четверг, 18 января 2018 г.

suprihmbé: “Я глубоко убеждена, что нельзя говорить «Жизнь чернокожих имеет значение», исключая из движения черных секс-работниц»

Люди с плакатом Black Lives Matter
(Примечание Айман Экфорд: Российским феминисткам, ЛГБТ-активисткам и антирасисткам тоже уже пора понять, что, говоря о секс-работе, надо говорить не только о трафикинге и обсуждать не только вопросы легализации и запретов, а и говорить о конкретных проблемах секс-работниц. Причем, включая их в движение)

Источник:  Wear Your Voice


Я бывшая секс-работница, которая говорит об этом практически открыто. Когда я говорю «практически открыто», я имею в виду, что я открыто пишу об этом в интернете: но я ничего не рассказывала большинству членов моей семье, и в «реальном мире» об этом знают только те, кто должен знать. Я занималась всем по чуть-чуть: проституцией, стриптизом, веб-показами и шугарингом. Еще я художница, фрилансер и мать, чей ребенок находится на домашнем обучении. И у меня есть определенные требования к тому, какой должна быть моя жизнь и жизнь моего сына. И если бы я не стала заниматься проституцией, то я получала бы минимальный доход и мы оказались бы за чертой бедности.

Когда я пишу, я уделяю основное внимание цветным секс-работницам. Чаще всего я сужаю эту тему до проблем чернокожих секс-работниц и трансгендерных чернокожих секс-работниц, которые сталкиваются с огромным количеством жестокости, дискриминации и насилия как со стороны полиции, так и со стороны других членов сообщества чернокожих.

Я написала серию постов для
Twitter, в которых обсуждались права секс-работников и кратко упоминалось наше место в движении Black Lives Matter. Вот один из таких постов.

И я думаю, что Black Lives Matter является инклюзивным движением по отношению к секс-работникам, хоть и не нашла упоминания об этом на их сайте. Вот что там сказано:

«Это выходит за рамки узкого «национализма», который может преобладать в других сообществах чернокожих, которые призывают чернокожих людей любить чернокожих, жить как чернокожие, и покупать все только у чернокожих. Такие движения часто концентрируются на чернокожих цисгендерных мужчинах, отодвигая на задний план или оставляя за бортом движений наших сестер, квир-людей, трансгендерных людей и инвалидов.


Black Lives Matter признает важность жизней чернокожих квир и транс* людей, чернокожих инвалидов, чернокожих людей без документов и регистрации, чернокожих женщин и людей со всего гендерного спектра. Наше движение уделяет особое внимание тем, кто был маргинализирован внутри движения за освобождение чернокожих».

Мне бы очень хотелось, чтобы Black Lives Matter отдельно упомянуло секс-работников, потому что все их проблемы пересекаются с другими. Правовые интересы секс-работников пересекаются с правовыми интересами и квир и транс-людей.

Я знаю, что многие люди, особенно цисгендерные гетеросексуальные чернокожие мужчины, считают что прежде всего надо говорить о насилии со стороны полиции. Но проблема в том, что обсуждение насилия со стороны полиции внутри наших сообществ всегда сводилось к обсуждению насилия по отношению к цисгендерным гетеросексуальным чернокожим мужчинам. Чернокожие женщины и ЛГБТК-люди — которые сталкиваются с высокими рисками заключения и насилия со стороны полиции и системы правосудия — чаще всего игнорировались или отодвигались на второй план.

Существует стереотип, согласно которому у движения должно быть «одно направление».. Но тем самым чернокожие мужчины и некоторые женщины защищают такую систему: «черные мужчины должны быть лидерами и находиться в центре внимания, а женщины должны быть на втором месте».
Многие чернокожие цисгетеро мужчины не хотят брать темы, которые кажутся им менее важными или «отравлять колодец», как любезно выразился один белый мужчина.

Внутри сообщества чернокожих есть дихотомия взглядов на секс-работу — одни считают секс-работниц жертвами, а другие — позорными и аморальными «шлюхами». Корни подобного отношения кроются в мизогинии, религии, традиционной моногамии, сексизме и классизмим, и я не думаю что надо создавать или поддерживать противоположные представления, согласно одним из которых секс-работа — это выбор, который ведет к увеличению прав, возможностей и раскрепощенности, а согласно другим — это вопросы выживания и принуждения.
Из-за бедности у очень многих чернокожих женщин не так то много выбора. Но при этом не все мы пришли в эту профессию из-за того, что сутенеры насильно нас к этому принудили — хотя мы знаем, что такое явление существует, и это особенно серьезная проблема для бездомных девочек и ЛГБТК-подростков и взрослых.

Нам надо говорить осторожно, чтобы не путать секс-работу (которая является выражением экономического договора между двумя или более взрослыми людьми и происходит по взаимному согласию), с сексуальным трафикингом и сексуальным принуждением. Когда я думаю о секс-работе, я при этом думаю и о независимых секс-работницах, «девочках по вызову» и работниц эскорта, которые работают в сервисных службах, потому что их тоже могут эксплуатировать.

Меня беспокоит то, что Black Lives Matter на говорит о правах секс-работниц, хотя их права связаны с вопросами прав женщин, с квир и транс* вопросами. Движение Black Lives Matter было создано чернокожей квир-женщиной, и поэтому я была очень счастлива - хоть и не удивлена — увидев упоминание о квир и транс*-инклюзии на их официальном сайте. Но многих секс-работников это беспокоит.

Секс-работники — маргинализированная группа, и это особенно заметно, если вы знаете как часто трансгендерные чернокожие женщины подвергаются насилию и давлению как со стороны полиции, так и со стороны цисгендерных гетеросексуальных мужчин из их сообществ. Есть прямая связь между насилием со стороны полиции и секс-работой. Добавьте к этому то, что мы не можем говорить о секс-работе, не говоря о правах трансгендерных людей — здесь нет прямой связи, но говоря об одном попадаешь в «петлю» и, постоянно ссылаешься на другое, и об этом необходимо говорить.

Я глубоко убеждена, что никто не может произносить слова
Black Lives Matter («Жизнь чернокожих имеет значение»), и при этом исключать из движения чернокожих секс-работниц. И дело не только в жестокости полиции — дело в наших жизнях, нашем освобождении и в искоренении различных форм угнетения. Мысли о ком-то помимо цисгендерных чернокожих людей без инвалидности не должны считаться неудобными. Права ни одного угнетенного человека не должны считаться неудобными.


______
На русский язык переведено специально для проекта Пересечения.