понедельник, 10 июля 2017 г.

Гомосексуальность в консервативном иудаизме

По материалам Forward от 4 июня 2017 года
Подготовлено специально для Nuntiare.org и переопубликовано с их разрешения.



Радужный флаг со звездой Давида
В иудаизме церемония достижения совершеннолетия называется бар-мицва (или бат-мицва для девочек), и это — всегда испытание. Церемония случается в раннем подростковом возрасте. Ребенку приходится читать текст из Торы на библейском иврите перед семьей, друзьями и конгрегацией.
Для Амихая Лау-Лави (Amichai Lau-Lavie), рожденного в Израиле в семье известной раввинской династии, все было еще сложнее: ему пришлось читать отрывок, в котором содержится библейский запрет на секс между мужчинами.
К тому моменту Лау-Лави уже понял, что он гей.
Через несколько десятков лет Лау-Лави покинул ортодоксальный иудаизм — отчасти из-за запрета на гомосексуальность — чтобы стать раввином в американском консервативном движении, где гомосексуальные люди могут становиться раввинами и вступать в брак.
Сейчас, почти десять лет спустя, Лау-Лави и другие консервативные раввины работают над еще большими изменениями. Их активизм не ограничивается вопросами ЛГБТ: они занимаются вопросами изучения Торы, смешанными семьями, управлением синагоги.
Проблема в том, что хотя консервативное движение принимает ЛГБТ-людей, оно все же ограничивает их в интимной жизни. Например, геям нужно избегать анального секса — этот запрет основан на стихе, которые Лау-Лави читал на своей бар-мицве; также бисексуальным людям советуют искать партнеров противоположного пола. Гетеросексуальная ориентация до сих пор считается лучшей, чем остальные.
Лау-Лави и другие раввины считают, что от этих правил нужно отказаться. Группу возглавляет раввин Адина Льюитс (Adina Lewittes), лесбиянка.
Она признает, что ЛГБТ могут быть полноценными участниками еврейской жизни, что они могут вступать в брак, становиться раввинами. Тем не менее, закрепленное в законе негативное отношение к гомо- и бисексуальности фактически устанавливает в движении принцип «Не спрашивают — не рассказывай». Из-за этого многие ЛГБТ-евреи чувствуют себя исключенными.
«Невозможно исподтишка добиться духовного и галахического принятия», — написала Льюитс. — «Об этом нужно говорить, ясно и с гордостью».
Усилия этой группы могут вернуть к жизни споры о гомосексуальности между прогрессивным и традицоналистским крылами движения.
Но даже возможность того, что спор начнется, показывает, какое влияние имеют открытые гомосексуальные раввины в движении. Это довольно новая тенденция в консервативном иудаизме. Нынешняя позиция хорошо отражает центристскую позицию консерваторов — между реформистами и ортодоксами, двумя другими крупными направлениями в иудаизме.
Реформированный иудаизм не накладывает никаких ограничений на добровольный секс между взрослыми людьми с начала девяностых.
В ортодоксальном иудаизме, напротив, гомосексуальные люди не могут вступать в брак или становиться раввинами, и многие в движении считают, что те из них, кто не пытается изменить ориентацию, должны быть ограничены в участии в религиозной жизни.
Консерваторы же не могут прийти к единому решению по проблеме. ЛГБТ начали принимать в общины еще в девяностых, но до 2006 года им нельзя было ни становиться раввинами, ни вступать в брак.
Но в 2006 году раввины Эллиот Дорфф (Elliot Dorff), Дэниэл Невинс (Daniel Nevins) и Аврам Рейснер (Avram Reisner) выпустили респонс под названием «Гомосексуальность, человеческое достоинство и Галаха». В нем они утверждали, что современная наука и мораль требует принятия некоторых форм секса между однополыми парами.
«Это позволило раввинам благословлять однополые браки, помогло гомосексуальным людям жить в религиозном контексте», — говорит Дорфф. Он говорит, что запрет на анальный секс, возможно, действительно работает. — «Я думал, это будет юридической фикцией. Но исследования показали, что значительное количество геев воздерживаются от анального секса.»
Дорфф поддерживает инициативу Льюитс отменить запрет и изменить позицию движения по бисексуальности. И он находится на идеальной позиции для помощи группе: он возглавляет Комитет по еврейскому закону и стандартам. Чтобы инициатива Льюитс была принята официально, большинство членов комитета — а их 25 человек — должны ее одобрить. Пока что Льюис и ее коллеги обсуждают собственный респонс.
Но всего этого может и не случиться именно потому, что гомосексуальность — все еще очень противоречивый вопрос для консервативного движения. Раввинская ассамблея временно лишила комитет Дорффа возможности менять закон — и это связано с «гомосексуальными войнами» внутри движения.
Дело в том, что для отказа от буквального прочтения Торы — как в случае со смертной казнью за «возлежание с мужчиной как с женщиной»- необходимо специальное постановление.
Мартин С. Коэн (Martin S. Cohen), раввин и бывший редактор журнала движения, хочет, чтобы все оставалось как есть. Он утверждает, что новое законодательство будет неуместным и оттолкнет традиционалистов.
«Это безусловно приведет к отчуждению традиционалистов, но, что еще важнее, все усилия направлены на то, чтобы вытащить на свет практики, которые касаются наиболее частных сфер жизни», — написал он. — «Вовлекаться в подобную публичную дискуссию о частной жизни других — так же безвкусно, как и вульгарно, и так же излишне, как и возмутительно с точки зрения Галахи».
Льюитс, в свою очередь, отвечает, что еврейский закон всегда распространялся и на деликатные вопросы. «Мы — наследники традиции, которая не стеснялась ничего в потенциально святых сферах жизни, — говорит она. — «Сексуальность постоянно обсуждается в раввинистической литературе.»
Вне зависимости от того, смогут ли они выиграть эту битву, гомосексуальные раввины хотят менять консервативное движение и другими путями. Они утверждают, что сексуальность помогла им по-новому взглянуть на религиозный закон, практику и образование.
«Чем больше слышны наши голоса, тем большему количеству групп мы можем помочь как союзники — неважно, кто это: бисексуалы, трансгендерные люди или другие, кого не слышно в иудаизме», — говорит Лау-Лави.