суббота, 30 декабря 2017 г.

Айман Экфорд: "Богатые "психопаты"? Еще немного об эйблистской лексике"

Несколько дней назад бывшая администраторка Soc-Fem дала в моем паблике ссылку на исследования о том, что среди богатых людей, якобы, больше психопатов.
Признаюсь честно, я так и не смогла прочесть эти исследования, потому что мне стало страшно.

Мне стало страшно от того, что я живу среди людей, для которых наличие психических заболеваний может использоваться как аргумент против какой-либо группы населения.

Мне стало страшно от того, что понятия «не испытывают эмпатию» и «опасны» для этих людей ничем не отличаются. Как будто люди являются неразвитыми животными, способными действовать только на эмоциях. Как будто для того, чтобы не нарушать чьих-то прав, обязательно надо ПОНИМАТЬ этих людей, и СОПЕРЕЖИВАТЬ им.
И мне страшно жить в обществе, где логика и закон НАСТОЛЬКО ничего не значат. Мне страшно признавать, что люди на самом деле почти неразумны.

Мне стало страшно, потому что люди обычно испытывают эмпатию только к тем, кого понимают, а понимают только тех, кто на них похож. А я не похожа на большинство людей, потому что я аутистка. Более того, я принадлежу сразу к нескольким меньшинствам. Значит, для большинства я не человек. И значит, они не смогу испытать по отношению ко мне «правильную» эмоцию. Получается, большую часть жизни я была права, и эти люди для меня опасны. Для меня, и для многих, многих людей, похожих на меня.

Мне стало страшно, потому что когда в свое время я хотела разбогатеть, чтобы защитить себя, против меня использовали точно такие же аргументы. Левые не считали меня за человека. Почти все мое окружение было «левым», и «левые» манипулировали мной, обращались со мной как с вещью, потому что я была ребенком, да еще и нейроотличным. А когда я планировали сделать хоть что-то, чтобы предотвратить подобное обращение с собой в дальнейшем, все вокруг начинали говорить, что богатые опасны для общества.
И они требовали у меня сочувствия по отношению к бедным левакам. Ожидали, что я буду идентифицировать себя с бедными. Ожидали, что я буду жертвовать чем-то ради бедных. Хотя вполне конкретные, знакомые мне бедные не сделали ничего, чтобы этого заслужить, а другие были для меня просто незнакомцами. Но нет, я должна была жертвовать, а они — нет. И когда я отказывалась исполнять эту функцию жертвенного животного, они говорили, что у меня нет сочувствия.
Возможно, я была для них «психопаткой». Но была ли в этом виновата я?

Мне стало страшно от «исследований» о распространенности психопатии у богатых, потому что это и не исследования вовсе. Я знаю, что в психиатрии нет такого диагноза, как «психопат». Есть антисоциальное расстройство личности, которое, как показало другое, настоящее исследование, чаще встречается у людей, которые в детстве подвергались насилию и манипуляциям.

Значит ли это, что «расстройства» нет в принципе, и люди просто сделали вполне логичные выводы, наблюдая за миром, и отказываясь испытывать сочувствие к тем, кто над ними издевается?
Ведь очень сложно любить все человечество, когда значительную часть жизни тобой манипулируют — причем в тот период жизни, когда ты находишься в наиболее уязвимом положении. Так что, может быть, проблема не в «психопатах», а в обществе? Или антисоциальное расстройство личности — реальное расстройство, которое может быть следствием психологической травмы примерно так же, как сломанная нога может быть следствием физической травмы? Не знаю, потому что я, если честно, не знаю, насколько людям с антисоциальным расстройством мешает их состояние — и мешает ли вообще.
Но одно я знаю точно. Несмотря на то, что психическое расстройство (в большинстве случаев) не должно быть оправданием для совершенных преступлений, если их совершил психически больной но вменяемый человек, ни одно исследование не доказало, что люди с психическими расстройствами чаще становятся преступниками, чем люди без расстройств. Более того, психически больные люди гораздо чаще становятся жертвами преступлений.
Как раз из-за таких «активистов», которые считают наличие психического диагноза у некоторых членов социальной группы достаточным предлогом для того, чтобы дискрдитировать всю группу. Потому что это явно показывает, что мы, люди с психическими расстройствами, для них не люди. Что само наше существование рассматривается ими как угроза. И это страшно.

Это страшно, потому что я видела подобное и раньше. Очень, очень много раз. В подростковом возрасте мне нравились истории о евреях, которым удалось разбогатеть в 18-19 веке. Многие из них помогали еврейским сообществам во всем мире тогда, когда всему миру было на эти сообщества наплевать, но все их ненавидели за то, что они богаты, и за то, что они евреи. И частично потому, что евреев считали слишком холодным, расчетливыми, лишенными эмпатии и коварными (разве не такими сейчас считают «психопатов»? Может, это и есть корень тех стереотипах о «богатых психопатах» - вот только сейчас слово «евреи» из этого стереотипа убрали, потому что после Холокоста это «не круто»)
Еще я знаю, что подобная ненависть к нескольким богатым евреям в итоге привела к Катастрофе. К Холкосту. Конечно, это была не единственная причина Холокоста, но аргумент о богатых и бесчувственных евреях был важной частью нацистской пропаганды.
И теперь некоторые мейснтримные левые пытаются протолкнуть этот аргумент с помощью моей группы.

И связь эйблизма, ненависти к богатым и антисеметизма не просто «случайность». Это не совпадение, а я ничего не додумываю. Потому что я говорю о системе.
Эйблистский аргумент о «психической неполноценности» какой-либо группы пересекается практически с любым видом угнетения, и в прошлом он всегда приводил  к ужасным, непоправимым последствиям.

Именно стереотипы о психической неуравновешенности чернокожих использовали расисты на Юге США в середине прошлого века, чтобы убедить правительство в том, что черным не нужны равные права.
Именно стереотипы о психической неуравновешенности используют гомофобы для оправдания преступлений ненависти по отношению к ЛГБТ-людям.
Именно обвинение в предполагаемом отсутствии эмпатии у аутичных людей до сих пор используется как оправдание их убийства собственными родителями!

И пока вы будете использовать этот аргумент против богатых, в ЭТИХ спорах я буду на стороне богатых. И дело тут не в рыночной экономике и не в классовой борьбе. Мне плевать на ваши экономические взгляды. Дело в том, что я не позволю вам использовать мои интернет-ресурсы, чтобы выставлять как минимум две социальные группы людей недочеловеками. Я не позволю вам распространять аргумент, который в будущем может быть использован для уничтожения таких людей, как я.

Так что, ваши аргументы показали, что опасными являются не богатые, а кое-кто другой. Кое-то, кто настолько привык действовать на эмоциях, что даже не может себе представить, что у кого-то бывает иначе, и при этом верит в идеи, которые веками убивали люди.
И я рада, что узнала, что в моем окружении есть такие люди. Так что спасибо за предупреждение об опасности. Только, думаю, оно оказалось не таким, как вы хотели.