воскресенье, 26 февраля 2017 г.

Айман Экфорд: «Эйджизм как основа других видов дискриминации. Часть 1. Угнетение детей»

Когда я начала заниматься активизмом, я не планировала поднимать тему эйджизма.
Я стала поднимать ее автоматически, когда писала и переводила статьи об издевательствах над аутичными детьми и задавалась вопросом, какие же права есть у детей.
Вскоре я поняла, что практически невозможно говорить о правах аутистов, правах людей с инвалидностью и правах ЛГБТИ+, не учитывая проблемы эйджизма.
Это заставило меня задуматься о том, как эйджизм влияет на другие системы угнетения.

Я пришла к выводу, что такое влияние можно разделить на две части – психологическое и идеологическое.
Психологическое влияние основано на том, как опыт, полученный в детстве, сказывается на самооценке дискриминируемых людей, на их психическом здоровье и на  качестве их жизни.
Идеологическое влияние основано на том, как эйджистский менталитет, переплетаясь с другими стереотипами, используется для оправдания различных видов дискриминаций.

В первой части этой статьи я расскажу о психологическом влиянии.

1) СЕКСИЗМ.
Сексизм – это дискриминация по половому и гендерному признаку.
Мы живем в обществе, в котором дети могут получать самую разную информацию о гендерных нормах. Уже никого не удивляют отважные и «неженственные» героини из диснеевских мультфильмов и мальчики из каталогов зарубежных производителей игрушек, которые радостно играют в «мини-кухню». Разумеется, интересных женских персонажей в фильмах все еще не так много, а мальчикам редко покупают «девчачьи» игрушки. И все-таки в современном обществе у детей есть возможность увидеть альтернативу «патриархальной» культуре.

Если этой возможности их не лишают родители. Основа сексизма и внутренней мизогинии в наше время заключена не в законодательстве, и даже не в СМИ, а в нормах, навязываемых семьей.
Практически все знакомые мне феминистки родились в очень консервативных и по-настоящему патриархальных семьях, что и подтолкнуло их к борьбе за равноправие женщин. И именно эти феминистки чаще всего жалуются, что никак не могут избавиться от ощущения того, что они «хуже» мужчин.

Фактически, одним из столпов современного сексизма является попытка родителей переделать своего ребенка.
В особо консервативных семьях детей, не соответствующих гендерным нормам (как девочек, так и мальчиков), могут бить, лишать собственности, ограничивать их круг общения, водить на бессмысленные и зачастую опасные церковные процедуры с целью «изгнания бесов» и всячески унижать их достоинство.
За подобное отношение к взрослому человеку нарушителю грозила бы уголовная или административная ответственность (в зависимости от конкретных действий преступника).
При этом, если у ребенка нет явных телесных повреждений, и его здоровью не нанесен серьезный ущерб, подобные действия родителей считаются совершенно законными.


2) ГОМОФОБИЯ, БИФОБИЯ И ТРАНСФОБИЯ.
В особо уязвимом положении в подобных консервативных семьях находятся ЛГБТ-дети и подростки.

У некоторых детей трансгендерные черты проявляются еще в раннем возрасте, из-за чего родители подвергают своих детей жесткой «дрессировке». Они могут применять к ним как структурированную и профессиональную репаративную «терапию», так и «воспитательные» методы наподобие указанных выше.
Но даже если родители еще не применили к своим детям «санкции» за то, кем эти дети являются, жизнь в гомофобных и трансфобных семьях довольно тяжелая.

Многие родители задолго до камин-аута ребенка делают откровенно гомофобные и трансфобные высказывания, иногда замечая при этом, что бы они сделали со своим ребенком, если бы он оказался «вон как те пи*оры». Зачастую это просто блеф, и в реальности они бы никогда так не поступили. Но этот блеф иногда приводит к тому, что ребенок кончает жизнь самоубийством, так и не совершив камин-аута. И этот его поступок, зачастую, основан на двух основных эйджистских постулатах (одном культурном, а другом юридическом):
а)  родители (взрослые) всегда правы, а значит, если я не соответствую их ожиданиям, со мной что-то не так;
b) если родители изменят свое отношение ко мне, у них будут все возможности для того, чтобы испортить мне жизнь; если же они от меня откажутся, у меня не будет шансов на нормальное существование.

И действительно, в нашем обществе и в нашей законодательной системе подростки, выгнанные на улицу, по сути, полностью бесправны. Вне зависимости от их навыков, они не могут самостоятельно устроиться на работу, снять или купить жилье, заключать деловые сделки, даже пересечь государственную границу.

Все, что им остается – пойти на нелегальную и опасную работу, где они, фактически, будут собственностью своих «работодателей», скрываться от полиции, промышляя воровством или незаконными сделками, или отправиться в приют, где отношение к ним будет, вероятно, не лучше, чем дома.


3) ДИСКРИМИНАЦИЯ ИНТЕРСЕКС-ЛЮДЕЙ.
Интерсекс – это вариации половых характеристик, из-за которых организм человека нельзя назвать полностью мужским или женским. Около 2% людей являются интерсекс, существует около 40 интерсекс-вариаций, и некоторые из них являются генитальными.
Такие вариации зачастую «исправляют» в младенчестве, приводя их к «мужскому» или «женскому» виду. Чаще всего, в «корректирующих» операциях нет никакого медицинского смысла, и они часто приводят к проблемам с половой и мочеиспускательной функцией, к бесплодию, болям и другим нежелательным последствиям.
Очень часто подобные операции сопровождаются ложью, когда от ребенка скрывают правду о том, с какими гениталиями он родился, и, замечая физиологические отличия от сверстников и не понимая их причины, подросток зачастую переносит сильную психологическую травму.
Тысячи интерсекс-людей по всему миру, перенесших эту операцию в прошлом, призывают родителей от нее отказаться.

И одна из главных причин того, что эту операцию до сих пор практикуют, заключена в системном эйджизме. Родители и врачи уверены, что могут принимать решение о проведении необязательной и опасной операции за другого человека, просто потому, что этот человек является ребенком. Они верят, что должны «выбрать» пол ребенка, сделав его «правильным» мальчиком или «правильной» девочкой, вместо того, чтобы подождать, пока ребенок вырастет и примет самостоятельное решение о том, как будут выглядеть его гениталии.


4) ЭЙБЛИЗМ.
Я не могу говорить за всех детей с инвалидностью, но я знаю довольно много об аутичных детях. Я знаю истории многих аутичных детей, которым их родители с детства пытались внушить, что они неправильные и неполноценные. Некоторые родители делали это более явно (откровенно высказывая эти мысли вслух), у других это выражалось в повышенно-патерналистском отношении или в вечном трауре из-за аутичности ребенка, а, если точнее, то в трауре по неаутичному ребенку, о котором мечтали эти родители.
И зачастую этот траур передавался самим аутичным людям. С раннего детства весь окружающий мир старался показать им, что их образ мышления и естественное для них поведение опасны и неправильны, потому что родители ограждали их от другой информации. Многие из этих детей до 18 лет не видели ничего, что могло бы показать им, что они могут жить полноценной жизнью, оставаясь собой.

Стоит добавить, что зачастую именно родители являются главными источниками психологических травм их детей-инвалидов.
У них есть право на то, чтобы изолировать своих детей от общества, или, наоборот, заставлять ребенка ходить в школу, в которой ребенок будет подвергаться травле из-за своей инвалидности.
Родители могут сдать своего ребенка в учреждение, в котором будут игнорироваться его базовые потребности. Родители могут применять к своему ребенку опасные и рискованные виды «терапии», например, бить его током с целью изменения его поведения.
Родители могут пытаться сделать ребенка с нейрологической и ментальной инвалидностью внешне «нормальным», используя насильственные методы ради изменения естественного для него поведения. Зачастую это приводит к тому, что после снятия диагноза ребенок не может получить необходимую для себя помощь, потому что внешне он кажется «нормальным», несмотря на то, что его потребности остались прежними.

Кроме того, до совершеннолетия практически все, что касается выбора аккомодации, находится в руках родителей детей-инвалидов, и зачастую отказ от аккомодации или выбор неподходящей аккомодации со стороны родителей негативно сказывается на качестве жизни ребенка.


5) ЛУКИЗМ.
Лукизм – это дискриминация на основании внешности.

Зачастую родители навязывают своим детям представления об «идеальном теле» и красоте.
Некоторые родители насильно заставляют детей соответствовать своим идеалам красоты. Например, они принуждают их загорать на пляже, носить определенную одежду и делать определенные прически. При этом мнение детей зачастую игнорируется. Таким образом, родители с детства учат своих детей тому, что их тела им не принадлежат, и нет ничего страшного в том, что их телами пытаются распоряжаться другие люди. Параллельно с этим они прививают детям спорные и стандартизированные нормы красоты, вместо того, чтобы помочь им научиться следовать своим собственным предпочтениям и противостоять навязываемой моде.

Учитывая, как сильно на большинство людей влияет семья, можно с уверенностью сказать, что стандарты красоты во многом существуют за счет воспитания, без которого многие бы даже не додумались, что у красоты могут быть стандарты.

Некоторые виды лукизма по отношению к детям более явные и опасные для здоровья.
Некоторые родители принуждают своих сыновей заниматься спортом, чтобы они выглядели сильными, а дочерей ограничивают в еде, чтобы те «не растолстели».
Нередки случаи странной непоследовательности со стороны родителей, которые вначале принуждают своих детей больше питаться, иногда тем самым провоцируя у них расстройства пищевого поведения, а потом ограничивают их в еде, потому что они «слишком растолстели».

Менее «фанатичные» родители обычно не принуждают своих детей к подобным вещам, но при этом могут быть настолько настойчивыми в рекомендациях, что многим детям будет проще пожертвовать свободным временем или возможностью съесть что-то вкусное, чем и дальше слушать подобные «советы».
Некоторые дети могут соглашаться на подобные рекомендации из желания «понравиться» родителям, угодить им и быть любимыми. И вот одна из главных причин психологической проблемы, когда люди думают, что их не будут любить, принимать и уважать, если они не будут выглядеть определенным образом.


6) ДИСКРИМИНАЦИЯ ПО ИДЕОЛОГИЧЕСКОМУ, ПОЛИТИЧЕСКОМУ И РЕЛИГИОЗНОМУ ПРИЗНАКУ.
Если взгляды, убеждения и верования ребенка не соответствуют общепринятым нормам его социальной среды, эта самая социальная среда стремится этого ребенка сломить.

Взгляды детей и подростков, особенно касающиеся «взрослых» вопросов вроде религии и политики, редко воспринимаются всерьез.

Религию и убеждения ребенка зачастую воспринимают как «подростковую дурь», «игру», «временное увлечение», «моду, распространенную среди его сверстников», «результат промывки мозгов» или нечто, что должно пройти с возрастом.

«Санкции» за выбор непопулярного в семье или в социальной среде убеждения могут быть самыми разными, начиная от насмешек, которым никогда бы в этой социальной среде не подвергли взрослого человека, и заканчивая полным игнорированием или принуждением.
Например, ребенку, который решил стать вегетарианцем, могут продолжать систематически предлагать мясо. При этом каждый отказ с его стороны будет сопровождаться долгой обиженной тирадой со стороны взрослых и восприниматься просто как «детский каприз».
Принявшего иудаизм подростка могут насильно водить в православный храм, а если ему не повезет с приходом и окружением, этого подростка могут ограничивать в еде и свободе передвижения, лишать собственности, бить и унижать, пока он не откажется от своей веры. Как и в случае с насилием над ЛГБТ и гендерно-неконформными  подростками, подобное поведение со стороны родителей будет считаться совершенно законным, а у детей не будет возможности  прервать отношения с опасными родственниками, сменить социальную среду, переехать в другой город и даже обратиться за помощью.


***
На серьезность психологической травмы, полученной от подобного обращения, влияет не только степень дискриминации, но и личностные характеристики ребенка, его уверенность в себе, его способность распознавать социальные сигналы, степень привязанности к родителям и окружающим его людям, и т.п.

Так что, некоторые дети и подростки могут воспринимать обычные для нашего общества ограничения и насмешки со стороны родителей более серьезно, чем другие воспринимают побои и публичные унижения.
Кроме того, у всех детей свои приоритеты, и разные вещи производят на них разное впечатление. Есть те, кто воспринимает ограничения в свободе передвижения болезненнее, чем публичные унижения. Некоторым неприятнее, когда у них отбирают их собственность, в то время как для других нет ничего хуже побоев.

Но вне зависимости от того, какой вид насилия применяется обществом и семьей по отношению к детям и подросткам, это насилие, вероятно, нанесет серьезный вред их психике.

Многие из тех психических проблем, которые списывают на инвалидность, сексуальную ориентацию или гендерную идентичность, зачастую вызваны травлей, которой эти люди подвергались в детстве.
Внутренняя мизогиняя, гомофобия, трансфобия, эйблизм и лукизм зачастую вызваны навязываемыми в детстве «нормами». И для того, чтобы «заработать» подобную ненависть к себе не обязательно быть внушаемым – достаточно обычных ограничений в получении информации и невозможности точно воссоздавать в своей памяти пережитые ранее эмоции.

Детям, выросшим в не принимающей их семье, часто приходится заново учиться доверять своей памяти и своему восприятию. Многие из них всю жизнь борются с внутренней дискриминацией, заниженной самооценкой и неумением защищать свои интересы.
Зачастую подобное детство приводит к таким проблемам, как боли в сердце, заикания, клиническая депрессия, расстройства пищевого поведения, обсессивно-компульсивное расстройство, посттравматический синдром, параноидальное расстройство, склонность к наркотической и алкогольной зависимостям, и к другим подобным проблемам.