воскресенье, 28 апреля 2019 г.

Специальный пост к Месяцу информирования о насилии над детьми и о способах предотвращения этого насилия: книжные рецензии

Источник: The Youth Right Blog
Автор: Кейтлин Николь О’Нил


Апрель в США - Государственный месяц информирования о насилии над детьми и о способах предотвращения этого насилия. Его учредил по совету конгресса президент Рональд Рейган в 1983 году. Я решила, что лично я отмечу этот месяц тем, что прочту несколько серьезных книг на тему прав молодежи, а после этого напишу о них отзывы в своем блоге о правах молодежи The Youth Rights Blog. Поскольку сейчас я не только делаю посты об освобождении молодежи в этом блоге, а ещё и пишу книгу на эту тему, я решила, что исследование и анализ проблемы жестокого обращения с детьми и/или игнорирования их потребностей с точки зрения радикального освобождения молодежи поможет более чётко осознать как повестку освобождения молодежи, так и такие проблемы как насилия над детьми и игнорирование их нужд.

Почти все считают важными проблемы насилия над над детьми и игнорирования их нужд, примерно так же, как практически все считают важными проблемами убийства, изнасилования, физическое насилие, бедность, стихийные бедствия и невежество. И почти все делают хоть что-то, чтобы бороться с этими проблемами - хотя бы говорят о них. Возможно, именно поэтому сторонники освобождения молодежи не так часто используют выражений вроде «насилии над детьми» или «игнорирование нужд детей» и вместо этого, когда речь заходит об опасном поведении по отношению к детям со стороны взрослых, используют выражения вроде «угнетение молодежи». Сторонники освобождения молодежи считают важным заметить, что проблемными являются не только самые вопиющие случаи физического, сексуального и психологического насилия над детьми, которые считают проблемой подавляющее большинство. Нам важно отметить, что проблематизировать надо и более распространённые  и на первый взгляд мягкие формы насилия, которые воспринимаются как данность и регулярно совершаются из-за того, что взрослые имеют неограниченную власть над детьми, которой они и злоупотребляют. Кроме того, сторонники освобождения молодежи не склонны рассматривать случаи пренебрежения детьми и насилия над детьми как некие из ряда вон выходящие случаи, когда какие-то особо плохие взрослые совершают преступления по отношению к молодым людям. Вместо этого, сторонники освобождения молодежи склонны считать, что большая часть насильственного отношения к детям находится в том же спектре преступлений, что и убийства детей, изнасилование детей и жестокие избиения. Да, упомянутые в конце списка вопиющие преступления находятся на самом мрачном крае этого спектра, но это не отменяет тот факт, что существует целый континуум насильственных действий, включающий в себя многие распространённые практики, которые считаются приемлемыми для «воспитания» и «контроля» над молодыми людьми. Наконец, сторонники освобождения молодежи рассматривают все формы насилия над детьми, игнорирования потребностей детей и злоупотребления властью со стороны взрослых как значительную часть современной социальной, культурной, законодательной, политической и экономической системы, в которой «родительские права» и другие права, дающие опекунам и другим взрослым  неограниченную власть над детьми, считаются чуть ли не естественными правами этих взрослых, при том что самих молодых людей в рамках этой системы считается совершенно нормально лишать базовых прав, автономии и достоинства. В рамках этой системы молодые люди постоянно находятся в положении дискриминируемой и полностью обьективизируемой группы. Так что, рассматривая вопрос насилия по отношению к детям в контексте освобождения молодежи, надо принимать во внимание не только вопиющие случаи насилия, совершенные против конкретных молодых людей конкретными взрослыми, а и не забывать о самой системе объективизации и угнетения детей, в которой их фактически рассматривают как собственность. Дети постоянно находятся в уязвимом положении - частично из-за систематического бесправия на институциональном и социальном уровне.


Но все же, после всего сказанного хочу заметить, что, как мне кажется, у сторонников освобождения молодежи в некоторых ситуациях появится некое преимущество, если они будут используют дискурс «насилия над детьми» и «игнорирования потребностей  детей». Это может быть полезно в некоторых контекстах, в разговорах о некоторых видах насилия. Прежде всего, это позволяет нам хоть как-то говорить на одном языке с теми, кто в каких-то вопросах могли бы стать нашими союзниками, а также с теми, кто может быть нашими союзниками в более общем плане. Говоря о преступлениях против детей, использовать типичный дискурс о «насилии над детьми» выгодно еще и потому, что это четко дает понять, что упомянутое нами отношение к молодежи является неприемлемым, это все равно что практически заявить: “Нельзя так относится к молодым людям. Это аморально. Дети и подростки ничего подобного не заслужили”. Также это позволяет нам взаимодействовать с достойными людьми, которые уже занимаются защитой прав детей и вопросами их социального благополучия.

***

Первая книга, которую я читала о насилии над детьми в этом апреле, - это книга доктора Дайаны Принц Каллин «Последний бастион: жестокое обращение с детьми и пренебрежение детьми в системе американских школ». Основной тезис этой книги заключается в том, что эмоциональное, физическое, сексуальное и образовательное насилие и пренебрежение к ученикам в американских школах является серьезной, но в значительной степени замалчиваемой социальной проблемой с далеко идущими последствиями, и что культура молчания и безответственности, царящая в школах, в сочетании с круговой порукой учителей и другого школьного персонала и их нежеланием “порочить профессию” приводит к тому, что благополучие учеников задвигают на задний план, и у учеников нет практически никакой возможности защититься от насилия. И я однозначно поддерживаю эти утверждения.

Тем не менее, эта книга не предлагает каких-либо внятных решений или даже вдумчивого анализа ситуации и читается, скорее как гневная тирада, чем как продуманный анализ социальной проблемы школьного насилия или как книга советов для учеников, родителей и кого-либо еще, кто имеет дело с насилием внутри школьной системы. Многие примеры приведены без указания источников, многие довольно смелые заявления сделаны без указания каких-либо данных, которые можно было проверить или без указаний каких-либо подробностей. К сожалению, эта книга не является хорошо написанным серьезным академическим трудом. К сожалению - потому что описываемая в ней проблема является весьма серьезной, требующей вдумчивого анализа, подкрепленного фактами и статистикой, а также выработки действенных  решений как для людей, сталкивающихся с этой проблемой на личном уровне, так и для общества в целом. К сожалению, эта книга не очень-то помогает решить подобные вопросы.

Но мне понравилось, что в ней прямо заявляется, что многие вещи, которые в рамках американской школьной двенадцатилетки считаются “дисциплинированием” или “школьной политикой”, фактически являются абьюзом (то есть, насилием при явном злоупотреблении властью). Таким образом, речь идет как о насилии над детьми в общепринятом понимании этого явления, так и о злоупотреблении властью, о котором мы думаем когда, например, говорим о полицейском насилии. В явной анти-молодежной культуре, в которой слишком много взрослых поддерживают такие идеи, как “подросткам нужна жесткая дисциплина” и “научим молодежь соблюдать правила”, многие люди еще не готовы принять, что существует угнетение молодежи, они не готовы начать с ним бороться, и именно поэтому использование риторики “насилия над детьми” может заставить их понять, что поведение многих школьных работников следует рассматривать как преступления.

Когда мы, сторонники освобождения молодежи, слышим о том, что школьная политика приводит к тому, что девушки портят свою одежду из-за менструальной крови, потому что в школе редко выпускают в туалет, мы должны называть это “насилием над детьми”. Когда мы слышим о том, что детей в школах подвергают телесным наказаниям, мы должны называть это “насилием над детьми”. Когда мы слышим о том, что учителя унижают и дегуманизируют учеников, мы должны называть это “насилием над детьми”. Мы должны ясно демонстрировать, насколько насильственной является обстановка во многих школах, и говорить о культуре замалчивания, которая заставляет даже  хороших преподавателей закрывать глаза на происходящее, чтобы сохранить рабочие места. Стремление к “школьной дисциплине” привело к тому, что многие американские общеобразовательные школы превратились в бастионы насилия, и среди работников сферы образования действительно существует круговая порука наподобие той, что существует внутри полиции. Мне бы хотелось, чтобы в книге Каллина были предложены более конкретные советы для учеников, родителей и хороших учителей, которые хотят бороться с этой проблемой. Потому что нам действительно необходимы хорошие ресурсы для решения этих вопросов.

***

Второй книгой о насилии над детьми, которую я прочла в апреле, оказалась книга Доктора Лоуренса Р. Риччи: «Что произошло в лесном сарае: Тайны жизни избитых детей и новая профессия по их защите». Мне, как читателю, эта книга показалась явно приятнее предыдущей. Это была хорошо проработанная, хорошо написанная книга на очень тяжелую но важную тему. Книга посвящена новой медицинской профессии - то есть, работе экспертов, которые специализируются на детях, ставших жертвами насилия. Риччи пишет: «Своеобразное место преступления, которым является тело ребенка, подвергшегося насилию и пренебрежению, благодаря тщательному медицинскому анализу может точно привести нас к ответу на вопрос, что же произошло, иногда - к преступнику, и, что наиболее важно, объяснить нам причину произошедшего”. Подобные заявления вполне обоснованы, если мы говорим о подвергшихся насилию младенцах, но чем взрослее становятся дети, тем проблематичнее является эта формулировка. Когда молодой человек четко заявляет, что находится в среде, в которой он подвергается физическому, сексуальному или эмоциональному насилию, то это не история для сериала о медэкспертах. У самого молодого человека должна быть возможность пойти в безопасное и охраняемое место, и в самом лучшем случае найти ту среду, где он будет по-настоящему любим.  Судам могут быть нужны вещественные доказательствах для наказания злоупотребляющих властью взрослых, но подходящие следы на теле в подходящих местах не должны быть необходимым условием для того, чтобы молодой человек мог выйти из авторитарной и насильственной среды.

В своей книге Риччи обратил внимание на один важный момент: социальные службы по работе с детьми ставят своей главной целью сохранение семьи, и это может привести к трагическим последствиям, ведь довольно часто случается так, что сохранение семьи ставится выше вопросов безопасности ребенка. Это один из примеров того, как концепция “родительских прав” в корне отравляет практически все  аспекты существующей системы по защите детей.

Возможно, самая интересная глава книги Риччи посвящена делегированному синдрому Мюнхаузенна. Это состояние приводит к довольно странным случаям насилия над детьми, которое основано на том, как в нашем обществе принято воспринимать вопросы детства, материнства, опекунства и инвалидности. Важную роль играют и врачи, которые концентрируют свое внимание на родителях, вместо того чтобы прежде всего обращать внимание на проблемы пациента-ребенка. Делегированный синдром Мюнхгаузена - довольно редкое и необычное патологическое состояние, но его корни уходят в эйблизм и эйджизм, который широко распространен не только в медицинской среде, но и повсюду в нашем обществе. Увы, эти многочисленные социальные причины были изучены не так хорошо, как бы мне хотелось, но в книге все равно приводится несколько важных примеров данного явления.

Итак, в завершении этого поста хочу заметить, что если вы интересуетесь педиатрией и преступлениями по отношению к детям, то книга Риччи стоит того, чтобы потратить на нее свое время. Я рада, что смогла ее прочитать. Благодаря ей я узнала довольно много нового. У книги Кейлин неплохой потенциал с точки зрения затронутой проблемы, но в ней нет необходимых аргументов и доказательств. Если вы знаете какие-либо книги о насилии над детьми или о пренебрежении потребностями детей, которые кажутся вам достойными внимания, пожалуйста напишите о них в комментариях чтобы я могла их изучить. Спасибо за внимание.
________
На русский язык переведено специально для проектов Антиэйджизм и Пересечения.