среда, 16 декабря 2015 г.

Вероника Беленькая: "Давайте поговорим о привилегиях"

Это, наверное, звучит так, как если бы я попросила поговорить о смене времен года и о предназначении тарелок. Казалось бы, об этом уже сказано многое, все знают, что это такое, и тратить время на разговор о такой простой штуке как "привилегии" не имеет смысла.

Мне раньше тоже так казалось. Но когда я стала заниматься активизмом - и аутичным активизмом, и ЛГБТ-активизмом, я поняла что все не так то просто. Даже я сама иногда начинаю путаться в понятиях и стыдиться того, чего стыдиться не следует. Правда стыдиться я начинаю во время очередного приступа обсессивно-компульсивного расстройства, но это помогает мне понять тех людей, которые всерьез считают, что привилегии, которые есть у них - это плохо.

Почему-то очень часто я встречаю, в интернете и вне сети, людей трех типов.

Люди первого типа считают, что они не заслуживают тех привилегий, которые у них есть.  Они винят себя в том, что они делают меньше, чем могли бы, чтобы помочь тем, у кого нет того, что есть у них, и чувствуют постоянную внутреннию вину.
Для таких людей характерны высказывания вроде: "Я чувствую, что не имею на это права, если этого нет у других."
"Я знаю людей, которые лучше меня и у которых нет того, что есть у меня. Так что я не заслуживаю того, что у меня есть"
Или: "Если у меня все хорошо, то это неправильно, потому что у других все плохо. Значит и у меня все плохо".
Очень часто люди первого типа слышат в словах о привелегиях скрытое обвинение себе, иногда начинают даже кричать и оправдываться, что они не могли ничего изменить, что они не могли никому помочь, при этом подразумевая то, что они должны помогать другим как нечто само собой разумеющееся. Такие люди редко являются эйблистами или гомофобами, но довольно часто воспринимают слова об эйблизме и гомофобии как личное оскорбление.


У людей второго типа привилегии ассоциируются с чем-то "западным", чуждым российской культуре. Когда начинаешь говорить с такими людьми о привилегиях, в лучшем случае они скажут "раньше такого не было, раньше об этом не говорили и все нормально жили, трудились, и были счастливы". В худшем случае они начнут говорить о том, что русская культура не приемлет такие понятия, о тлетворном влиянии американизации и о "либерастах", продавшихся западу.



Третья группа людей сама обожает говорить о привилегиях. "Check Your Privilege" - проверьте свои привилегии - одна из самых любимых их фраз. Они настаивают на том, что другие люди, имеющие те привилегии, которых у них нет, просто обязаны для них что-то делать. Они обесценивают опыт и достижения всех, кто принадлежит к мужскому полу, имеет высшее образование, является гетеросексуальным, цисгендерным и более богатым, чем они сами - точнее они обесценивают опыт тех, кто имеет привелегии, которых нет у них. Не говоря уже об опыте капиталистов - бизнесменов и политиков. Если у тебя есть бизнес и если ты был у власти, вне зависимости от того что ты делаешь, твои намерения не могут быть честны и ты не можешь помогать тем, кто менее влиятелен, чем ты. Ты по определению зло - потому что у тебя есть привилегии, которых нет у большинства и ты не спешишь от них отказываться.
Вот только представители третьей группы зачастую сами забывают о том, что у них тоже есть привелегии. Когда они говорят о проверке привилегий, это всегда слова, обращенные к другим. Когда они говорят об отказе от привилегий - это всегда требование для других.
Как ни странно, люди данной категории, которые всегда сами принадлежат к угнетенным группам, сами зачастую являются угнетателями. Иногда они даже выступают за "чистку рядов" чтобы спасти свое сообщество от новых угнетений, избавляясь от самых незащищенных его членов. Например, это могут быть ЛГБТ-активисты, выступающие против того, чтобы в их акциях участвовали люди с психиатрическим диагнозом. Или женщины, отказывающиеся принимать на своих феминистских встречах транс* женщин и мусульманок.
Иногда люди третьей категории не являются открытыми ксенофобами, но говоря о чужих привилегиях и о том, что другим людям надо узнавать новое, чтобы понять их опыт, забывают о том, что они сами из-за их привилегий могут не понимать представителей других дискриминируемых групп - например, аутичных людей или иммигрантов.

"Check Your Privilege" - очень правильный совет. Но ведь вы не будете проверять сколько у вас хранится в доме ыфышиков, пока не разберетесь, что это такое и какими именно методами их надо проверять, верно? Думаю, такой же подход должен быть и по отошению к привилегиям.

Я написала про три группы. Про три проблемные группы, которые не совсем точно понимают, что такое привилегии. Я специально не писала о тех, кому безразлична данная тема - они это не прочтут. И я не писала про тех, кто хорошо разбирается в данном вопросе. Я и сама не претендую на полное понимание данной проблемы, и не удивлюсь если в том, что я пишу будут ошибки. Я не удивлюсь, если кто-то, кто это прочтет, будет со мной не согласен - более того, я посчитаю что написала что-то не то, если все с этим согласятся, просто потому что люди не могут мыслить одинаково и если все со всем согласны, - это значит что большинство ничего не поняли.
Я всего лишь сама хочу разобраться в проблеме, и, надеюсь, помогу разобраться кому-то еще.

Итак, я очень привилегированный человек. Я лесбиянка, аутист, ЛГБТ-верующая и я выгляжу младше своего возраста. Еще я беженец и у меня нет высшего образования. Я считаю это стигмами. Я считаю, что у гетеросексуалов нет тех проблем, которые могут возникать у меня оттого, что я лесбиянка, что у нейротипиков нет тех проблем, которые могут возникать у меня потому что я аутист, что гетеросексуальные цисгендерные верующие с большей вероятностью чувствуют себя в безопасности в своей церкви, и им точно не приходилось покидать свою церковь из-за того, что их привлекают люди "не того пола". Ну да ладно, думаю, вы уже поняли к чему я веду. Нет смысла дальше перечислять. Итак, я считаю что у меня есть стигмы. Я считаю, что во многих случаях, когда я подвергаюсь дискриминации нужен интерсекциональный анализ проблемы, потому что проблема может не объясняться одной стигмой. Я принадлежу сразу к нескольким угнетаемым группам. И я очень привилегированный человек.

У меня есть дом, значит у меня есть те привилегии, которых нет у бездомных.

Я могу ходить, значит у меня есть те привилегии, которых нет у людей, вынужденных передвигаться в инвалидной коляске.

Я знаю русский язык живя в Санкт-Петербурге, а значит мне гораздо проще устроиться на работу, найти нужную улицу и купить в магазине еду чем тем, кто его не знает. Последнее для меня вообще не проблема. Я ни разу не заглядывала в словарь в супермаркете, не пыталась объяснить, что мне надо с помощью языка жестов и не заучивала слова на малознакомом языке чтобы что-то купить. Даже во время туристических поездок, потому что я никогда не ездила за пределы бывшего Советского Союза.

Список моих привилегий можно продлить до сотни, тогда как список моих стигм будет меньше десятка. Я осознаю это. И я не вижу в этом ничего плохого. У всех у нас есть то, чего нет у других, а значит у всех у нас есть привилегии перед другими.
В идеальном мире не должно быть привилегий, потому что в идеальном мире у всех людей равные возможности. И чем чаще какая-то вещь превращаться из привилегии в обыденность, тем выше становиться качество жизни большинства населения.
Именно так - чем чаще что-то перестает быть привилегией... не чем реже люди отказываются от своих привилегий.

В идеальном мире не должно быть голода. По данным на данный момент в мире голодает около 800 миллионов человек. Просто задумайтесь над этим - если вы сейчас не голодаете, а тем более, если вы никогда не голодаете, у вас есть привилегия, которой нет у такого огромного количества людей. И, скорее всего, это не ваша заслуга. Вы просто родились в нужном месте в нужное время. И это явно не ваша вина. Если вы откажетесь от еды, то есть, откажетесь от своей привилегии, сможете ли вы тем самым помочь этим голодающим людям? Я так не думаю. Зато вы сможете сломать свое здоровье, усложнить жизнь своим близким и возможно даже убить себя.

Иногда, во время некоторых обсессивно-компульсивных циклов, я начинаю стыдиться и бояться собственных привилегий. Мне кажется, что то, что у меня есть что-то, чего нет у других, даже у людей, которые в такие моменты кажутся мне "лучше" меня - очень неправильно. И поэтому я понимаю всех, кто так думает, хотя бы иногда. Понимаю, насколько мешающей и неприятной может быть подобная мысль и насколько она может казаться "правильной" даже если у нее нет логических обоснований.

Но отказ от привилегий - это тупик. Если быть последовательным в этом отказе, то вам придется отказаться слишком от многого. Например, начать голодать, передвигаться только на инвалидной коляске, не использовать русский язык пока вы в России, выбросить свои документы со всеми вытекающими последствиями, спать с представителями своего пола, сделать операцию по коррекции пола... ой, то есть, если вы цисгендерный, то тогда по смене.

Но даже тогда вы не сможете отказаться от всех привилегий, потому что отказываясь от одних привилегий зачастую приобретаешь другие. Например, будучи женщиной мне не надо служить в армии и я могу заплетать афрокосички, даже если они очень пестрые, и красить ногти ярким лаком, нанося на них узорчики. Но при этом мне недоступны многие вещи, доступные мужчинам - например мне было бы сложнее чего-то добиться в бизнесе или политике.
Если бы я была парнем, мои предпочтения бы не изменились. Вот только если бы я была парнем с рождения, то меня, вероятно, забрали бы в армию, что я не могла бы расценивать иначе, чем рабство. А если бы я сделала операцию по коррекции пола и после курсов гормонов выглядела бы как парень, то, вероятно, я бы получила по морде за яркие афрокосички и вызывающе накрашенные ногти.
В данном случае, если нет одних привилегий, неизменно появляются другие, видите?

Вы никогда полностью не сможете отказаться от своих привилегий. Ваше самоограничение никому не поможет, даже вашей совести, потому что вы будете знать, что это - обман. Более того, если вас действительно волнует судьба тех, у кого меньше привилегий, чем у вас, ограничивая себя вы только усложняете им жизнь.
Потому что добиться определенных вещей легче, когда у вас есть определенные привилегии. Например, если вам легче прийти к власти, вам легче принять законопроекты, защищающие права определенных групп людей. Если вы видите, вам легче продвигать и делать более доступными таблички с шрифтом брайля и пособия для незрячих.

Ваша привилегии - не помеха в борьбе за права тех, у кого их нет. Наоборот - в этом они вам помогут.
Это не значит что если у вас есть какие-то привелегии, а у другого человека их нет, вы ему чем-то обязаны. Это не значит что вы должны отстаивать его права. Более того, вы никогда не сможете защитить всех, у кого нет каких-то привелегий, которые есть у вас, потому что их слишком много. Но если вы хотите бороться, то ваши привилегии вам помогут.

Итак, вот какие две штуки важно помнить:
1) У вас есть привилегии, вне зависимости от того в России вы родились или нет. И привилегий у вас практически наверняка намного больше, чем стигм.
2) В том, что у вас есть привилегии, нет ничего плохого, постыдного или неправильного. Проблема не в вас, а в системе. Отказ от привилегий не поможет в борьбе с несправедливостью.

Значит ли это, что если у вас есть привилегии, вы не должны ничего делать?
Ну, вы должны хотя бы признать, что они у вас существуют.
А то странно будет общаться с иностранцем, не знающим русского языка на русском и требовать, чтобы в магазине он говорил нормально. Или винить за неуклюжесть и бестолковость старушку, которой самой из-за проблем со здоровьем сложно перейти улицу.

Если вы не признаете привилегий, вы тем самым затрудняете общения, создаете недоразумения а зачастую и попросту оскорбляете тех, у кого ваших привелегий нет. Вам бы не понравилось, если бы Девид Рокфеллер начал бы обзывать вас неудачником за то, что вы не унаследовали тех денег, которые унаследовал он, верно?

А теперь представьте другую ситуацию - наверняка есть вещи, которые Дэвид Рокфеллер, в силу своего образа жизни знает и которые вы не знаете. Например тонкости управления банком с отделениями в более ста стран мира. Вероятнее всего вы даже представить себе не можете, как именно управлять таким банком. А теперь представьте, что вы встречаетесь с Дэвидом, который считает то, что вы должны знать тонкости его работы чем-то само собой разумеющимся. Он не думает о том, что у вас другое образование, что вас никогда не интересовала банковская сфера, а даже если бы и интересовала, вероятнее всего вы бы не смогли занимать пост генирального директора банка, как он. Он говорит о тонкостях своей работы так, как будто вам, несомненно, все ясно, не разъясняет термины, не поясняет, какая в мире была ситуация, когда он открывал очередное отделение, не поясняет почему он поступил так, а не иначе, да еще спрашивает вашего мнения.
Если вы не можете ответить, он начинает говорить с вами мееедленно, как с маленьким ребенком, разжевывая вам самые очевидные истины.

Не очень приятная ситуация, и довольно абсурдная правда? Дэвид Рокфеллер вряд ли стал бы вести себя подобным образом, но если бы это произошло и если бы это случилось бы рядом с другими людьми из социального круга Рокфеллеров, которые к тому же еще совсем не понимали бы то, что вы говорите о своих денежных и повседневных проблемах (предположим, что у них не было такого опыта) вы бы оказались на месте среднестатистического представителя дискриминируемой группы. Вы не были бы виноваты в том, что ваши собеседники не понимают ваших проблем, а они не виноваты в том, что не понимают ваших. Ведь действительно, нет вины американского банкира в том, что его жизнь не похожа например на жизнь представителя среднего класса в России, верно?
Но вероятнее всего непонимающим казались бы вы. Потому что вы были бы в меньшинстве, окруженными людьми с другим опытом.

В этой среде вам бы пришлось бы разбираться в их языке и в их образе жизни. Точно также как если бы вы вдруг оказались бы среди жителей африканского племени - там бы вы тоже были бы в меньшинстве и не имели бы тех прав и привилегий, которые имеют представители данного племени в том обществе.

Меньшинство, чужаки и представители менее привилегированных групп практически всегда вынуждены учить "язык" большинства. Под языком я имею ввиду не только язык в буквальном смысле, а и обычаи, проблемы, быт, образ мысли. И, наоборот, как сказал Карл Дойч, один из самых известных политологов 20-го века: «Власть — это обстоятельство, которое не требует от того, кто ей обладает, учится чему-то дополнительно». В данном случае власть - синоним привилегий.

Аутичные люди вынуждены перенимать нормы нейротипичной культуры или хотя бы хоть немного изучать их. Гомосексуальные люди живут в мире гетеронормативности. Иммигранты вынуждены учить культуру и язык той страны, куда они приехали.
У тех, у кого есть привилегии в данных вопросах, нет необходимости учиться. Узнавать что-то о жизни маргинализированных групп и меньшинств или нет - их выбор.

Поэтому если вы хотите помочь тем, у кого нет тех привелегий, которые есть у вас, - учитесь. Если вы хотите помочь аутичным людям, постарайтесь узнать, как именно аутисты воспринимают мир и почему они ведут себя так, а не иначе. Если вы хотите помочь азиатским имигрантам, то постарайтесь узнать об их странах и о причинах трудовой миграции. Если вы хотите помочь ЛГБТ-людям, узнайте хотя бы с чем и за что они борются и почему для них важно то, за что они борются.
Это кажется очень просто, но на самом деле это не так. Вот к примеру однополые браки, которые недавно узаконили в США. Многие не понимают, почему они так важны для многих людей. Но ведь брак - это не просто символический союз. Это - юридический договор, право на совместное имущество и на совместное воспитание детей. Брак, например, значит, что в случае смерти вашего партнера все ваше совместно нажитое имущество не перейдет к дальним родственникам которые, возможно, ненавидели и вас, а вашего ребенка не отправят в детский дом. Такие ситуации бывают во многих гомосексуальных семьях еще и потому, что многие гомосексуальные люди имеют довольно сложные отношения со своими родственниками.
Я очень кратко рассмотрела вопрос брака, но даже это могло кому-то что-то прояснить. На самом деле у любой маргинализированной группы множество подобных вопросов, на которые стоит обратить внимание и посмотреть на них с другой стороны.

Узнавайте информацию от "первого лица", из статей и книг, написанных представителями маригинализированных групп, от них лично и из их личных историй. Потому что те, у кого есть привилегии не учат язык тех, у кого их нет, и поэтому их представления могут быть искажены.
Опровергайте предрассудки, если слышите их.

И вот еще что - не делаете поспешных выводов. Когда вы видете перед собой человека, не воспринимайте его как обязательно нейротипичного, гетеросексуального, цисгендерного, русского и православного. Не приписывайте ему любые другие качества. Не задавайте человеку вопросов, которые являются слишком личными и не универсальными.
 Например, не стоит спрашивать у незнакомой девушки, есть ли у нее парень, во-первых потому что это вряд ли поможет вам ее понять, а во-вторых у нее может быть девушка или она вполне может быть асексуалом-аромантиком. Не стоит спрашивать о патриотическом отношении к России - патриотизм может быть не свойственен данному человеку, и человек вообще может быть не русским, даже если у него славянская внешность.
Если другой человек говорит что-то, что кажется вам странным, не похожим на все, встречающееся вам раньше и, может даже немного наивным или бредовым не считайте что человек по определнию ничего не понимает. Очень часто я сталкиваюсь с таким отношением, когда говорю о своем, аутичном опыте. С подобным отношением довольно часто сталкиваются иностранцы, если их собеседники не знают, что они иностранцы. Если вы действительно хотите понять собеседника, задавайте конкретные вопросы, а не пытайтесь "задавать" его своей компетенцией.

Итак, вот как можно поступить с привилегиями, если вы действительно хотите помочь тем, у кого ваших привилегий нет:
1) Попытайтесь понять опыт тех, у кого нет ваших привилегий, обращайте внимание прежде всего на мнение этих людей в вопросах, касающихся их жизни. Постарайтесь развеять мифы, если слышите о них.
2) Не относитесь к человеку, о котором вы практически ничего не знаете, так, будто он принадлежит к вашей социальной группе, будто у него ваша сексуальная ориентация, гендерная идентичность, ваш нейротип, ваше образование, ваше семейное положение, ваша вера и т.п.