воскресенье, 23 февраля 2020 г.

Лина. Религия, феминизм и все остальное




Это не антирелигиозная статья.

Я родилась в православной семье. 
Помню, как в два годика меня учили креститься. Я думала, что это игра вроде ладушек. 
В каждой комнате стояли иконы, иногда мне рассказывали о боге, пробовали читать детскую Библию. Сначала я просто не понимала, о чем речь, и не верила в Бога просто по этой причине. В три года мое неверие стало более обоснованным, я видела — то, что люди говорят о Боге, не имеет пересечений с реальностью, но при этом довольно похоже на сказки. Я не любила сказки, потому что они неправдоподобны. Мне не нравились истории про Деда Мороза. Мне не нравился Бог. Для меня все это было явлениями одного порядка. 
Затем я придумала аргумент «если бы Бог существовал, люди видели бы его из самолетов». И, став чуть старше, ещё один — «сторонники любой религии думают, что именно их вера истинна; если бы я была верующей, то как мне выбрать религию без достаточных доказательств? Религия не нужна». К сожалению, сформулировать это словами у меня не получалось ещё очень долго, поэтому я спросила мать об этом только когда мне было около 7 лет. Выяснилось, что мать не считает только одну религию истинной и думает, что все религии говорят об одном и том же, с разной терминологией. Это только сильнее все запутывало. При таком подходе религии тем более не нужны. 
Я не отрицала возможность существования Бога. В конце концов, невозможно со стопроцентной уверенностью утверждать, что ты не спишь и мир вокруг не создан твоим сознанием — как при таком раскладе можно во что-то ВЕРИТЬ? Я просто считала, что вера в Бога глупа и бессмысленна. 
В подростковом возрасте мое мнение изменилось. ОК, какие-то люди верят в Бога, им так нравится и они не навязывают. Хорошо. Пусть верят. Но религии — зло, с которым нужно бороться. 
Затем я все же осознала, что это не моё дело и люди могут верить, во что захотят. Лишь бы не навязывали другим. Люди могут верить как захотят и во что захотят, совмещать свою религию с любыми безвредными идеологиями. Такой была моя позиция больше десяти лет назад, такова она и сейчас. 

Но, предположим, я бы не изменила мнение и продолжала бы считать любую веру и любую религию абсолютным злом. Что тогда?
Тогда я бы ещё сильнее была уверена в том, что люди должны совмещать свою религию с феминизмом, защитой ЛГБТ, и прочими подобными вещами, несмотря на то, кто и что написал тысячи лет назад. 
Просто потому что я понимаю, что вера — это серьезно. Религия — это серьезно. Настоящему верующему отказаться от своей веры очень и очень тяжело. Это возможно. Но это долгий, сложный и болезненный процесс. И если верующей женщине придётся выбирать между верой и феминизмом... Что ж, помучаться лет пятьдесят — не так страшно, как вечно гореть в аду. Выводы очевидны. 

Это не мои взгляды. Я совершенно искренне считаю, что люди могут придерживаться любой религии и трактовать любые священные писания так, как им захочется, и я воспринимаю это абсолютно спокойно. Но даже если бы я до сих пор ненавидела религию, я поступала бы так же. Потому что помощь людям из уязвимых групп первостепенна. Не выяснения, какая феминистка более правильная. Не споры о том, где, когда и кого убил представитель определенной религии в далекой стране. 
Люди. 
На первом месте — живые люди. 
И если им нужна вера — так тому и быть.