воскресенье, 8 октября 2017 г.

Айман Экфорд: «Почему односторонние уступки зачастую больше вредят, чем помогают»

Взрослый кричит на ребенка

«…Из-за тенденции американцев определять “хорошие” отношения как “дружественные”, США оказываются в невыгодном положении в конкурентной борьбе с азиатскими странами, для которых “хорошие” отношения -те, которые приносят им победы. С точки зрения азиатских политиков, на американские уступки надо не отвечать взаимностью, а использовать их в своих интересах»
Самюэль Хантингтон: «Столкновение цивилизаций»

Мне проще всего говорить о межличностных отношениях, сравнивая их с международными отношениями. И, несмотря на то, что я во многом не согласна с Хантингтоном, эта цитата из его книги идеально отражает главную ошибку, которую я допускаю в общении  с другими людьми,  и ее последствия. И это не только моя ошибка.

Односторонние уступки ради будущей выгоды активно пропагандируются в западной массовой культуре. О пользе подобных уступок говорят не только в современных «прогрессивных» программах по международным отношениям. Эта идея пропагандировалась гораздо раньше, чем она стала модной в западной дипломатии – она коренится в общественных представлениях о морали. Детей учат «быть хорошими», и тогда «другие люди тоже отнесутся к ним хорошо». На этой идее основаны вдохновляющие истории и религиозные проповеди. В фильмах и книгах добро практически всегда побеждает зло – добрые персонажи получают все, что хотят, а злые либо умирают, либо перевоспитываются. Если бы подобная система действительно работала, в мире бы не было геноцидов, войн и преступности. Но она не работает.

Я множество раз убеждалась в этом на личном опыте, но все равно шла на уступки, рассчитывая на принципы отдельных личностей. Я старалась быть дипломатичной, особенно когда на меня оказывали давление, потому что я ненавижу конфликты и стараюсь по возможности быстро их уладить. А что может решить конфликт лучше, чем действия, которые выгодны тому, кто с тобой конфликтует?
На самом деле, самые разные вещи. И уступки усугубляют конфликты не реже, чем решают их.

Ведь большинство людей, как и большинство государств, действует в своих интересах. А если вы делаете то, что выгодно другим людям, когда на вас оказывают давление, значит, на вас выгодно давить.
 Если вы делаете все, что хотят окружающие, когда на вас кричат, окружающим выгодно на вас кричать.
Если же вы готовы работать на других людей, не требуя ничего взамен, если вы все равно будете помогать (вне зависимости от того, поведут окружающие себя так, как вы хотите, или нет), у окружающих нет никакого стимула делать то, что вы хотите. Они могут начать требовать от вас больших уступок. При этом они могут говорить, как прекрасно и замечательно, что вы им помогаете. Они могут восхвалять эту систему односторонних уступок. Но они не будут «платить» вам за то, что вы делаете. 

В жесткой  иерархичной системе такие уступки могут быть еще более опасными, чем односторонние уступки между приблизительно равными партнерами вроде Китая и США.
Одна из основных причин насильственных отношений  к женщинам в патриархальных семьях, насильственных отношений к детям практически во всех семьях и школах, и насильственных отношений в любой другой жесткой структуре заключается в том, что у одних людей слишком много власти над другими. Но при этом те, кто занимает зависимое положение, не стремится это исправить. Они подчиняются и идут на уступки, потому что «так безопаснее», и  тем самым закрепляют существующее положение вещей. Ситуация может усложниться, если общество внушает им, что они должны «любить» своего обидчика, или если их обидчик изредка идет перед ними на небольшие уступки – тогда им может показаться, что система работает (даже когда это не так). 

Возможно, одна из причин, по которым детей учат «быть хорошими» и идти на уступки заключается как раз в том, что взрослым это выгодно. Конечно, взрослые не думают об этом всякий раз, когда говорят об этом детям. Точно так же об этом не думают в патриархальных обществах, когда учат девочек быть «покладистыми и послушными женами».  Механизмы подавления, укрепляющие угнетение, закреплены в самой культуре.

И, как ни странно, эти традиционные «модели поведения» считаются одновременно и показателями добродетели, и показателями слабости. Точно так же как китайцы считают желательными уступки американцев, но при этом не воспринимают американцев, которые идут на уступки, всерьез, родители считают желательными «послушание» детей, но не начинают воспринимать их более серьезно. Более того, когда подростков заставляют идти на односторонние уступки, отказываясь от своего мнения и своих возможностей, взрослые потом используют это для того, чтобы утверждать, что подростки «не могут ничего сделать самостоятельно», «не умеют думать сами», и поэтому «их надо ограничивать». Но, в отличие от американских дипломатов, у детей нет выбора. От них не просто ждут подчинения – их вынуждают подчиняться. Эта система «односторонних уступок» в абсолюте.
И поэтому вред уступок без оговоренных заранее выгод «взамен», можно увидеть во многих семьях.


***
Из этого всего можно сделать только один вывод – односторонние уступки могут работать, но гораздо реже, чем это показано в западной массовой культуре. 

Так что, если не было четкого договора, не надо ждать, что  другой человек даст вам что-то взамен. Если вы ведете себя «правильно», не стоит рассчитывать, что у вас все будет хорошо. Если вы стараетесь все делать так, как выгодно другим людям, вероятно, они потребуют от вас большего, и будут рассматривать ваши уступки как признак слабости. И если вы хотите быть «хорошими детьми», «послушными женами» и «покорными служащими» во вред себе, помните, что этот вред вам, вероятно, никто не компенсирует. Так что хорошенько подумайте, прежде чем принимать такую модель поведения.