вторник, 10 октября 2017 г.

Сэм Дилан Финч: «Почему я совершил камин-аут как человек с ментальными заболеваниями»

Источник: The Body Is Not An Apology
Переведено с разрешения TBINAA. Больше информации вы можете найти на их сайте.

(Черно-белая фотография лица (глаз, носа и щек) человека, который смотрит в сторону и вниз. Правая часть лица находится в тени. На левой стороне видны блики) 

- Как вы смогли найти пространство, в котором можете говорить о своих проблемах?

Вот что чаще всего спрашивают люди, когда я пишу о биполярном расстройстве и тревожности.

И после этого обычно спрашивают нечто вроде:
- И вы что, не боитесь?

Раньше я не просто боялся – я был в ужасе. Один из первых «уроков», который преподали мне как человеку с ментальным заболеванием, заключается в том, что я должен это скрывать. Этот урок преподают многим людям с психическими диагнозами.
И поэтому вначале я жил в облаке стыда, которое преследовало меня повсюду, куда бы я ни пошел. А потом меня это достало, и именно поэтому я сделал камин-аут и стал таким открытым и громким защитником своего сообщества. Именно из-за этого стыда я начал говорить о том, через что я прошел. Я устал от стыда, от страха и устал от того, что истории моего сообщества рассказываются людьми, которые ничего не знают о нашем опыте. Я хотел рассказать свою собственную историю, и найти других людей вроде меня, чтобы они точно были уверены в том, что они не одни.

Да, страшно открыться и рассказать всему миру – да еще родственникам и друзьям – о самой темной, самой уязвимой части нашей жизни. Существуют реальные риски, которые стоит учитывать, решая, кому, когда и где можно рассказывать о своей болезни (или болезнях). Из-за того, что люди узнают о наших психических заболеваниях, мы можем лишиться безопасности, стабильности, жилья и работы, потому что в нашем обществе ментальные заболевания являются серьезной стигмой.

Но когда я взвесил все риски, я вспомнил о себе четырнадцатилетнем, вспомнил, как я постоянно думал о самоубийстве, потому что чувствовал себя очень одиноким. И тогда я понял, что обязан говорить. Если я смогу уменьшить чью-то ношу, рассказывая о своих болезнях, то польза перевешивает риски (лично для меня).

Я помню, как впервые в подростковом возрасте стал искать помощи – я обратился не к родителям, не к опекунам, не к друзьям и не к специалистам. Я полез в
Google. Я набрал нечто вроде: «помощь я хочу умереть» и «у меня депрессия, и я не знаю что делать». Я очень хорошо помню, как я просматривал результаты поисковика, и искала какое-то признание своих проблем, и хоть что-то, за что можно ухватиться.

Реальность такова, что стигма, окружающая ментальные заболевания настолько сильна, что многие из нас предпочитают молчать. Они скорее обратятся за помощью к Google, чем к друзьям или членам семьи. Мы предпочитаем справляться со всем самостоятельно, потому что нам стыдно, мы напуганы, смущены и слишком устали, и мы считаем, что наши проблемы превращают нас в бремя для окружающих.

Были времена, когда Google знал о моих ментальных заболеваниях больше, чем мой лучший друг. После многих лет стыда, когда я чувствовал себя изолированным и одиноким, я начал писать о том, через что я прошел. И со временем это письмо перестало быть просто упражнением по изложению мыслей и превратилось в блог. Этот блог помог сосредоточиться на всем, что помогало мне, как человеку с биполярностью и тревожностью, решать свои проблемы.
Так почему я совершил камин-аут?

Потому что я хочу создать сообщество для людей с ментальными заболеваниями, и особенно для тех из них, кто, как и я, является трансгендером.

Потому что очень часто я получаю сообщения вроде: «Вы гендерквир и биполярник? Я думал_а, это взаимоисключающие вещи».

Потому что слишком многие не считают людей с ментальными заболеваниями настоящими людьми, достойными сострадания и уважения – вместо этого их считают потенциальными преступниками, «психами» и бременем для общества.

Потому что я хочу, чтобы вы вспоминали мое лицо и мои слова, когда вы отнимаете права у людей с ментальными заболеваниями – когда вы голосуете против важного для нас закона или выбираете чиновников, которые хотят лишить нас необходимых ресурсов и поддержки.

Потому что видимость крайне важна, и потому что я хочу, чтобы подростки жили в мире, в котором они при желании могут найти тех, кто пережил то же, что пережили они.

Потому что один из этих подростков прислал мне письмо со словами: «Я нашел тебя в Google. Я трансгендер и биполярник. Я не думал, что я смогу быть успешным, но потом  увидел то, чем ты занимаешься, и ты дал мне надежду».

Потому что я хочу создать безопасное пространство, в котором другие могли бы использовать свой голос для того, чтобы общий гул наших голосов стал реальной силой.

Потому что когда мы начинаем работать вместе, вы не можете отрицать нашу человечность, ценность, уникальность и силу.

Потому что подростки скорее напишут о суицидальных мыслях мне в Tumblr, чем позвонят  друзьям или обратятся на горячую линию.

Потому что статью, в которой я просил не высмеивать людей с ментальными заболеваниями, читали миллионы людей по всему миру – ее читали люди из 180 стран.

Потому что это была статья, которая бы никогда не появилась в правильном мире.

Потому что ни один человек с ментальным заболеванием не должен чувствовать себя одиноким.

Потому что вокруг ментальных заболеваний и так существует слишком много стыда – настолько много, что нам приходится размышлять, совершать ли нам камин-аут.

Мне было непросто принять решение о том, чтобы рассказать миру, что у меня есть биполярное расстройство (и позже – что у меня повышенная тревожность). Друзья и члены семьи обеспокоенно спрашивали у меня, уверен ли я в том, что я хочу, чтобы слово «биполярный» всегда возникало рядом с моим именем, когда кто-то в любой точке мира захочет найти обо мне информацию. Другие говорили мне о том, что это крайне разрушительное решение, последствия которого будут преследовать меня на протяжении всей профессиональной жизни.

Но для того, чтобы другие люди с ментальными заболеваниями могли жить полноценной жизнью – чтобы они могли построить карьеру, чтобы у них было будущее – им важно знать, что они не одни, и что другие люди могут нормально жить с теми же болезнями, которые портят им жизнь. Очень часто увидеть – значит поверить, и тогда видимость значит все. Если моя публичная жизнь даст какому-то человеку с психическим заболеванием шанс жить дальше, я всегда буду говорить о своей биполярности, и с гордостью выполнять ту работу, которую я сейчас делаю, даже если из-за этого злобный потенциальный работодатель выбросит мое резюме в мусорное ведро.

Есть что-то романтичное в том, что я впервые нашел таких людей как я благодаря Google, а теперь я сам являюсь тем человеком, которого находят в интернете люди, которые ищут помощи. Роли изменились!

Даже в те дни, когда мне особенно страшно и когда я сомневаюсь в своем решении публично говорить о своих расстройствах, я вспоминаю то чувство, которое я испытывал, когда в подростковом возрасте готов был перерыть весь интернет, чтобы найти кого-то – хоть кого-то – кто знал бы, что я чувствую. Если я могу стать для кого-то таким человеком, и если ссылка на мои статьи изменит их мир и поможет им выжить, это стоит всего, чем я рискую.

Я благодарен, что после многих лет борьбы с болезнями, которые пытались лишить меня жизни, у меня есть факел, который освещает их существование. И я с гордостью буду нести этот факел, пока не загорится стигма, которая окружает ментальные заболевания.

_____
На русский язык переведено специально для проекта Пересечения.