пятница, 13 апреля 2018 г.

Айман Экфорд: "Ограничения права собственности для детей и инвалидов"

Возраст и ментальные диагнозы не должны использоваться для оправдания ограничений права собственности.

Для ограничения права собственности обычно приводятся две причины:
1) Что эта собственность может навредить другим людям. Например, что двухлетке нельзя давать пистолет, потому что он может им кого-то убить. Но в этом случае речь идет не о ПРАВЕ человека на собственность, а об угрозе окружающим. То есть, у этого двухлетки должно быть право собственности на его игрушки и одежду, даже если у него нет права собственности на огнестрельное оружие.
Это не о том, что у двухлетки не должно быть свободы, а о том, что свобода этого двухлекти заканчивается там, где начинается свобода других. То же самое касается людей любого возраста.
Кроме того, представьте себе гениального малыша, который понимает, ЧТО такое огнестрельное оружие. Может быть, таких детей один на миллиард, но такое может быть, хотя бы потому, что один довольно известный парень в три года разбирался в физике на уровне студентов университета. http://outfund.ru/dzhejkob-barnet-genij-fiziki/
Так вот, если такой малыш существует, он не должен отвечать за незнание своих ровесников. Ограничивать его в праве собственности на огнестрельное оружие исключительно из-за его возраста так же глупо, как лишать женщин права водить поезда, потому что «большинство женщин этого не хочет». У него должно быть право доказать свою способность. И неважно, как вы относитесь к праву на владение огнестрельным оружием, потому что речь сейчас не об этом). А о том, что человек не обязан быть как «большинство» представителей одной из его социальных групп. Ссылка на группу для оправдания ограничений - практически всегда дискриминация.

В идеальном мире (к которому мы должны стремиться) вопрос о возрасте или о наличии/отсутствии какого-либо диагноза не должен решать, должны ли быть у человека какие-либо права. Все должно основываться на реальных возможностях, и на реальном уровне понимания каждого конкретного человека. То есть, например, у пятилетнего, девяностолетнего и сорокалетнего должны быть равные шансы стать президентом. У аутиста, нейротипика и биполярника тоже. Если у человека есть все навыки, чтобы стать президентом, и если его выберут, почему бы и нет? То же самое касается всех прав, включая право собственности.
Из этого следует, что ограничение в правах на основании диагноза или возраста по причине «человек этого возраста/с этим диагнозом может навредить другим» необоснованно.
Надо говорить о том, что право собственности на конкретные вещи в конкретный момент времени ограничены из-за конкретных факторов (например, из-за того что человек не контролирует свои действия). Возраст или диагноз может быть одной из причин этого фактора, но так как в разном возрасте у всех разные навыки, и практически все ментальные и когнитивные отличия у всех проявляются по-разному, говорить именно о диагнозе или именно о возрасте практически всегда некорректно. Да, есть состояния, при котором практически никогда человеку не надо позволять распоряжаться определенными вещами. Но корректнее было бы говорить о них как об одном из факторов, чтобы избежать лишних обобщений и дискриминации.

И, есть еще одно «оправдание» для ограничений на основании возраста или диагноза. Это:

2)Ограничение «ради блага самого человека». Здесь может быть две ситуации - первая когда человек действительно не понимает, что он делает со своей вещью, и как может навредить себе. Например, когда младенец берет в рот мелкие предметы, которые может проглотить. В этом случае ограничения оправданы, но для того, чтобы избежать недоразумений и дискриминации, если мы говорим не о младенцах и не о невменяемых/полностью не осознающих происходящее вокруг людях, лучше говорить о конкретных причинах запрета, а не о возрасте или диагнозе. Нет смысла еще раз закреплять эйблистскую и эйджистскую систему.

Вторая ситуация более простая, и более страшная. «Мудрый» родитель или «мудрый» врач почему-то решает, что ради блага человека его права должны быть ограничены без каких-либо конкретных причин для ограничения.
Например, сюда можно отнести ситуации, когда врачи в интернате отбирают книги у человека с ДЦП, потому что они считают, что этот человек читает что-то «неправильное». Или когда ребенку,понимающему что такое деньги, не дают распоряжаться подаренными ему деньгами.

В данном случае речь идет о прямой, неприкрытой дискриминации, и о воровстве.
Да, человек с ДЦП может читать книги, которые вам не нравятся, но ведь и люди без ДЦП могут читать книги, которые вам не нравятся. Кто вы такой, чтобы решать, что человек может читать, а что не может, и какое у вас право на чужие книги? Что вообще значат «правильные» и «неправильные книги» - они «неправильные» для кого - для врачей, которые не имеют к ним никакого отношения, или для собственника этих книг, которые их выбрал,посчитав «правильными»? Если вы поддерживаете право врачей на чужие вещи, то мне интересно, как далеко вы зайдете. Тут возможно два варианта. Либо вы ни при каких обстоятельствах не позволите себе распоряжаться собственностью людей без инвалидности, при этом распоряжаясь собственностью инвалидов - это значит что вы жуткий эйблист, который не считает инвалидов полноценными людьми... Либо вы признаете право «авторитетов» распоряжаться собственностью других людей. То есть, вы искренне верите (или готовы поверить) что у людей нет права решать, что им читать. Это явный путь к тоталитаризму. И вам стоит подумать над тем, что в таком мире правительственные войска могут врываться к вам в дом и уничтожать вашу собственность.
То же самое касается права детей распоряжаться своими деньгами. У вас может быть свое представление о том, как лучше потратить эти деньги, но почему вы считаете свое мнение важнее мнения ребенка, учитывая что деньги подарили ему? Только потому что вы «знаете лучше»? Но будете ли вы распоряжаться деньгами сестры, которую считаете шопоголиком, или соседа, который,по вашему, ест слишком много чипсов? Исключительно потому что вы старше? Но это эйджизм! Потому что вы «много сделали» для этого ребенка? Но есть ли у человека, который многое сделал для вас - например, у врача, который вырезал вам аппендицит, право распоряжаться вашими деньгами? Потому что вы мудрее? Но что, если правительство наймет «мудрецов», которые будут постоянно контролировать расходы всех граждан?

***
Итак, когда мы говорим о людях, способных понимать и анализировать происходящее, ссылки на возраст и на психические диагнозы для ограничения права собственности неуместны.
Если же человек не может осознавать происходящее, но некоторые люди его возраста/с его диагнозом могут это делать, ссылки на возраст и/иди диагноз неуместны.
Ограничения могут быть оправданы только если человек с помощью своей собственности может нанести непосредственный вред себе и окружающим, и не понимает, как этот вред не нанести и в чем именно этот вред заключается (то есть, он не может отвечать за свои действия, потому что, опять таки, не может анализировать происходящее).
Если ограничения связаны исключительно с желанием «специалистов» или родственников заниматься «умным планированием» и «лучше» распоряжаться чужим имуществом, то это самое обычное воровство. И причина этого воровства либо в сильнейшем эйблизме и/или эйджизме, либо в тоталитарных тенденциях. И эти тенденции и предрассудки куда более опасны для всего общества, чем то, что у другого человека могут быть любые вещи, которые вам не нравятся.