четверг, 29 июня 2017 г.

Митчел «MJ» Джонс: «Дело не в спорах о том, кто больше угнетен: речь идет о выставлении приоритетов в борьбе за социальную справедливость»

(Фреска с изображением квир-транс активиста Миа Ту Mia Tu Mutch, выполненная Таней Вишерат, аллея Клерион, Сан-Франциско. Фото Аарона Мусшалски.  Creative Commons license)
Источник:  Wear Your Voice

«Не существует иерархии угнетений. […] Не такой штуки, как борьба с одной проблемой, потому что наша жизнь не течет только в одном направлении» - Одри Лорд.

Прошлым летом я посетил национальный съезд активистов и художников со всех концов страны.

На мероприятии, посвященном проблемам цветных трансгендерных и гендерно-некомформных людей, постоянно поднимался вопрос о том, кто должен быть «в центре внимания нашей борьбы за социальную справедливость?».

В комнате было много белых трансгендерных людей, и цветных цисгендерных людей, которые просто хотели узнать больше о проявлении солидарности, и о вопросах расы, инвалидности, классовой принадлежности, образования и т.п. В течение некоторого времени группа пыталась найти ответ на этот неоднозначный вопрос.

Текущая повестка по гендерным вопросам ужасно обширна: существуют государственные и местные законопроекты, которые запрещают трансгендерным людям пользоваться уборными, соответствующими их гендерной идентичности. В последние годы резко увеличилось количество насилия по отношению к цветным трансгендерным женщинам. Кроме того, многим членам нашего сообщества приходится бороться за доступ к здравоохранению и репродуктивным услугам.

Итак, возникает вопрос: чьи голоса должны звучать громче?


Среди активистов и борцов за права меньшинств есть термин «олимпиада угнетений», означающий эти самые споры о том, кто среди членов движения или среди участников какого-либо конфликта «больше угнетен».

Белый цисгендерный гей может жаловаться на то, что слишком много внимания уделяется расе, и слишком мало – проблемам угнетения гомосексуальных мужчин.  Цветной квир-человек может начать с ним спорить. Но с угнетениями сталкиваются оба

«Олимпиада угнетений» обычно рассматривается как нечто негативное, и зачастую такие споры действительно вредны. Нам, как активистам и как людям, сталкивающимся с угнетением, надо найти баланс между признанием важности чужих проблем и борьбой с собственным угнетением. Довольно неприятно рассказывать о своем угнетении, и слышать в ответ нечто вроде: «Думаешь, это так страшно? Подожди, я расскажу тебе о своей жизни!»

В распространенной (и зачастую неправильно цитируемой) цитате Одри Лорд говориться о сложности и пересечении различных идентичностей. Она была женщиной, чернокожей, лесбиянкой и мигранткой, и поэтому понимала, как часто определенные аспекты идентичности не учитываются в различных движениях за социальную справедливость. Она сталкивалась с расизмом и гомофобией в феминистких движениях; она сталкивалась с гомофобией и сексизмом в движениях за расовую справедливость.

Ее голос и ее борьба служат примером для активистов.  Ведь у всех нас есть разные привилегии  стигмы, которые меняются в зависимости от контекста.

Несмотря на то, что я глубоко ценю и уважаю свою чернокожую квир-предшественницу Одри Лорд, я бы немного изменил вышеприведенную цитату. Хоть споры о том, кто наиболее угнетен, не приведут к нашему освобождению, в определенный период времени и в определенном контексте всегда есть те, кто более маргинализирован, и чьим проблемам из-за этого стоит уделять больше внимания.

Как небинарный цветной человек, который внешне выглядит довольно маскулинно, я ежедневно сталкиваюсь с мисгендерингом и расовой микроагрессией. К тому же, само существование моего гендера  постоянно ставится под вопрос.
Но я могу честно сказать, что идя домой, я не чувствую угрозы. Я не боюсь за свою безопасность. Я не боюсь того, что из-за своей гендерной идентичности я не смогу устроится на большую часть понравившихся мне специальности. И я точно менее угнетен, если говорить о смертельной опасности, которой так часто подвергаются цветные трансгендерные женщины.

Это сложный и запутанный вопрос. Но, возможно, есть способ определить, каким членам нашего сообщества прежде всего надо оказывать помощь: тем, кто чувствует постоянную угрозу, тем чаще подвергается насилию, чаще оказывается на улице, и чаще остается без работы.

Это не значит, что у всех нас нет своих собственных стигм, из-за которых нас угнетают. Это только означает, что некоторые проблемы надо решать более срочно, чем другие.

А вы что думаете? Считаете ли вы, что можно с пониманием и уважением относиться к проблемам друг друга, но при этом признавать, что некоторым из нас надо уделять больше внимания?