среда, 12 апреля 2017 г.

Айман Экфорд: «10 фактов о «школоте» и политике»

Недавно по всей стране прошли антикоррупционные  митинги Навального, которые до сих пор обсуждаются в интернете и в СМИ.

Многие консерваторы и сторонники Путина самых разных возрастов и социальных положений пишут о «детях с промытыми мозгами», которых «пятая колонна» заставляет участвовать в митингах, или о «зажравшейся школоте», которая просто ищет приключений на мягкую точку от «нечего делать», не понимая, во что она ввязалась.
Политическую позицию участвующих в протестах подростков обесценивают исключительно из-за того, что они подростки, и это не может меня не пугать.
Потому что пока подобное будет происходить, любые политические и социальные требования молодых людей, прямо влияющие на их жизни, не будут услышаны.

ИТАК, ВОТ 10 ФАКТОВ О ПОДРОСТКАХ И ПОЛИТИКЕ, НА КОТОРЫЕ Я БЫ ХОТЕЛА  ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ.

1. Подростки и дети (если мы говорим не о младенцах), могут интересоваться чем угодно. Их интересы могут не соответствовать «типичным» интересам, приписываемым людям их возрастов. Дети и подростки могут интересоваться политикой точно так же, как женщины могут интересоваться компьютерами, а старики могут интересоваться модой.

Детям и подросткам могут быть важны политические изменения. В конце концов, политики принимают множество решений, касающихся их жизней. Например, проблема коррупции прямо или косвенно касается всех граждан, в том числе несовершеннолетних.

2. Заявление о том, что дети не могут интересоваться политикой, является эйджизмом.
Статьи о том, что какое-либо политическое движение не является значимым от того, что в нем участвуют подростки, являются эйджизмом.
Оценивая взгляды человека, логичнее анализировать сами взгляды, а не дату рождения.


Статьи о том, как объяснить подросткам то или иное политическое явление, также являются эйджизмом. Потому что, говоря с человеком о политике, надо смотреть не на возраст, а на знания данного человека.


3. Политические (как и любые другие) взгляды детей и подростков могут не совпадать со взглядами их родителей и окружения. Дети не являются «чистым листом», на который можно записать все, что угодно. У них есть свои склонности, и свои личностные особенности, которые влияют на формирование их взглядов.
Разумеется, на политические взгляды подростков могут повлиять их близкие или  друзья. Но и на политические взгляды взрослых тоже зачастую влияют их друзья и их близкие.
Разумеется, на подростков может повлиять пропаганда. Но на взрослых она влияет не в меньшей степени.

4. Взрослые люди создали крайне странную систему,  ограничив доступ подростков к информации о политике, и внушив им, что «политика – не детское дело», а потом упрекая многих подростков в том, что их политические взгляды «наивные» и «несформировавшиеся».
Разумеется, взгляды тех подростков, которых всегда отгоняли от политических книг, статей, передач и сайтов, будут «наивными» - просто потому, что у них пока еще мало знаний. Взгляды практически любого новичка в практически любой теме будут «наивными», и не важно, 12 лет этому новичку, или 42 года.
При этом я встречала множество взрослых, которые, говоря о политике, рассуждают так, как будто обсуждают комикс с «героями» и «злодеями», и я знаю подростков, которые в разговоре о политике были гораздо большими прагматиками и реалистами, чем большинство знакомых мне взрослых.

5.Умение понимать политические явления зависит от множества факторов: от личностных особенностей и склонностей человека, от силы его интереса к политике, от умения анализировать и искать информацию, от склонности к независимому и самостоятельному анализу событий, от количества знаний и от опыта. Возраст влияет только на опыт. Но при этом, нет разницы в том, начал человек интересоваться политикой в 10 лет и ему сейчас 15, или он начал интересоваться ей в 30 лет и ему сейчас 35. Он интересуется ей всего 5 лет, а значит, ему, как и большинству новичков, свойственно ошибаться.

6. Я ни разу не встречала прямой корреляции между умением понимать политические явления и высшим образованием. НИ РАЗУ!
Кроме того, программа многих политологических факультетов является крайне предвзятой, и человек, обучаясь по этой программе, никогда не сможет понять политические процессы и явления так, как он понял бы, интересуясь политикой и читая самые разные книги на политическую тематику.

7. Фактически, на данный момент я не встречала ни одного серьезного аргумента о том, почему у подростков не должно быть политических прав.

Например, довольно распространенным  аргументом эйджистов является то, что в других странах подростки состоят в таких движениях, как ИГИЛ. Но проблема в том, что в ИГИЛ гораздо больше взрослых, чем подростков. И если основываться на том, что людей из доминирующей в ИГИЛ социальной группы надо лишить политических прав, то политических прав надо лишить не подростков обоих полов, а всех мужчин от 20 до 40 лет.

8. Я признаю, что в современном мире не так много подростков думают о политических правах. Но это не значит, что подростки не могут хорошо разбираться в политике, писать работы по политологии, голосовать и избираться на выборные должности.
В 19 веке большинство женщин мира (у которых не было даже права голоса) тоже плохо разбиралось в политике. Многие из малочисленных политических активисток были радикальны (излишне радикальны по мнению большинства, радикальны от того, что их не считали людьми и их повестка была всем безразлична), как сейчас радикальны многие подростки.
А большинство женщин, получив права голоса, голосовали так, как хотели их мужья.
Со временем, получив политические права, женщины стали более политически активными. Так же будет и с подростками.

9. Среди молодых людей БЫЛИ выдающиеся политические деятели.
Александр Невский получил свое прозвище в 18 лет, разгромив крестоносцев.
Петр I стал полновластным правителем в 17 лет.
Карл XII стал полновластным правителем в 15 лет.
Я назвала известных личностей, о которых я недавно читала. Если покопаться в истории, можно найти более ранние примеры начала политической деятельности. Возможно, когда-то я напишу полноценный пост на эту тему.
Но, думаю, вывод вам ясен – современные подростки беспомощны в политическом отношении, потому что современное общество требует и навязывает им эту беспомощность.

10. Как вы, должно быть, уже поняли, я считаю, что обесценивать политические взгляды людей на основании их возраста так же мерзко, как обесценивать политические взгляды людей на основании их расы, религии, происхождения или пола.
Я считаю, что возрастной ценз на право голоса и на право избираться на выборную должность должен быть снижен примерно до 12 лет.
В этом возрасте люди уже больше похожи на взрослых, чем на детей.
В этом возрасте многие подростки уже покупают товар в магазинах и платят НДС. Некоторые из них работают и платят налоги. Получается, что они спонсируют государство, не имея права влиять на решение его правителей.
Вспоминая себя в 12 лет, я понимаю, что не сильно изменилась. Только тогда у меня не было практически никаких прав и никакого выбора, как и у всех подростков.

Что же касается выборной должности, то некоторые должности, вроде должности президента, можно ограничить условиями по опыту работы (например, прописав, что для того, чтобы стать кандидатом в президенты, у человека должен быть опыт работы на избирательной должности).

(И совершенно бессмысленно бояться того, что некоторых молодых людей будут «проталкивать» на выборные должности их богатые родители. Во-первых, потому, что в стране с нормальными демократическими выборами это невозможно, а во-вторых, потому, что в стране с «формальной», а не «реальной» демократией они все равно будут это делать, и их ребенок будет политической марионеткой вне зависимости от того, сколько ему лет).

Более того, учитывая отношение к молодежи в современном обществе, мне сложно поверить в то, что в скором времени 12 летнего человека выберут на пост мера или губернатора. Для этого данный молодой человек должен быть крайне неординарной и талантливой личностью. Он должен быть компетентен. Он должен уметь доказывать свою компетентность тем, кто не считает его полноценным человеком. И если такой подросток найдется, почему бы не дать ему шанс?