среда, 26 июля 2017 г.

Никия Поче: “Почему заставлять людей "быть проще" - это тактика угнетения”

Источник: Everyday Feminism
Переводчик: Валерий Качуров

Человек с кудрявыми афро-волосами смотрит в камеру, слегка нахмурив брови
Людей, которые выглядят легко и беззаботно, часто ассоциируют с позитивными характеристиками - такими, как дружелюбие и гибкость. Многие знают, насколько ценятся эти характеристики на рабочих местах.

Обычно таких людей хвалят, как командных игроков. Их первыми рекомендуют для продвижения по службе.

Доктора считают таких людей хорошо социализированными. Их друзья не могут противиться их компании, и романтические партнеры обожают их сговорчивость.

Но что, если вы - ваша настоящая сущность - совсем не просты? Что, если есть реальные причины для того, почему вы установили четкие границы в своей жизни, и научились формулировать свои потребности?

Лично я полностью противоположна “легким людям”.

Как бы я не пыталась, я не могу "беззаботно лететь с ветром". Если я выгляжу расслабленно, то будьте уверены, что перед этим я специально подготовилась, или я слишком вымотана и у меня нет энергии, или мне больше не интересно происходящее, то есть я вырубилась.

Я замечаю, что беззаботных и легких людей часто ассоциируют с высоким социальным капиталом, а тех людей, которые отстаивают свои потребности, ассоциируют со многими негативными вещами. Особенно если это чернокожие женщины, или чернокожие небинарные люди, которых воспринимают как женщин.

Везде, от рабочего места до межличностных отношений, нам рекомендуют “просто плыть по общему течению” - независимо от того, как опасно для нас это течение.

Особенно это актуально на рабочем месте, где я часто думаю вот о чем:

Я Знаю, Что Не Только Я Замечаю Всё Это Дерьмо



На моей недавней работе я часто была единственным человеком, который публично критиковал классизм, сексизм и идеалы белого превосходства, присущие стилю управления той организации.

Однажды на одном собрании я спросила, какое сообщение мы посылаем людям,  продолжая уделять приоритетное внимание тем партнерам, которые эксплуатируют молодых чернокожих людей, прося их мыть посуду или чистить пол зубной щеткой, при этом нанимая их для того, чтобы они занимались вводом данных.

В другой раз я спросила, почему мы до сих пор сотрудничаем с теми работодателями, которые утверждают, что "хотят нанимать только парней, потому что они сильнее".

В другой раз я говорила о дискриминационной практике, когда работодатель попросил у одного молодого человека написать автопортрет наряду с резюме, чтобы выяснить, можно ли допустить этого кандидата до собеседования.

И каждый раз мои белые коллеги решали защищать сексистские, классистские и расистские практики. Впоследствии они раскрывали свою привязанность к системам угнетения.

Я не была единственной, кто замечал эти угнетающие вещи. Но почти всегда я была единственной, кто хотел говорить об этих проблемах открыто, а не в комфорте за закрытыми дверями.

Я понимаю, что многим людям сложно говорить открыто, потому что это повышает их тревожность, и они ставят свое здоровье главным приоритетом. Я уважаю их потребности. Для меня это тоже нелегко.

Но я предпочитаю отказаться от комфорта, чтобы противостоять вопиющим или незаметным проявлениям угнетений.

Сейчас я рассказываю про токсичную среду, в которой незаметно и систематически уничтожаются возможности любого инакомыслия людей.

Что это означает?

Когда Вы Сопротивляетесь Системе, То Система Сопротивляется В Ответ

Когда я выражала свою озабоченность чем-нибудь, то меня всегда встречали либо непонимающие пустые взгляды, либо объяснения о том, что в "реальном мире" компании могут заниматься любыми дискриминационными практиками, и мы не можем заставлять своих партнеров придерживаться только лучших практик.

Да, в таких объяснениях есть немного правды. Но у нас есть обязанности перед молодежью - и в целом - делать всё возможное, чтобы не укреплять угнетение и не объявлять его нормой.

И отказываясь этим заниматься, люди выражают точку зрения о том, что с этим ничего нельзя сделать.

Чтобы противодействовать критике в свой адрес, лидеры организаций часто используют язык, который не дает людям озвучивать непопулярные мнения. Это обычная тактика замалчивания.

Например, они говорят что-то вроде "Вам требуется быть более гибкими", даже когда просят вас поработать больше без увеличения зарплаты. Так они предотвращают вопросы, которые могут поставить под сомнение само употребление слова "гибкость" в такой банальной ситуации.

Я считаю, что постоянно требовать гибкость от работников высокомерно. Нам и так требуется много гибкости для того, чтобы приходить на работу и выполнять свои обязанности каждый день.

Но когда на рабочем месте так ценится гибкость и легкость, то это вынуждает вас соглашаться с самыми бессмысленными требованиями, лишь бы ваше поведение не выглядело жестким и напряженным.

Вот ещё примеры тактик замалчивания:
- Игнорировать людей, когда они не согласны с вами.
- Прерывать и резко заканчивать разговор, когда человек выражает свои опасения (это случалось каждый раз, когда я говорила о нежелании разорвать отношения с партнерами, применяющими дискриминационные тактики найма).
- Тайно разговаривать с другими коллегами, обсуждая этого работника, и таким образом навязывать свое мнение всей команде.

Когда вы выражаете несогласие с начальниками, то конечно, у этого могут быть последствия. А особенно когда вы говорите о приверженности этих начальников к системам угнетения.

Но мы можем как-то этому сопротивляться!

Когда Мы Деколонизируем Свои Умы, То Их Угнетение Ослабляется

Многие из моих коллег - среди которых есть близкие и потрясающие люди - поняли, что есть социальная выгода в том, чтобы поддерживать чувство легкости и удовлетворенности в присутствии людей, которые могут пошатнуть их позицию, и лишить их единственного источника дохода.

Им приходилось “казаться проще” при межкультурном взаимодействии. И они делились своими чувствами только в компании других цветных работников, которые, как они знали, их поймут.

И это не случайно.
Сейчас используется много разных приемов, направленных на замалчивание того психологического ущерба, который терпят исторически маргинализированные люди, чтобы оставаться на работе в угнетающей их среде. Например, переключение кодов, взаимосвязь кодов, дистанцирование, безразличие, и простое повторение фразы "Но зато нам платят".

Когда мы работаем в среде, которая поощряет единообразие людей, и предлагает преимущества тем, кто всегда улыбается, кивает и соглашается, мы учимся тому, что сопротивляться и выглядеть отличающимися опасно, и что это может привести к остракизму, независимо от того, насколько разумна ваша отличающаяся точка зрения.

Так работает политика респектабельности - ошибочная стратегия выживания.

Вы обеспокоены тем, что о вас подумают другие люди, и при этом игнорируете те способы, которыми вы сами участвуете в собственной дегуманизации.

Люди с отличающимся цветом кожи часто вынуждены сохранять молчание, чтобы обеспечить свою безопасность. Особенно если раньше они регулярно находились в небезопасных ситуациях, или если они научились ценить чужой комфорт больше, чем личные и коллективные убеждения, направленные на снижение вреда.

Часто от нас требуют заботиться о сохранении комфорта именно тех людей, которые прежде игнорировали нашу критику и наши просьбы,  насмехались над нами, и использовали нас как козлов отпущения. Подобные ожидания становятся всё более явными.

На работе мы "должны" отложить наши травмы и потребности в сторону, чтобы атмосфера в комнате не становилась слишком неудобной и напряженной, когда мы выражаем презрение к таким системам угнетения, как белое превосходство, эдалтизм, классизм, сексизм, и другие вредные -измы, если они процветают на этом рабочем месте.

К сожалению, многие из нас игнорируют свои потребности даже тогда, когда это не грозит нам потерей работы.

Личные отношения тоже побуждают нас игнорировать свои нужды.

Чем бы вы ни занимались, вас часто учат жертвовать своими интересами,  и не говорить о своих потребностях, чтобы вас не посчитали “тяжелым в общении” и “занудным” человеком.

Но выражение Ваших Потребностей Не Делает Вас “Тяжелыми в общении”

Лично у меня нет проблем с тем, чтобы говорить о своих потребностях.

Но мои знания о том, как называть и объяснять важность своих потребностей, и рассказывать, каким образом они могут быть удовлетворены, часто заставляют других людей чувствовать себя некомфортно.

Похоже, то, что у человека могут быть свои собственные желания, часто считается нежелательным.

Часто я вижу растерянные лица, когда интересуюсь у людей, что им необходимо для того, чтобы чувствовать, что их ценят, уважают, поддерживают, защищают, и что о них заботятся.

Когда я спрашивала об этом у разных людей - как у друзей, так и у родственников - что для них означает поддержка, забота, и все такое, то многие отвечали: "Ну, я не знаю... Просто чувство поддержки. Я об этом не думал_а".

Совершенно нормально, что вам могут задавать вопросы о том, о чем вы ещё не думали. Лично мне нравятся такие моменты! Но поразительно, что люди выражали враждебность по отношению ко мне, и предполагали, что со мной что-то не так, раз я думаю об этом.

Наверное, считается, что выделить время на то, чтобы подумать о чем-то "настолько нелепом", как ваши потребности и желания, и попытки сделать так, чтобы кто-то другой не решал это за вас - это признак вашей ригидности, напряженности, и невозможности плыть по течению поверхностных разговоров.

Если выглядеть беззаботными позиционируется как лучший способ жить, то выглядеть напряженно и обеспокоенно должно быть оскорбительно.

Я Не Откажусь От Своих Потребностей, Чтобы Быть Привлекательной Для Вас

Ещё в молодости я отвергла гендерные нормы, поэтому многие люди критиковали меня, но я продолжала поддерживать свою подлинную сущность. Так я поняла, что даже под сильным внешним давлением меня не так-то просто заставить изогнуться и начать соответствовать ожиданиям других людей.

И до сих пор нет недостатка в попытках убедить меня - со стороны женщин, небинарных феминных людей, и феминно-представляемых людей - что мне было бы лучше расслабиться и плыть по течению.

Когда нас, женщин и феминных людей, заставляют отложить в сторону свои потребности, настаивая, что в обществе больше ценится простота и податливость, то нам становится проще ориентироваться на потребности других, но в то же время мы начинаем игнорировать то, чего мы сами жаждем и желаем.

Нам говорят, что знать свои потребности - это то же, что "воспринимать вещи слишком серьезно". Но по моему мнению, это очень проблематичное утверждение.

Многие из тех людей, которые решают за других, что для них будет "слишком серьезно" - это те же самые люди, которые отрицают серьезность того, насколько важно для людей с отличающимся цветом кожи получить деколонизированное образование.

Они отрицают то, насколько серьезна криминализация небелых людей. Они отрицают то, насколько серьезна культура изнасилований, и какое влияние она может оказывать на людей любого возраста. Они отрицают то, насколько серьезно говорить людям, что их комфорт не важен, когда эти люди говорят о своем опыте и о травмирующих социальных неравенствах.

Вот почему я утверждаю, что очень важно, особенно для чернокожих женщин, чернокожих феминных людей и чернокожих небинарных людей, помнить о том, что нет ничего плохого в том, чтобы определять, признать и отстаивать то, что улучшает качество их жизни.

Потому что, знаете что?

Нам Нужно Знать, Когда Быть Бескомпромиссными

Те из нас, кто решил жить жизнью, отличающейся от большинства, кто решил отказаться от социальных систем и правил, которые ограничивают полноту нашей жизни, считаются бескомпромиссными.

Если честно, то мне даже нравится, что я могу быть бескомпромиссной.

Развивая способность не идти на компромисс, я могу оспаривать те политики, которые укрепляют практики дискриминации, и отвергают важность нюансированного подхода к людям с отличающимся цветом кожи.

Зная, когда быть бескомпромиссной, я могу уклоняться от отношений с теми людьми, которые не отучились от угнетающего стиля общения, и по-прежнему привержены устаревшим гетеронормативным гендерным нормам.

Но тем не менее, если вас считают бескомпромиссными (читайте: противоположность легкости), это может иметь серьезные социальные последствия. Вас могут считать непригодными для любви и отношений, невнимательными, сложными в общении, и недостойными никакой заботы и сострадания.

Люди думают, что они всё о вас знают, и не дают вам возможности существовать вне их искаженных представлений.

В конце концов, вы - это то, что люди думают о вас, не так ли?

Конечно же, это не так!

Но это мощная контролирующая техника, заставляющая людей держаться подальше от своих потребностей. Этот подход мешает им изучать и быть открытыми для того, что лучше подходит им самим.

***

Окружающие определяют нашу ценности в зависимости от того, насколько хорошо мы общаемся, игнорируя при этом свои потребности. Подобное поведение навязывается в сериалах и фильмах, этому учат в школе, на работе, в семье, в дружбе и в романтических отношениях, и это считается квинтэссенцией женской привлекательности. Поэтому некоторые из нас могут ограничивать себя, чтобы иметь возможность карьерного роста, и чтобы поддерживать отношения.

Если вам очень сложно не идти на компромисс, я умоляю вас сопротивляться этому давлению - как внешнему, так и внутреннему.

Важно знать, в чем заключаются ваши потребности и ценности, и как можно объяснять людям их важность. Это позволяет вам распознавать те ситуации, которые вас не устраивают, правильно на них реагировать, и определять, что на самом деле улучшает вашу жизнь и питает ваш дух.

Иногда самый травматичный опыт помогает нам распознать и понимать наши потребности.

Я собираюсь написать вторую часть статьи, в которой я погружусь в свой травматический опыт, который ранил мою душу, но и помог мне осознать, почему важно научиться выражать свои потребности и устанавливать границы.

---

Никия Поче - начинающий автор Everyday Feminism. Она радикальная, чернокожая, сексуально флюидная, андрогинная, визионерская активистка за расовую и социальную справедливость, защитник развития молодежи, писательница и культурный критик. Она пишет о важности противостояния вредным социальным нормам, которые укоренены в империалистском белом капиталистическом патриархате, и постоянно придумывает способы выражения своей непримиримой ярости. Она пишет свою первую научно-популярную книгу, в которой описывается противостояние доминирующей культуре посредством ежедневных актов сопротивления. Поддерживая традицию протестных текстов, Никия пишет о темах расы, гендера, класса, сексуальной флюидности, сопротивления, исцеления, и немного о способах культивирования радикального воображения. Чтобы узнать, чем она занимается сейчас, вы можете зайти на ее сайт.