среда, 11 октября 2017 г.

Сэм Дилан Финч: "Еще один камин-аут: Почему квир-людям стоит говорить о своих психических заболеваниях"


Источник:Lets Queer Things Up


Один человек сидит в одиночестве. Четыре человека шепчутся в стороне. Автор:Jessica Krcmarik.

Многие члены ЛГБТКИА+ сообщества слишком хорошо знают, что значит быть квиром с психическими заболеваниями.

Я знаю об этом, потому что когда я рассказывал другим квирам о том, что у меня есть ментальные заболевания, больше половины из них сказало: «о, у меня тоже». Мы постоянно об этом говорим – шепчемся на прайдах, обсуждаем на группах поддержки, оставляем анонимные сообщения на форумах, или, если мы не слишком боимся, рассказываем об этом друзьям, которые тоже борются с ментальными проблемами.

Но слишком часто эти разговоры проходят за закрытыми дверями, и люди, которым мы больше всего нужны, их не слышат.

Стигма, окружающая ментальные заболевания, сложна сама по себе, а квирость еще и усиливает ее эффект.

Но из-за того, что квир-люди с ментальными заболеваниями остаются невидимыми, очень многие члены нашего сообщества считают, что они одиноки, потому что существовании того пересечения, на котором они находятся, слишком мало говорят.

Очень многие люди из нашего сообщества страдают от психических проблем, но при этом считается нормальным «открыть эту банку с червяками» только когда кто-то из нас кончает с собой. Внезапно мы  все начинаем кивать и говорить: «да, у нас тоже были такие проблемы, и такие мысли».

Мы говорим о самоубийствах, но обычно стараемся не обсуждать психические заболевания в целом. Мы пренебрегаем разговорами о боли, и говорим только о последствиях.

Я регулярно получаю сообщения от какого-нибудь квира, который спрашивает: «Вы трансгендер и биполярник? Я думал, это взаимоисключающие вещи».

То, что многие члены нашего сообщества думают, что никто не борется с теми же проблемами, является признаком серьезной проблемы. Это показывает мне, что квир-сообщество не является инклюзивным, потому что в нем не обсуждают вопросы ментального здоровья и ментальных заболеваний.

И даже когда мы ведем эти беседы внутри сообщества – во время которых мы зачастую сами боимся признать, что мы здесь, что мы сами одновременно квиры и нейроотличные – мы поддерживаем существующую изоляцию, страх и стигму, и убеждаем нейроотличных людей, что они должны страдать в одиночку.

Где разговоры о депрессии? Где разговоры о повышенной тревожности? Почему те, кто пишет о квир-людях, не пишет о квирах с ОКР, о квирах с биполярным расстройством, о квирах с пограничным расстройством личности?

Считаются ли подобные разговоры приемлемыми в принципе? Или они затушеваны и скрыты?
Вместо того, чтобы говорить квир-подросткам, что скоро их жизнь наладиться, почему бы открыто и честно не поговорить с ними о том, что значит страдать от психических заболеваний, будучи квиром? Что значит быть госпитализированным квиром? Что, если мы расскажем им, что нужно для того, чтобы выжить, будучи квир-человеком с ментальным заболеванием, как жить на пересечении, которое усиливает стигму и боль?

Раскрывать диагноз не всегда безопасно, и совершать камин-аут может быть страшно. Но если вы можете это сделать, я прошу вас решиться на этот второй камин-аут. Я прошу вас навсегда покинуть шкаф. Я хочу рассказать об этом моему сообществу – тем, кто приходит ко мне и говорит «да, я тоже» - хочу посоветовать им отнестись к другим с эмпатией и дать им понять, что они тоже не одни.

Потому что гетеро и цис люди – не единственные, кто страдает психическими заболеваниями. Более того, психические болезни гораздо сильнее вредят нашему сообществу, и увеличивают число трагических потерь, потому что очень многие из нас кончают жизнь самоубийством.
И если мы будем только постоянно использовать псевдонимы, прятаться за автарками и комфортно отсиживаться дома, мы не сможем бороться за свои права и возможности, и мы не сможем помочь тем членам нашего сообщества, которые отчаянно нуждаются в наших историях, в наших словах и в нашем голосе.
Я знаю, что не являюсь единственным гендерквиром с ментальными заболеваниями – но мы живем в мире, в котором многие думают, что  кроме меня таких людей нет, или, еще хуже, что таких как я вообще не существует. И в этом мире ЛГБТКИА+ люди будут кончать жизнь самоубийство, потому что общество внушает им, что у таких, как они нет будущего, что жизнь таких, как они не имеет значения, и что такие, как они не должны существовать.

Я прошу вас стать видимыми, потому что видимость имеет огромное значение, когда вы погрязли в своем заболевании, и не можете поверить, что у вас есть будущее.
Видимость является основой всего, когда вы не расстаетесь с пачкой таблеток, когда вы можете думать только о боли, которую вы молча терпели изо дня в день. Я могу сказать вам (и, возможно, вы тоже испытывали нечто подобное), что пачка таблеток кажется вам мелочью по сравнению с болью, которая годами вас ломала, по сравнению с болью, которую, как вам кажется, никто не понимает.

Но я ее понимаю. И ее понимают очень, очень многие квир-люди. И прямо сейчас в нашем сообществе нас ждут те, кому необходимо знать, что мы существуем.
Мы все еще живем в мире, в котором квир-люди с ментальными заболеваниями находятся в огромной изоляции, в мире, где они незаметны. Но мы можем это изменить, если захотим протянуть руку и дотянуться до других, и если мы решим говорить о себе открыто.

В следующий раз, когда вы задумаетесь над тем, может ли ваша история на что-то повлиять, вспомните мои слова: я думал так же, как и вы. Я не знал, могут ли мои слова изменить хоть что-то. Но знаете что? Позже мои тексты получали пять миллионов просмотров, а я постоянно получаю письма, которые начинаются со слов: «я думала, что я такая одна», «как прекрасно, что я тебя нашел», и «вы дали мне надежду». И это несомненно является доказательством того, что наш голос важен и необходим.

Ваш голос может спасти чью-то жизнь.
Итак, с чего начать? Готовится к выходу потрясающая антология
HEADCASE, созданная людьми, которые одновременно являются квир и нейроотличными. И еще новых авторов ищет этот потрясающий сайт, Queer Mental Health.

Черт, да вы можете просто сделать то же, что и я, и начать вести блог (и написать об этом мне, чтобы я мог его разрекламировать).

Волонтерьте в местном комьюнити-центре для членов ЛГБТКИА+ сообщества, волонтерьте на горячей линии,  начните вести местную группу поддержки или дискуссионные встречи. И, конечно же, поддерживайте организации, писателей,  блоггеров и сообщества, которые поднимают эту тему.

Сказать «о, у меня тоже так было», когда кто-то из членов вашего сообщества рассказывает о своей депрессии, довольно просто. Просто сказать: «я знаю, что это такое» или «у меня то же самое». Самое важное то, что такое признание помогает людям осознать, что они не одни.

Если у вас депрессия и вам нужна помощь, важно сказать об этом членам вашего сообщества, а не держать это в себе. И если кто-то вам открывается, стоит сказать: «могу ли я чем-то помочь?». Такой ответ прекрасен.
Мы не обязаны страдать в одиночестве. Мы сообщество, а не чужаки – и мы можем поддерживать друг друга, вместе добиваться изменений, и создавать убежища для тех, кому они больше всего нужны.

И когда дело доходит до нашего психического здоровья, эту проблему надо обсуждать не только с парой знакомых. Потому что для того, чтобы окружающие поняли, что мы существуем, мы должны громко заявить о своем существовании.

Примечание автора текста: Эта статья не написана для того, чтобы обесценить действия многих других мужественных активистов, которые очень открыто говорят о своих психических проблемах и квир-идентичности. Она написана для того, чтобы вдохновить других людей на подобную открытость и на поддержку тех, кто уже открыто говорит о себе. 

Также я понимаю, что не все могут совершить камин-аут, и считаю, что вы должны ставить свою безопасность превыше всего. 

____
На русский язык переведено специально для проекта Пересечения.