четверг, 9 ноября 2017 г.

Айман Экфорд: «10 аспектов жизни, на которые может влиять ОКР, — и о которых обычно не говорят»

Раньше я уже писала о том, что у меня обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР).
Это психическое расстройство, которое приводит к тому, что:
а) у человека возникают навязчивые и нежелательные мысли — обсессии, и
б) человеку хочется повторять неприятные для него ритуалы — компульсии.

По данным National Institute of Mental Health, OКР встречается примерно у 1% населения.
При этом аутичные люди и люди с другими видами инвалидности, ЛГБТ-люди, мигранты, представители расовых и национальных меньшинств более подвержены ОКР (как и некоторым другим психическим заболеваниям), из-за так называемого кризиса меньшинства. Проще говоря, из-за дискриминации со стороны общества, более низким качеством жизни и вероятных проблем с самопринятием.

При этом даже в сообществах маргинализированных людей об ОКР известно очень мало. Многие считают, что ОКР влияет только на то, что человеку время от времени приходят в голову странные мысли, и что иногда он повторяет навязчивые действия — например, что он часто молится и не может избавиться от мыслей о неудачном публичном выступлении.

На самом деле все гораздо сложнее.
Во-первых, даже «ограниченные определенным редким видом деятельности ритуалы могут иметь тенденцию к распространению на остальные сферы жизни. Например, если вам сложно не читать молитвы утром и вечером, у вас позже может возникнуть желание перечитывать молитвы гораздо чаще (так начался мой самый сильный цикл ОКР, который привел к тому, что я не могла читать, смотреть фильмы, писать экзамены и гулять по городу, не прерываясь на молитвы).

Во-вторых, даже не очень сильные навязчивые мыли и ограниченные узкой областью компульсии могут отразиться на самых разных аспектах жизни.

В этой статье я хочу обратить внимание на 10 последствий ОКР, о которых редко пишут в научно-популярных статьях.
Этот список основан на моем собственном опыте, который может отличаться от опыта другого человека с ОКР. Но, изучая ОКР, я поняла, что мои проблемы не настолько уж редкие. Возможно, мой список поможет вам понять серьезность тех проблем, с которыми сталкивается ваш знакомый с ОКР.


1) ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ И ВНИМАНИЕ.
Представьте, что вы не можете читать книги, не проверяя номера страниц и не перечитывая абзацы, которые кажутся вам наиболее важными.

В начале цикла вам просто хотелось «удостовериться, что вы правильно перевернули страницу. Потом у вас появились странные сомнения в восприятии прочитанного и в восприятии реальности в целом. Желание перелистывать страницы и проверять прочитанное стало настолько сильным, что вы уже не можете этому сопротивляться. Затем вы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО перестаете воспринимать то, что читаете, — потому что желание проверять сопровождается очень сильной тревожностью, нелогичность сомнений вызывает мерзкое чувство расхождения реальности и восприятия, а попытки сопротивляться желанию проверять требуют много усилий и высокой степени концентрации внимания. Итак, внимание, которое нужно для восприятия прочитанного, практически полностью поглощается ОКР.
Вы можете «забыть, что пересыпаете соль в банку и случайно высыпать соль на пол, потому что во время пересыпания соли ваше внимание занято мыслями о том, правильно ли вы прочли последнее слово в книге.
Вы можете забыть очень важную вещь в кафе (даже если жутко боитесь ее забыть), потому что в данный момент ваше внимание занято проверкой прочитанного абзаца.
Вы можете стоять перед столом с разбросанной посудой и не понимать, как сложить ее в ящик. С чего начать? Какой предмет взять первым? Как физически взять этот предмет в руки? Как положить его на место? Что делать после этого? Задача может быть невыполнимой.


Вы будете тормозить. Очень сильно тормозить, потому что вам будет хотеться проверить проклятый текст. Вы окажетесь в ловушке. Если вы проверите текст, в дальнейшем вам будет хотеться проверять его еще сильнее. Вы будете хоть два часа перечитывать одно и то же слово, и все равно вам будет хотеться проверить, так ли вы его запомнили. Любая проверка будет вас «затягивать все глубже и глубже в цикл.
Если вы не проверите то, что хотите проверить, — то мысли о проверке какое-то время все равно будут перегружать ваше внимание и исполнительную функцию.

Это особенно тяжело, если у вас (как и у меня) исполнительная дисфункция, проблемы с переходом от одного вида деятельности к другой и проблемы с концентрацией внимания.
Вы можете стать временно нетрудоспособным, и никто не будет понимать причину и серьезность ваших проблем.


2) ЛОГИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ.
Одна из основных проблем ОКР заключается в том, что в те моменты, когда мне хочется повторять бессмысленные ритуалы, мне кажется, что у этих ритуалов есть смысл. Когда я читаю, мне ДЕЙСТВИТЕЛЬНО кажется, что я могу перевернуть лишнюю страницу и пропустить часть текста (даже если в действительности я могу понять по смыслу, что читаю не там, где надо, и вернусь на нужную страницу).

Все мое восприятие — мои чувства, память о предыдущем опыте, абсолютно все — указывает на самый маловероятный вариант. Это похоже на сон, когда ты логически понимаешь, что спишь, но при этом происходящее вокруг кажется тебе реальностью.

Если у меня возникают навязчивые мысли, мой мозг выискивает любое подтверждение их правдивости. Самое неприятное заключается в том, что у меня хорошо развито логическое мышление, и именно логический анализ помогает мне решать самые разные проблемы. Мои эмоции очень редко перекрывают логику (если эти эмоции не связаны с психическим расстройством, вроде фобии или ОКР, или если они не вызваны очень сильным потрясением). Но при ОКР мое сознание меняется. И я это чувствую, — в отличие от многих людей с ОКР, я знаю, какие именно мысли вызваны ОКР, но я не могу им нормально сопротивляться. Поэтому я часто наступаю на одни и те же грабли, в течение многих лет поддаюсь одним и тем же циклам.


3) ВОСПРИЯТИЕ РЕАЛЬНОСТИ.
Итак, во время цикла ОКР мне сложно логически анализировать то, на чем меня «глючит, а на уровне восприятия и чувств мне могут казаться правдоподобными самые абсурдные идеи.

Это не единственное искажение восприятия. ОКР может влиять еще и на память. Например, из-за ОКР мне может быть сложно вспомнить, как я открывала и проверяла текст, который мне хочется проверить еще раз. Я помню все, что было до и после проверки текста. Но я могу «забыть сам момент проверки.
Это никак не связано с самой памятью, потому что память у меня лучше, чем у всех моих знакомых (за исключением одного человека). Просто из-за ОКР часть жизни, связанная с нынешним циклом, может «выпасть из моих воспоминаний или вспоминаться не очень четко, размыто, как в очень раннем воспоминании или неправдоподобном сне. После окончания цикла «утерянная часть воспоминаний может снова ко мне вернуться.


4) ИДЕНТИЧНОСТЬ.
Один из самых тяжелых циклов ОКР был связан с тем, что я боялась оказаться «неправильной аутисткой — или не аутисткой вообще. Дело в том, что я всю жизнь чувствовала себя инопланетянкой, и когда я узнала о своей аутичности, мне было очень важно, что я наконец-то нашла объяснения своим отличиям, нашла других людей, похожих на меня.

Когда меня начало «глючить на том, что я — ненастоящая аутистка, я уже прошла уйму тестов на самодиагностику, изучила критерии диагностики, прочла кучу статей об аутизме на русском и английском языке, поняла, что опыт других аутистов мне гораздо ближе и понятнее опыта нейротипиков, и даже получила подтверждение диагноза.

Вначале я очень боялась этого цикла.
Я боялась, что если о нем станет известно, мои оппоненты в активизме используют его против меня, — тем более, что сторонники парадигмы патологии и так постоянно утверждают, что аутисты, не считающие аутизм болезнью, не являются настоящими аутистами.
Я боялась, что родственники, которые признают мою аутичность, вдруг начнут ее отрицать, чтобы я «почувствовала себя нормальной (они ведь считают, что все люди мечтают быть нормальными).
Я боялась потерять аутичное сообщество, которое уже стала считать своим.

И чем больше я боялась, что о моих сомнениях узнают, тем сильнее эти сомнения становились. Чем больше я старалась подавлять навязчивые мысли о том, что я «ненастоящая аутистка, тем сложнее было с ними справиться. У меня появились компульсии в форме мысленных проверок всех своих аутичных черт. И любое несоответствие стереотипным представлениям об аутизме (абсурдность которых я сама понимала), снова вызывало навязчивые мысли.

Очень долго мне казалось, что я одна испытываю нечто подобное, и от этого было еще хуже.

Недавно я читала статью трансгендерного человека с ОКР, у которого были подобные сомнения по поводу своей трансгендерности. Оказывается, что у людей с ОКР довольно часто бывают циклы, связанные с их сексуальной ориентацией или гендерной идентичностью. При этом появление этих циклов не означает ни того, что человек ошибся со своей идентичностью, ни того, что человек понял, кто он. Эти циклы нелогичны. Они указывают лишь на то, что человеку очень важна его нынешняя идентичность (и то, что она ему дает), и он боится ее потерять.


5) УРОВЕНЬ АГРЕССИИ И АУТОАГРЕССИИ.
Когда к вам в голову лезут неприятные мысли и вам кажется, что вы срочно должны выполнить очередной ритуал… всем вокруг от вас что-то надо!
Вас отвлекают, не давая закончить ритуал, и вот вы уже «висните от сильного желания его закончить.
Или, наоборот, вас просят сделать что-то, что косвенным образом связано с вашей компульсией, когда вы ее уже почти побороли, и все начинается заново.
Или кто-то говорит что-то на тему ваших обсессий, чем снова вызывает навязчивые мысли.

Неудивительно, что после этого вам может хотеться кому-то врезать (или хотя бы просто на кого-то наорать). Особенно, если у вас и без того вспыльчивый характер.

Кроме того, ОКР может спровоцировать агрессивное поведение по отношению к себе (или поведение, которое так воспринимается со стороны). Например, одно время я сильно кусала себя за руки и билась головой об крышку стола, потому что мне в голову лезли неприятные «богохульные картинки, связанные с иконами. Боль перебивала эти картинки. И заодно отвлекала меня от компульсий, — в то время меня постоянно «тянуло читать молитвы, и, как я писала выше, это очень негативно сказывалось на моей повседневной жизни.


6) ОБЩЕНИЕ.
Представьте себе человека, который постоянно вытворяет какие-то очень странные вещи (часто читает молитвы, начинает внезапно лизать и кусать себе руки, все время отвлекается от разговора, чтобы несколько раз перелистнуть одну и ту же страницу книги).
Представьте, как на этого человека отреагирует большинство людей. А теперь еще представьте, что этот человек вспыльчивый, рассеянный и не может выполнить элементарную последовательность действий (см. предыдущие пункты).
Теперь вы понимаете, как ОКР вредит общению?

Но это еще не все! Сам цикл ОКР тоже может быть связан с общением.
Например, несколько месяцев назад я два часа не давала своей девушке спать, потому что мне казалось, что я ДОЛЖНА доказать ей, как сильно в обществе навязывается необходимость получить высшее образование (причем проблема была не в том, что она это не понимала — а в том, что мне ТОГДА КАЗАЛОСЬ, что она этого не понимает).
А два года назад я очень сильно достала ее вопросами о том, не рассоримся ли мы из-за разных интересов (тогда мне действительно перед каждым новым вопросом казалось, что в прошлый раз я забыла что-то уточнить, а анализировать ситуацию в целом я тогда не могла — см. пункт 2).


7) ВОЗМОЖНОСТЬ ПОЛУЧАТЬ УДОВОЛЬСТВИЕ ОТ СЕКСА.
Представьте, как сложно наслаждаться сексом, когда в соседней комнате вас «ждет неперечитанный абзац книги, а вам в голову лезут мысли о том, что вы прокляты Господом. И особенно неприятно, если компульсии или обсессии «накрыли вас в процессе...


8) ВОЗМОЖНОСТЬ НАСЛАЖДАТЬСЯ ХОББИ, И ЗАНИМАТЬСЯ ВАЖНЫМИ ДЛЯ ВАС ВЕЩАМИ.
Иногда ОКР затрагивает те аспекты вашей жизни, с которыми у вас раньше не было проблем. Например, раньше мне было очень просто читать, и мне нравился сам процесс чтения. После нескольких циклов ОКР, связанных с чтением, я вырубалась даже во время чтения очень интересных книг. «Вырубалась в буквальном смысле слова. Я засыпала — причем довольно быстро и неожиданно, и когда просыпалась, ощущение было такое, словно я выпила слишком много снотворного. Как будто мой разум хотел защитить меня от напряжения, вызванного ОКР, и просто отключался.
ОКР может сильно портить то, что вам нравится.
Я не удивлюсь, если кто-то из-за ОКР сменил религию, ушел с любимой работы или отказался от важного проекта.


9) ОБУЧЕНИЕ НОВЫМ НАВЫКАМ.
Мне нравится шить, но мне очень сложно заставить себя шить медленно, так, чтобы все стежки были одного размера. Одна мысль об этом вызывает у меня сильную тревожность (и это меня серьезно ограничивает, потому что я не решаюсь браться за сложные изделия).

Подобное ощущение возникает у меня и в других ситуациях. Например, оно возникало, когда я должна была проверять статьи. Очень долго я не понимала, почему мне так сложно заставить себя взяться за проверку. Когда надо было проверить один текст больше двух раз, у меня словно включался фильтр восприятия. Мне очень не хотелось этого делать, каким бы интересным и важным ни был текст. Мое внимание сразу же концентрировалось на чем-то другом…
Я не понимала, что это, пока не решила «преодолеть себя. Я начала проверять тексты чаще и внимательнее. Стала перечитывать отдельные абзацы в поисках ошибок. Стала следить, точно ли я сохранила файл на компьютере и правильно ли я опубликовала статьи в блоге, — вначале я проверяла это один раз. Потом все чаще. И вот я уже оказалась в ловушке нового цикла.

Конечно, этот цикл не улучшил качество ведения блогов, — иногда, например, я бываю так занята проверкой пары абзацев текста, на которых меня «заглючило, что не замечаю глупейшую ошибку в заголовке.
Зато этот цикл улучшил мое понимание собственных «защитных механизмов.

Я поняла, что мой мозг иногда включает режим «очень страшно и сложно делать все медленнее и «как же обломно мне все проверять, чтобы защитить меня от очередного цикла ОКР. Я поняла, что мне не стоит «преодолевать эту защиту без крайней необходимости.

Проблема в том, что эта защита мешает мне осваивать новые навыки и совершенствовать старые.


10) ПРОЯВЛЕНИЕ ДРУГИХ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ.
Когда я училась в школе, меня часто «глючило на том, что в классе я могу сказать что-то не так, и тем самым спровоцировать новый виток травли со стороны одноклассников. Это усиливало селективный мутизм при общении с ровесниками.

Сейчас я живу с с-ПТСР. ОКР приводит к тому, что я могу сама «задевать свои триггеры, вызывая флешбеки. Вначале желание задеть триггер может восприниматься как нечто безобидное, потому что чем чаще я сталкиваюсь с триггерами, тем сильнее они мне мешают, а меня обычно «тянет к тем триггерам, на которые я давно не натыкалась.
Проблема в том, что компульсии со временем тоже становятся сильнее, и через какое-то время мне уже станет плохо после соприкосновения с триггером.
Кроме того, триггеры могут «цепляться еще и за обсессии. То есть, я могу не только выполнять ритуалы, связанные с травмирующими меня вещами (например, искать травмирующие тексты); меня может «глючить на мыслях, которые могут спровоцировать флешбеки, — либо обсессия может возникнуть во время флешбека, усиливая его.

***

Как я писала в начале статьи, у разных людей ОКР проявляется по-разному. Поэтому я не пытаюсь создать универсальное описание жизни с ОКР. Я просто хочу объяснить, что ОКР — очень сложное явление, оказывающее негативное воздействие на самые разные сферы жизни.


ОКР — не забавная причуда и не нечто, что можно преодолеть усилием воли. Если бы я могла «преодолеть ОКР, я бы сделала это давным-давно. От ОКР очень сложно избавиться окончательно, особенно без помощи специалиста. Поэтому недоступность качественной терапии ОКР и недостаток социальной поддержки является одной из самых серьезных проблем в моей жизни. И, вероятно, не только в моей. Так что, если у вас есть знакомый с ОКР, не усугубляйте эту проблему обесцениванием его опыта.