четверг, 26 марта 2020 г.

Айман Экфорд: Ислам. Личный опыт

Меня часто просят рассказать, какой мусульманкой я была. Честно, от этого поста нет никакой пользы кроме понимания того, что мусульмане бывают разными, и, возможно, для кого-то шанса узнать себя.

Итак, начнём с того что я была суннитом. Шииты у меня слишком сильно ассоциировались с православием, из-за их склонности к мистицизму, уймы «святых», и прочих довольно странных лично для меня особенностей.
Я не относила себя к какому-то конкретному масхабу или, на христианский манер, богословской школе/деноминации - это решение я приняла сразу. Мне казалось что если Аллах дал человеку разум, Он не будет требовать слепого следования чужим трактовкам и даже положительно отнесётся к тому, что человек сам пытается трактовать Коран и сунну вне какой-либо традиции. К тому же все традиции в чистом виде были мне чужды, а лицемерие в исламе явно не поощряется.

Но это не значит что я не интересовалась трудами разных ученых, разными трактовками Корана и хадисов. Наоборот - я просто не ограничивала себя одной школой.

Я не носила платок. Частично потому что у меня его не было, частично потому что я не чувствовала себя женщиной (снова вопрос о лицемерии). Ну и частично потому что причины для обязательного ношения хиджаба казались мне скорее ситуативными для Первого Халифата, чем общими и закреплёнными навеки. 
При этом в необязательной с точки зрения ислама традиционной мужской одежде, которую принято носить на Ближнем Востоке я чувствовала бы себя гораздо комфортнее и всерьёз подумывала над тем чтобы изменить гардероб.
Для меня это был скорее вопрос идентичности, вопрос того что я не стесняюсь своей принадлежности к умме.
При этом я испытывала большое уважение и даже восхищение женщинами, которые не боятся, несмотря на всю российскую исламофобию, носить хиджаб. 

Признаюсь честно - с молитвами у меня все было плохо, как и с соблюдением поста в Рамадан, но по медицинским соображением. Из-за проблем с щитовидной и очень сильного недобора веса поститься мне было физически нельзя; из-за ОКР (да, того самого из-за которого я сейчас жру таблетки и получила инва-документ) я буквально лишилась дееспособности за два года до принятия ислама, когда была православной - я не могла сдавать экзамены, читать книги, смотреть фильмы, нормально гулять, общаться, работать потому что постоянно молилась. Когда я была мусульманкой ОКР никуда не делся и я знала что любые попытки молится регулярно возродят старый цикл, с последствиями которого я все ещё боролась.
Ислам допускает отказ от религиозных предписаний по медицинским показаниям.
Кроме того, для меня было бы крайне оскорбительным предположить что Бог может быть дураком или нацистом: то есть что Он может не видеть контекста.

При этом я была фанатичной, но в довольно непонятной для большинства форме. 
Всякие «разделяйте политику и религию», «разделяйте идеологию и религию» были не для меня ну скажем совсем. Я не понимала как это возможно, потому что если я мусульманка, я мусульманка во всем.
То есть скажем когда я переводила что-то на тему феминизма, инвалидности или ЛГБТ я мысленно опиралась на те трактовки Корана где гомофобия или сексизм описывается через исторические контексты, мне казалось что я, как сказали бы западные люди, «следую духу закона», продолжаю традицию борьбы за социальную справедливость которая была начата Пророком и его сподвижниками и стараюсь быть настолько же открытой нуждам людей как были открыты они.

Во взглядах на политику было то же самое.

У меня была очень сильная солидарность с уммой.
Настолько, что если бы меня попросили выбрать кто выживет, двое мусульман или десять христиан, я бы не задумываясь выбрала мусульман.
Настолько, что я была панисламистской и мечтала о возрождении Халифата (и думала что я должна этому способствовать как только могу).
Настолько, что я была готова умереть за умму. И за свою веру. Да, в буквальном смысле - я мечтала о мученичестве. Мне казалось, что самое лучшее будущее для меня - это умереть на поле боя сражаясь с неверными, которые ненавидят мусульман.
Да, и чем скорее тем лучше.

Джихад в принципе был лейтмотивом моей тогдашней жизни.

Я считала не просто допустимым, а необходимым джихад в ситуации наподобие той, что была в Афганистане.  Я считала что участие в таком джихаде вторая обязанность мусульман после следования идеям таухида (единобожия) и куда важнее молитв.

Я считала приемлемым джихад против большинства правительств Ближнего Востока и против правления Кадырова-Путина в Чечне потому что мне казалось, что они:
А) намеренно препятствуют и будут препятствовать воссоединению земель халифата, но что ещё хуже борются с солидарностью мусульман всего мира, не дают им защищать и поддерживать друг друга, продвигают националистические идеи, которые являются ширком. 

Б) низводят исламские территории до уровня джахилии (доисламского невежества). 
(И да, честно признаюсь Саид Кутб  довольно сильно повлиял на эти мои взгляды и в каком-то смысле служил мне оправданием)

Наконец, я старалась бороться с ширком - в своих мыслях и не только. Ну а ширком я тогда считала практически все, что угодно от упомянутого выше национализма до идеализации актеров.

При этом сама я была довольно преданной США но не считала это проблемой потому что США преимущественно немусульманская страна плюс я всегда готова критиковать исламофобные действия ее правительства с которыми можно бороться невоенными методами, а военный джихад я все же считала крайним средством, когда другое не работает.


Интересно что я очень сильно скрывала свои взгляды и часто пинала себя за то, что довольно плохо занимаюсь дават (то есть продвижением ислама) - кроме открытой болтовни о том что я мусульманка и перевода статей об исламском феминизме я мало на что решалась.
Почему?
Потому что я чувствовала себя окружённой врагами и не доверяла кафирам. Они казались мне... слишком глупыми и опасными, чтобы перед ними раскрываться, так что я старалась скрывать многие свои идеи даже от своей жены.
И потому что я все же надеялась что смогу стать мученицей и не хотела бы, чтобы мне мешали.

При этом я никогда не поддерживала никакие террористические организации, хотя очень серьезно ими интересовалась чисто из академического интереса.
Мне же казалось, что группы вроде ДАИШ и Аль-Каиды извращают понятие джихад, убивают мусульман ни за что и повышают уровень исламофобии, так что они ничем не лучше Путина или Совка.


Как-то так все и было. И да, я знаю что для большинства людей все это выглядит очень странно и уже готова увидеть уйму гневных отзывов. Вот только я принимаю своё прошлое и не стыжусь его.