суббота, 29 июля 2017 г.

Мири Могилевски: "5 микроагрессий, которые часто слышат неверующие люди - и почему так не должно быть"



(Два человека сидят на диване. Один протягивает руки, объясняя что-то, а другой сидит, скрестив руки и отводя взгляд)

Источник: Everyday Feminism Переводчик: Валерий Качуров; переведено специально для сайта и паблика Пересечения Когда я думаю о том, как я пришла к атеизму и осталась в нем, то вспоминаю несколько определяющих моментов. Один из них случился, когда мне было 17 лет и я разговаривала по телефону со своим тогдашним бойфрендом. Он сказал, что у него есть некоторые опасения насчет наших отношений.


Я думала, что это явно что-то нехорошее. И наконец он признался: "Я не считаю, что могу быть с человеком, который не верит ни во что".


Я хорошо понимала, о чем он говорит. До этого мы несколько раз спорили о религии, и я знала, насколько для него важен католицизм.


Но почему я "не верю ни во что"? Я верю во многие вещи. Я верю в науку, в альтруизм, в человеческую доброту, в важность семьи, дружбы и культуры. И вера во все это означает "не верить ни во что"?


Тогда у меня не было слов и уверенности, чтобы поспорить. Я даже не считала себя атеисткой, потому что тогда я ещё не встречала атеистов, и, видимо, не понимала, что могу так себя называть.


Я знала, что я не верю в бога, но тогда я пробормотала что-то о том, что верю в некую неопределенную силу, которая управляет вселенной (скорее всего, я думала, что этой "силой" являются законы физики), и это вроде бы удовлетворило моего бойфренда.


Мне потребовалось достаточно много времени - даже больше, чем длились те отношения - чтобы понять ту свою реакцию, и простить себя за нее.


Некоторое время я думала, что поступила трусливо, и даже считала себя лгуньей. Но в тот момент я действительно верила в то, что говорила. Лишь позже мне стало понятно, что в старших классах школы я жила в обществе, в котором было совершенно не принято открыто говорить об атеизме.


Позже я узнала о привилегиях, угнетении, и микроагрессиях. Эти концепции помогли мне понять многие из динамик, которые обсуждаются в феминизме - такие, как сексизм, расизм, трансфобия, и другие способы, которыми наше общество маргинализирует людей на основе их идентичностей.



Эти концепции помогли мне понять и мой опыт, как еврейской атеистки, которая росла в обществе, где христианство является привилегированным, а остальные формы веры и неверия считаются маргинализироваными.

Христианские привилегии - это понятие о том, что в нашем обществе (как и во многих других) христианские верующие получают преимущества только из-за своей религии. А все остальные люди лишены этих преимуществ, и испытывают притеснения.
Некоторые из этих притеснений происходят в крупных масштабах. Например, дети, которые являются не-христианами, могут подвергаться травле и физическому насилию из-за своей религиозной идентичности (или ее отсутствия).
Другие притеснения происходят в меньшем масштабе, они наносят менее очевидный вред и не выглядят как прямая угроза, но тем не менее они причиняют людям боль.
Такие притеснения называются микроагрессиями. Психолог Деральд Уинг Сью определила их как "короткие единицы общения, посредством которых конкретным людям посылаются оскорбления по причине их членства в группе".
Изначально эта концепция была создана для рассмотрения расизма. Она оказалась для меня чрезвычайно полезна, и помогла понять, почему некоторые вопросы и фразы христиан так ранили меня, даже когда они говорили это с хорошими намерениями.
Конечно же, те микроагрессии, которые я испытываю в качестве белой атеистки, не совпадают с теми микроагрессиями, с которыми приходится сталкиваться представителям религиозных меньшинств. И угнетение меня тоже отличается от угнетения их.
В этой статье я могу рассказать только о своем опыте. И я призываю вас услышать голос цветных атеистов и религиозных не-христиан, чтобы понять и их опыт жизни при христианских привилегиях.
Вот несколько примеров микроагрессий, которые часто слышала  я и другие знакомые мне неверующие люди. И объяснения того, почему, несмотря на добрые намерения, стоящие за некоторыми из них, они могут быть очень вредными.
1. "Вы измените свое мнение, когда станете старше".
Молодые атеисты часто слышат это от христиан более старшего возраста.
Хотя это правда, что некоторые неверующие люди позже становятся верующими и даже религиозными, совершенно очевидно, что это происходит не со всеми. Более того, иногда некоторые верующие, и даже горячо верующие люди, позже становятся атеистами!
Представьте, как глупо бы звучало, если бы молодому христианину сказали "Ты изменишь свое мнение, когда станешь старше".
И в нашем случае это тоже звучит глупо. И к тому же это причиняет нам боль из-за эйджизма (как будто молодые люди не могут знать, чего они хотят, что им нужно в жизни, и во что они верят!). А также это напоминает нам о том, что наша идентичность как неверующих людей считается менее законной, чем идентичность христиан.
Молодые квир- и транс-люди тоже слышат подобные упреки от людей старшего возраста. Это унижает нашу идентичность, подразумевая, что старшие люди лучше нас знают о том, что для нас хорошо, а что нет.
Но нет никаких веских оснований для того, чтобы считать, что люди из-за своего возраста могут не понимать, кем они являются.

2. "Ты слишком добр_ая, чтобы быть атеистом"
Моя подруга часто слышит подобные вещи. Она действительно приятный человек, но я уверена, что никто бы не сказал ей "Ты слишком добрая, чтобы быть верующей", если бы она была верующей.
Это исходит из того, что многие христиане стереотипно считают атеистов злыми, грубыми и конфликтными. Но грубые и конфликтные люди есть и в любых религиозных группах. Например, некоторые из христиан долго приставали ко мне и просили обосновать мой атеизм, хотя я никак не провоцировала их.
Если говорить о злости и гневе, то иногда это правомерный ответ на происходящую в мире несправедливость, с которой нередко сталкиваются неверующие люди.
Сама я редко чувствую гнев, я понимаю, почему другие его чувствуют. Меня тоже называли "слишком доброй, чтобы быть атеистом". Хотя я глубоко симпатизирую всем своим неверующим друзьям, которых не воспринимают настолько "добрыми", просто потому что они более открыто, чем я, говорят о вреде христианских привилегий.
Это замечание служит напоминанием о том, что для христиан, говорящих нам подобные фразы, принятие меня полностью зависит от того, насколько я вежливая, и насколько усердно я пытаюсь не причинить им дискомфорт посредством оспаривания их привилегий.
В этом есть что-то явно неправильное.
3. "Я никогда бы не стал_а вступать в отношения с атеистом” (или “Я не хочу, чтобы мои дети вступали отношения с атеистами”)
Очевидно, что у вас есть право устанавливать стандарты для своего партнера. Но только не выбирайте за своих детей. Если вы так ненавидите атеистов, то просто не знакомьтесь со мной.
Но дело в том, что когда религиозные люди говорят, что они никогда не создадут отношений с атеистом,  они при этом подразумевают, что атеист не может быть нравственным, заботливым, надежным, и симпатичным человеком.
Хотя на самом деле многие из ценностей, которые пропагандируются людям в их религии (такие, как альтруизм, честность, уважение к другим) - это те же самые ценности, которые высоко ценятся и у атеистов.
Если вы подумали об этом, и всё равно решили, что ваш партнер должен быть религиозным человеком, то это нормально. Но если кто-то сам не спрашивает ваше мнение на эту тему, то незачем говорить о том, что вы бы не стали создавать отношения с атеистом.
Высказывая подобные убеждения, вы напоминаете всем неверующим людям, находящимся рядом с вами, насколько плохо многие к ним относятся.

4. "У вас был плохой опыт в церкви"
Иногда христиане предполагают, что каждый атеист раньше был христианином, который однажды пришел в какую-то плохую церковь.
Но некоторые неверующие люди вообще никогда не интересовались религией, а у некоторых убеждения менялись со временем, без каких-либо провоцирующих инцидентов. Делать необоснованные заявления о чьем-то прошлом опыте - слишком самонадеянно.
Да, некоторые люди становятся атеистами после негативного контакта с религией. Хотя у благонамеренных христиан и возникает соблазн сказать таким людям о том, что не все церкви христианства похожи на то, что они испытали, но это определенно звучит так же, как "не все мужчины" в феминизме.
Конечно, не все христиане одинаковы. Но никто не обязан давать христианству второй (или третий, или четвертый) шанс.
Такие замечания напоминают мне о предположениях некоторых людей насчет моей квирности, что она возникла из-за "плохого опыта" с мужчинами.
Я не думаю, что в моем случае это так. Но иногда такое может происходить. И такие слова, как "плохой опыт", могут означать и "ужасающий, травматичный опыт, который невозможно забыть".
Те люди, которые испытали насилие и травму в религии, не могут просто отмахнуться от этого, как от "плохого опыта в одной церкви". Это остается с ними навсегда, и они не обязаны это прощать.
Идентичности, созданные травмой - это такие же полноценные идентичности, как и любые другие.
5. "Если у вас нет веры, то что мешает вам делать аморальные вещи?"
Предположение о том, что у неверующих людей нет морального кодекса - это одно из худших предположений о нас.
Хотя некоторые христиане, задавая этот вопрос, могут делать это просто из любопытства - например, если им действительно хочется узнать, как именно я принимаю этические решения -  сама постановка этого вопроса предполагает, что только религия дает людям возможность принятия моральных решений.
Такое предположение не только оскорбительно для нерелигиозных людей, но и поддерживает многие способы маргинализации атеистов, существующие в нашем обществе.
Например, в некоторых штатах атеистам до сих пор запрещено занимать государственные должности. И только 58% граждан США проголосовали бы за неверующего кандидата в президенты, "обладающего в целом высокой квалификацией". Хотя это значительно больше, чем в предыдущих опросах. Если говорить об обычной жизни, то, как я упоминала раньше, многим людям нравится напоминать нам о том, что они никогда не согласятся состоять в отношениях  с нами, или "позволить" это своим детям.
В итоге неверующих людей считают морально сомнительными.
И подобные вопросы налагают на нас необходимость доказывать спрашивающим людям, что мы как-то способны воздерживаться от аморальных поступков - от лжи, мошенничества, или от чего-нибудь похуже.
Но многие верующие делали ужасные вещи во имя своей религии. Хотя это не означает, что все верующие такие, или вся религия такая. Но было бы справедливо просить у религиозных людей так же доказывать свою моральность, как они сами требуют от атеистов.
Лично я стараюсь вести себя морально, потому что, когда я этого не делаю, то это наносит вред людям.
Если рассмотреть более простой уровень, то многие люди начинают чувствовать себя плохо, когда делают что-то неправильное. Избегать плохих чувств - это достаточно хорошая мотивация, даже если нет другой.
Я уверена, что у большинства религиозных людей есть такие же чувства. Они могут приписывать их своей вере, но на самом деле многие люди мотивированы на то, чтобы делать правильные вещи, даже если иногда у них это не получается. В этом мы все достаточно похожи.
***
Микроагрессии причиняют боль. Они заставляют нас сомневаться в нашей идентичности и чувствовать себя ничтожными. Они толкают нас к религии, когда мы уже знаем, что она для нас не подходит. Они заставляют нас стыдиться нашей идентичности и скрывать её, как я делала в старшей школе.
Микроагрессии вредны. Они укрепляют господство христианства в обществе. Они незаметно напоминают всем о том, что только христиане считаются моральными, правильными и нормальными, а неверующим людям и другим не-христианам всегда приходится отстаивать свои претензии на моральность и допустимость.
И, наконец, микроагрессии препятствуют подлинному взаимопониманию между неверующими и верующими людьми.
Если вы сами являетесь христиан_кой, и узнали себя в некоторых из приведенных мной примеров, то вам может быть интересно, как лучше общаться с неверующими, чтобы установить с ними подлинное взаимопонимание. Скорее всего, вы не хотите никого обидеть, и не хотите укреплять христианские привилегии посредством ваших слов и вопросов. Но одних только намерений недостаточно.
Задавая нам вопросы, попытайтесь исходить из любопытства, а не из защиты своей позиции.
Например, вместо вопроса "Как вы можете быть нравственными людьми без веры?" вы можете спросить "Как вы принимаете решение, если сталкиваетесь с нравственной проблемой?".
Если вы чувствуете, что придумываете собственный вывод о том, как человек стал неверующим, то лучше спросите об этом у самого человека. Многим неверующим людям нравится рассказывать свою историю, как и многим религиозным людям нравится рассказывать о моментах, которые привели их к вере.
Не говорите людям, что отсутствие веры делает их жизнь хуже или бессмысленнее. Вместо этого лучше спросите, как их убеждения им помогают. Если они достаточно доверяют вам, то расскажут и про их недостатки. А иногда, несмотря на ваши предубеждения, недостатков на самом деле нет.
Если вы совершаете микроагрессии, предполагая, что все неверующие люди грубые, аморальные и эгоистичные, то этим вы поддерживаете христианские привилегии и маргинализацию не-христиан - как светских, так и религиозных.
Быть против христианских привилегий - это значит учиться видеть не-христианские идентичности и религии, как такие же серьезные и сложные явления, как и христианство.
Многим христианам не понравится, если их смешивают с другими христианскими церквями, или с ответвлениями веры, с которыми они не согласны. И неверующим людям тоже не понравится, если вы путаете их с тем придурком-атеистом, которого вы однажды встретили в классе философии на первом курсе колледжа.
Не все неверующие заинтересованы в том, чтобы объяснять вам свой путь, и это нормально. Но многим из нас нравится говорить об этом. И всё, что вам нужно для этого - задать нам вопрос с любопытством, и захотеть услышать ответ.
---
Мири Могилевски - автор статей для Everyday Feminism. Она недавно окончила магистратуру по специальности Социальный работник, и начала карьеру в качестве консультанта в Колумбусе, Огайо. Ей нравится читать, писать, изучать психологию, социальную справедливость и сексуальность. Также она работает над навыками фотографирования своего кота. Мири ведет блог под названием Brute Reason, пишет в Tumblr, и иногда даже твитит в @sondosia.