понедельник, 7 мая 2018 г.

Айман Экфорд: ""Невидимая" интерсекциональность"

I.
Когда мне было 12 лет, я любила читать статьи о Ротшильдах. Во многом это были полу-конспирологические статьи с сильным антисемитским оттенком, которые я находила на относительно "левых" сайтах.

Это была вся информация о Ротшильдах, которую было просто найти.
Тогда я уже умела замечать предвзятость в этих статьях. Я читала десятки статей, мысленно выкидывая из них левое "морализаторство", антисемитизм и конспирологию. И сравнивала их между собой и с теми немногими адекватными статьями, которые мне все же попадались. И еще я изучала комментарии людей под статьями.

Так я пришла к нескольким выводам, в том числе вот к этому:
Если люди принадлежат сразу к нескольким группам, которые окружающие ненавидят, их начинают ненавидеть сильнее. Авторы статей и комментаторы ненавидели евреев. И они ненавидели богатых предпринимателей.

Поэтому богатые предприниматели-евреи вызывали у них особую ненависть. Настолько сильную, что иногда даже было непонятно, за что они проклинают Ротшильдов на этот раз - за успехи в бизнесе или за еврейство. Более того, даже мой дедушка смеялся надо мною и обзывал меня "жидовкой", когда я высказывала явно про-рыночную экономическую позицию, или рассуждала о торговле и обмене. Стереотипы были настолько сильно переплетены и "вписаны" друг в друга что я не могла поверить в то, что люди ДЕЙСТВИТЕЛЬНО так мыслят. А потом я увидела пропаганду Третьего Рейха, где образ еврея-врага зачастую был образом врага-капиталиста, и поняла, что переплетение стереотипов мне не почудилось.
Я не слышала термина "интерсекциональность" до взрослого возраста. Что не мешало мне думать об этой интерсекциональности, анализируя отношение к евреям-предпринимателям в целом, и к Ротшильдом в частности.



II.
Через 10 лет я читала книгу Нобелевского лауреата Фридриха фон Хайека "Дорога к рабству", и узнала, что это замечала не я одна.
Как писал Хайек: "То, что в Германии врагом были объявлены "евреи" (пока их место не заняли "плутократы"), было не в меньшей степени выражением антикапиталистической направленности движения, чем борьба против кулачества в России. Дело в том, что в Германии и в Австрии евреи воспринимались как представители капитализма, так как традиционная неприязнь широких слоев населения к коммерции сделала эту область доступной для евреев, лишенных возможности выбирать более престижные занятия. История эта стара как мир: представителей чужой расы допускают только к наименее престижным профессиям и за это начинают ненавидеть их еще больше. Но то, что антисемитизм и антикапитализм в Германии восходят к одному корню, — факт исключительно важный для понимания событий, происходящих в этой стране. И этого, как правило, не замечают иностранные комментаторы."
Фактически, тут Хайек пишет о том, что современные активисты называют интерсекциональностью задолго до того, как это слово было изобретено. И не только он один - на протяжении всей истории подобные идеи высказывались множество раз, просто Кимберли Креншоу оказалась именно тем человеком, которая смогла структурировать их и придумать для них специальное слово.


III.
Сейчас мне 22 года. И я вижу вокруг себя людей, которые стали понимать интерсекциональность только после того как начитались некоторых авторов с "левыми" взглядами.
С теорией интерсекциональности их связывают только мысли других людей. Они не дошли до нее сами. Она не была указана им их личным опытом, и их собственным анализом.
И эти люди пытаются доказать МНЕ, что сторонником интерсекциональности может быть только левый.

Они пытаются доказать МНЕ, что у меня в жизни НЕ БЫЛО того периода, когда у меня не было доступа к их умным книжкам и статьям, когда я была ребенком, который боялся умереть в концлагере и старался "отучить" себя от страха перед антисемитизмом, читая антисемитские статьи, и "придумывала" основы интерсекционального анализа.

И это значит только одно - они сами ТАК И НЕ ПОНЯЛИ что такое интерсекциональность. Для них это просто ТЕОРИЯ, а не метод, который к ней ведет. Если бы они поняли этот метод и умели применять его к разным ситуациям, они заметили бы интерсекциональные взгляды у меня, у Хайека и у множества людей до Хайека, и тогда не стали бы называть эту теорию левой. Они бы поняли, что это просто факт - дискриминации по нескольким признакам могут быть связаны. И этот факт может заметить человек любого возраста с любой экономической позицией.

P.S. Еще одним "типичным" проявлением не признаваемой с их стороны интерсекциональности является пересечение их эйджизма и их неприятия людей с не-левой экономической позицией. То есть, если по мнению некоторых моих оппонентов понимать вопросы дискриминации может только взрослый человек, то эти мои оппоненты являются эйджистами. И они будут отрицать опыт РЕБЕНКА, который это понял на основании его возраста. Если у этого ребенка про-рыночная экономическая позиция, они не смогут отделить предрассудок "дети ничего не понимают" от предрассудка "люди с про-рыночными взглядами ничего не понимают", и их давление на этого ребенка будет таким же классическим примером интерсекциональности, как пример о евреях, приведенный выше.
Кстати, в этом контексте интересно заметить еще кое что - хоть я впервые ДОЛГО анализировала интерсекциональное пересечение дискриминаций, думая о евреях, я заметила интерсекциональное пересечение стереотипов (то есть, самих систем угнетения), намного раньше, еще в детстве - когда думала о влиянии эйджизма и сексизма на другие стереотипы (да, это те самые стереотипы, когда патерналистское отношение к другим угнетенным людям - например к инвалидам или жителям менее развитых стран оправдывают тем, что относятся к ним "как к детям", или, как говорят в более патриархальных семьях, как "к женщинам и детям"). И в сообществе интерсекциональных активистов влияние эйджизма на другие формы дискриминации тоже еще недостаточно отрефлексированно.