пятница, 10 февраля 2017 г.

Джейми Утт и Ярин Увиджерен: «Почему феминизм должен быть интерсекциональным – и три совета о том, как этого добиться»


Источник: Everyday Feminism

Source: VAL3NTEA
Три женщины разной расы с поднятыми кулаками.

Когда легендарная шотландская певица Энни Леннох заявила, что Бейонсе  - не феминистка, заявив, что: «Слушай, этот твой тверкинг никакой не феминизм», она твердо зарекомендовала себя в качестве представителя Белого феминизма.

Что такое «Белый феминизм»?  Давайте позволим Кейт из BattyMamzelle дать вам это определение:

“Белый феминизм – это феминизм, основанный на убеждениях, исключающих важные для цветных женщин вопросы. Это феминизм по принципу: «напялим на всех рубахи одного размера», в котором «рубаха» рассчитана исключительно на белых женщин среднего класса. В рамках этого феминизма все рассчитано на среднестатистических белых граждан. Подобное понятие является описанием феминистической практики, и не является обвинением и характеристикой конкретных белых феминисток".

Вероятно, Ленокс не считает себя Белой феминисткой, но называя феминизм Бейонсе  «тревожным», «проблемным» и «способствующим угнетению», она последовала политике многих Белых феминисток, для которых «феминизм должен выглядеть определенным образом, иначе это не феминизм».

Это – неписаный принцип многих Белых феминисток, и зачастую они сами отрицают, что говорили нечто подобное, но их подход можно заметить по более тонким комментариям вроде: «Почему мы должны заниматься расовыми вопросами?» или «Разве можно считать трансгендерных женщин настоящими женщинами? Они не такие, как мы»

При этом многие Белые феминистки считают интерсекциональную концепцию просто частью «академического жаргона», который имеет мало общего с тем, как устроен реальный мир.
Это звучит особенно странно, учитывая тот факт, что многие из этих феминисток сами стойко цепляются за слова, например, очень остро реагируют, когда кто-то говорит «гуманизм»  вместо «феминизм».

Проще говоря, это не те люди, которые считают, что феминизм должен реагировать исключительно на насущные вопросы. Это те, кто просто отказывается признавать необходимость интерсекционального подхода в феминизме.


ЧТО ТАКОЕ ИНТЕРСЕКЦИОНАЛЬНОСТЬ?
Тем из нас, у кого есть привилегированные части идентичности, может быть сложно принять более угнетенных людей. Особенности привилегий заключаются в том, что о них очень просто забыть тем, у кого они есть, зато они очень хорошо заметны тем, у кого их нет. Нам гораздо проще сосредоточиться на тех частях нашей идентичности, из-за которых нас угнетают и маргинализируют.

Но без интерсекционального анализа наше движение не может по-настоящему выступать против угнетения. Потому что если человек с несколькими маргинализированными идентичностями сталкивается с угнетением, зачастую невозможно определить, из-за какой именно идентичности и особенности его дискриминировали в данном конкретном случае. Расизм по отношению к цветным женщинам невозможно отделить от сексизма, с которым они сталкиваются. Трансгендерный человек с инвалидностью не может сказать, с чем важнее бороться – с эйблизмом или трансфобией.

Это и есть интерсекциональность (хотя этот термин до сих пор, зачастую, неправильно понимают).

Этот термин в 1989 году в своей работе  «Demarginalizing the Intersection of Race and Sex: A Black Feminist Critique of Antidiscrimination Doctrine, Feminist Theory, and Antiracist Politics»  ввела Кимберли Креншоу, известная специалистка по вопросам законодательства и расовой теории.

Она отметила, что "проблема исключения" чернокожих женщин как из мейнстримных антирасистских, так и из феминистических теорий и движений: «не может быть решена обычным включением чернокожих женщин в ныне существующие аналитические структуры. Опыт пересечения их дискриминации является чем-то большим, чем просто суммой расизма и сексизма, и без учета этого пересечения (интерсекциональности), невозможно нормально бороться с угнетением черных женщин».

Хотя изначально этот подход фокусировался на пересечении расовых и гендерных вопросов, Креншоу в своей работе “Mapping the Margins: Intersectionality, Identity Politics, and Violence Against Women of Color” заметила, что «рассмотрение пересечения расовых и гендерных вопросов только подчеркивает необходимость учитывать особенности пересечения различных идентичностей для понимания основ социальной системы».

Короче говоря, интерсекциональный подход является методом работы над вопросами социальной справедливости, в котором учитываются различные фрагменты нашей идентичности, влияющие на нашу жизнь, на наш опыт и на тот уровень дискриминации и маргинализации, которому мы подвергаемся.

Мы не можем отделить один вид угнетения от другого, потому что все виды угнетения, которым мы подвергаемся, взаимосвязаны между собой. Все они влияют на наш опыт, пересекаясь друг с другом.

Как справедливо заметила Флавия Дзодан: «Мой феминизм будет либо интерсекциональным, либо фиговым».


ПОНИМАНИЕ КОНТЕКСТА ИНТЕРСЕКЦИОНАЛЬНОСТИ.
Для того, чтобы лучше понять, что такое интерсекциональность, давайте рассмотрим часто используемое доказательство существования угнетения женщин: насилие по отношению к женщинам и девочкам.

По самым консервативным подсчетам от 25% до 50% женщин на протяжении жизни подвергались насилию из-за своего пола/гендера (сексуальное насилие, насилие со стороны сексуального партнера, уличное домогательство, сталкинг (т.е. преследование)).

Но без более детального анализа данных может быть непонятно, что зачастую причиной насилия является на только женский пол, и что одни женщины подвергаются насилию чаще других.

Например, цветные женщины (и мужчины)  чаще сталкиваются с подобными формами насилия, чем белые женщины (и мужчины). Кроме того, зачастую от подобного насилия защищают и привилегии, связанные с уровнем достатка и богатством.

Также известно, что бисексуальные женщины становятся жертвами изнасилований гораздо чаще, чем женщины с другими сексуальными ориентациями.

А 78% тех,  кто был убит в результате преступления на почве ненависти к ЛГБТК, составляли цветные люди. Кроме того, трансгендерные люди становятся жертвами преступлений ненависти на 27% чаще, чем цисгендерные.

Короче говоря, в Соединенных Штатах все женщины рискуют стать жертвами сексуального насилия, но для некоторых этот риск больше, чем для других.

И без учета пересекающихся дискриминаций мы не можем говорить о решении реальных жизненных проблем женщин, таких как это самое насилие, или разница в оплате труда.

Если же говорить о более личных вопросах, то забывая, что мы можем быть кем-то помимо того, чтобы быть просто женщинами, мы забываем о том, кем мы являемся. Без интерсекциональности мы игнорируем идентичности и особенности людей.

Готовясь к написанию этой статьи, мы оба, как авторы, обсуждали то, как гетеронормативность мешает нам жить за пределами бинарных представлений о влечении и любви. Мы оба сталкивались с тем, что если мы сейчас не встречаемся с людьми одного с нами гендера, от нас ожидают, что мы будем вести себя как гетеро, и любить так, как положено гетеро, даже если это и не соответствует нашим идентичностям.

Гендерные роли влияют на различные аспекты межличностных отношений даже среди феминисток и борцов с различными видами угнетений, что приводит к тому, что даже в их компаниях нас полностью не воспринимают такими, какие мы есть.

Так что интерсекциональность нужна не только для анализа глобальных проблем вроде насилия и экономического неравенства. Она нужна для того, чтобы мы могли жить полной жизнью, оставаясь собой, и чтобы к нам прислушивались хотя бы внутри наших сообществ.



ПО-НАСТОЯЩЕМУ ИНКЛЮЗИВНЫЙ ФЕМИНИЗМ.
Один из самых распространенных мифов об интерсекциональности заключается в том, что она, якобы, служит разделению феминистического движения. Некоторые говорят, что как только в анализ феминистических вопросов вклиниваются такие факторы, как класс, раса, сексуальная ориентация (и другие подобные аспекты), подрывается единство и повестка движения.

Проблема подхода «одна рубаха на всех» заключается в том, что у людей разные размеры – так что такой обобщающий феминизм гораздо чаще исключает женщин, чем им помогает. Даже если все женщины, в той или иной степени, сталкивались с сексизмом, этот сексизм был разным. Например, не все женщины сталкивались с ненавистью к небелым женщинам, с пренебрежением к бедным женщинам и с трансмизогинией.

Игнорируя проблемы отдельных групп женщин, вы можете знать только о повестке самых влиятельных и привилегированных из них. В конечном итоге, это приводит к тому, что те, кто занимает непропорционально бОльшее пространство в феминистическом движении, могут  выставлять все так, будто именно они выполняют основную феминистическую работу. И  после этого они могут давать пространство другим, при этом никак не заглушая своего голоса и оставаясь носителями доминирующей точки зрения.

Феминизм, подводящий всех под одни стандарты, отличается от интерсекционального феминизма так же, как #BlackLivesMatter (движение против насилия по отношению к чернокожим – прим.переводчика) отличается от #AllLivesMatter   («белый» вариант этого движения, который появился позже, и пытался перевести внимание с проблем черных людей на проблемы всех, тем самым заглушая голоса чернокожих и мешая им говорить о своей повестке – прим.переводчика). Попытки быть наиболее инклюзивным, подводя всех под одни стандарты, служат тому, что без внимания остаются конкретные и очень серьезные проблемы определенных групп.



3 СПОСОБА, КОТОРЫЕ ПОМОГУТ ВАМ СТАТЬ БОЛЕЕ ИНТЕРСЕКЦИОНАЛЬНЫМИ.

1. САМОРЕФЛЕКСИРУЙТЕ.
Для того, чтобы учитывать интерсекциональные пересечения, важно осознать, что не все люди похожи на вас – важно задуматься о том, чего вы не понимаете и что вам кажется странным. Мы должны постараться больше узнать о чужих повестках и идентичностях.

При этом, нам придется признавать собственные привилегии. Это может быть непросто, но это необходимо сделать на пути к интерсекциональному феминизму.

Мы должны выйти за рамки теоретического понимания феминизма и осознать, как вещи, известные нам из теорий, связанны с реальными людьми и реальной жизнью. Как они влияют на наше отношение к реальным людям, как они относятся к нашей повседневности.

Например, Джейми приходится следить за тем, чтобы не распространять антисемитские идеи и язык в своем про-Палестинском активизме. Кроме того, ему постоянно приходится преодолевать сексистскую социализацию, чтобы из-за нее не сделать и не написать что-то, что могло бы причинить вред трансгендерным людям и цисгендерным женщинам.

На этом примере видно, что без понимания себя и собственных предрассудков, наш феминизм не может быть интерсекциональным (и даже просто безвредным).



2. ОБРАЩАЙТЕ ВНИМАНИЕ НА ТЕХ, ЧЕЙ ОПЫТ НЕ ПОХОЖ НА ВАШ.
Нам, как феминисткам, важно осознавать, что феминизм должен не только выступать против сексизма, а и бороться с различными системами угнетения, которые по-разному влияют на разных женщин.

Например, Ярин является представитель_ницей среднего класса, и, зачастую, е_й сложно понимать проблемы бедных представителей чернокожих общин, несмотря на то, что он_а легко понимает расовые вопросы.

Точно так же, людям без инвалидности зачастую сложно понять, что такое эйблизм. Белые люди зачастую не замечают расизма, а цисгендерные люди – трансфобии.

То, что мы воспринимаем свои привилегии как нечто само собой разумеющееся, и создает необходимость интерсекционального анализа. Если, конечно, мы действительно хотим выполнять по-настоящему инклюзивную феминистическую работу. Потому что без этого анализа все феминистические действия будут вертеться вокруг проблем и опыта тех, кто и без того является наиболее привилегированным.

Так что, приложите все усилия для того, чтобы феминизм не был централизирован вокруг вас и других людей с вашими привилегиями. Из-за того, что в разговорах о расизме наше общество скорее будет слушать белого человека, чем цветного, белые феминистки должны понять, что они не должны говорить вместо цветных людей. То же самое касается работы с другими дискриминируемыми группами.

Вне зависимости от того, в чем заключается ваша работа и каковы ваши привилегии, помните, что когда речь идет не о вас, вам лучше отступить, узнать об этих вопросах как можно больше и, вместо того, чтобы спешить высказать свое мнение, прислушаться к тому, как описывают свой опыт те, кого эта проблема касается непосредственно.



3. БУДЬТЕ ГОТОВЫ К ОШИБКАМ.
В феминизме нет места перфекционизму. То есть, мы должны стараться сделать все как можно лучше, но при этом мы должны быть готовы ошибаться и учиться на своих ошибках.

Принятие интерсекциональности может быть непростой задачей. Для этого вам надо будет пытаться понять вещи, которые вам сложно понять, понимать тех, кто вас не любит, молчать, вместо того, чтобы говорить громче всех, и наблюдать за своими привилегиями.

Но лучше уж рисковать ошибиться, стараясь выполнить все это, чем вообще ничего не делать. Когда люди не стараются быть более интерсекциональными, они, чаще всего, игнорируют чужой опыт и чужое мнение, судят о других по себе и по своим убеждениям, начинают «защищаться», когда они чего-то не поняли, и обвиняют других в излишней политкорректности и чувствительности.

Острая реакция на ошибки без попытки их понимания и страх перед ошибками гораздо менее конструктивны, чем ошибки, которые служат обучению и осознанию. Так что, когда вы неизбежно что-то испортите и влезете туда, куда вы влезать не должны, важна именно ваша реакция.

Когда люди помогают друг другу добиваться  социальной справедливости, это должно быть актом любви. В том смысле, что вы должны убедиться, что то, что вы делаете, действительно помогает тем, ради кого вы это делаете. Вы должны принять на себя ответственность за свою работу.

Так что, когда вам говорят, что вы делаете что-то не то, вы должны не обороняться и  воспринимать это как личное оскорбление. Лучше просто прислушаться, понимая что сейчас речь не о вас и не о вашей личностной ценности, а просто об ошибке. Вы можете быть замечательным человеком, с самыми лучшими намерениями, который по ошибке может сделать что-то, укрепляющее и поддерживающее существующую систему угнетения.



ФЕМИНИЗМ СУЩЕСТВУЕТ НЕ РАДИ ВАШЕГО КОМФОРТА.
Интерсекциональный феминизм сложен. Если вы все делаете правильно, вероятнее всего, вам это тяжело и неудобно.

Но феминизм существует не ради вашего комфорта.

Совсем наоборот – интерсекциональный феминизм нужен для того, чтобы вам было неудобно, потому что удобство и застой никогда не служили переменам. Взгляды меняются тогда, когда мы боремся, когда нам тяжело.

Трудности и неудобства интерсекционального феминизма могут вдохновить нас на перемены.

Так что мы должны быть готовы взглянуть на вопросы критически, учитывая наши привилегии, и сделать феминистический подход более интерсекциональным.

Путь к интерсекциональности непрост. Вы можете ошибаться. Но если мы хотим создать справедливое общество, справедливые отношения и справедливые социальные структуры, мы должны пройти этот путь.



Ярин Увиджерен – один_а из постоянных авторов Everyday Feminism. О_на является нигерийско-американским выпускником, котор_ая теперь пытается стать писателем. Вы можете найти Ярин в вашингтонском метро, где он_а бродит с телефоном или ноутбуком. Когда он_а не пишет что-то для работы или для развлечения, он_а просто наслаждается едой, свежим воздухом, хорошими книгами, поэзией, рисованием и научной фантастикой. Здесь вы можете найти е_е статьи.


Джейми Утт также является одним из постоянных авторов Everyday Feminism. Он является основателем и директором образовательного проекта CivilSchools, в Минеаполесе (штат Миннисота). Задачей проекта является работа с педагогами по  комплексному предотвращению травли и изнасилований, и по созданию доступного для всех, построенного на принципах разнообразия и инклюзивного образования. Он живет со своим любящим партнером, и замечательной собакой. Он еженедельно пишет для 
Change from Within. Вы можете больше узнать о его работе на его сайте, и следить за его работами Twitter @utt_jamie. Здесь вы можете найти его статьи, и книгу.