суббота, 10 октября 2015 г.

Российские ЛГБТ+ аутисты. История Кори Котовски

1) Как вы узнали о том, что вы аутист? Сколько лет вам тогда было? Что вы тогда думали об этом?
Я давно предполагал, что я аутист, потому что мой взгляд на мир сильно отличался и отличается от восприятия других людей. Мне очень трудно вступать в социальные взаимодействия, все мои чувства гораздо острее, чем в нейротипичной «норме», многие мои реакции кажутся другим людям появлением невоспитанности, хотя являются всего лишь следствием сенсорных перегрузок… об этом можно говорить очень долго. Точно я узнал, что я аутист, совсем недавно, несколько месяцев назад, в 20 лет. Я прошёл несколько тестов в интернете, получил высокие аутичные результаты, а впоследствии две психиатрини, у которых я изначально наблюдался в связи с депрессией, сказали, что у меня много аутичных черт, и с большой вероятностью я аутист. Они отметили также, что одной из причин моей депрессии могли быть попытки подавить мою аутичную сущность.

2) Расскажите о вашей сексуальной ориентации и гендерной идентичности.
Сейчас я определяю себя как пансексуального гендерквира. До этого много лет считал себя трансгендерным мужчиной, пока не осознал, что не хочу вешать на себя ярлык стереотипной токсичной маскулинности. В плане ориентации я всегда думал, что я гей, пока не влюбился в прекрасную девушку, с которой мы сейчас вместе. :)

3) Был ли у вас период, когда вы отрицали свою сексуальную ориентациюгендерную идентичность? И был ли у вас период, когда вы отрицали свою аутичность? Если да, то какой опыт был для вас более тяжелым?

Был очень долгий период отрицания гендерной идентичности. Мне всегда не нравилось моё тело, но я думал, что так происходит со всеми, и изо всех сил пытался сделать из себя стереотипную девушку. Ничего хорошего мне это не дало. Я до сих пор вспоминаю это время с содроганием. Аутичность я пытался подавлять неосознанно: пытался стать более социальным, заводить друзей (которые на самом деле никогда не считали меня другом), понимать, когда моя очередь говорить, контролировать свой голос и стимы, и все мои попытки с треском проваливались. Как только я осознал, что я действительно аутист, я стал гораздо свободнее, чем был раньше. Трансгендерный камин-аут тоже стал для меня большим шагом на пути к личной свободе. Не могу сказать, что было подавлять труднее – аутичность или трансгендерность; по-моему, это одинаково травматичный опыт.

4) Есть ли что-то в вашем опыте ЛГБТ+ аутиста то, что отличает его от опыта не аутичного представителя ЛГБТ сообщества? В сети очень много информации на ЛГБТ тематику, но практически ничего не говорится об ЛГБТ аутистах. Казалось ли вам, что многое из того, о чем вы читаете, не относится к вам. Были ли вопросы, которые волнуют вас но которые практически не рассматриваются, когда говорят о не аутичных ЛГБТ людях?
Мне кажется, путь ЛГБТ+ аутиста к принятию себя несколько труднее, чем для нейротипичного ЛГБТ+, потому что аутичный ЛГБТ+ человек имеет сразу две причины, чтобы считать себя «странным» и «ненормальным». Само ЛГБТ+ сообщество ненамного больше способно к пониманию и принятию, чем цисгетеро-большинство: среди ЛГБТ+ тоже хватает ксенофобов и эйблистов, хотя, казалось бы, люди, живущие с дискриминацией, должны терпимее относиться к людям из других маргинализированных групп. Большое количество ЛГБТ+ материалов направлено на «нормативных» ЛГБТ+: без инвалидностей (соматических, психических или когнитивны), подпадающих под современные стандарты красоты, принадлежащих к среднему классу, имеющих работу и так далее.

5) С чем вы чаще сталкивались, с эйблизмом или с гомофобией? Были ли какие-то случаи насилия или дискриминации по отношению к вам, связанные с тем, что вы ЛГБТ аутист?
Трудно сказать. В разных ситуациях по-разному. В школе хватало и той, и другой дискриминации, но, наверное, было больше эйблизма (потому что подавлять аутичность у меня получалось куда хуже, чем трансгендерность). У меня практически не было друзей и было полно врагов. И всё-таки больше всего надо мной издевались из-за того, как я себя вёл, чем из-за моей одежды и причёски.

6) Совершали ли вы камин-аут? Если да, то когда и как это произошло? Какова была реакция ваших знакомых?
Я совершил камин-аут перед мамой, и её реакция была просто ужасной. Прошло более полутора лет с момента камин-аута до того, как она наконец-то научилась обращаться ко мне в мужском роде. Перед «всем миром» я сделал камин-аут, написав письмо в проект «Дети-404». Там меня нашли дорогие мне люди, с которыми мы дружим до сих пор и стараемся друг друга поддерживать.

7) Что насчет аутичного камин-аута? Говорите ли вы своим знакомым о том, что вы аутист? Если да, то какой обычно бывает их реакция? С каким камин-аутом было больше проблем?
Когда я сказал маме, что я аутист, она ушла в отрицание и стала говорить, что никакого аутизма у меня нет, а я всё себе напридумывал, и вообще у меня «странная манера вешать на себя разные ярлыки». Моим друзьям я сообщил о том, что я аутист, на страницах ВК и на Фейсбуке, и получил много поддержки. Я всегда говорю новым людям, что я аутист, и пока что не получал на это негативных откликов; гораздо чаще я сталкиваюсь с их интересом и вопросами насчёт аутизма и моего аутичного опыта.

8) Что бы вы посоветовали родителям аутичных детей, которые узнали, что их дети принадлежат к ЛГБТ сообществу?
Я бы посоветовал им всегда помнить, что кем бы ни был их ребёнок, он – не ошибка, он прекрасен и уникален таким, какой он есть, и посоветовал бы им поддерживать его, несмотря ни на что.

9) Что бы вы посоветовали аутичным подросткам, которые только осознают свою гомосексуальность (бисексуальность, асексуальность и т.п., в зависимости от вашей собственной сексуальной ориентации) и/или аутичным трансгендерным подросткам? Есть ли что-то, что вы хотели бы сказать себе в более раннем возрасте по этому поводу?
Принадлежность к ЛГБТ+, как и аутизм, – не болезнь и не преступление. Это не делает человека ни хорошим, ни плохим. Только добавляет некоторые жизненные трудности и преимущества. Не стоит пытаться подавлять свою сущность, как аутичную, так и квир (в широком смысле слова). Принятие себя делает жизнь намного лучше и свободнее. И не надо ничего бояться. Мы живём один раз, и хорошо бы прожить эту жизнь в гармонии с собой и с миром. Это то, за что стоит бороться.