вторник, 21 ноября 2017 г.

Айман Экфорд: "О "ВСЕХ" гомосексуалах"

Фото котят в коробке - у которых, вероятно, есть охотничий инстинкт, но которые все равно отличаются друг от друга

Вот почему ни один мой знакомый (надеюсь) не прочтет фразу: "Некоторые котята рождаются без охотничьего инстинкта" как: "Она утверждает, что все коты - никудышные охотники!".

Но зато многие активисты умудряются прочесть (или услышать) мою фразу: "У некоторых гомосексуальных людей нет внутренней гомофобии" как: "Она отрицает наличие внутренней гомофобии".
Как они это читают? ГДЕ они это видят? Где здесь логика?
При том, что я даже повторяю, что внутренняя гомофобия - серьезная проблема. Что я сама от нее страдала, и ее остатки мешают мне до сих пор. Что эта самая внутренняя гомофобия есть практически у всех гомосексуальных людей.
Но "практически" - не значит у всех. Мозг человека-сложная штука, поэтому корректнее говорить не "все гомосексуалы страдают от внутренней гомофобии", а "подавляющее большинство гомосексуалов", "примерно 99.9%" и т.п.

Я говорю это только потому, что "все гомосексуалы", "все женщины", "все инвалиды", "все евреи" и т.п. - звучит смешно! Особенно когда речь идет о неврологии, о мышлении, о психике. Люди - разные. Мозг людей устроен по-разному. Даже у котов участки мозга, отвечающие за поведение, могут работать по-разному, а мозг человека - более сложная штука.
Внутренняя гомофобия возникает из-за усваивания культурных норм в гомофобной среде, и из-за защитных механизмов. Так неужели вы думаете, что все люди одинаково усваивают культурные нормы? Что у них одинаково работают защитные механизмы? Мы говорим о ПСИХИКЕ ЧЕЛОВЕКА.



Подобные обобщения покажутся смешными тем, кто понимает, насколько психика - сложная штука. Даже всем, кто понимает, что люди не являются клонами, что у всех разный опыт и разный образ мышления.
Так что ваше "все гомосексуалы" многих просто оттолкнет.

Это действительно смешно. Смешно настолько, что из-за подобных ошибок я не могу всерьез воспринимать большую часть радфемских групп, с их "всеженщинами", потому что по их логике меня не должно существовать. Но я все же есть. Я женщина, но при этом практически все, что они пишут, для меня неактуально. Потому что я принадлежу сразу к нескольким стигматизированным группам. Я не "просто женщина". И потому что я - нейроотличный человек, и мой образ мышления отличается от их образа мышления.

И, знаете, когда я встречала только информацию, в которой заявление "все люди" обязательно обозначало, что на меня это не распространяется, мне это было довольно неприятно. В подростковом возрасте это только укрепило мои мысли о том, что для большинства - я не человек. Это была одна из причин, по которой мне казалось, что в будущем меня убьют в концлагере. Что еще можно ожидать от общества, которое в буквальном смысле отрицает, что ты человек?

И сейчас подобные вещи делают сообщества, которые называют себя "семьей", "Сообществом" (с общей гордостью, историей, идентичностью, с коллективными чувствами)...
Они просто выбрасывают людей, которые мыслят не как они, выбрасывают их даже из своей риторики.

А эти люди - некоторые нейроотличные люди, некоторые люди с ментальными заболеваниями - являются такими же гомосексуалами/бисексуалами/трансгендерами, как те, кто это говорит. Только еще более уязвимыми, потому что отличия в восприятии культуры влияют на все сферы их жизни, и это - серьезная стигма.

Они - такая же уязвимая социальная группа, как ЛГБТ-подростки, ЛГБТ-мигранты, ЛГБТ-бездомные... И если вы намеренно выкидываете их даже из своей риторики, если делаете это специально, чтобы ваши слова звучали убедительнее, то вы - не Сообщество.
Вы не строите сообщество для всех ЛГБТ-людей. Вы строите сообщество для ИЗБРАННЫХ ЛГБТ-людей.

Но никогда не поздно измениться. И я действительно хочу, чтобы вы и дальше продолжали бороться с внутренней гомофобией, бифобией и трансфобией. Но не за счет других людей.
Для этого вам надо просто заменить слово "все" на "большинство".

P.S. Я знаю кота без охотничьего инстинкта. И я знаю бисексуального человека без внутренней бифобии. Но даже если бы я их не знала, было бы довольно легко предположить, что они существуют.