. В будущем. Возможно могли бы. А возможно и нет. И даже если да, то что плохого в праве оккупированных народов на самоопределение?
Но власти все равно страшно.
И ладно власти, от власти я адекватного не жду.
Проблема в том, что оппозиционеры и активисты ведут себя так же, потому что они не за демократию, они за своего «царя», который пока в оппозиции, но потом должен прийти и «сказочным образом» все улучшить и создать «сказочную Россию».
И у этого царя не должно быть конкурентов.
А в этой «сказочной России» все должно быть русским, атеистическим и православным, как всегда.
Это причина, по которой оппозиционеры не особо спешат критиковать оккупацию Чечни, действие России на Ближнем Востоке, огосударствление экономики, «официальную» гомофобию и другие популярные «косяки» нынешней власти.
Избиратели-оппозиционеры ждут от них «идеальной России» в которой все это - или почти все это - должно быть.

***
Поэтому любой оппозиционный политик и стал бы в такой системе царем. Даже если бы он вышел из другой культуры где ценят плюрализм, он должен был бы соответствовать ожиданиям электората, быть с ними на одной волне чтобы остаться у власти. А электорату нужен царь, отсутствие реального плюрализма мнений и сильная власть.

Так что постсоветские страны обречены.

Примечание: Мы - администрация Пересечений - не выступаем против всех французов и не виним всех французов в преступлениях их предков. Мы только против закреплённой во французской культуре исламофобии и расизме, и против нынешнего правительства Франции.


***






Твитт от Маджид Фримен.

«Сатира» над исламом - давняя французская традиция. Марка 1922 года: марокканские мусульмане, обезглавленные французами.

Они [французы] - настоящие дикари. Насколько это варварски и дико - не только обезглавить людей, а использовать это изображение для марок своей страны?

Дневник Вер.Б.А. Часть 5.Самое важное


Саундтреком для этой части должен быть ИГИЛовский нашид «жизнью в унижении я не доволен».

С одной стороны - это личный «прикол», связанный со специальными интересами. С другой стороны - сама суть того, о чем мы говорим с Вер.Б.А.

Конечно, если брать только название нашида :)

Потому что если причину «раскола» меня и Вер.Б.А. можно назвать одним словом, это слово - «унижение».

Пока я жила с родителями, унижение было образом жизни - семейные шутки крутились вокруг того, что меня называли «паршивой овцой» или чем-то похуже, мое тело контролировали, в «плохие» дни я была той, кто только «жрет и срет», в хорошие - со мной 15-летней говорили тем тоном, каким говорят с котиками или с несмышлеными младенцами.

Я была одновременно домашней зверушкой, козлом отпущения и рабом своих родителей. Сложно представить себе большее унижение.

Это буквально сводило меня с ума, вызывая тяжелое ОКР. Я пыталась оправдать своё положение религией. Возникла религиозная травма. Но даже этого было недостаточно.

Так на свет появилась Вер.Б.А. Моя субличность, которая включила в себя как ту романтизацию семейных историй и любовь к малышам, которая у меня была в детстве, так и «реальное» ощущение того, что я ребёнок. Жалкий, маленький, грязный малыш, который один может не справиться.

И когда со мной вели себя как с малышом, я - настоящая я - этого не ощущала. Вер.Б.А. брала на себя удар. В каком-то смысле она героиня. Она меня буквально спасала, и не раз.

Я не ощущала, что меня унижают, потому что в моменты унижения я чувствовала что соответствую тем представлениям обо мне, на которых унижение основано.

Я была грязной - у меня действительно были проблемы с гигиеной.

Я была неприспособленной к жизни - у меня были проблемы с бытом.

Я была мелкой - я сжималась.

Я была жалкой - я становилась неуклюжее. И меня начинало подташнивать.

То есть измученная «маленькая я» заслоняла меня собой.

Потом я приходила в себя - но часть привычек оставались. Привычка сжиматься. Привычка бояться крика. Привычка не следить за собой и за бытом.

Вер.Б.А. было нужно оправдание для своего поведения. Поэтому она брала контроль над некоторыми аспектами моей жизни, особенно если ей это было просто сделать из-за моей депрессии, исполнительной дисфункции, проблем с моторикой или любых других сложностей.


Но проблема в том, что жить в унижении не хочет никто. Даже Вер.Б.А. Она просто не знает, как можно иначе, и боится этого «иначе».

Поэтому я постепенно и учила ее новой жизни в быту.

Но Вер.Б.А. Же откололась от меня в ответ на кризис.

И поэтому сейчас, когда мне надо вести важные переговоры или на меня наваливаются неприятные впечатления - то есть, когда возникает кризис, Вер.Б.А. Пытается найти повод, чтобы вернуть меня в «унижение».

Это могут быть религиозные - всегда православные - ассоциации и образы икон, это могут быть фразы моего отца, которые я вспоминаю, это могут быть сны.

Я могу пропустить «триггер», но самое главное - это вовремя напомнить себе, что я - хозяин. Точнее мы. Я и Вер.Б.А.

Вер.Б.А. страшно, ей кажется что она должна быть в унижении из-за православных догм, наших родителей, внутреннего эйблизма, глупых законов... но это не так.

Потому что она больше не раб наших родителей. Теперь МЫ хозяева нашей жизни. Ни церковь, ни священники, ни отец, ни наша мамаша, ни бабушки, ни те кто навязывают нам русскую или украинскую культуру, а мы. Даже после триггера. Даже во время кризиса.


Да, общение с Вер.Б.А. - это своего рода Empowerment. Для нас обоих.


Вся моя работа с собой сейчас заключается в том, что я учу себя что можно жить иначе - иногда принимая более удобную позу или напоминая себе, что мы в нашем жилище и делая что-то по дому, а иногда просто... просто ПОДУМАВ об этом. И последнее зачастую самое важное.

среда, 4 ноября 2020 г.

Айман Экфорд. О теракте в Вене


Познакомьтесь, это - Абу Дуджана Аль-Албани, совершивший теракт в австрийской синагоге. Пострадали (убитые + раненые) - 30 человек. 

Аль Албани - был гражданином Австрии албанского происхождения, и может быть поэтому о нем мало говорят в русскоязычных соцсетях.

Никто не пишет: «все албанцы/австрийцы дикари» - но после того, как тинейджер чеченского происхождения убил школьного учителя во Франции, даже некоторые либералы и леваки орали об «опасности» чеченцев. 

Я честно не верю что в моей ленте все внезапно избавились от расизма и исламофобии.

Так что вероятно этим всем либералам и левакам наплевать на учителя, им просто нужен был повод для того, чтобы оправдать насилие своего правительства по отношению к чеченскому народу и/или лишний раз поксенофобить в адрес соседнего народа. А албанцы слишком далеко, совкам они неинетресны.


А может все еще проще - может быть среди российских либералов и леваков просто полно антесимитов, и поэтому смерть нескольких евреев для них менее важна, чем смерть одного учителя-европейца. Может быть, эти «оппозиционеры» и сами были бы не прочь совершить терракт в синагоге - я не удивлюсь, учитывая тот антисемитизм с которым я сталкивалась на постсовке - но у них, в отличие от Аль Албани, нет «красивого» оправдания для своей ненависти.


В любом случае, история Аль Албани куда интереснее чем история французского тинейджера чеченского происхождения - последний в принципе не казался мне значительной угрозой. История убийцы учителя - скорее просто очередная история о наивном пареньке, у которого особо жизнь не сложилась и он захотел поскорее в рай, таких как он  - полным полно, и теоретически его «подвиг» может повторить любой у кого есть ножик, но недостаточно ума чтобы не верить в пропаганду.


Аль Албани же интересен. Интересен по двум причинам, и из его истории можно извлечь урок.


1) Он уже пытался свалить в ИГИЛ в 2018 году, вот только его «спасли» и вернули в Австрию. И вот, спустя два года этот Аль Албани принёс присягу новому халифу ИГИЛ и пошёл убивать людей. Пошёл убивать людей в Вене. Поэтому, если вам не нужны в стране террористы, мой вам совет - не надо насильно тащить в страну террористов, которые пытаются от вас бежать. Иначе они будут убивать у вас. Да, они редко исправляются. И да, тюрьмы не помогают «исправлять» людей.


2)Аль Албани вышел из тюрьмы условно-досрочно, потому что у него была «привилегия для несовершеннолетних». Итак, эйджисты, внимание. Ещё раз посмотрите на «детеныша» с фото. Да, этот МУЖИК вышел из тюрьмы, потому что его посчитали несчастным дитенком. Вот только вы можете верить 

что в 15-17-20 лет человек - ребёнок, не отвечающий за свои действия, но он от этого ребёнком не станет. Поэтому, если вам не нужны такие «казусы», не надо инфантилизировать молодых людей и подростков - у них должно быть право на субъектность, право на то, чтобы принимать политические решения, и да, на то, чтобы сесть  тоже - это собственно и есть последствие признания субъектности.


(На фото - один из венских террористов 

Абу Дуджана Аль Албани присягает на верность «халифу» ИГ Абу Ибрахиму Аль-Хашими Аль-Курейши. Фото с телеграмм канала