воскресенье, 31 марта 2019 г.

СНГ и интерсекциональность

Источник: pretty eerie



Почему в странах СНГ не любят интерсекциональный феминизм? Причем не любят не только очевидные идеологические противники типа альт-райтов, но и, казалось бы, «свои» - феминистки других направлений?
Одна из гипотез: интерсекциональный феминизм пришел в Постсовок без минимальной адаптации к его реалиям. И остался таким вот достаточно андерграундным движением для молодежи из миддл-ап класса с уровнем английского выше среднего.
Что нужно интерсекциональному феминизму в СНГ, чтобы он не выглядел как нелепая калька с работы западных активист_ок?
  1. Осознать наконец, что контексты США и России – абсолютно разные. Россия, как бы она ни старалась, не лидирующая по всем фронтам страна, русский язык не считается международным, труды российских ученых из области social studies вообще не особо котируются во всем остальном мире, кроме СНГ, фильмы и книги на русском языке крайне редко становятся культурным мейнстримом, и на майках из масс-маркетов печатают не «Сыктывкар», а «Нью-Йорк». Что из этого следует? Например, то, что российская и снгшная культура – не титульная культура в мире, а значит, очень любимый интерсекциональным феминизмом вопрос культурной апроприации в пост-СССР будет стоять совершенно иначе. Предки подавляющего большинства жителей СССР никогда не угнетали черных и индейцев – а значит, ношение кем-то из СНГ дредлоков или футболок с рисунками коренных американцев будет концептуально иным культурным явлением, сильно отличным от дредлоков и тех же футболок на современном гражданине США. А еще я предлагаю задуматься о русофобии на Западе и об апроприации уже элементов НАШИХ культур.
2. В РФ не было такого расизма, как в США. Да, страны бывшего СССР ксенофобны и полны предрассудков по поводу некоторых рас и национальностей, но здесь стоит не просто переводить статьи про черных, коренных американцев и других интересных людей – а вспомнить именно о характерных для среднего жителя СНГ расистских и националистских идеях. Вспомнить о мигрант_ках с Ближнего Востока, казахах, татарах, представителях малых народов, евреях. О дискриминации этих людей можно много говорить, и истории этой дискриминации будут совершенно иными, чем истории черных в США. И, главное, это все не менее печально, глубоко и интересно, чем угнетение people of color в США и Европе.

3. Главный конфликт в России – не расовый, а классовый. Крепостные крестьяне были в большинстве вполне себе белыми и русскими. Рефлексии классовых привилегий и борьбе с вопиющим классизмом, тотальной бедностью (в том числе и женской, и бедностью транс*людей) и беспределом работодателей уделяется очень мало внимания, когда это все — очень злободневные и очень серьезные проблемы среднестатистической жительницы СНГ.


4. Для пост-СССР характерны дополнительные оси угнетения. Серьезным поводом для дискриминации на всех уровнях, включая государственный, могут стать оппозиционные взгляды человека. Об этом не пишут активистки из США и большей части стран Западной Европы, потому что там такой проблемы давно нет. А у нас она есть. И преследование женщин-оппозиционерок – важная проблема интерсекционального феминизма в пост-СССР. Еще пример исключительно постсоветских дихотомий «угнетен-привилегирован»: «родился в провинции – родился в Москве или в Питере», «атеист или не православный – православный».


5. Языковые тонкости: слово «квир» для жителей СНГ никогда не значило ничего плохого, потому что пришло в дискурс уже после реклейминга (то есть, когда этот термин уже перестал активно использоваться как оскорбление в англоязычных странах и приобрел нейтральное значение). А еще термин «квир» может быть выгодным прикрытием для ЛГБТК+ инициатив – свои поймут, а противники могут обойти стороной, потому что это слово им не знакомо, в отличие от известной аббревиатуры.


6. Россиянам стоит рефлексировать свое отношение к маленьким и небогатым соседним странам, жители которых обычно рассматривают Россию как выгодную альтернативу для учебы, работы и просто жизни. У России не было таких имперских амбиций, как у Британской империи, и нет сейчас такого же влияния на мировую культуру, как у США, но для соседних стран СНГ Россия тоже может выступать агрессором.
В общем, весь этот пост сводится к одному: нужно больше думать о контексте и адаптировать, а не копировать. Так победим, сестрюни!