воскресенье, 24 сентября 2017 г.

Культура американских чернокожих не является причиной насилия — насилие происходит из-за системного неравенства

Источник: The Guardian

Чернокожий парень держит плакат: "Clinton Crime Bill Destroyed Our Communities". Автор фото:  Photograph: Ed Hille/AP

Существует очень распространенный стереотип о том, что чернокожие люди чаще попадают в тюрьму и живут в нищете из-за их предполагаемой аморальности и якобы дикарской культуры. Этот стереотип повсюду — вы можете увидеть его в сериалах про полицейских, в новостных программах, в фильмах и в социологических учебных программах для старшеклассников. Этот стереотип очень старый и очень ошибочный, но его до сих пор используют, в том числе для того, чтобы дискредитировать движение Black Lives Matter. Критики говорят о том, что настоящей проблемой сообщества чернокожих является не полицейское насилие, расисткое угнетение и экономическое неравенство, а преступления, которые черные совершают по отношению друг к другу. Мы встречаем этот стереотип везде — от новостных статей до комментариев популярного футболиста Рея Льюиса и бывшего мера Нью-Йорка и бывшего кандидата в президенты от республиканской партии Руди Джулиани. И, совсем недавно, этот стереотип повторил Билл Клинтон.

Представления о том, что современные движения за гражданские права вроде
Black Lives Matter должны начать говорить о мифических проблемах вместо настоящих, крайне абсурдны. Во время Движения за гражданские права XX века убийств среди черных было еще больше — сейчас количество убийств внутри черного сообщества только сокращается (ссылка на русскоязычный перевод). Статистика Центра по Контролю и Предотвращению Заболеваний показывает, что начиная с 1950 по 2013 год процент убитых среди черных мужчин сократился на треть, а убийства чернокожих женщин стали происходить в два раза реже.
И хотя в 1960 году уровень убийств внутри черного сообщества был выше, ни один современный понимающих человек не заявит, что лидеры движения за Гражданские Права должны были отложить Марш от Сельмы до Монтгомери и вместо этого сосредоточиться на борьбе с насилием внутри черного сообщества. И мы не должны этого требовать от современных активистов.

Но, несмотря на все это, миф о насилии чернокожих глубоко въелся в культуру. То, что его часто повторяет Дональд Трамп, консервативные СМИ и полиция не удивительно, но истерия по поводу насилия черных перекинулась на либералов и даже на лидеров движения чернокожих. Даже Спайк Ли в своем фильме Chi-Raq показывает, как чикагский депутат выступает перед огромной толпой, заявляя, что борьба против насилия внутри чернокожего сообщества является «нашей Сельмой».

Нас дурачат. Потому что в черных и белых кварталах с одним и тем же уровнем дохода одинаковый уровень преступности. Проблема сравнений черных и белых кварталов заключается в том, что при таком сравнении не учитывается уровень дохода — данные о богатых кварталах, кварталах где живут представители высшего среднего класса, среднего класса и данные бедных кварталов считаются вместе. Но мир устроен не так. Среди чернокожих мало кто живет в богатых кварталах и в кварталах для представителей высшего среднего класса. А белые бедняки из Менфиса не дерутся с богачами из Бель-Эйра.

Объяснение преступлений и бедности как результатов поведенческого выбора, который совершают чернокожие люди, маскирует тот факт, что обе эти проблемы вызваны капитализмом.
Те, кто говорит, что системное неравенство является следствием культурного выбора чернокожих, выставляет чернокожих недостаточно решительными, и, в конечном счете, обвиняет их в их же бедности.

Насилие же является следствием экономических лишений — не потому, что культура бедных людей является неполноценной, и не потому, что бедняки видят мир в искаженном свете. Дело в том, что те, у кого нет экономической безопасности, пытаясь выжить, с большей вероятностью втягиваются в нелегальный бизнес. В отличие от легального бизнеса, основанного на законах, нелегальный бизнес во многом основан на силе, потому что споры и конфликты интересов в этом бизнесе решаются самими заинтересованными сторонами, и эти же стороны исполняют «приговор».

Также сомнительны старые аргументы о том, что более строгие законы контроля над оружием снизят уровень насилия. Призывы к новому законодательству об оружии на самом деле могут привести к более жесткой политике, и к большему показателю насилия в черных сообществах. Законы о контроле оружия дают полиции больше полномочий — и мы уже знаем, что осуществление этой политики будет расистским. Представьте себе тотальную проверку белого квартала на наличие оружия — это практически невероятно. Среди чернокожих значительно выше уровень арестов за оружие, чем среди белых, и это несмотря на то, что белые в два раза чаще покупают оружие, чем черные.

Использование мифа о распространенности преступлений среди чернокожих для прикрытия расистского насилия является очень старым приемом. В 1906 году газеты в Атланте распространяли дезинформацию о так называемом «нигерском потоке насилия» (“Negro crime wave”), что в итоге привело к тому, что полиция и силы обороны штата организовали рейды, во время которых они проверяли все дома чернокожих и конфисковали у них оружие. В результате многие были убиты и покалечены. В последующие десятилетия подобные СМИ в Вашингтоне, Нью-Йорке и других городах продолжали писать о «нигерском насилии», и эти фальшивки приводили к подобным результатам и к угнетению черных сообществ.

Законы, которые будут рассматриваться сквозь расистскую линзу, не помогут. Единственное, что может остановить убийства в черных кварталах — как и в любых других кварталах — это повышение уровня жизни. Экономические улучшения могут осуществляться только за счет крупных радикальных движений, которые будут добиваться создания системы, в которой люди смогут демократически контролировать то богатство, которое мы создаем вместе.

Когда вы в следующий раз услышите, что кто-то пытается стыдить активистов из сообществ чернокожих, распространяя «информацию» о черных преступлениях, вспомните о том, что эта информация некорректна, а история ее распространения очень стара. И настало время оставить ее позади.

Этот текст был опубликован совместно с Creative Time Reports. Посмотрите это.

___
На русский язык переведено специально для проекта Пересечения.