пятница, 13 апреля 2018 г.

Айман Экфорд: "О расширении понятий, разумности и фундаментализме"

Лампочка
Написано специально для Nuntiare.org


Около года назад я писала о том, что Бог, в которого верят фундаменталисты, похож на диктатора. Условно я его назвала богом-нацистом.
Этот бог-нацист — националист, расист, гомофоб, бифоб, трансфоб, эйблист и сексист. Он сделал людей разными, но наказывает их за их отличия. Он дал людям стремление к счастью и наказывает их за то, что они пытаются быть счастливыми.
В такого бога верят представители всех религий и конфессий, где есть фундаменталистское направление, и сегодня я хочу обратить внимание на одну очень важную особенность этого «бога» — на отрицание разума.
Я хочу обратить внимание на два на первый взгляд неочевидных проявления этого явления, которые я встречала и в текстах исламских фундаменталистов, и в рассуждениях своих «традиционных» православных знакомых.
Первый стереотип, распространенный у моих православных фундаменталистских знакомых, связан с «расширением» понятия материализм.
Второй стереотип, распространенный в современном фундаменталистском исламе, связан с «расширением» понятия ширк.
Я хочу попытаться описать, как работает эта схема и для чего она может быть нужна.

О материализме

Некоторые православные фундаменталисты обвиняли в материализме глубоко верующих людей, которые точно не считают свои идеи (т. е. веру в Бога) чем-то вторичным по отношению к видимой, материальной реальности.
Людей называли материалистами за их веру в права человека, за их интерес к материальным благам (например, к написанию компьютерных программ или к покупке красивых книг).
По мнению этих фундаменталистов, истинный православный не может любоваться небоскребами, мечтать полететь в космос или часами говорить о кофе. Любые его интересы, связанные с «грешным», «земным» миром, могут превратить его в «плоть» и лишают его «духовности».
Поэтому, разумеется, любое признание важности своих прав, своего тела, своей сексуальности, своей работы является «материализмом» и признаком «греховного падения».
К чему приводит такой подход? Что происходит с человеком, который начинает верить в эти идеи?
Для того, чтобы объяснить это и показать, до чего может довести подобное «расширение» понятия материализм, я перейду к следующему пункту.
Некоторые радикальные исламские (а точнее даже, исламистские) движения смогли развить подобную риторику до абсолюта. В первую очередь я имею в виду печально известное движение ИГИЛ, которое еще недавно контролировало значительную часть Ирака и Сирии. «Исламские ученые» (точнее, пропагандисты) этого движения пропагандировали очень своеобразную концепцию понимания «ширка».

О ширке

Ширк (араб. شرك‎) — это, буквально, создание Богу «сотоварищей», то есть поклонение чему-либо, кроме единого Бога. В более традиционных текстах это понятие переводится как многобожие. В ширке обычно обвиняют язычников и людей, верящих в духов и практикующих колдовство. Некоторые исламские ученые обвиняют в ширке христиан, потому что эти ученые рассматривали концепции Троицы не как одного Бога в трех ипостасях, а как поклонение трем разным божествам одновременно.
Но ИГИЛовские «ученые» называют ширком любую веру, кроме веры в их религиозные идеи.
Если ты говоришь, что гомосексуальность не является результатом сознательного выбора человека, ты совершаешь ширк, потому что ты веришь во что-то помимо того, что написано в законах шариата.
Если ты идешь на выборы, ты совершаешь ширк, потому что ты тем самым демонстрируешь свою веру в демократию (именно такое официальное заявление сделали официальные ИГИЛовские СМИ перед американскими выборами президента 2016 года, объявив «неверными» всех, кто пойдет на эти выборы).
Если ты говоришь о правах человека, ты совершаешь ширк, потому что современное международное законодательство не совпадает с законами шариата.
Более того, ИГИЛовцы объявили, что отказ от применения положенных по исламским законам наказаний является ширком (а значит, признаком неверия), и поэтому все, кто отказывается их применять, являются «неверными», даже если они соблюдают все остальные религиозные предписания. При этом они используют собственную «методологию» для трактовки священных текстов, используя самые жестокие прецеденты из тех хадисов, которые они признают, и игнорируя любые другие случаи. Это позволяет им, в частности, совершать казни гомосексуальных мужчин и объявлять неверными всех, кто отрицает необходимость казни за гомосексуальность. Теперь вы понимаете, для чего используется эта риторика?
ИГИЛовцы верят в типичного «бога-нациста» фундаменталистов. В их представлении (которое, кстати, очень сильно отличается от представлений большинства исламских ученых), бог оправдывает убийство неверных. Если отказ соблюдать нормы, которые ИГИЛовские «ученые» вывели из хадисов, является неверием, значит, те, кто его совершают, заслужили смерти. Тем самым ИГИЛовцы создают себе оправдание для нападения на соседние территории, контролируемые другими политическими движениями, которые не казнят гомосексуальных мужчин, и оправдывают это нападение в глазах сторонников. Более того, выставляя гомосексуальность как результат «западной пропаганды», они при этом фактически получают возможность объявить любого своего противника в том, что он является иностранным агентом и марионеткой американских спецслужб.
Это чисто политический трюк, который стоил жизни сотням невинных людей. Но его влияние куда более глобально, чем может показаться на первый взгляд. Он сломал жизни не только казненным геям и жителям территорий, которые захватили ИГИЛовцы.
Я уверена, что подобная трактовка ширка очень негативно сказалась на качестве жизни всех людей, живущих на территории ИГИЛ, и что многие из них (и особенно те, кто поддался официальной пропаганде) никогда не смогут восстановить психическое здоровье.
И это очень важно, потому что, вероятно, несмотря на падение и скорый крах ИГИЛ, религиозные толкования ИГИЛ останутся в фундаменталистской культуре исламистов, а, значит, подобное понятие «ширка» может сохранить популярность.
Если любую веру помимо ИГИЛовских представлений о Боге можно объявить ширком, то в ширке повинен буквально каждый человек на планете.
Даже если бы ИГИЛовские представления о Боге не были ужасными, их бы сделало ужасными ИГИЛовские представления о ширке.
Любой мыслительный процесс основан на определенной вере, на определенных предпосылках. А значит, вы не можете мыслить. Вы можете только повторять и подчиняться.
Дело в том, что все мы во что-то верим. Мы верим, что мы существуем, хоть и не можем этого доказать. Мы верим, что дважды два — четыре. Мы можем верить в ценность своей жизни и жизни своих близких. Мы можем верить в идеи из книжек и фильмов, которые нам нравятся. Мы можем верить в важность своей работы. Мы можем верить в определенные принципы.
Если вы считаете, что гомосексуальность не является грехом — вы уже совершаете акт веры.
Если вы считаете, что человек может быть гендерно-неконформным — вы уже совершаете акт веры.
Если вы думаете, что у всех людей должны быть определенные обеспечиваемые законом права — это уже вера.
Более того, если вы сами читаете Коран и хадисы, делаете самостоятельные выводы, как-то развиваете мысли исламских ученых, которые жили до вас, вы уже верите во что-то и верите немного иначе, чем указывает «официальное правительство».
Человек просто не может не верить ни во что, кроме довольно ограниченной информации из текстов, написанных много столетий назад. Без веры во что-то другое невозможно ни его психическое благополучие, ни даже его существование. Я сейчас говорю даже не о слепой вере, а о том, что мы для упрощения принимаем как «да, наверное так оно и есть» или «мне это нравится, я буду к этому стремиться, мне это важно».
Я уверена, что большинство людей в Сирии, проживающих на территории ИГИЛ, не делало таких сложных логических построений — большинству было просто не до этого. Но они пытались жить, действовать и общаться, соблюдая невыполнимые законы, и понимали это. Некоторые из них стыдились, что не могут выполнить эти правила, и старались заставить себя перестать делать самостоятельные выводы. Некоторые просто боялись говорить, что думают, потому что знали, что ширком может быть объявлено буквально все.
Это было общество, очень похожее на Оруэлловскую Океанию, общество, основанное на двоемыслии.
***
И именно к такому обществу пытаются привести нас некоторые христианские фундаменталисты, расширяя понятие «материализм» точно так же, как ИГИЛовцы расширили понятие «ширк».
Меня пугают у фундаменталистов — у всех фундаменталистов — их попытки заставить людей отказаться от мышления. И дело тут не только в словах.
Дело в общих тенденциях, в которых эти слова становятся важным инструментом (и поэтому о них не следует забывать).
Главное правило фундаменталистов — в том числе христианских фундаменталистов: «подчиняйся, не задавая вопросов, не думай о том, что мы говорим, потому что мы говорим от имени Господа, а пути Господни неисповедимы».
Для меня главным символом этого являются наставления моего отца не представлять себе ничего во время молитвы, что в принципе невозможно, учитывая, что я думаю образами, а не словами.
И слова многих верующих родителей:
— Просто делай, как велит Закон Божий. Кто ты такой, чтобы задавать вопросы?
Я не призываю нарушать Закон Божий. Но знаете, кто такой ребенок?… он человек. А людям свойственно задавать вопросы. Отказ от этого и навешивание ярлыков на всех, кто посмел верить во что-то помимо фундаменталистского прочтения религиозных догм и хотеть чего-то помимо того, что навязывают священники — это путь к двоемыслию.
Путь, когда человек вынужден подавлять любые свои мысли, не приведет ни к чему, кроме психических расстройств, неуверенности в себе и невозможности жить счастливой жизнью. Воспитание в стиле: «пути Господни неисповедимы, подчиняйся и не задавай вопросов» — это воспитание рабского мышления.
Вы действительно верите в Бога, который мечтает, чтобы люди были несчастными, сломленными и запуганными рабами тех, кто пытается говорить от его имени?
Серьезная логическая ошибка в рассуждениях фундаменталистов — особенно христианских фундаменталистов, потому что в случае ислама я описала бы это немного иначе — заключается в том, что они называют своего бога «Богом созидания», но при этом оспаривают возможность человека думать и внушают людям страх перед самой возможностью мыслить.
Они говорят, что Бог создал людей по образу и подобию Божьему. Но без возможности мыслить человек не может ничего созидать. Более того, он даже не может делать осознанный выбор, он превращается в запрограммированного робота. Так что даже сама суть кары божьей, которой они пугают людей, становится бессмысленной.
Эти христиане считают ИГИЛовцев дикарями и считают, что с ними у них нет ничего общего, но, на самом деле, они совершают их же ошибку.
Некоторые христианские фундаменталистские священники совершают эту ошибку из тех же соображений, что и ИГИЛовские пиарщики — чтобы сохранить свою власть над людьми, став для них воплощением Бога, чтобы иметь право называть грешниками кого угодно и чтобы иметь возможность подчинять себе все сферы жизни людей — от сексуальности до самоидентичности. Но они обманывают сами себя и сами верят в то, что проповедуют, и боятся признаться себе в своих настоящих мотивах. Они учат новых священников, ломают жизни новым прихожанам, совершают те же логические ошибки, и система воспроизводит сама себя.
И я не хочу верить в Бога, который поощряет такое мышление. Я верю, что Бог создал людей разумными и хочет, чтобы они были разумными. И поэтому я задаю вопросы, и поэтому мне нравится, что в моей жизни есть не только религия.