понедельник, 27 февраля 2017 г.

Айман Экфорд: «Эйджизм как основа других видов дискриминации. Часть 2. Влияние на системы угнетения»

В прошлой статье я рассказала вам о том, как эйджизм усиливает дискриминацию тех, кто не вписывается в общепринятое понимание о норме. Я подробно описала, как дискриминация со стороны самых близких людей негативно сказывается как на психическом и физическом здоровье представителей угнетаемых групп, так и на движениях за освобождение этих групп в целом. Очень сложно за что-либо бороться после многих лет сильнейшего психологического давления, жестких запретов, ограничений и систематических попыток привить вам ненависть к себе.

Но эйджизм влияет не только на опыт и психику представителей угнетаемых групп, но и на сами системы угнетения. Эйджистские предрассудки переплетаются с гомофобией, расизмом, эйблизмом, сексизмом и другими идеологиями угнетения, создавая для них новые пропагандистские инструменты. В этой статье я хочу показать вам, как это происходит и доказать, что уничтожение эйджистской системы послужит освобождению тех, кто уже давно является совершеннолетним.

Итак, вот виды угнетения, идеология которых прочно связана с эйджизмом по отношению к несовершеннолетним.


1) ГОМОФОБИЯ (А ТАКЖЕ ТРАНСФОБИЯ, БИФОБИЯ И ДАЖЕ СЕКСОФОБИЯ).
В Российской Федерации ограничения безобидного сексуального и гендерного самовыражения оправдываются «защитой детей». Подобная «защита» происходит как на идеологическом (пропагандистском), так и на законодательном уровне.

Вы можете заметить эту риторику «защиты», вспомнив содержание закона против «гей-пропаганды» или прослушав практически любое выступление об ЛГБТ на центральных каналах. Она используется «православными активистами», нападающими на гендерно-неконформных людей чиновниками, которые выступают против секс-просвещения в школах и сторонниками знаков «18+» для фильмов и книг, в которых есть упоминание о сексе.

Задача подобной «идеологической» гомофобии, трансфобии и сексофобии заключается в том, чтобы выставить детей безмозглыми объектами, которых надо защищать от «тлетворного влияния Запада». Несовершеннолетние в этой системе пропаганды рассматриваются не как полноценные личности, не как люди, которые живут здесь и сейчас, а как символ «невинности» и «чистоты» нашего будущего, которое надо спасать. Реальное благополучие, здоровье, свобода и даже жизни несовершеннолетних в этой системе являются идеологической разменной монетой, причиной для угнетения других групп населения.


Фактически, ради оправдания гомофобии и трансфобии доминирующая идеология использует чистый, ничем не замаскированный эйджизм.

И это является страшным показателем того, насколько прочно эйджизм укрепился в нашем обществе.


2) СЕКСИЗМ.
В последнее время в России взят курс на «традиционные семейные ценности». Думаю, вы достаточно хорошо знаете историю, для того, чтобы понимать, как устроены традиционные, патриархальные семьи. Они иерархичны: отец - глава семейства, подчиняет себе жену и детей. Одного этого факта достаточно для того, чтобы понять, что возвращение к патриархальной модели семьи невыгодно как женщинам, так и несовершеннолетним.

Кроме того, «традиционная» патриархальная система, образно говоря, «стравливает» женщин и детей между собой. Считается, что у женщин есть власть над всеми аспектами жизни детей, вплоть до их совершеннолетия (тем самым у «традиционных» женщин появляется некое подобие контроля над окружающей действительностью). Но при этом в «традиционном» обществе женщины должны максимально контролировать своих детей, «лепить» их, особо с ними не сближаясь, потому что дети и родители «не должны быть друзьями» и «дети должны почитать отца и мать». Считается, что мать постоянно должна испытывать беспокойство о своих детях, ставить чрезмерную заботу (читайте, контроль) над ними выше других своих интересов и постоянно бояться за их будущее.
А страхи, тревога и необходимость пренебрегать своими интересами никогда никому не шли на пользу.
В современном мире, где «детство» официально продлено до 18 лет, подобная «традиционная» система воспитания не менее вредна, чем раньше. Женщины реже рожают детей, но при этом они должны целых 18 лет посвящать себя контролю над уже взрослыми людьми.

Поэтому избавление от эйджизма было бы выгодно как детям, так и матерям, избавив последних от бремени продолжительного беспокойства и чрезмерных обязательств.

Подробнее об этом вы можете прочесть здесь.


3) ЭЙБЛИЗМ.
Большинство активистов за права инвалидов борются за то, чтобы у инвалидов было как можно больше независимости и автономии.
Они выступают против бессмысленного лишения дееспособности многих людей с инвалидностью, против принудительного размещения инвалидов в различных интернатах, против ограничения свободы их передвижения и несерьезного, патерналистского отношения к инвалидам.

Вам это ничего не напоминает? Разве не за те же самые вещи борются защитники Прав молодежи? И разве их борьба не была бы проще, если бы среди людей, принимающих решение об опекунстве, не было бы стереотипа о родителях, которые всегда «лучше знают, что лучше для их детей, чем сами дети»?
Разве инвалиды не находились бы в большей безопасности, если бы в обществе не считалось, что поддержка и помощь должна сопровождаться запретами и контролем? Кроме того, представьте, насколько было бы легче людям с когнитивной и интеллектуальной инвалидностью, если бы любые особенности интеллекта и восприятия, отличные от «взрослой» нормы, автоматически не считались бы достаточной причиной для игнорирования желаний и прав людей с этими особенностями!

Более подробно вы можете прочесть об этом здесь.


4) РАСИЗМ.
Существует стереотип, согласно которому темнокожее население считается более агрессивным, непредсказуемым, непоследовательным и опасным. Точно такие же стереотипы существуют по отношению к подросткам.

Именно поэтому черные подростки часто становятся жертвами американской полиции (полицейские готовы увидеть угрозу даже в черном парне с игрушечным пистолетом, просто потому, что он подросток, и у него черная кожа). Многие русские с большим подозрением относятся к цыганским, узбекским, казахским, чеченским, таджикским и другим «неславянским» подросткам, отказываясь нанимать их на подработку, принимать их в учебные заведения и даже пускать их в магазины.

Это отличный пример того, как похожие стереотипы, пересекаясь, усиливают друг друга. Думаю, многие смуглые и черные подростки не смогут отделить дискриминацию по расовому признаку от дискриминации по возрастному признаку.
 Кроме того, сторонники американского белого превосходства зачастую говорят о том, что они воспринимают черных как «братьев меньших», которых надо защищать от самих себя. Подобные патерналистские мотивы довольно широко распространены: они использовались южными рабовладельцами из романа «Унесенные ветром» Маргарет Митчелл, некоторыми реально существующими активистами Ку-клукс-клана и даже современными комментаторами хвалебных статей о Трампе.
Более того, некоторые чернокожие сами верили в подобную аргументацию. В статьях о преодолении внутреннего расизма иногда встречается упоминание о том, что авторы раньше считали белых «умнее» и «развитее» себя, думали, что те лучше понимают, как устроен мир.
В упомянутой выше книге «Унесенные ветром» черные выступали против отмены рабства, потому что боялись, что если рядом с ними не будет белых господ, они умрут от болезней, потому что их некому будет лечить.

Разве это не похоже на аргументацию в защиту родительского контроля? И разве подобные аргументы могли бы существовать в мире, где не идеализировалась бы родительская забота, переплетенная с ограничениями и принуждениями?


5) КЛАССИЗМ.
Метафора о сознательных,  умных и способных «взрослых», опекающих менее грамотных и более наивных детей, часто используется для оправдания угнетения одного класса и одного сословия другими  классами и сословиями.

В своих автобиографиях как Джон Дэвисон Рокфеллер, так и его внук, Дэвид, пишут о людях, которых надо оберегать ради их собственного блага. В социальном кругу, в которых вращались как дед, так и внук, существовали стереотипы о том, что Бог дал некоторым избранникам богатство ради того, чтобы они, за счет стремления к новым прибылям и новым технологиям и за счет благотворительности, улучшали жизни простых обывателей. В этой модели мнение промышленников и банкиров о том, что лучше для народа, ставилось намного выше мнения самого народа.
Успешные люди в этой модели были «пожизненными взрослыми», а менее успешные (особенно представители рабочих профессий, нищие, мигранты и инвалиды) – вечными «детьми», за которых стоит принимать решения. Этим оправдывались различные правонарушения и преступления по отношению к бедным – начиная от увеличения рабочего дня на заводах (ради мотивирования рабочих) и заканчивая принудительной стерилизацией инвалидов и нищих  (потому что их жизнь была признана «мудрыми» взрослыми слишком ужасной, чтобы позволить им дать жизнь кому-то другому).

Вам это ничего не напоминает? Скажем, принудительную неоплачиваемую работу в школе, или убийство детей-инвалидов их родителями, совершенное якобы ради «милосердия»?
И разве подобные классистские аргументы выглядели бы привлекательными или хотя бы адекватными в обществе без эйджистских стереотипов?


6) ТОТАЛИТАРИЗМ.
Тоталитарные системы используют аналогичную аргументацию, но только теперь она распространяется не на отношения «богачей» и «бедняков», а на отношение горстки политиков и народа, которым эти политики управляют.
Думаю, не имеет смысла повторять аргументы, поэтому я обращу внимание на используемую лексику.
Например, задумайтесь о сравнениях правителя с отцом, которые часто используются в монархических  и теократических государствах, о советских историях про «дедушку Ленина» и о Большом Брате из Оруэловской Океании.

Идеализация эйджистского взаимодействия детей и родителей является одной из основ пропаганды множества тоталитарных государств, даже если формально эти государства (вроде Океании Оруэлла или «раннего» СССР) выступают против «традиционных» семейных ценностей.
Более того, эйджистский менталитет настолько глубоко засел в сознании большинства людей, что подобный парадокс зачастую остается незамеченным.


7) ОПРАВДАНИЕ КОЛОНИАЛИЗМА И ИМПЕРИАЛИЗМА.
Последний пункт касается скорее не ограничения личных прав и свобод, как предыдущие, а угнетения целых народов.
Колониализм, как и тоталитаризм, классизм и идеи «белого превосходства», использует метафоры о строгом, но справедливом отношении родителей к своим детям.

В знаменитом стихотворении Киплинга «Бремя белого человека» говорится о великой жертве, которую приносят белые люди во имя процветания недоразвитых дикарей. Точно так же зачастую говорят о «родительских жертвах», даже когда речь заходит о родителях, которые явно издеваются над своими детьми.
Множество американских президентов оправдывало вмешательство в дела других государств тем, что они хотят «защитить их народы» и «принести» в эти государства демократию. Советский Союз финансировал революции в других государствах, выставляя себя «борцом с имперскими замашками Запада» и провозглашая стремление привести эти страны к коммунизму.
Подобная риторика до сих пор используется США, Россией, Саудовской Аравией и другими странами ради оправдания вмешательства в дела других, менее экономически развитых государств.

 Разумеется, никаких честных опросов и референдумов среди жителей этих государств никто не проводил. Их мнение никого не интересовало.

Точно так же, как мало кого интересует мнение детей и их право на самоопределение, когда родители принимают решения от их имени.

***
Итак, эйджизм не только вредит молодым людям и их родителям, но и является одной из основ многих опасных идеологий и систем угнетения.
Поэтому я считаю, что активисты из самых разных направлений должны с большим вниманием относиться к проблемам эйджизма и работать над искоренением эйджистских стереотипов.

Так мы сможем сделать наше общество более свободным и счастливым.