пятница, 28 июля 2017 г.

Рэйчел Коэн-Роттенберг: “Эйблизм и эйджизм в одной маленькой упаковке"

Источник: Disability and representation
Переводчик: Валерий Качуров. Переведено специально для сайта Пересечения



На картинке изображена пожилая женщина в инвалидной коляске. Она поднимает руку, и видит на стене тень балерины с поднятой рукой. Внизу написана фраза:"Неважно, как вас видят другие. Главное то, как вы себя видите"



У меня есть только две позитивные мысли об этой картинке:


1) Я уверена, что у ее создателя были хорошие намерения.
2) Мне нравится виктрола на заднем фоне.


А теперь критика. Начнем с фразы внизу. Она призвана вдохновлять и поддерживать вас в том, что у вас может быть свой образ себя. И да, это справедливо. Действительно, мое чувство себя должно быть важнее, чем мысли других людей обо мне. Люди говорили мне об этом с тех пор, как я была маленьким чувствительным ребенком, хотя тогда я крайне соответствовала тому, что другие думают обо мне. Но они не объясняли мне того, насколько переплетены мое чувство себя и чувства других обо мне.
С тех пор я, конечно, поняла, что большинство из нас формируют свою самооценку в результате того, как к нам относятся другие люди, как они смотрят на нас, и насколько они нас ценят и уважают. И если вы были жертвой травли, или если вас искаженно воспринимали, то конечно же, вам нужно восстановить вашу самооценку, но обычно это не происходит в вакууме. Для этого нужна поддержка других людей, которые смогут дать вам достаточно неискаженное зеркало для того, чтобы вы могли увидеть в нем себя. И мне тоже нужно было такое зеркало, поэтому я много читала об опыте других инвалидов, читала всё о теории инвалидности, и среди моих друзей есть много инвалидов. Если бы этого не было, то я могла бы действительно поверить во все те вещи, которые люди говорят об инвалидности.

И это приводит нас к вопросу о том, как люди говорят об инвалидности, и как на этой картинке инвалидность и старость используются для вдохновляющих целей.
Пожилая женщина в инвалидной коляске - это то, о чем говорится в первой части фразы ("Как другие видят вас"). Что видят люди, глядя на нее? Буквально видят пожилую женщину в инвалидной коляске. Но конечно же, никто, если вы не мастер Дзен, не видит вещи такими, какие они есть, без какого-либо контекста - обычно люди окрашивают их своими оценками и интерпретацией. И на этой картинке видно, что люди интерпретируют старость и инвалидность как плохие вещи. Почему я сделала этот вывод? Потому что во второй части фразы говорится о том, как важно видеть себя в хорошем свете, и это противопоставляется первой части фразы, где другие люди видят вас пожилой женщиной в инвалидной коляске. Получается, что пожилые люди и инвалиды - это плохо.


Что же делают старые женщины, попав в инвалидное кресло? Конечно же, они воображают себя молодой балериной, в теле без инвалидности и со стройной фигурой. Может, они вспоминают себя в прошлом, которое уже ушло. А может, это нафантазированный образ, которого никогда не существовало. И, видимо, таким образом воображать себя - это и есть "видеть себя в хорошем свете". Это учит нас тому, что молодые балерины без инвалидности достойны самоуважения, а пожилые люди в инвалидных креслах... не достойны. Если вы старый человек, инвалид, и хотите иметь хорошую самооценку, то вам надо представлять себя кем-то другим. Хотя я не совсем понимаю, как это можно сделать, не теряя контакта с реальностью и со своей жизнью, и не становясь настолько психически отчужденн_ой от себя, что от этого создается нездоровое напряжение и ненависть к себе. Может, кто-то мне объяснит. Потому что мои собственные попытки притвориться другим человеком обычно приводили меня к повышенной тревожности и к ухудшению здоровья.


В любом случае, на этой картинке показывается, что люди воспринимают старость и инвалидность как нечто плохое, и что это нормально. Это не подвергается сомнению. Предполагается, что сама природа старения и инвалидности - это некая деградация. Но здесь не освещается тот факт, что само восприятие старения как деградации - это всего лишь следствие нашей культуры, в которой плохо относятся к старикам и инвалидам.
Да, мы живем в культуре, в которой у людей существует почти патологическое желание контроля, и поэтому большинство людей отвергают тех, кто показывает любые признаки старения и инвалидности. Как писала Сьюзан Уэнделл:


"Люди обычно ассоциируют инвалидность с потерей, зависимостью, пассивностью, слабостью, беспомощностью, стыдом, и полной некомпетентностью. В обществе, в котором западная наука и медицина традиционно сильны, большинство людей до сих пор верит в их обещания о всемогуществе и контроле над природой. А существование инвалидов напоминает этим людям о том, что даже наука и медицина могут потерпеть неудачу, могут не защитить их самих от болезней, инвалидности и смерти. Поэтому люди предпочитают игнорировать инвалидов, забывать об их существовании". (Wendell 1996, 63).


Все эти ассоциации, которые люди связывают со старостью и инвалидностью - такие, как потеря, зависимость, слабость, смерть - дают людям стимул и оправдание для того, чтобы игнорировать старых людей и инвалидов. Это освобождает не-инвалидов от ответственности за принятие того, что их собственное тело тоже уязвимо, и они тоже могут стать инвалидами в любой момент. Это позволяет им дистанцироваться от неизбежности смерти. (Wendell 1996, 60). Но из-за этого бремя проблемы ложится на самих инвалидов и старых людей - это значит, что они сами вынуждены решать, как им бороться с тем, что люди не ценят их и не желают их.
Очевидно, что на картинке изображено именно такое положение вещей. Потому что бремя ответственности лежит на пожилой женщине. Она должна представлять себя кем-то другим, а не люди должны больше уважать ее, и видеть ее красоту и ценность.


В нашей культуре глубоко укоренился подход, при котором меньшинства заставляют взваливать всё бремя на себя. Большинство профессионалов учат нас приспосабливаться к жизни, изменяя наши собственные взгляды и подходы, а не бороться за изменение тех взглядов и подходов в обществе, которые приносят нам так много горя и боли. Когда в среднем возрасте моя инвалидность стала очевидной, то я пережила много грусти и разочарования из-за физических трудностей и отчуждения. Отношение нашего общества к инвалидам меня очень огорчало. Но мой психотерапевт продолжал настаивать, что мне просто нужно найти лучшие способы приспособления. Однажды я спорила с ним весь сеанс, спрашивая: "Почему ответственность лежит только на мне, а не на всех остальных людях, которые в этом участвуют?". В ответ он просто повторял фразу: "Это ваши проблемы", как будто это единственный кусочек мудрости, который я не понимаю, и который надо мне постоянно повторять. Излишне говорить, что это был наш последний сеанс.


Конечно, я не против того, чтобы инвалиды развивали механизмы приспособления. Это необходимо. Но я против того, чтобы мы игнорировали те условия в мире, которые заставляют нас тратить столько времени и энергии на приспособление. И мне не нравится идея о том, что надо представлять себя членом нестигматизированного большинства, и что это здоровый способ справиться со стигматизацией. Вместо того, чтобы представлять себя другим человеком, лучше требовать от людей, чтобы они уважали нас такими, какие мы есть. ______


Ссылки:
1. Источник картинки в Facebook. http://www.facebook.com/photo.php?fbid=10150887120344632&set=p.10150887120344632&type=1&theater

2. Wendell, Susan. The Rejected Body: Feminist Philosophical Reflections on Disability. New York, NY: Routledge, 1996.