вторник, 10 апреля 2018 г.

Айман Экфорд: "Кто ты такой, чтобы думать?"

В последнее время я много думаю о том, как «типичное воспитание», принятое в нашей культуре, превращает детей в потенциальных рабов. Оно не учит детей думать — оно учит их подчиняться и добровольно становиться жертвами тех, у кого есть власть.
Я думала об этом и в тот день, когда прочла этот замечательный фрагмент в романе «Атлант расправил плечи» Айн Рэнд.

Это — размышления одного из главных персонажей романа, Хэнка Риардена, о причинах гибели своего юного подчиненного, и причинах тех ошибок, которые этот парень совершал в жизни. Его рассуждения мне очень близки, и, если честно, я еще не встречала такого точного описания этой проблемы в художественной литературе, поэтому хочу привести здесь несколько цитат:

«Он [Риарден] подумал о всех живых существах, обучающих детенышей искусству выживания, о кошках, учащих котят охотиться, о птицах, старательно обучающих птенцов летать, однако человек, для которого орудием выживания является разум, не только не учит ребенка думать, но ставит целью воспитания разрушение его мозга, убеждение, что мысль тщетна и пагубна, пока ребенок не начал думать» [1]


Дело в том, что именно такие «уроки» получала я в детстве! И иногда я удивляюсь, как взрослым при этом удалось не сломать мне психику, хотя на меня воспитание повлияло гораздо меньше, чем на большинство моих знакомых. Так что меня даже больше удивляет то, как людям вообще после такого воспитания иногда удается сохранить способность мыслить, высказывать необычные идеи и что-то изобретать.

В своих рассуждениях Риаирден, прежде всего, критикует систему образования, и я с ним полностью согласна.

Действительно, вся школьная и ВУЗовская система образования была основана не на том, чтобы научить детей мыслить, а на том, чтобы лишить их этой способности. Вот как «учили» в тех учебных заведениях, которые я знаю.

- Реши задачу указанным способом. (И никак иначе).

- Повторяй, что значит для тебя быть русским/украинцем (И плевать, кто ты на самом деле и кем себя считаешь).

- Напиши, почему Тарас Бульба - герой. (И плевать, что твое мнение о Тарасе Бульбе совершенно другое).

- Я знаю лучше, потому что я старше. (И больше никаких аргументов).

Подобные комментарии были бесконечны. Нас учили сомневаться в своем мнении, в любом необычном мнении, но не во мнении учителей и «авторитетных» взрослых.
Но дома было не лучше. Так что эта проблема выходит за рамки системы образования.
Я помню, как от меня требовали «просто верить», особенно когда дело касалось религии. Как меня учили молиться, не представляя картинок, хотя я могу думать только образами. Как мне не давали ставить неудобные вопросы, или отвечали на эти вопросы так, чтобы у меня больше не возникло желания их задавать.

- Ты вначале напиши столько же книг сколько он, стань профессором, а потом уже спорь с ним! Кто ты такая, чтобы его критиковать? - сказал мой отец, когда я пыталась раскритиковать позицию богослова Андрея Кураева.

То есть, отец пытался доказать мне, что у меня нет права СПРАШИВАТЬ, потому что я не написала книг и не защитила диссертацию? Но это же парадокс — как я могла бы писать книги и диссертацию, не думая? Никак. Но как я смогла бы думать, не задавая вопросы? Без вопросов я могла бы только повторять — повторять чужие стереотипы, не задумываясь о них и не ставя их под сомнение. Я не смогла бы создать чего-то оригинального и важного, я могла бы только пересказать в своих работах чужие банальные идеи, которые, вероятно, были бы мне еще и не близки. И только превратившись в такого «хамелеона», подавив свою способность мыслить, я могла бы обрести право задавать вопросы? Я должна была бы начать думать только написав «бездумные» работы? Простите, но это же абсурд! И именно с подобным абсурдом большинство известных мне людей сталкивалось в детстве.

Детям говорят, что они слишком маленькие, чтобы знать — то есть, (если не ссылаются на биологию), что они слишком МАЛО ЗНАЮТ, чтобы знать!

Им говорят, что люди — разумные создания, но при этом просят не задавать вопросов, а значит, не пользоваться разумом и не анализировать происходящее.

И, если честно, я не верю, что это делается ради детей — право ребенка на самостоятельное мышление, на индивидуальность, на нынешнюю и будущую свободу всем наплевать. Взрослых обычно волнует только их собственная возможность управлять детьми, и они хотят избавить себя от «лишних» вопросов. Иногда они сами понимают это не до конца, осознают только наполовину, потому что с ними поступали так же, но они не готовы это осмыслять, потому что их самих приучили не задавать «неудобных» вопросов, а осмысление существующего института «воспитания» очень даже «неудобный» вопрос, не всем удобно признавать, что их родители и учителя были ужасно неправы. И поэтому взрослые воссоздают новый цикл подобного воспитания, жертвами которого становится еще одно поколение детей. И так снова и снова.

Но проблема в том, что «не думай» распространяется не только на отношения с детьми и на жизнь человека до совершеннолетия, а на уйму других сфер жизни в течение всей жизни человека. И этот страх перед собственным независимым мышлением (точнее перед тем, что от него осталось), который наверняка остается у многих людей, делает этих людей уязвимыми перед террористическими организациями, сектами, шарлатанами и диктаторскими режимами. Потому что самостоятельное мышление — единственное, что действительно помогает противостоять подобным вещам.

И это очень созвучно со следующей цитатой из рассуждений Риардена:
«От первой демагогической фразы, брошенной в ребенка, до последней, обучение походит на удары с целью остановить его двигатель, ослабить способности его сознания. «Не задавай столько вопросов, дети должны быть видны, но не слышны!» «Кто ты такой, чтобы думать? Это так, потому что я так говорю!» «Не спорь, слушайся!» «Не пытайся понять, верь!» «Не протестуй, приспосабливайся!» «Не высовывайся, будь как все!» «Не борись, соглашайся!» «Душа важнее разума!» «Кто ты такой, чтобы знать? Родители знают лучше!» «Кто ты такой, чтобы знать? Общество знает лучше!» «Кто ты такой, чтобы знать? Бюрократы знают лучше!» «Кто ты такой, чтобы возражать? Все ценности относительны!» «Кто ты такой, чтобы хотеть избежать бандитской пули? Это всего лишь личное предубеждение!»
«Люди содрогнулись бы, — думал Риарден, — если бы увидели, что птица выщипывает перья из крыльев птенчика, потом выталкивает его из гнезда, чтобы он силился выжить, однако именно так поступают со своими детьми...» [2]
____
1, 2: Айн Рэнд, атлант расправил плечи, ст.959; Альпина Паблишер, 2017 г.