вторник, 14 ноября 2017 г.

Айман Экфорд: «Счастье в замужестве? Стереотипы из советского и российского кино»

Кадр из фильма "Служебный роман". Людмила Прокофьевна, облокотившись на стол, смотрит на подаренные ей цветы

В СССР женщины получили гражданские права раньше, чем в других странах мира. И поэтому с точки зрения гендерного равенства СССР считается довольно прогрессивной страной. У советских женщин раньше появилось право на аборт. Женщины могли работать, занимать высокие должности, принимать участие в политической жизни, учиться во всех учебных заведениях, самостоятельно распоряжаться своей собственностью... И это значит, что в СССР не было вопросов сексизма, не так ли?

На самом деле, не так. Потому что сексистские стереотипы являлись частью советской культуры точно так же, как и любой другой культуры того времени. А тоталитарный режим и юридическое (но далеко не всегда фактическое) равенство женщин не давали развиться феминистскому движению, которое могло бы бороться с сексистскими предрассудками.

Многие из них до сих пор незаметны со стороны большинства жителей постсоветского пространства, в том числе среди жителей России.

Некоторые из этих предрассудков были основой сюжета многих советских фильмов, и они плавно перешли в российский кинематограф.
И один из них — это история о квалифицированных, но слишком властных и тоталитарных начальницах (или учительницах), которые несчастны несмотря на все успехи на работе (отчего плохо обходятся с подчиненными), и которых может изменить только любовь.
Я рассмотрю этот стереотип на примере 2-х советских и 2-х российских фильмов, и попытаюсь объяснить, в чем его проблемность.

1) СЛУЖЕБНЫЙ РОМАН (Фильм Эльдара Рязанова, 1977 год) 
В центре комедийного сюжета лежит история о слишком бескомпромиссной руководительнице, которая тиранит своих сотрудников, отчего не воспринимается ими как обычный, нормальный человек. Для них она «мымра», у которой нет своих слабостей и проблем. Когда один из героев по совету друга решает за ней «приударить» ради карьерной выгоды, он поверить не может, что она способна кого-то полюбить.
Но Людмила Прокофьевна все же влюбляется в этого человека, и ради него она готова на многое.
Ради него она хочет сменить свой обычный стиль одежды и способ поведения, учится модно одеваться и красиво ходить. И когда на свидании она появляется в новом облике, ее возлюбленный ее даже не сразу узнает. Но, конечно же, такой она ему нравится еще больше.

Мне нравится фильм «Служебный роман», и в детстве я любила его пересматривать. Но мне еще тогда было неприятно осознавать, что большинство людей считает, что ради того, чтобы понравится другому человеку, надо менять себя. Как будто женщина, которая не интересуется модой и не носит красивую одежду — настолько ужасное существо, что никто не сможет находиться с ней рядом. Как будто женщина, в отличие от мужчины, не имеет права на собственные вкусы, на то, чтобы одеваться так, как ей удобно, и поэтому обязана быть всегда привлекательной — не ради себя, а ради окружающих мужчин. Как будто, если ты женщина, настоящий друг (или настоящий любимый человек) не сможет принимать тебя такой, какая ты есть. И как будто по-настоящему хорошие отношения — это когда надо под кого-то подстраиваться.

Но это еще не все. В «Служебном романе» присутствует распространенный сюжет, который всегда был мне особо противен. Любовь меняет не только стиль Людмилы Прокофьевны. Она делает ее более обходительной со служащими. Она начинает больше интересоваться проблемами коллег, вести себя более «по-человечески», и становится более приятным и справедливым руководителем.
И именно об этом стереотипе я хочу поговорить в этой статье.

2) ПО СЕМЕЙНЫМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ (Режиссер: Алексей Коренев, 1977 год) 
Галина Аркадьевна любит задерживать своих подчиненных после окончания рабочего дня. Как сказал один из ее коллег, она не похожа на других женщин, которых сразу же «ветром сдувает», когда у них появляется возможность раньше уйти домой. И в чем же дело? В том, что у Галины Аркадьевны умер муж, и все, что ей осталось — наблюдать за становлением семейного счастья своей дочери и ее супруга. У нее нет своих «семейных обстоятельств», а значит, и нет своей жизни, и поэтому она полностью погружается в работу.

Все меняется, когда она повторно выходит замуж. Она сразу же сбегает домой, как только оканчивается рабочее время (даже если на работе остаются важные дела), используя те же аргументы о праве на отдых, которые до этого сама отрицала, и, как и Людмила Прокофьевна, в целом становится более человечной.

Как она объясняет своему коллеге, она так изменилась, потому что: «раньше я была тещей, а теперь я — невестка».

3) СЕРИАЛ «ПРОСТЫЕ ИСТИНЫ» (Режиссеры: Юрий Беленький, Вадим Шмелёв, Выход первой серии: 1999 год)
А вот уже пример из нового российского кинематографа — один из первых российских сериалов про школу.
В нем уже нет советского патриотизма, и некоторые ученики всерьез рассуждают, что «высшее образование лучше получать за бугром», но вот сексистские стереотипы никуда не делись.

Один из главных персонажей-учителей, Нина Андреевна Апраксина является старой девой. Она очень требовательный педагог и не менее требовательный завуч. И очень часто она придирается к другим преподавателям (и, конечно же, к ученикам), когда речь заходит о проявлении их личной привязанности — например, если кто-то целуется в школе. Как потом признается сама Апраксина, она ведет себя подобным образом не столько из-за профессиональных принципов, сколько из-за того, что она «просто завидует» тем женщинам, у которых, в отличие от нее, сложилась личная жизнь.

4) СЕРИАЛ «РАНЕТКИ» (Создатель: Вячеслав Муругов; Выход первой серии: 2008 год) 
Когда я училась в седьмом классе, все мои одноклассницы просто обожали Ранеток. Девочки слушали их песни, изображали главных героинь сериала на переменах, обсуждали новые сюжетные повороты, и покупали вещи с сериальной символикой и с изображением главных героинь.

Я до сих пор не могу понять причину такой популярности сериала и группы Ранетки. Но факт остается фактом. «Ранеток» смотрели почти все.
А сериал «Ранетки», как и другие популярные сериалы, во многом основан на гендерных стереотипах. И, вероятно, в отличие от меня, большинство зрителей не обращало на них внимание.

Вот один из этих стереотипов — знакомая по фильмам выше история о «Золушке-трудоголике», которую преобразила и очеловечила любовь.
На этот раз, это — еще одна история о требовательной учительнице, Людмиле Борзовой, которая не воспринимает своих учеников как отдельных личностей, требует от них отличной успеваемости и дисциплины, и зачастую срывает на них свою злость.

Как позже оказалось, причина «стервозности» Борзовой... конечно же, в неудавшейся личной жизни. Она была вполне типичной советской коммунисткой, и вдруг ее муж посмел уехать в ненавистную ей Америку, а дочка — выйти замуж за олигарха. После такого «предательства» Борзова разорвала со своими близкими все отношения, стала отдавать все свои силы школе, и требовать такой же самоотдачи в учебе от своих учеников.

И, конечно же, как только Борзова помирилась с мужем и с дочерью, она сразу же преобразилась, и становится более демократичной учительницей.

***
Я привела в пример только четыре фильма, но на самом деле фильмов с подобным сюжетом намного, намного больше.

Что не так с этими фильмами? Разве большинство женщин не мечтает о семейном счастье? И разве замужество не может изменить женщину, сделать ее более мягкой и понимающей (особенно к проблемам межличностных взаимоотношений)?

Разумеется, может. Замужество меняет женщин даже больше, чем женитьба меняет мужчин, потому что большинство женщин считают семью своим приоритетом.
Но не имеем ли мы дело с само исполняющимся пророчеством? Девочкам с детства внушают, что самое главное для них — семья, муж и дети. Даже если эти девочки добиваются карьерных успехов, они все равно чувствуют себя не самореализовавшимися, тщательно гонят мысли о семейном счастье (и срываются на тех, кто о нем говорит), стараясь «заполнить» работой ощущение неполноты своей жизни. Возможно, они были бы счастливы, если бы всю их жизнь общество так настойчиво не требовало бы от них завести семью. Но они жили в нашем обществе, и никак не могут избавиться от его требований.

И когда появляется некто, кто может их полюбить, они готовы пойти ради этого человека на все — даже изменить себя. Но могут ли нормальные отношения строиться на том, что один из партнеров меняет себя, и пытается загнать себя в узкие рамки общепринятого поведения и общепринятых интересов, которые приписывают его гендеру?

Я в этом очень сомневаюсь. Но именно такое поведение навязывается в нашем обществе — и не только через воспитание, а и через культуру и масс медиа. В том числе, через подобные фильмы. То, что подобная модель поведения постоянно навязывается культурой, приводит к тому, что ее часто воспроизводят те, на кого сильно влияет эта культура.

Другой вопрос в том, насколько вообще реалистичен этот стереотип. Интересно заметить, что авторами большинства фильмов были мужчины, а мужчины, как известно, понимают женский опыт намного хуже, чем сами женщины.
Опирались ли они на опыт своих реальных знакомых при создании этих героинь, или тоже брали этот образ из массовой культуры? Ведь когда мы слишком часто повторяем одну и ту же историю, мы начинаем ей верить, какой бы редкой она ни была.

Как в шутку сказала одна моя знакомая, женщины-учителя часто становятся стервами из-за «недотр*ха». Но разве женщины не такие же разные, как мужчины? Разве у женщин не может быть множества причин для того, чтобы придираться к своим ученикам или подчиненным (например, нелюбимая работа, низкие зарплаты, проблемы со здоровьем и т. д. и т. п.)? Почему проблемам мужчин в фильмах находят самые разные объяснения, а все проблемы женщин сводят к отношениям с мужчинами или, в крайнем случае, с детьми (как будто женщины не являются независимыми и отдельными личностями)?
Я знаю женщин, которых вообще не интересуют мужчины (и я — одна из них). Но я не видела подобных историй в фильмах.

И в этом самая неприятная особенность заезженных сюжетов — они превращают истории отдельных людей в стереотипы, в единственно приемлемую точку зрения. И именно поэтому я написала про российские фильмы - в американских фильмах тоже есть этот сюжет, но там есть и гендерно-нейтральные вариации фильмов о женщинах - руководительницах. И никто из моих знакомых не пытался выставить стереотипные образы в Голливудских фильмах прогрессивными (в отличие от образов советских женщин в кино, которые многие мои знакомые считают лишенными гендерных стереотипов).
Мне бросается в глаза стереотип о «руководительнице — стерве, которая стервозна просто потому, что у нее не сложилась личная жизнь» (учителей я тоже считаю руководителями), потому что большую часть жизни я хотела либо руководить своим бизнесом, либо заниматься политической деятельностью. При этом я не являюсь особо сексуально активной. Мне не нужен «мужик», потому что я лесбиянка. Я никогда не хотела, чтобы у меня была «традиционная семья», и я уже давно не планирую заводить детей.

Но если бы я все же пошла в бизнес или политику, любая моя ошибка в отношениях со служащими, любое мое непонимание чьей-то проблемы сводили бы к тому, что у меня «просто не было нормального мужика». Меня бы не оценивали как бизнес-леди, как политика, как кандидата на выборную должность или как человека — меня оценивали бы как ту, кто, прежде всего, «создан для семейного счастья» (то есть, является дополнением к потенциальному мужу). И это очень неприятно. Особенно когда ты стараешься добиться от подчиненных нормальной работы, или пытаешься продвигать какую-то идею. Это сильно мешает.

Это мешает работать, это мешает женщинам становится хорошими специалистами, это приводит к тому, что среди влиятельных людей очень мало женщин. Прочтите это предложение еще раз. Вот к чему приводит этот ужасный, часто повторяющийся стереотип в массовой культуре. Особенно в той ее части, которая стала классикой, как «Служебный роман» и «По семейным обстоятельствам».

Разумеется, я не считаю, что вышеприведенные фильмы надо запретить. Я даже не считаю чем-то плохим то, что вам могут нравится эти фильмы (более того, я специально выбрала для этой статьи те фильмы, которые мне нравятся). И, разумеется, надо учитывать время, в которое снимали советские комедии - в те времена сложно найти фильмы без гендерных стереотипов. Плохо не то, что подобные фильмы существуют, а то, что стереотипы из этих фильмов снова и снова повторяются в массовой культуре.
И, наконец, я вижу проблему в том, что существует очень мало фильмов с альтернативной точкой зрения (особенно российских фильмов). Фильмов, где проблемы и интересы женщин показывались бы такими же разными, как проблемы и интересы мужчин, и все не сводилось бы к заезженному сюжету о «доме, семье и детях».



P. S. Я уже не говорю, что все российские являются ужасно цисгетеронормативными. В них все персонажи являются гендерно-комформными и цисгендерными, все состоят в гетеросексуальных отношениях, и в них даже нет асексуальных и аромантичных персонажей. В случае советских фильмов это, конечно же, вполне объяснимо историей. А в случае российского кино... этот вопрос (а также то, возможно ли вообще не цисгетеронормативное российское кино) — тема уже для другой статьи.