пятница, 26 апреля 2019 г.

Чориа-Чори. Герника - это не упаковочная бумага

На фотографии - рулоны упаковочной бумаги с репродукцией картины Пабло Пикассо "Герника". Ценник гласит: "Упаковочная бумага Герника 790 руб". Цена зачёркнута штрихом ручки, слева подписано "395".



- Простите, я хотела спросить только одно. Что изображено на этой картине?
- Ничего, это абстракция, как всё у Пикассо.
- А что такое Герника, где она находится?
- Кто ж её знает.
- Просто чтобы вы знали. Это трагедия моего народа.
- В каком смысле - вашего народа?
- Нашего баскского народа. Герника - это город, который разбомбили во время гражданской войны в Испании. Я басконка и не могу не думать об этом, когда смотрю, что у вас тут продаётся. Это не та картина, в которую можно упаковывать подарки.
- Понимаю. Вот, держите мандарин, только успокойтесь. У нас это всё равно никто не покупает. Мы уже и скидки делаем, а всё равно бесполезно.

Бесполезность скидок - единственное, что ещё вселяет надежду. Не факт, что люди знают историю Герники. Вероятно, просто не хотят покупать настолько мрачную упаковку для подарка. Но это уже не так мало.

Эта история произошла в ноябре прошлого года в одном из московских торговых центров. Я вспоминаю её до сих пор, полгода спустя. Как будто мне мозг завернули в эту бумагу с изображением того ужасного дня ровно восемьдесят два года назад.

Вероятно, те немногие, кто купил эту бумагу, не знают ни о бомбардировке, ни о пожаре, ни о выстоявшем "дубе Герники", символизирующем то, что баскский народ не сломить, ни о картине Пикассо. Вероятно, они не возмущались и высказыванием "Холокост - это клей для обоев". Вероятно, им вообще наплевать.

В тот же день я написала знакомым из нескольких баскских культурных центров. Большинство были поражены, как можно это продавать. Это наша боль - их, моя и всех басков мира. И в обмен на эту боль мне предлагают мандарин и пятидесятипроцентную скидку.