четверг, 8 июня 2017 г.

Хватит относиться к религиозным женщинам как второсортным феминисткам

(Примечание: Подобная проблема существует в российском феминистском и ЛГБТ-сообществах)

По материалу: Huffington Post

Авторы: Дженнифер Зобаир, Джина-Мессина-Дайрт и Эми Левин

Фото книги авторов этого текста
Такое ощущение, словно сейчас чуть ли не каждую неделю очередная юная знаменитость с гордостью и публично заявляет о том, что она не феминистка: Шайлин Вудли, Кэти Перри, Келли Кларксон, Кендалл Дженнер. Эти женщины зачастую объясняют свой отказ от феминизма тем, что они не ненавидят мужчин – ссылаясь на самые злобные и спорные стереотипы о феминизме – или говорят о том, что лично они никогда не сталкивались с неравенством.

При этом они игнорируют тот факт, что женщинам с возрастом становится гораздо сложнее получить значимые роли в кино, чем мужчинам, и то, что недавно 37-летнюю Мегги Гилленхаал посчитали  «слишком старой», чтобы она могла сыграть женщину, в которую влюблен 55-летний мужчина. И даже когда феминистки верят тому, что эти молодые звезды действительно никогда не сталкивались с дискриминацией, они удивляются, почему эти звезды не думают о других, менее привилегированных женщинах.

С одной стороны, это некорректный вопрос. С другой стороны, он вполне обоснован. С одной стороны, какое нам дело до того, как телезвезды относятся к феминизму? С другой стороны, эти знаменитости имеют огромное влияние на молодых женщин. Их заявление о том, что: «никакой феминизм не нужен, потому что у меня есть все права», во-первых некорректны по отношению к нашим предшественницам-феминисткам, благодаря которым у нас и есть эти права, а, во-вторых, это является игнорированием того факта, что права женщин все еще ущемляются.



Они ущемляются, когда женщины, выполняя равную работу, получают меньшую зарплату, чем мужчины. Вопросы прав женщин волнуют тех женщин, которые хотят оплачиваемый отпуск по беременности и уходу за ребенком, и те, кому нужен доступ к репродуктивной медицине. Они все еще актуальны для цветных женщин и ЛГБТ-женщин.

И они все еще актуальны для верующих женщин.
Гендер по-прежнему является серьезным вопросам в патриархальных религиозных традициях, и женщинам по-прежнему отказывают в важных религиозных ролях из-за их гениталий и/или гендерного выражения. Однако ситуация такова, что пока мейнстримные феминистки умоляют юных знаменитостей начать называть себя феминистками, верующие феминистки вынуждены сражаться за свое право называть себя феминистками и бороться против сексизма в рамках наших религиозных традиций. Мейнстримные феминистки борются за то, чтобы 19-летняя звезда из реалити-шоу (которая стала известна только потому, что секс-видео ее старшей сестры стало очень популярным) стала одной из них, но при этом мешают верующим женщинам расширять свои возможности.

Но почему нас считают второсортными феминистками?

Мы понимаем происхождение разрыва между нашими религиями и феминизмом. Мы знаем, что наши религии страдают от сексистских интерпретаций священных текстов. Мы понимаем, почему некоторые феминистки ушли из наших религии, и в свое время многие из нас хотели сделать то же самое. Но даже если все феминистки уйдут из иудаизма, христианства и ислама, многие другие женщины не смогут этого сделать, потому что если они публично объявят об этом решении, это будет иметь для них юридические последствия. Их жизни все еще будут регулироваться Галахой, фетвами и трактовкой христианских канонов. Для них по-прежнему будут закрыты ведущие религиозные роли. Они по-прежнему будут терпеть давление со стороны членов своего сообщества, которые считают женщин хуже мужчин из-за учений невежественных раввинов, священников и имамов.

Мы признаем эти проблемы наших религиозных течений, и мы ими сильно обеспокоены. Но мы также признаем основополагающие идеи наших вероисповеданий. И мы стараемся отделить эти идеи от их неправильных трактовок. Другими словами, мы не хотим, чтобы наши традиции определялись сексистскими интерпретациями.

Подобный отказ от сексистких интерпретаций выражается по-разному. Иудейские, христианские и  исламские феминисткие ученые могут работать в рамках существующих переводов Торы, Библии и Корана, могут работать с оригиналами и делать новые переводы, и, иногда, могут ставить под сомнение подлинность и божественное происхождение стихов, которые являются явно сексистскими. При этом верующие активистски совершают радикальные акты поклонения, которые бросают вызов многолетней сексистской традиции. Анат Хоффман была арестована за то, что пыталась добиться для иудеек права громко молиться в традиционной мужской ритуальной одежде возле Западной Стены в Иерусалиме. Кейт Келли была отлучена от церкви после создания движения «Женщины Ордена» и призвала женщин взять на себя руководящие роли в Мормонской Церкви. Амина Вадуд столкнулась с международным осуждением и угрозами насилия, после того, как она стала первой женщиной, которая возглавила мусульманскую молитву людей разного пола в США.

Это упорные женщины, преданные своим убеждениям, которые стараются убедить своих единоверцев отказаться от сексистских интерпретаций. Они являются воплощением отваги, и воплощением феминизма.

И тем временем мейнстримные феминистки пытаются убедить молодых звезд воздать должное феминизму, но при этом заявляют верующим женщинам, которые смело ведут трудную борьбу, что они не могут быть «настоящими» феминистками.

Мы знаем, что многие считают, что единственным феминистским актом в вопросах религии может быть отказ от патриархальных традиций. Но при этом мы считаем, что феминистким актом может быть и решение остаться в своей религиозной традиции, и мы с нетерпением ждем того дня, когда никто не будет ставить под сомнение ни нашу веру, ни наш феминизм.

_____
Этот текст написан в соавторстве Дженнифер Зобаир, Джина-Мессина-Дайрт и Эми Левин, которые являются соредакторами Faithfully Feminist: Jewish, Christian, and Muslim Feminists on Why We Stay.