понедельник, 7 мая 2018 г.

Александр Кохен: "Что правительство потребовало от Lavabit"

Символ Lavabit
Примечание переводчика: После блокировки Telegram в России я наткнулась на эту историю, которая мне очень напомнила недавние события, и я полностью согласна с выводами автора. Думаю, статья покажется интересной тем, кто интересуется темой гражданских прав, свободы предпринимательства, свободного интернета и конфиденциальности информации.

__________
Источник: The Atlas Society

2013 год.
Прежде чем стать известным в качестве человека, который уничтожил собственную email-службу, чтобы не стать «соучастником преступления против американского народа», хозяин Lavabit Ладар Левисон был бизнесменом, чья компания столкнулась с экзистенциальной угрозой со стороны правительства Соединенных Штатов — просто потому, что он хотел обеспечивать людей безопасной и конфиденциальной электронной почтой.

На этой неделе федеральный суд предъявил документы, которые делают это дело более понятным. Правительство пыталось получить доступ к одному аккаунту Lavabit, будучи убежденным в том, что это аккаунт Эдварда Сноудена, агента национальной безопасности, «слившего» сведения в широкий доступ (в последних документах удостоверяется личность цели). Информация, которую правительство потребовало от Левисона и судов, касалась метаданных одного пользователя email — им нужна была информация о том, от кого и кому поступали сообщения, а не содержание самих сообщений. Но для того, чтобы получить эту информацию, правительство потребовало от Левисона сдать ключ шифрования, который предоставил бы правительству доступ как к метаданным, так и ко всем сообщениям, которые когда-либо отправлял кто-либо из пользователей Lavabit. Это все равно, как если бы правительство для того, чтобы узнать имя посетителей одной из квартир огромного дома потребовало бы установить при входе в комплекс «раздевающий» сканер как в аэропорту — и если бы это, к тому же, было сделано в здании, хозяин которого построил бизнес на том, что обещал своим арендаторам непрозрачные окна и толстые стены для защиты их конфиденциальности.

Правительство обещало использовать устройство, которое сканирует каждый байт, отправляющийся на сервер или с сервера Lavabit, только для того чтобы сообщить чиновникам метаданные цели. Это все равно что использовать «раздевающий» сканер только для того, чтобы узнать имена посетителей выбранной квартиры.

Из-за того, что главная цель Lavabit – та самая, из-за которой ее клиенты платят за сервис Левисона вместо того, чтобы обзавестись бесплатной почтой на том же Google - заключается в обеспечении клиентов наилучшей защитой их конфиденциальности, то, что подорвало бы основы конфиденциальности Lavabit, подорвало бы сам смысл существования компании. Но правительство это совершенно не беспокоило. Примечательно, что один из пунктов дела заключался в том, что правительство хотело запретить Левисону раскрывать, что оно собирается сделать с ним и с его клиентами, и при этом правительство никогда (как показывают документы) не упоминало, что секретность защищает Lavabit, и что в случае сокрытия клиенты не узнают, что сервис стал менее безопасным. Оно также не обещало скрывать результаты сканирования для того, чтобы защитить Lavabit, даже когда хотело раскрыть результаты расследования.

Конечно, со стороны Левисона ложь о том, что его сервис электронной почты более безопасный, чем он есть на самом деле, сказанная, для того чтобы побудить своих клиентов его покупать, была бы мошенничеством. Тот факт, что Левисон боролся за то, чтобы иметь возможность рассказать о том, к чему его принуждают, свидетельствует о его честности: он хотел точно указывать особенности своего продукта, даже если это означает признание того, что для некоторых его клиентов продукт может стать недостаточно безопасным.

Цель Lavabite – защищать конфиденциальность переписки своих клиентов; цель федерального правительства — защищать права граждан. Но в тех вопросах, в которых Левисон изо всех сил старается быть открытым, правительство борется за секретность — не только в деле Lavabit, а и в широком спектре криминальных расследований и дел по «национальной безопасности», и
даже в огромном количестве программ по мониторингу. Из-за этого нам сложно судить о деятельности правительства — и особенно нам сложно судить о том, насколько часто правительство достигает не поставленных им, а противоположных целей. На самом деле пока тайной является сама информация о существовании секретности, правительство может обманывать нас, и мы можем думать что мы в большей безопасности чем на самом деле: особенно когда дело касается нарушения наших прав. Даже если вы не считаете, что нарушение неприкосновенности частной жизни граждан является преступлением против американского народа, в какой-то момент подобная секретность все равно начинает сильно смахивать на мошенничество.

_____________


На русский язык переведено специально для проекта Пересечения.


Примечание переводчика 2. В 2017 году Lavabit вернулся. Более подробно об этой истории на русском вы можете узнать здесь:
https://xakep.ru/2017/01/23/lavabit-returns/